Menu Close

Глава 312 : Великий Разбойник

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Я Великий Разбойник!»

Эти несколько символов, ярко вспыхнувшие в ночном небе, привлекли к себе внимание горожан и гостей столицы. Многие начали обсуждать странную надпись, а дети хихикали и тыкали пальцами, словно насмехаясь над неизвестным, возомнившем о себе невесть что.

«Юньфэй, что-то не так?» — спросила Тан Синьюнь, не понимая причин его столь явного удивления.

Юноша ответил не сразу. Лишь когда надпись поблекла и растаяла в небесах, уступая место новым красочным взрывом, он со странным выражением лица посмотрел на девушку: «Эм-м… Синьюнь, ты видела, что там было написано?»

«А? Ты говоришь про фейерверк со странными словами? – улыбнулась Тан Синьюнь. – Да, видела. “Великий разбойник”… главарь всех бандитов, ха-ха. Должно быть, автор довольно занятный человек».

«Я, кхм, я думаю, что знаю, кто это».

«Хо? И кто же?»

«Ты его тоже знаешь, — Бай Юньфэй снова устремил взгляд в небо. – Если моя догадка верна, то это Цзин Минфэн».

«Цзин Минфэн? – удивлённо переспросила Тан Синьюнь. – Это он? Он что, тоже сейчас в Мо?»

«Полагаю, так и есть, — кивнул юноша. – Хох, каким “высокомерным” он успел стать. Если он настолько заскучал, то, уверен, Минфэн пытается найти, чем себя развлечь. Раз так, я бы не отказался с ним повидаться!»

«Ха-ха, я согласна… но, к сожалению, он не знает, что мы здесь, поэтому можно надеяться лишь на случайную встречу», — Тан Синьюнь издала смешок, вспоминая этого колоритного персонажа. Плохого впечатления у неё о нём не осталось; кроме того, это был друг Бай Юньфэя, да и сам по себе Цзин Минфэн был весьма интересной и неугомонной личностью.

«Этот парень любит держаться в тени и скрывать свою духовную силу, я уж не говорю про его способность менять внешность. Если он сам нас не заметит, то вряд ли мы его найдём. Впрочем, если заскучаем, можно побродить по городу, вдруг действительно отыщем», — Бай Юньфэй засмеялся.

Банкет завершился глубокой ночью. У кого-то из гостей ещё оставались незаконченные дела, так что они планировали сразу же разъехаться по домам. Но среди приглашённых также было немало молодых людей, которым делать было особо нечего, поэтому они решили вместе остаться в столице на несколько дней, чтобы поразвлечься и погулять по городу. Тан Чжи был одним из тех, кого тут же пригласили в эту компанию.

Среди гостей было также несколько молодых мастеров, которых особенно тронуло очарование Коу Тинтин, однако все они получили мягкий отказ.

А вот Тан Синьюнь никто даже не пытался пригласить. Было ли дело в том, что она была одной из наследниц клана Тан, или же виноват был Бай Юньфэй, не отходивший от неё ни на шаг, но ни у кого даже лишней мысли не возникло на её счёт.

Бай Юньфэй же и вовсе даже не смотрел в сторону других членов клана. Вероятно, из-за того, как клан “встретил” его и Тан Синьюнь, впечатление они на юношу произвели отрицательное. Пусть сейчас Тан вели себя более чем вежливо, но произошедшее ранее так просто было не забыть.

Кроме того, Юньфэй не мог выкинуть из головы, какой тревогой и даже болью пропитывался голос Тан Синьюнь в прошлом, когда она вспоминала про свою “семью”. С учётом всего вышесказанного, никакого желания общаться с кланом Тан сверх необходимого у юноши не возникало, если не считать Чу Цинсюэ и Чжао Маньчу, конечно. Представителей семей-сателлитов, таких как Хуа, он напрочь игнорировал. Даже Тан Цзин, старший наследник клана, не вызывал у него интереса, особенно после того, как он обходился с родной сестрой в прошлом.

На обратном пути Чу Цинсюэ улыбалась и болтала с дочерью, как ни в чём не бывало… По крайней мере, насколько мог судить Бай Юньфэй.

Они продолжили пребывать в своём собственном уютном мирке даже после возвращения в усадьбу. Увидев, как тепло и комфортно проходило их общение, Бай Юньфэй решил не мешать им и вернуться в свои покои.

