Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Была глубокая ночь, снаружи завывал холодный ветер, но Цинь Юй был так возбуждён, что всё его тело будто горело.

«Дедушка Лянь, расскажи, пожалуйста, как мне практиковать боевые искусства. Я хочу этого. Я непременно стану Шансянем. Даже если вдруг я не смогу стать Шансянем, я точно стану экспертом уровня Сяньтянь!» — глаза Цинь Юя излучали несгибаемую решимость.

Цинь Юй начал прокручивать в голове различные варианты развития событий. Он даже смог представить, как отец смотрит на него с одобрением в глазах.

Чего он на самом деле хотел добиться, так это отцовской любви. Отцовская похвала, отцовская улыбка, даже его недовольство – что угодно позволило бы Цинь Юю снова ощутить, что эта любовь существует. Единственное, чего он желал, это любовь отца.

И сейчас он нашёл способ вернуть потерянную отцовскую любовь – усердно заниматься боевыми искусствами, как его брат Цинь Фэн, стать могущественным и доблестным воином, или даже… преодолеть границы смертных и стать Шансянем.

Цинь Юй выжидающе посмотрел на Лянь Яня.

«Сяо Юй, — Лянь Янь не знал, как поступить. Похоже, ему не оставалось ничего другого, кроме как сказать правду, — Если ты хочешь стать экспертом уровня Сяньтянь, то ты должен практиковать внутренние техники. Внутренние техники позволяют пробиться через барьер между Хоутянем и Сяньтянем. Но твой даньтянь с рождения не способен накапливать внутреннюю энергию, как ты собираешься практиковать внутренние техники? И как ты станешь Сяньтянем

«Мой даньтянь, конечно, представляет собой проблему, но люди вроде дядюшки Вана говорили мне, что в мире существуют бесчисленные разновидности внутренних техник. Возможно, я смогу практиковать одну из них. Даже если такой не найдётся, есть же ещё и внешние техники, верно? Так или иначе, я непременно стану экспертом уровня Сяньтянь

Он абсолютно не мог смириться с мыслью, что не сможет стать экспертом.

Поскольку… чистым сердцем 8-летнего мальчика целиком завладела мысль, что лишь так он сможет вернуть отцовское расположение.

«Внешние техники? Это всего лишь разные упражнения для непрерывной тренировки тела, чтобы стать сильнее и быстрее. Это не очень популярный путь. На сегодняшний день из всех людей, даже с рождения обладающих огромной физической силой, ни у одного не получилось тренировками и внешними техниками стать Сяньтянем. Человек, опирающийся лишь на внешние техники, чтобы укреплять своё тело, фактически не может достичь уровня Сяньтянь». Не желая, чтобы Цинь Юй понапрасну тратил силы и время, Лянь Янь решил быть предельно откровенным.

«Ни у одного? Неужели нет никакой надежды?» — Цинь Юй застыл. Его лицо мгновенно побледнело.

Последняя надежда была разрушена. Он ощутил, как его сердце превращается в кусок льда.

Увидев побледневшего Цинь Юя, Лянь Янь почувствовал укол в сердце: «Ах, он всё ещё ребёнок!»

Он быстро сказал: «Сяо Юй, на самом деле, внешние техники тоже являются очень грозным оружием. Они в основном фокусируются на силе мышц, которая расходуется куда экономнее внутренней энергии. Более того…» Чтобы отвлечь и утешить мальчика, Лянь Янь спешно обдумывал достоинства внешних техник. После его слов, в глазах Цинь Юя затеплился огонёк.

«Более того, внешние техники, возможно, и сложно практиковать, но в конечном итоге тело – это основа человека. В Корпусе Яростных Тигров есть человек, который от природы обладает чудовищной силой. Он занимается исключительно внешними техниками и может одной рукой поднять каменный блок весом 800 цзинь».

Прим. W: 1 цзинь = 0,5 кг

«800 цзинь? Одной рукой?» Надежда снова зажглась в сердце Цинь Юя. Несложно себе представить, как человек с такой силой, вооружённый огромным топором, косит врагов на поле боя, как переспелую пшеницу.

