Menu Close

Глава 15 : Мир Сючжэнь, часть 2

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Цинь Дэ сидел у окна с чашкой чая в руках и всматривался вдаль.

«Сюй Юань, этот Шангуань Хун тоже уже прибыл, не так ли?» — наконец, медленно произнёс он.

Стоявший в тени за спиной Принца Сюй Юань кивнул и сказал: «Если верить донесениям, Принц-покоритель Севера, Шангуань Хун уже прибыл. Переговоры уже завтра, так что, зная его пронырливость, неудивительно, что он прибыл на день раньше».

Сюй Юань немного подумал и внезапно спросил: «Ваше Высочество, до начала нашей великой кампании ещё три года, почему вы решили так внезапно увидеться с Шангуань Хуном?»

Сюй Юань также знал, что Принц-покоритель Юга из клана Му абсолютно предан императорской семье Сян и будет поддерживать её до последнего вздоха. Принц-покоритель Востока не имел ни шанса убедить его перейти на свою сторону. Попробовать убедить можно было только Принца-покорителя Севера, который не поддерживал ни одну из сторон. Поэтому Цинь Дэ и устроил эти переговоры с кланом Шангуань.

Цинь Дэ отставил чашку и едва заметно улыбнулся: «Сюй Юань, что ещё нам остаётся? Сегодня главу секретной службы клана Сянь в Восточных провинциях отстранили. Вместо него был назначен Чжэнь Сюй».

«Чжэнь Сюй!» — в памяти Сюй Юаня тут же всплыл этот жуткий взгляд холодных глаз.

«Да, он самый. Уровень компетентности прошлого главы мне был хорошо известен. Он бы точно не смог обнаружить ни единой зацепки касательно настоящей силы нашей армии. Но этот Чжэнь Сюй не настолько бесполезный. По моей оценке, ему понадобится полгода, не больше, чтобы узнать, каким количеством войск на самом деле обладают три Восточных провинции», — медленно проговорил Цинь Дэ.

Сюй Юань был очень умён, так что он мгновенно уловил, к чему клонит Цинь Дэ.

«Ваше Высочество, тогда в этих переговорах вашим козырем будет…» — Сюй Юань восхищённо посмотрел на Принца.

«Да, всё именно так, — улыбка на лице Цинь Дэ стала шире, — По реакции Шангуань Хуна после этой встречи я пойму, чью сторону он собирается принять. Конечно, доверять ему я не собираюсь даже в том случае, если это будем мы».

Сюй Юань кивнул и сказал: «Для нас удовлетворительным результатом будет, даже если Шангуань Хун решит сохранять нейтралитет».

После этого Сюй Юань улыбнулся и протянул Цинь Дэ письмо: «Ваше Высочество, у меня для вас ещё новости, на этот раз хорошие».

«Да?» — Цинь Дэ принял письмо. Пробежав глазами послание, он просветлел и радостно засмеялся: «Юй-ер преподнёс мне роскошный подарок. Такой огромный слиток Сянь-класса, да ещё и высшего грейда! Из него можно будет выковать множество клинков лучшего качества. Это действительно хорошие новости».

Это было письмо от Лянь Яня. Он также отправил письма для Цинь Фэна и Цинь Чжэна, которые сразу после этого отправились в поместье Принца. Однако Цинь Дэ не смог вернуться, ему помешали важные дела. Так что он просто не мог знать, что багровый кристалл был определённо не слитком руды Сянь-класса, а кое-чем куда более ценным.

«Чудесно, чудесно, надо будет по-королевски вознаградить Юй-ера по возвращении, — Цинь Дэ был несказанно рад, — Сюй Юань, ты должен как следует подготовить всё к завтрашнему событию. Ошибка в этом деле недопустима».

«Да, Ваше Высочество, позвольте откланяться!» — Сюй Юань почтительно сложил руки и вышел из комнаты.

