Menu Close

Глава 38 : Что подарить?

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

«Низший класс, средний класс, высокий класс, высший класс… И чем выше класс, тем реже можно встретить его представителей. Высших божественных зверей исчезающе мало. Даже пару высших, появившихся в мире смертных, уже можно назвать чудом».

Глаза Лянь Чуна засверкали.

«Брат Цинь Юй, ты просто не можешь себе представить, насколько это могущественные создания. В самом начале своего пути они мало чем отличаются от других сюяоистов, однако с течением времени их преимущества начинают проявляться во всей красе. Моего дядюшку и главу драконьего клана называют непобедимыми экспертами, поскольку они оба – высшие божественные звери».

Высшие божественные звери, эксперты, стоящие на вершине мира Сюяо.

«По словам почтенного дядюшки, в мире смертных от силы наберётся десяток божественных зверей высокого класса. У того же драконьего клана имеется лишь несколько золотых драконов», — вздохнул Лянь Чун.

Всем известно, что божественные звери обладают невероятной силой. Если обычный божественный зверь может в десять раз превосходить по боевым возможностям человека того же уровня силы, то что говорить о божественных зверях среднего класса? Высокого класса? Или… высшего?

«Фэй-Фэй и Сяо Хэй обладают наследственными воспоминаниями. Это означает… что они принадлежат, по меньшей мере, к высокому классу?» — взволнованно подумал Цинь Юй.

Из рассказанного Лянь Чуном стало понятно, что лишь божественные звери высокого и высшего классов имеют доступ к наследственной памяти. Только они могли систематически обучаться самым необычным и тайным техникам, которые передавались из поколения в поколение в течение многих тысячелетий.

****

Ранним утром следующего дня, когда озеро между Дворцом Асуры и Дворцом Золотых Крыльев ещё застилала молочная дымка плотного тумана, Лянь Чун повёл Цинь Юя на встречу с первым мастером Дьявольского острова.

Черепица Дворца Золотых Крыльев сверкала золотым блеском, однако стены строений были антрацитово-чёрными. Ещё до того, как Цинь Юй вступил под величественные своды дворца, он уже ощутил, как странная волна холода захлестнула его тело.

Даже Лянь Чун посерьёзнел и насторожился, перестав болтать попусту и начав куда более тщательно подбирать слова.

«Старший брат Лянь Чун, мастер уже ждёт вас двоих в малом зале», — из главного здания дворцового комплекса к ним вышел молодой человек в сером одеянии. У него был цепкий взгляд и ярко сверкающие внутренним светом глаза. Цинь Юю даже на миг показалось, что это… глаза Сяо Хэя, впечатление они производили схожее.

Лянь Чун кивнул и тут же повернулся к Цинь Юю: «Брат Цинь Юй, следуй за мной».

Юноша повиновался, и они бок о бок вступили в главный зал Дворца Золотых Крыльев. Это помещение было полностью отделано в чёрных тонах, если не считать массивных бронзовых колонн. Атмосфера здесь царила настолько мрачная, что любой посетитель чувствовал себя так, словно ему на плечи давила целая гора.

Прошествовав через весь зал, они попали в другую комнату.

Интерьер малого зала ничем не напоминал убранство главного. Здесь преобладали бордовые и золотые тона. Массивные кресла из тёмного красного дерева были украшены искусным золотым орнаментом. Атмосфера по-прежнему была достаточно тяжёлой, однако не шла ни в какое сравнение с чудовищным давлением главного зала.

Здесь их встретил мужчина в лёгком одеянии из синего шёлка. Его длинные волосы свободно ниспадали на плечи, а глаза были ясными и глубокими, словно колодцы.

«Почтенный дядюшка», — почтительно поприветствовал Лянь Чун.

Этот человек и был тем самым Цзун Цзюэ?

Цинь Юй внимательно рассматривал первого мастера острова Пэн. Из слов Лянь Чуна он уже знал, что истинной формой Цзун Цзюэ был Гигантский Златокрылый Пэн, ужасающий и свирепый божественный зверь. Поэтому изначально он ожидал встретить эксперта, обладающего резким и вспыльчивым нравом, который по свирепости взгляда не уступал бы и Сяо Хэю.

Но, к немалому удивлению юноши и вопреки всем его ожиданиям, манера держаться у Цзун Цзюэ была скорее похожа на добродушное благородство дядюшки Ланя.

Точно, вот кого он ему напоминал.

Цинь Юй никогда не испытывал дискомфорта или давления от дядюшки Ланя, старик вызывал гармоничное и приятное чувство, словно лёгкий приятный бриз в жаркий день. Впрочем, от Цзун Цзюэ всё же едва заметно веяло властностью и силой, несмотря на всю его выдержку. Это была естественная аура могущественного эксперта, лучшего из лучших.

