Menu Close

Глава 46 : Сражение бессмертных и дьяволов

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Под императорским кабинетом располагалась огромная тайная комната. Именно здесь находилась Горная Усадьба Лэй, которую оставил своему брату Цинь Юй в прошлом.

Цинь Чжэн начал действовать практически в тот же миг, как заметил фигуру Преподобного Мин Ляна рядом с собой. Ему нужно было лишь хлопнуть по столешнице перед собой, и его тело мгновенно провалилось в узкий туннель, подготовленный специально на случай экстренных ситуаций.

Цинь Чжэн был императором, ему не раз приходилось иметь дело с наёмными убийцами, так что его быстрая реакция и путь отхода были вовсе не случайными.

Сокрушительный рык У Кунсюэ прозвучал практически в тот же миг, как Цинь Чжэн исчез из своего кабинета. Прочный камень у него над головой на глазах превращался в пыль. Он успел в последний миг, секунда промедления стоила бы ему жизни.

Как бы то ни было, Цинь Чжэн был экспертом Сяньтянь и императором целой династии. Вероятно, по стойкости разума и готовности к любым неожиданностям он мог бы дать фору любому обычному падшему. Как только Диаграмма Раскола Небес исчезла у него из рук, он выкинул из головы все второстепенные вопросы, вроде того, кому она достанется, и нырнул в убежище – в Горную Усадьбу Лэй.

Цинь Чжэн успешно избежал смерти.

Впрочем, двум десяткам падших дьяволов не было до этого никакого дела. Всё их внимание было приковано к Преподобному Мин Ляну.

«Мин Лян, эта Диаграмма Раскола Небес наша. Если ты отдашь её добровольно, то мы отпустим тебя с миром», — раздался резонирующий голос У Кунсюэ. Тем временем флуктуации его энергии заполнили всё вокруг в радиусе нескольких ли. Пространство едва заметно содрогалось от его чудовищной силы.

Полновесная атака падшего 12-го испытания способна создавать разрывы в пространстве мира смертных. Поэтому вызвать небольшие содрогания пространства не составляло для У Кунсюэ большого труда.

Осознав, что телепортация для него недоступна, Преподобный Мин Лян издал надменный смешок, даже не снизойдя до ответа. Его тело превратилось в стремительную комету, устремившуюся по прямой на юг.

«Сначала оставь диаграмму!» — взревел У Кунсюэ, и его голос прокатился по всей столице.

В следующий миг он высвободил часть своей энергии, обрушив на беглеца атаку чудовищной силы. Сотни кроваво-красных лучей выстрелили из его ладоней и спикировали прямо перед Преподобным в попытке преградить ему путь к отступлению.

Тем временем небо над столицей заволокло кровавыми облаками. Судя по всему, на этот раз У Кунсюэ собирался использовать всю свою силу.

«Хмпф, пытаешься остановить меня в одиночку? Мечтай!»

Силой заполучив в свои руки Диаграмму Раскола Небес, Преподобный Мин Лян, само собой, не собирался покорно с ней расставаться. Раз У Кунсюэ решил пойти на крайние меры, чтобы его задержать, бежать было бессмысленно. Но… боялся ли Преподобный этого У Кунсюэ? В следующий миг ослепительная точка света устремилась прямо к падшему дьяволу, словно в ответ на этот вопрос.

Они сталкивались в небесах, пытались подловить на атаке, обрушивали друг на друга техники широкого радиуса действия, выбрасывали на ветер сотни талисманов…

За короткое время прогремело несчётное количество взрывов. Насколько сильными экспертами были Преподобный Мин Лян и У Кунсюэ? Падшие 12-го испытания! Можно было легко представить, что происходило вокруг, когда они сражались друг с другом, даже не пытаясь сдерживаться. Всю столицу империи Цинь заволокло кровавым туманом, сквозь который то и дело прорывались яростные клубы пламени.

****

Густой, как кисель, алый туман завис над городом, источая отвратительный смрад свежей крови. Он словно отрезал столицу от внешнего мира, и жители города могли лишь молиться, со страхом наблюдая за тем, как рушатся небеса и раскалывается земля.

«Ах! Это Судный День! Судный День настал!»

Молодой человек в одеждах учёного мужа в панике бежал по скользкой мостовой. В какой-то момент он не удержался и, споткнувшись, рухнул на камни. Всё бы ничего, но улицы были переполнены бегущими людьми, и через несколько мгновений его затоптали, даже не дав подняться. Кровавое месиво из мяса и обломков костей – вот и всё, что осталось от несчастного. Но никто даже не обратил внимания на страшную картину.