«Да, 800 цзинь. Одной рукой он может поднять каменный блок весом 800 цзинь. В бою он использует односторонний медный палаш. На поле боя даже Сяньтяни не могли похвастать такой воинской доблестью, как этот воин. Каждый взмах его сабли стоил жизни десятку врагов», — Лянь Янь продолжал увлечённо рассказывать о достоинствах внешних техник.

В заключение, он констатировал: «Никто из тех, кто практиковал внешние техники, так и не стал Сяньтянем, но если ты сможешь достигнуть пика уровня Хоутянь и выжмешь из своего тела всё, на что оно способно, то твоя боевая мощь, несомненно, будет огромна. Ты будешь не намного слабее экспертов уровня Сяньтянь».

Глядя на прояснившееся лицо Цинь Юя, Лянь Янь незаметно вздохнул с облегчением. Вряд ли он смог бы присматривать за Цинь Юем, если бы не знал так хорошо его характер.

«Может ли человек, занимающийся внешними техниками и достигший пика уровня Хоутянь, соперничать по силе с экспертами уровня Сяньтянь?» — ещё раз уточнил Цинь Юй.

Лянь Янь торжественно кивнул несколько раз подряд. Раз уж дошло до такого, как он мог не подтвердить? Если бы он ответил отрицательно, то Цинь Юй бы окончательно пал духом.

«Дедушка Лянь, ты сказал, что никто ещё не достигал уровня Сяньтянь, практикуя лишь внешние техники?» — спросил Цинь Юй. Лянь Янь осторожно кивнул, однако Цинь Юй, вопреки ожиданиям, преисполнился энтузиазма. Он сжал кулаки и сказал: «Очень хорошо. Раз никто не смог этого сделать, то я непременно буду первым!»

Лянь Янь поражённо застыл.

«Если никому это не удалось, это ещё не значит, что это невозможно. Я верю в себя!» — в глазах Цинь Юя горел яростный огонь.

Лянь Янь вымученно улыбнулся.

Внешние техники?

Практиковать их невообразимо сложнее, чем внутренние. Внешние техники сосредоточены на тренировках тела. Если человек хочет достичь максимума физических возможностей, то ему придётся прибегнуть к самым различным тренировкам, в ходе которых его тело, вне всяких сомнений, будет проходить через бесчисленные трансформации. Это не та боль, которую может выдержать обычный человек.

Как мог Лянь Янь так легко обречь Цинь Юя на такие страдания?

«Сяо Юй, практиковать серьёзные внешние техники очень болезненно, это куда страшнее, чем даже получать по 100 плетей в день. Ты сын Принца-покорителя Востока, тебе никто не угрожает, нет нужды подвергать себя таким пыткам», — начал увещевать Лянь Янь. Он действительно не мог смириться с тем, чтобы такой маленький мальчик страдал.

Цинь Юй медленно покачал головой.

«Нет!» — он произнёс лишь одно слово, отсекающее всякую возможность для дальнейшего обсуждения.

Лянь Янь не знал, что делать. Он подумал: «Почему в клане Цинь все такие? Без разницы, какими они кажутся со стороны, в основе их характера всегда лежит бесконечная решимость. Ни один из них не свернёт с полпути, когда цель окончательно определена. Его отец всегда был таким. А теперь и Цинь Юй».

Цинь Юй внезапно улыбнулся. Он знал, что дедушка Лянь переживает за него.

«Не волнуйся, дедушка Лянь. Возможно, есть всё  же какие-то внутренние техники, которые я смогу практиковать. Пожалуйста, найди мне несколько на пробу. Только если выяснится, что я действительно не могу практиковать внутренние техники, я займусь внешними, — Цинь Юй подошёл к Лянь Яню, обнял его за плечи и продолжил, — Но даже в этом случае, здесь, в поместье живёт один из лучших врачей, плюс здесь есть множество экспертов и чудодейственные горячие источники. О чём тут можно волноваться?»

Лянь Янь погладил его по голове. На лице старика появилась слабая добрая улыбка.

Конечно, он знал, что Цинь Юй не хочет заставлять его волноваться.

«Хорошо, Сяо Юй, тебе следует пойти поспать. Оставь это на меня», — произнёс Лянь Янь.