«Сеньор Цзун», — Цинь Юй также поклонился.

Цзун Цзюэ внимательно его оглядел, затем кивнул: «Техника, которую практикует маленький друг Цинь Юй и в самом деле удивительна. Похоже, твоя школа далеко не так проста. Что ж, для начала – садитесь».

Его школа?

Впрочем, Искусство Звёздного Пути действительно можно было назвать удивительной техникой.

Цинь Юй спокойно занял предложенное кресло.

«Чун-ер, этот маленький друг Цинь Юй спас тебя, верно? Случившееся меня очень заинтересовало. С учётом сложившейся тогда ситуации, даже если бы я каким-то образом сумел оказаться рядом с тобой, то всё равно не смог бы помочь, по крайней мере, без Пилюли Испытания. От второй сестры и третьего брата я слышал, что у Цинь Юя оказалась при себе некая чудодейственная Пилюля Извечной Сущности, — Цзун Цзюэ обратил на Цинь Юя взгляд своих безмятежных, как гладь лесного озера, глаз. – Оказалось, что эта удивительная пилюля способна полностью восстановить силы того, кто её принял, буквально за удар сердца. Перед такой эффективностью меркнет даже Пилюля Испытания, надо сказать. В результате приёма Пилюли Испытания силы восстанавливаются постепенно. То есть, полное восстановление занимает ощутимо больше времени, чем в случае с Пилюлей Извечной Сущности.

Маленький друг Цинь Юй, кое-что не даёт мне покоя. Мы довольно тесно дружим с первым мастером острова Ляньюнь, поэтому мне известно, насколько сложно изготовить Пилюлю Испытания, и насколько редки требуемые для этого процесса ингредиенты. Помимо всего прочего, внутреннее пламя эксперта должно достичь, по меньшей мере, уровня небесного пламени, чтобы попытаться изготовить пилюлю такого уровня. Раз уж ты ещё не достиг ступени Дачэн, то, боюсь, твоё внутреннее пламя гораздо слабее, верно? В таком случае… логично предположить, что эта пилюля была изготовлена сеньорами из твоей школы. Но почему за бесчисленные тысячелетия никто никогда не слышал о таком чудодейственном средстве, как Пилюля Извечной Сущности? Я искренне надеюсь, что ты утолишь моё любопытство».

Договорив, Цзун Цзюэ приглашающе улыбнулся.

Эксперт должен был достичь уровня Бессмертного, Дьявола или Демона, чтобы зажечь внутри своего тела небесное пламя.

Было ли это правило абсолютным? Для путей Сюсянь, Сюмо и Сюяо – да, однако Цинь Юй был другим…

Не говоря ни слова, Цинь Юй вытянул руку перед собой. Язычок пурпурного пламени вспыхнул над его ладонью.

Его ответ был исчерпывающим.

Цзун Цзюэ захохотал.

«Надо ж было так опростоволоситься!.. Ха-а… кто бы мог подумать, что твоё внутреннее пламя уже достигло уровня небесного? Маленький друг Цинь Юй, означает ли это, что… ты изготовил Пилюлю Извечной Сущности самостоятельно?»

Цинь Юй про себя закатил глаза.

Пилюля Извечной Сущности? Для её создания ему лишь требовалось запихнуть крупицу таинственной элементальной жизненной энергии в самую обычную священную пилюлю, вроде Пилюли Возведения Основания или Пилюли Голубой Киновари.

Можно сказать, это он её изготовил, верно?

Однако юноша понимал, что медицинские сокровища такого уровня, как Пилюля Извечной Сущности, создать крайне сложно. А для кого-то с таким уровнем силы, как у Цинь Юя, и вовсе невозможно. И отсутствие небесного пламени было лишь первым естественным ограничителем.

«Сеньор Цзун, пилюлю действительно изготовил я. Вот только… рецепт и способ изготовления мне переда мой дядюшка», — Цинь Юю оставалось лишь спихнуть ответственность за это чудо на дядюшку Ланя.

Если бы он заявил, что придумал пилюлю сам, то это прозвучало бы уж слишком неправдоподобно.

«Дядюшка? – глаза Цзун Цзюэ вспыхнули. – Чун-ер, ты можешь идти. Мне нужно кое-что обсудить с маленьким другом Цинь Юем».

Первый мастер неожиданно повернулся к Лянь Чуну.

Сердце последнего ухнуло в пятки.

Неужели почтенный дядюшка решил завладеть методом изготовления Пилюль Извечной Сущности?

Что более ценно, пилюля или метод её изготовления? Любой, имеющий хоть каплю мозгов, знает ответ на этот вопрос. Имея рецепт, останется лишь найти необходимые ингредиенты, чтобы сделать много подобных пилюль.