«Кажется, сегодняшнее происшествие немного изменило отношение клана к Синьюнь и её матери…»

Усевшись на кровать, Бай Юньфэй смог, наконец, расслабиться. Лучшим сценарием было бы, если бы Чу Цинсюэ с Синьюнь смогли бы спокойно и счастливо чувствовать себя в резиденции в будущем.

«Гм… но эта мачеха Синьюнь, третья жена главы, вела себя странно… Такое радушие и дружелюбие, а с тётушкой Чу и вовсе разговаривала как с сестрой, — подумал Бай Юньфэй. – Синьюнь не стала бы лгать. Да и Хуа Биньбай не особо скрывал своё отношение тогда. Получается, это была просто игра на публику?»

Придя к такому выводу, Бай Юньфэй замер со странным выражением на лице.

«В таком случае, эта женщина пугает…»

Он покачал головой.

«Как бы там ни было, пока Тан знают, что Синьюнь находится под покровительством Школы Ремесла, они не рискнут её притеснять. Мне не стоит больше вмешиваться в их семейные дела; остаётся лишь наблюдать…

Пока Синьюнь счастлива и имеет возможность спокойно общаться с матерью, меня всё устраивает. Если кто-то посмеет это изменить, то тогда и можно будет вмешаться при необходимости», — решил юноша, припомнив возмутительное поведение Хуа Биньбая и его подчёркнутое неуважение. Он не хотел, чтобы что-то подобное повторилось вновь. После того, как Тан Синьюнь провела целый день с матерью, девушка буквально светилась от счастья. Судя по всему, её печаль и пессимизм из-за потери Семени Пламени наконец отошли на второй план.

«Ладно, можно немного расслабиться и улучшить парочку украшений. Когда я верну восстановленное Семя Пламени из Печати Катастрофы, шансы на успешный апгрейд снова упадут до прежних значений…»

После дня фестиваля Бай Юньфэй большую часть времени проводил, мирно обитая в своих покоях. Днём он регулярно выбирался с Тан Синьюнь и остальными в город, чтобы поглазеть на достопримечательности и развеяться, а затем снова уединялся и погружался в “мир апгрейда”.

Количество прибывающих в столицу гостей по наблюдениям Юньфэя росло день ото дня. Большинство из них были духовными практиками и приезжали как по одному, так и группами. Последние выглядели так, словно принадлежали к крупным кланам или даже школам.

Все они, разумеется, планировали посетить аукцион, устраиваемый Тан.

Ровно через неделю после Фестиваля Воссоединения…

Бай Юньфэй, Чжао Сило и остальные вместе с Тан Цзином в качестве провожатого прибыли в место с громким названием “Пещера сокровищ”. Глядя на этот аукционный дом, Бай Юньфэй наконец осознал весь масштаб предстоящих торгов.

Интерьер “Пещеры сокровищ” больше всего напоминал какой-нибудь роскошный театр. Длинные ряды кресел и столов заполнили всё пространство просторного зала, кроме центральной части, где возвышался деревянный помост, похожий на сцену. Слуги и представители клана Тан носились вокруг, торопясь выполнить выданные им поручения.

Когда группа Бай Юньфэя прибыла на место, народу здесь было ещё не так много, но стоило им занять свои места ближе к подиуму, как вокруг забурлила суматошная активность. Слуги клана Тан начали одного за другим рассаживать почётных гостей, и очень скоро огромный зал заполнился несмолкаемым гулом множества людей.

Некоторые гости с удовольствием вступали в разговоры со своими соседями, особенно если видели знакомые лица, другие просто сидели на своих местах и молчаливо дожидались начала аукциона. Но, стоит отметить, каждый без исключения был сильным духовным практиком. Судя по ощущениям Бай Юньфэя, даже слабейший из гостей имел ступень не ниже Ядра Духа. От Предков Духа рябило в глазах, но, что важнее, здесь присутствовало также и несколько человек, чей уровень силы он не мог определить даже приблизительно.

Юноша впервые присутствовал на столь грандиозном собрании могущественных людей из самых разных фракций. Испытывая крайнюю степень любопытства, он постоянно рыскал глазами по залу, рассматривая гостей.

«Не удивительно, что Тан известны, как один из пяти Великих Кланов. Если устраиваемые ими аукционы привлекают такое количество сильных практиков, остаётся лишь гадать, что за удивительные сокровища будут выставлены на торги…»


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!