Цинь Дэ снова взглянул на письмо. На его лице возникла слабая улыбка – улыбка любящего отца.

****

Город Янь, секретная кузня Фэн Юйцзы в поместье Принца-покорителя Востока.

Крыша секретного помещения была выполнена в виде купола, а пол был квадратным, воплощая в архитектуре распространённые представления людей о мире*. В центре комнаты располагался позолоченный символ Восьми Триграмм**. По линиям узора там и тут пробегали сполохи света, а поднимающийся поток воздуха естественным образом расходился от символа по всей комнате. За пределами символа располагались три циновки. На центральной сейчас сидел Фэн Юйцзы, а Цинь Юй уселся на мат сбоку.

Прим. W: В Древнем Китае считали, что земля неподвижная и плоская, а небо – круглое и постоянно в движении. Отсюда и родилась поговорка о круглых небесах и квадратной (плоской) земной тверди.

Прим. W: широко известный символ, выглядит примерно вот так.

«Туда!» — Фэн Юйцзы повёл рукой, и слиток Огненного Железа полетел вперёд. Когда он замер в центре узора Восьми Триграмм, Фэн Юйцзы перестал поддерживать его внутренней энергией. Тем не менее, слиток неожиданно остался висеть в воздухе над символом Восьми Триграмм, будто поддерживаемый некоей скрытой в позолоченном узоре силой.

Глядя на происходящее круглыми от удивления глазами, Цинь Юй ещё больше захотел узнать о чудесном мире Шансяней.

Летающие мечи, сючжэнисты, Цзиньдань, пламя Самадхи, теперь ещё и эти волшебные Восемь Триграмм перед его глазами…

Все эти вещи раз за разом подогревали любопытство юноши, заставляя его гадать, что же на самом деле из себя представляет мир Шансяней.

«Сяо Юй, этот кристалл нашёл ты, так что он, естественно, принадлежит только тебе. Могу ли я… взять небольшую его часть, размером примерно с кулак?» — Фэн Юйцзы явно чувствовал себя не в своей тарелке. Ему, Шансяню, было очень стыдно выпрашивать кусочек сокровища у куда более юного и слабого Третьего Принца.

Однако он не мог устоять перед своим желанием получить кусок Огненного Железа. Летающий меч Фэн Юйцзы был довольно неплох, но по качеству материалов он и в подмётки не годился мечу из Огненного Железа. Для сючжэнистов медицинские зелья и хорошие кристаллы были наиболее ценными сокровищами.

«Конечно, можешь. Просто возьми, сколько тебе нужно, дядюшка Фэн», — Цинь Юй был уже не ребёнок. Он прекрасно понимал, что Фэн Юйцзы – это лучший из экспертов под началом его отца. Более того, если Фэн Юйцзы получит более качественный летающий меч, увеличится и его боевая мощь. Да и потом, этот слиток Огненного Железа был настолько большим, что кусок размером с кулак его просто не беспокоил.

«Разумеется, я также буду должен тебе услугу. Если ты чего-то хочешь, просто скажи. Я обещаю исполнить любое твоё пожелание», — торопливо добавил Фэн Юйцзы. Как-никак, он был Шансянем, так что считал ниже своего достоинства принять подобное сокровище от другого человека просто так.

«Я могу попросить что угодно?» — глаза Цинь Юя внезапно вспыхнули.

Фэн Юйцзы с улыбкой кивнул: «Да, пока это в моих силах, проси что угодно».

«Тогда расскажи мне, пожалуйста, о Шансянях. Ты упоминал недавно каких-то сючжэнистов и пламя Самадхи, мне всё это очень любопытно», — торопливо проговорил Цинь Юй.

«И это всё?» — Фэн Юйцзы оторопел.

Цинь Юй усмехнулся: «Да, это всё. Ну, больше всего на свете я бы хотел, чтобы мой дяньтянь стал нормальным, чтобы я мог накапливать внутреннюю энергию и стать Сяньтянем, или даже Шансянем. Дядюшка Фэн может выбрать одно из этих двух желаний».