Но Цинь Юй неожиданно поднял голову и сказал: «Дедушка Лянь, ещё, пожалуйста, найди мне эксперта, который практикует внешние техники. Думаю, лучше этим заниматься под присмотром инструктора».

«Не беспокойся, дедушка знает», — смеясь, ответил Лянь Янь. Цинь Юй тоже засмеялся и нежно чмокнул его в щёку. Затем он ринулся к выходу, прокричав напоследок: «Спокойной ночи, дедушка Лянь. Я тоже пойду спать!»

К тому моменту, когда его голос затих, его уже и след простыл.

Лянь Янь немедленно достал кисть и бумагу и начал писать письмо…

******

Цинь Дэ стоял в рабочем кабинете своего дворца в городе Янь.

Он поднял голову и посмотрел в окно, за которым начало светать.

В комнату вошёл одетый в чёрное мудрец – это был Сюй Юань. Держа в руке письмо, он приблизился к Цинь Дэ и сказал с улыбкой: «Ваше Высочество, дядюшка Лянь прислал с голубем письмо. Оно касается Сяо Юя. Вы должны взглянуть».

Цинь Дэ принял письмо и быстро пробежал его глазами. По мере прочтения на его лице возникло сложное выражение. Время шло, а он всё так же стоял, держа письмо в руке.

«Ваше Высочество…» — Сюй Юань, наконец, тихо позвал его, и Цинь Дэ очнулся. Из его ладони вырвался поток внутренней энергии в виде языка пламени и мгновенно оставил от письма лишь пепел. После этого, сохраняя мрачное выражение лица, он холодно произнёс: «Сюй Юань, собери все секретные книги с описанием внутренних и внешних техник во дворце, сделай копии каждой из них и отправь эти копии в Туманный Особняк».

Сюй Юань оторопел. Он знал, что Цинь Юй не может практиковать внутренние техники. Также он знал и то, насколько ценными были эти секретные книги с описанием внутренних техник. Даже в сравнении с коллекцией секретных книг Имперского дворца династии Чу секретные книги клана Цинь были намного более ценными.

Разве не бессмысленно давать такое количество секретных книг Цинь Юю, который не способен использовать внутреннюю энергию?

«Ваше Высочество, вы имеете в виду все? Даже с описанием «Древнего драконьего искусства»? Но Сяо Юй… Он же не может практиковать внутренние техники…» — переспросил Сюй Юань.

«Ты не слышал, что я только что сказал?» — холодно посмотрел на него Цинь Дэ. Сюй Юань кивнул и замолчал. Он видел, что Цинь Дэ что-то гнетёт, и мог понять его настроение в данный момент.

«Кроме того, — Цинь Дэ вздохнул, — Юй-еру нужны эксперты по внешним техникам, да? Приведи всех трёх экспертов по внешним техникам из Корпуса Яростных Тигров. Также разыщи всех таких экспертов в трёх провинциях Восточного региона и возьми их с собой».

«Есть!» — откликнулся Сюй Юань.

Цинь Дэ сделал паузу, затем неожиданно добавил: «Сюй Юань, отправь в Бескрайнюю Глушь приказ генералу Чжао Юньсину прибыть в Туманный Особняк. Если Юй-ер выберет его в качестве учителя, то он останется в поместье на год».

«Генерал Чжао Юньсин?» — ошарашенно переспросил Сюй Юань.

Цинь Дэ кивнул и направился к выходу из кабинета. Сюй Юань неожиданно сказал ему вдогонку: «Ваше Высочество, возвратившись в город Янь в этот раз, почему вы не заглянули в Туманный Особняк навестить Сяо Юя? Последний раз вы виделись с ним больше года назад. Не стоит ли нам втиснуть один день в наши планы для поездки?»

Цинь Дэ слегка замешкался, затем ровно ответил: «Нет нужды». После чего без дальнейшего промедления покинул кабинет. Сюй Юань проследил за ним глазами, покачал головой и вздохнул: «Неужели все в клане Цинь такие? Упрямые до мозга костей. Из-за принесённой когда-то клятвы даже любовь между отцом и сыном может быть отброшена?»

Сюй Юань снова вздохнул и покинул комнату, оставив за собой лишь горку пепла от сгоревшего письма.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!