Ведь это был… Судный День!

Подобные сцены можно было наблюдать по всему городу.

Тудум!

Преподобный Мин Лян в последний миг уклонился от атаки У Кунсюэ. Чудовищный поток энергии обрушился на улицы столицы. В следующую секунду в том месте словно вспыхнуло миниатюрное солнце. Сверкающая полусфера накрыла кварталы города в радиусе нескольких сотен метров, превращая всё в мелкую, невесомую пыль. Огромный кусок города будто бы вырезали из этой реальности, а все здания в радиусе нескольких ли от эпицентра с грохотом обрушились, хороня под собой людей. Улицы столицы постепенно окрашивались в тот же цвет, что и небеса у них над головой.

«Сяо Ин, Сяо Ин, где ты?! Сяо Ин, вернись ко мне!» — подобные крики раздавались по всему городу.

Кто сказал, что нет ничего более разрушительного, чем войны между династиями? Даже во время самых страшных войн существует хотя бы небольшой шанс убежать или побороться за свою жизнь.

Но когда падший бессмертный и падший дьявол 12-го испытания сходятся в такой бескомпромиссной борьбе, для смертных это просто Судный День, конец света. Всё, что им оставалось, — бежать, бежать куда глаза глядят, не жалея своих сил. Ни мысли о сопротивлении, ни шанса спастись в случае близкого взрыва…

Две сияющие кометы неустанно мелькали в небесах.

В какой-то момент они сместились из западного региона столицы в восточный. Всюду, куда бы они ни направились, раздавались взрывы и гибли люди. Два супер эксперта совершенно потеряли себя в ожесточённой схватке. Ни один из них не желал уступать другому. У Кунсюэ желал любой ценой заполучить Диаграмму Раскола Небес, которая уже практически оказалась у него в руках, тогда как Преподобный Мин Лян был готов потратить все свои силы, чтобы отстоять свою добычу.

Столица династии Цинь стенала и содрогалась, аккомпанируя их жестокому поединку.

От городских стен остались одни воспоминания, дома рушились, дворцы взлетали на воздух вперемешку с оторванными конечностями, а над реками крови раздавались агонизирующие стоны…

Это была резня.

Перед лицом абсолютной силы все равны, и бедняки и аристократы. Все они могли лишь молить Небеса о защите, надеясь, что ни одна из чудовищных атак двух небожителей их не заденет.

****

В Горной Усадьбе Лэй с потерянным видом сидел Цинь Чжэн. Вокруг него собрались трое оставшихся Стражей, предоставленных в его распоряжение Цинь Юем. Один из них был Дунсюем на средней стадии, а двое других – на ранней. Главный Страж Ян был убит во время первого рёва У Кунсюэ, не имея возможности даже защититься.

Если бы Цинь Чжэн хоть секунду промедлил, то и его, вероятно, постигла бы та же участь. Что касается этих трёх Стражей, то они постоянно пребывали в Горной Усадьбе Лэй.

«Ваше величество, судя по тому, что я могу видеть с помощью святого чувства, 60% Императорского Дворца с центром в вашем кабинете обратилась в пыль во время той первой атаки. Что касается ещё 40%… от них остались одни руины после всех этих взрывов», — почтительно проговорил Лян Шэнь, Страж на средней стадии Дунсюй.

Лицо Цинь Чжэна приобрело землистый оттенок.

«Ты хочешь сказать, что кроме меня все обитатели Императорского Дворца мертвы?» — даже императору было нелегко принять столь чудовищную правду.

Лян Шэнь поспешно добавил: «Ваше величество, мертвы далеко не все. Да, все кто попали в радиус действия рёва этого падшего дьявола, не считая вас, погибли мгновенно. Что касается оставшейся части дворца, то несмотря на массивные разрушения в результате битвы между двумя супер экспертами, многие принцы, принцессы и императорские наложницы укрылись в подземных тайных убежищах сразу же после рёва».

Когти, сжимавшие сердце Цинь Чжэна, самую малость ослабили свою хватку.

«Однако это ничего пока не значит, Ваше величество. Те двое падших в небесах над столицей чересчур сильны. Достаточно любой случайной атаки, и никакое убежище, даже расположенное в десятках метров под землёй, не защитит их от смерти», — продолжил Лян Шэнь.