Глядя на вымученную улыбку Фэн Юйцзы, Цинь Юй хихикнул.

Дядюшка Фэн покачал головой и заговорил: «К сожалению, я тоже ничего не могу поделать с твоим дяньтянем. Хорошо, тогда я расскажу тебе о мире сючжэнистов».

Он немного помолчал, собираясь с мыслями, после чего продолжил: «На самом деле, Шансяни, как их называют на континенте Цяньлун, не настоящие бессмертные. Они лишь сючжэнисты, то есть, люди, ищущие бессмертия».

«Сючжэнисты?» — нахмурился Цинь Юй.

Фэн Юйцзы кивнул и продолжил: «Если смертный хочет обрести бессмертие, ему предстоит пройти через множество суровых испытаний. После завершения уровня Сянтянь, практикующему предстоит пройти 4-из-9 Малое Испытание Небес. Если он сможет пройти это испытание, то станет сючжэнистом ступени Цзиньдань».

«4-из-9 Малое Испытание Небес?» — у Цинь Юя не было ни малейших предположений о том, что бы это могло означать.

Фэн Юйцзы усмехнулся: «Духовная практика – это акт бунта против Небес, так что насылаемые Небесами испытания вполне естественны. 4-из-9 Малое Испытание Небес куда проще, чем последующие два серьёзных испытания. По силе сючжэнисты разделяются на следующие ступени: Цзиньдань, Юаньин, Дунсюй, Кунмин, Дуцзе и Дачэн. Каждая ступень имеет три этапа: ранний, средний и поздний. Только после множества суровых испытаний и достижения ступени Дачэн практикующий сможет вознестись и стать, наконец, бессмертным. Честно говоря, я стал сючжэнистом совсем недавно, но на континенте Цяньлун меня уже называют Шансянем. Это действительно крайне неловко».

Только теперь Цинь Юй, наконец, понял. Оказывается, те, кого на континенте называли «бессмертными»*, на самом деле были лишь сючжэнистами на ступени Цзиньдань. И этим экспертам предстоял ещё очень долгий путь, прежде чем они действительно станут бессмертными.

Прим. W: «Шансянь» буквально означает «бессмертный»

«Путь сючжэниста тернист и опасен. После 4-из-9 Малого Испытания Небес его срок жизни увеличивается до 1000 лет и даже больше, а по достижении ступени Юаньин – до 5000 лет. Когда практикующий достигает пика поздней стадии Юаньин, ему предстоит пройти 6-из-9 Большое Испытание Небес. Только если сючжэнист сумеет выжить в этом испытании, он выйдет на ступень Дунсюй, в течение которой его юаньин и душа смогут слиться воедино. Когда это произойдёт, его юаньин сможет покидать физическое тело, и практикующий фактически станет бессмертным».

«Проблема в том, что 6-из-9 Большое Испытание Небес поистине пугает. Более того, не всякому даже суждено вызвать у Небес эту реакцию. Чтобы подняться со ступени Юаньин до ступени Дунсюй, душа практикующего должна измениться на самом фундаментальном уровне. Множество экспертов достигло поздней стадии Юаньин, а затем несколько тысячелетий не могли сделать следующий шаг. В конце концов, так и не дождавшись 6-из-9 Большого Испытания Небес, они просто умирали от старости», — Фэн Юйцзы вздохнул.

Разум Цинь Юя пребывал в смятении.

Тысячи лет?

Срок жизни сючжэнистов измерялся тысячами лет, а после достижения ступени Дунсюй практикующий фактически становился бессмертным. Он с трудом мог поверить в существование такого удивительного мира.

Прим. W: Не забывайте подписываться на страничку проекта Вконтакте или в Твиттере! Опросы, пожелания, объявления о задержках или бонусах — всё это будет публиковаться исключительно там.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!