«Что бы ни случилось, я не могу позволить дядюшке выпытывать метод изготовления у брата Цинь Юя», — решительно подумал он. Лянь Чун был преисполнен благодарности к Цинь Юю и не хотел усложнять ему жизнь.

Сюмоист глянул на своего спасителя, затем перевёл взгляд на Цзун Цзюэ: «Почтенный дядюшка, пожалуйста, не доставляйте неудобств моему брату Цинь Юю. Как бы там ни было, он спас мне жизнь».

«Успокойся. Неужели ты думаешь, что я опущусь до такого?» — с прохладцей отозвался Цзун Цзюэ.

Лянь Чун незаметно перевёл дух.

Его почтенный дядюшка всегда был честен и справедлив. С его-то статусом, мог ли дядюшка опуститься до того, чтобы принуждать к чему-то их почётного гостя? Кажется, он слишком дал волю своей фантазии.

«Почтенный дядюшка, позволь откланяться», — кивнул Лянь Чун, затем улыбнулся Цинь Юю и покинул малый зал. В помещении остались только Цинь Юй и Цзун Цзюэ.

Юноша взглянул на своего собеседника.

Самый могущественный эксперт Хаотического Астрального Океана хотел побеседовать с ним наедине? О чём?

Цзун Цзюэ улыбнулся: «Маленький друг Цинь Юй, я отослал Чун-ера лишь потому, что хотел услышать ответ на один вопрос… “Дядюшка”, которого ты упомянул… это сеньор Лань, не так ли?»

Взгляд первого мастера мгновенно потяжелел и словно прикипел к лицу юноши.

«Вы сказали “сеньор Лань”? – брови Цинь Юя поползли вверх. – Вы тоже знаете дядюшку Ланя?»

«А-ха-ха… как я и думал. Я даже представить себе не мог, кто ещё, кроме сеньора Ланя, смог бы придумать столь удивительную технику, которая позволила бы сючжэнисту на ступени Дуцзе иметь небесное пламя. Я уж не говорю про рецепт Пилюли Извечной Сущности… Но если это сеньор Лань, то это всё объясняет», — Цзун Цзюэ удовлетворённо рассмеялся.

Цинь Юй почувствовал, что давление, исходившее от первого мастера секунду назад, исчезло без следа. Более того, он казался намного более дружелюбным и искренним, чем раньше.

И всё это из-за упоминания дядюшки Ланя.

«Это не совсем так, сеньор Цзун. Техника, которую я практикую, была создана моим мастером, а не дядюшкой Ланем», — серьёзным тоном поправил его Цинь Юй. Пусть жизненный путь его учителя закончился лишь на средней стадии Дуцзе, но… лавры создателя Искусства Звёздного Пути принадлежали ему по праву.

Цзун Цзюэ удивлённо замолчал, но затем снова усмехнулся: «Разница невелика. Твой мастер наверняка связан с сеньором Ланем. Они оба эксперты, предпочитающие держаться в тени».

Цинь Юй хотел сказать ему, что мастер Лэй Вэй и дядюшка Лань совершенно несопоставимы по уровню силы, но сдержался.

Если Цзун Цзюэ желает так считать, то это его дело.

«Это судьба, наша встреча была предначертана судьбой. Кто бы мог подумать, что твой дядюшка окажется тем самым сеньором Ланем», — Цзун Цзюэ не мог сдержать широкой улыбки.

****

После того, как первый мастер Дьявольского острова узнал о связи между Цинь Юем и дядюшкой Ланем, его отношение к юноше кардинально поменялось. Теперь он был сама любезность, вплоть до того, что Лянь Чун лишь хлопал глазами, глядя, как его “гордый и властный” почтенный дядюшка лучится от дружелюбия и выказывает расположение к Цинь Юю.

Откуда Лянь Чуну было знать об отношениях между Цзун Цзюэ и дядюшкой Ланем? Даже сам Цинь Юй мог лишь догадываться об этом.

Цзун Цзюэ называл его “сеньором Ланем”. О чём это могло говорить?..

****

Второй мастер Ху И и третий мастер Лянь Сяо изначально сказали Цинь Юю, что преподнесут ему достойный подарок на следующий день, однако юноша провёл на острове Пэн уже несколько дней, а они так и не объявились.

Цинь Юй летел над спокойной гладью озера между двумя Дворцами, направляясь к его центру. Здесь, в самом центре озера, был расположен изолированный островок с большой красивой беседкой.

Юноша уселся в позе лотоса в беседке и прислушался к себе, ощущая, как Солнечное Ядро в его теле непрерывно очищает содержащуюся в нём энергию. Цинь Юй чувствовал, что дней через 10, возможно, через полмесяца, он достигнет средней стадии Дуцзе.