Цинь Чжэн взвыл в ярости: «Говори, сколько моих принцев осталось в живых?»

Лян Шэнь тут же ответил: «В той части дворца, которая не пострадала от первоначальной атаки, находилось 13 принцев… сейчас в живых осталось шестеро. Все они прячутся в подземных тайных убежищах. Но это не Горная Усадьба Лэй, так что пока что их жизнь висит на волоске. Даже достаточно мощной ударной волны от одной из атак падших хватит, чтобы их убить».

Падшие 12-го испытания.

Любая случайная атака экспертов такого уровня не только накроет сотни метров на поверхности земли, но и с лёгкостью проникнет на десятки метров в глубину. А ведь была ещё и вторичная область поражения, из-за которой разлетались на куски дома даже в километре от эпицентра.

Цинь Чжэн был в относительной безопасности лишь благодаря защите Горной Усадьбы Лэй, да и то лишь потому, что бушевавшим над столицей падшим не было нужды его убивать. А шальные попадания не были способны преодолеть защиту автономного комплекса.

«Шесть… Кто знает, сколько из них доживёт до конца этого безумия?» — сердце императора разрывалось от ненависти и тревоги.

Вслух он продолжил спрашивать: «Что насчёт императрицы и наложниц?»

Его супруга и императорские наложницы жили в одном крыле дворца. По расчётам Цинь Чжэна, это крыло должно было оказаться в области прямого действия рёва падшего дьявола. Так что, вероятнее всего… все они мертвы. Цинь Чжэн потребовал у Лян Шэня ответа лишь потому, что не мог с этим смириться.

Страж мог только без слов покачать головой.

«Леди Вань, леди Лин…»

Родные образы возникали перед его мысленным взором один за другим, оставляя кровоточащие раны на его душе.

«Ар-р-ргх!..» — он глухо зарычал сквозь стиснутые зубы. Его тело сотрясала мелкая дрожь, а ногти вонзились в ладони с такой силой, что на пол закапала кровь.

«Ваше величество, одна из наложниц всё ещё жива. Это леди Гун, мать Пятого Принца. Они сейчас скрываются в подземном убежище под резиденцией принца. Оба пока живы и здоровы», — вдруг проговорил Лян Шэнь.

Цинь Чжэн застыл.

«Она жива?»

Цинь Чжэн тут же вспомнил, как навещал леди Гун прошлой ночью. Кажется, она говорила, что собирается сегодня навестить своего сына. Кто бы мог подумать, что это позволит ей избежать такой катастрофы?

Разумеется, пока сложно было сказать, кому посчастливится остаться в живых до самого конца.

В конце концов… эти безумцы в небесах даже не собираются успокаиваться.

Через какое-то время…

«Ваше величество, пространство вокруг столицы пришло в норму. Судя по всему, эти падшие наконец убрались», — нарушил тишину Лян Шэнь.

Преподобный Мин Лян и У Кунсюэ обладали невероятной силой и скоростью. За короткое время их схватка уже переместилась за тысячи ли на юг.

Чтобы помешать Преподобному Мин Ляну использовать телепортацию, У Кунсюэ непрерывно сотрясал пространство волнами энергии. На всём пути их следования здания оседали бесформенными кучами щебня, а тела смертных и местных сючжэнистов разлетались на куски.

Кровавый путь.

Это определённо был первый раз на нынешнем уровне силы, когда У Кунсюэ и Преподобный Мин Лян задействовали всю свою мощь без остатка.

Разве могли их интересовать последствия их сражения для каких-то там смертных? Они начали битву над столицей империи Цинь, затем устремились на юг, не прекращая сражаться ни на миг. За их спинами остались десятки разрушенных городов. Возможно, некоторые из них пострадали не так сильно, как столица, однако это всё равно было страшнее любого природного катаклизма, а их население уменьшилось, по меньшей мере, наполовину.

Наконец, падшие покинули границы империи Цинь и вторглись на территорию династии Мин.

Две сияющие кометы на миг застыли в небесах над городом Ланьшань.

Количество жертв среди смертных к этому моменту уже исчислялось десятками миллионов. Ни одна война за всю историю не приводила к подобным разрушениям. Десятки городов исчезли с лица континента, экономические потери империй сложно было даже вообразить.

«Ха-ха… У Кунсюэ, эта Диаграмма Раскола Небес определённо достанется нам. Пора бы уже вам, дьявольским отродьям, смириться с неизбежным», — послышался надменный смешок Преподобного Чи Яна, падшего бессмертного 11-го испытания из Школы Цзыян. Основные силы сюсянистов наконец появились на сцене.

Теперь Преподобный Мин Лян получил поддержку четырёх падших бессмертных 11-го испытания, в число которых входили Преподобный Мин Шань, Преподобная Лань Бин, Преподобный Чи Ян из Школы Цзыян и Сюэ Юйян из Школы Ланьян. Из этой четвёрки самым сильным был Сюэ Юйян из Школы Ланьян.

Преподобный Мин Лян против У Кунсюэ.

Сюэ Юйян против У Хэя.

Преподобный Чи Ян против Огненного Дьявола.

Преподобная Лань Бин против миледи Лянь Юэ.

Преподобный Мин Шань возглавил десяток более слабых экспертов 8-, 9- и 10 испытаний и атаковал оставшихся падших дьяволов.

Чудовищная баталия бессмертных и дьяволов потрясла мир смертных. Последствия этой битвы протянулись от столицы империи Цинь до самых южных границ империи Мин.

К настоящему моменту стороны сошлись в ожесточённой схватке уже над бескрайними водами океана.

На всегда спокойном лице Преподобного Мин Ляна вдруг возникло выражение жестокой решимости. Он медленно, почти торжественно поднял правую руку. На кончике его указательного пальца вдруг вспыхнул свет. Это было похоже на новорожденное светило, даже солнечные лучи на миг померкли, словно стыдясь проявить себя в присутствии квинтэссенции света.

У Кунсюэ мгновенно переменился в лице.

«Так ты готов рискнуть своей жизнью?» — он знал, насколько грозной была эта техника Мин Ляна. Но она не только представляла смертельную угрозу врагу, но также наносила 80% урона и самому Преподобному. Мин Лян никогда не использовал это оружие, если не было нужды рисковать своей жизнью.

Однако сейчас… Он знал, что если не оттеснит У Кунсюэ по-настоящему, то уйти будет невозможно.

«Искусство Звёздного Огня – Пространственный Прокол!»

Ослепительный сгусток света устремился к У Кунсюэ. Где бы он ни проплывал, ткань пространства рвалась на лоскуты, не в силах выдержать столь чудовищной энергии, сконцентрированной в одной точке.

Узрев стремительно приближающийся к нему сгусток света и ощутив на себе угрожающее притяжение пространственных разрывов, У Кунсюэ посерел лицом. Он стиснул зубы. В следующий миг его лицо и всё тело приобрело равномерный красный оттенок, словно его обдали кипятком. В считанные мгновения падший дьявол оказался за десятки ли от прежнего местоположения, едва успев избежать фатальной атаки.

«Уходим», — хрипло рявкнул Преподобный Мин Лян. В следующую секунду он достиг области стабильного пространства и тут же, не дожидаясь никого, телепортировался.

С уходом Мин Ляна остальные падшие бессмертные, разумеется, не имели больше причин сражаться. Они мгновенно оттеснили или сбежали от своих противников и также использовали телепортацию.

За время тотального сражения между дьяволами и бессмертными эксперты 11-го испытания отделались лишь ранениями различной степени тяжести. Однако среди падших 8-го, 9-го и 10-го испытания потерь было немало. Схватка была воистину эпохальной для мира Сючжэнь.

У Кунсюэ, миледи Лянь Юэ, Огненный Дьявол, У Хэй и остальные падшие дьяволы переглядывались с мрачными лицами.

«Чтоб этих жалких трусов», — Огненный Дьявол был в бешенстве.

У Кунсюэ холодно проговорил: «Мы должны немедленно вернуться на Тэнлун. Что бы ни случилось, мы должны заплатить по этому счёту. Хмф, чёртов Мин Лян!»

Он ещё никогда не испытывал подобного унижения. Диаграмма Раскола Небес была украдена прямо у него из-под носа, когда он уже предвкушал триумф. Как тут оставаться спокойным?

«Уходим», — скомандовал он. Все падшие дьяволы тут же использовали телепортацию, направляясь к острову Золотого Древа.

Через некоторое время после их исчезновения…

Несколько фигур возникли в небесах над поверхностью океана, где только что проходило ожесточённое сражение между дьяволами и бессмертными. Предводителем этой группы был не кто иной, как правитель центрального региона и владыка всей Необъятной Глуши – Юй Лян.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!