А вскоре после прорыва на этот уровень силы должно было последовать 9-из-9 Испытание Небес.

«Смогу ли я преодолеть 9-из-9 Испытание Небес? Даже Пятилапый Золотой Дракон, глава драконьего клана, и сеньор Цзун Цзюэ потерпели неудачу. А вот те три лазурных дракона, что приняли участие в экспедиции в Замок Девяти Мечей, вполне себе справились. Да и про других, вполне обычных сючжэнистов я слышал не раз. Даже не знаю, что и думать об этом небесном испытании», — вздохнул Цинь Юй.

Судя по всему, чем сильнее эксперт, чем выше его потенциал, тем более ужасающее испытание готовили для них небеса.

Пятилапый Золотой Дракон и Гигантский Златокрылый Пэн были высшими божественными зверями, но это не помогло им преодолеть 9-из-9 Испытание Небес. В то время как куда менее могущественным и примечательным экспертам это сделать удавалось.

Всем сючжэнистам по достижении средней стадии Дуцзе предстояло пройти 9-из-9 Испытание Небес.

Но хоть название и одинаковое, различаться по интенсивности эти испытания могли в очень широких пределах.

Кто мог с уверенностью сказать, что точно пройдёт 9-из-9 Испытание Небес? Никто!

А пока Цинь Юй размышлял, очищая энергию в своём Солнечном Ядре, трое падших во Дворце Асуры не находили себе места…

****

«Нет, нет, это не пойдёт. Эти растения, конечно, очень редкие и ценные, но они не идут ни в какое сравнение с Пилюлей Извечной Сущности. Элементальные кристаллы? М-м, идея неплохая. Но у вас же их не так много, готовы ли вы с ними расстаться?» — в голосе Лянь Чуна прозвучало сомнение.

Лянь Сяо и Ху И уже несколько дней не могли придумать, что подарить Цинь Юю. В сравнении с жизнью их сына и бесценной Пилюлей Извечной Сущности всё казалось серым и неубедительным.

«Элементальные кристаллы? Я не против, почему бы и нет… Если такой подарок придётся Цинь Юю по душе, то мы с твоей мамой вполне могли бы предоставить даже по кристаллу верхнего грейда. По крайней мере, после этого мы сможем спать спокойно», — Лянь Сяо был смертельно серьёзен. Сючжэнисты крайне не любили оставаться у кого-то в долгу, и по очень веской причине. Такой долг мог очень негативно повлиять на ментальное развитие эксперта.

Лянь Чун немного подумал, потом с сожалением покачал головой: «Нет, это тоже вряд ли подойдёт. Вспомните, Цинь Юй не падший и не Бессмертный. Он ещё только на ступени Дуцзе. Элементальные кристаллы для него сейчас бесполезны, так какой смысл их ему предлагать?»

Второй и третий мастера удивлённо застыли на миг, затем на их лицах возникли кривые улыбки.

Это было справедливое замечание. Цинь Юй ещё даже не прошёл 9-из-9 Испытание Небес, он не был падшим бессмертным, как прочие жители Дьявольского острова. И, разумеется, он не был ни Бессмертным, ни Дьяволом, ни даже Демоном, так что попросту не мог поглощать энергию из элементальных кристаллов.

Если бы это было не так, то Цинь Юй давно бы уже использовал свои запасы, вместо того чтобы отправляться в Хаотический Астральный Океан и охотиться на Тварей.

«Милая, как насчёт того, чтобы просто предоставить Цинь Юю самому выбрать любые сокровища из тех, что мы накопили за 10 тысяч лет? Даже если он решит забрать их все, это не так страшно. Что думаешь?» — у Лянь Сяо кончились идеи. У него было более чем достаточно самых различных сокровищ, будь то невероятно редкие материалы или растения, однако всё это меркло даже по сравнению с единственной Пилюлей Извечной Сущности.

«Я не против», — Ху И задумчиво кивнула.

Они были падшими дьяволами высших рангов. Эксперты, обладающие подобной силой и статусом, уже мало полагались на внешние атрибуты, такие как редкие сокровища или оружие. Так что, даже отдай они все свои накопления Цинь Юю, это бы не стало для них большой потерей. Более того, пока существует Дьявольский остров Пэн, они, его мастера, всегда смогут получить любые сокровища, какие только пожелают.

Лянь Чун обдумал этот вариант и согласился: «Что ж… похоже, больше нам ничего не остаётся».

Приняв решение, Лянь Чун и его родители тут же отправились прямо к тому месту, где медитировал Цинь Юй. Сокровищница мастеров Дьявольского острова была готова распахнуть перед Цинь Юем свои объятия…


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!