Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

«Человечек на ступени Дуцзе, что это ты задумал? С твоим жалким уровнем силы бросать вызов божественному зверю на ступени Дачэн… похоже, ты просто ищешь быстрой смерти?» — Чернильный Цилинь пренебрежительно уставился на Цинь Юя холодными как лёд глазами. Его голос раскатом грома прокатился по небесам.

Этот Чернильный Цилинь определённо не был Тварью. У Тварей кроваво-красные глаза, у всех без исключения. Судя по всему, это был божественный зверь, точнее – падший демон.

«Чернильный Цилинь, тебе, падшему демону 3-го испытания, лучше сразу признать поражение. Ты мне не противник», — усмехнулся Цинь Юй.

Этот сюяоист был падшим демоном, но только что назвал самого себя “божественным зверем на ступени Дачэн”. В плане чистой силы Дачэны и падшие 3-го испытания были примерно равны, но за словом “падший” почти всегда стояла неудача при попытке пройти небесное испытание. Очевидно, этот сюяоист был крайне горделив и чувствителен к этой теме.

«Падший демон? Что ж, теперь я точно вижу, что тебе жить надоело», — Цилинь мгновенно пришёл в бешенство.

Сделав неуловимое движение, он вдруг оказался прямо перед Цинь Юем. Реакция юноши была…

Кольцо Владыки Чёрного Пламени – Поле Небесного Огня!

«Гха! – изо рта Чернильного Цилиня вырвался болезненный вскрик. Сюяоист поспешно отступил и потрясённо воззрился на противника: — Это же небесное пламя, каким образом такой как ты может использовать его для атаки?»

Даже падшим 4-го испытания было бы сложно защититься от нескольких сгустков небесного пламени. Чернильный Цилинь был божественным падшим демоном 3-го испытания и обладал несколько большим могуществом, чем даже обычные падшие бессмертные или дьяволы 4-го испытания, но и его тело не смогло бы долго выдерживать подобную атаку. Глядя на то, как Цинь Юй будничным жестом обрушил на него небесное пламя, сюяоист в тот же миг принял единственное разумное решение – бежать.

«Хочешь сбежать? Сомневаюсь, что такой гордый зверь, как ты, в этом хорош. В любом случае, к несчастью для тебя, мой конёк именно скорость», — Цинь Юй, оседлав свой Бессмертный клинок среднего грейда, применил Искусство Единения с Оружием.

Его физическое тело было чрезвычайно прочным, даже прочнее священного оружия высшего грейда, поэтому практически не испытывало сопротивление воздуха в полёте. Кроме того, его летающий меч был Бессмертным оружием среднего грейда, так что скорость Цинь Юя поражала воображение.

Чернильный Цилинь не успел далеко убежать, прежде чем прямо перед его носом возникла фигура юноши.

«Бессмысленно. Тебе не сбежать», — проговорил его противник с бесстрастной улыбкой.

Когда божественный зверь увидел, что этот таинственный человек в чёрном каким-то образом оказался впереди него, его сердце пропустило удар. Да, скорость не была его сильной стороной, однако всё познаётся в сравнении. Даже обычные сючжэнисты на ступени Дачэн, вероятно, не смогли бы за ним угнаться.

«Ты же только Дуцзе! Как ты меня догнал? И это небесное пламя… как сючжэнист твоего уровня силы может его использовать? Даже обычные Бессмертные на это не способны», — вместо того, чтобы бежать, спросил сюяоист.

«Секрет», — улыбнулся юноша. После чего без предупреждения метнулся к телу Чернильного Цилиня чёрной кометой.

Удары ногами, ладонями, локтями, коленями…

В мгновение ока на Цилиня обрушился шквал атак ближнего боя.

Поначалу глаза сюяоиста радостно вспыхнули. Неужели этот странный человек действительно хочет сразиться с божественным зверем в поединке физической силы? Он либо безумец, либо глупец.

Однако через какое-то время Чернильный Цилинь впал в ступор.

Его тело божественного зверя могло быть невероятно сильным, однако даже так он не мог продемонстрировать мощь ступени Дачэн, опираясь лишь на физические возможности, без использования внутренней энергии. В конце концов, физическая оболочка была лишь второстепенной, по сравнению с наиболее важной и могущественной частью – юаньином.

Но Цинь Юй беззаботно сражался с божественным зверем в ближнем бою, используя лишь силу своего тела.

На чешуйчатую броню сюяоиста обрушивался один удар за другим; звуки, словно кто-то безжалостно молотил мешок с песком, разносились далеко вокруг. Через какое-то время чешуйки начали трескаться, а из-под брони показалась первая кровь.

«Да разве ты человек? Нет, ты точно божественный зверь! Какая у тебя истинная форма?! Пятилапый Золотой Дракон или легендарная Златоглазая Скалистая Обезьяна?» — сердито воскликнул Цилинь через святое чувство.

Златоглазая Скалистая Обезьяна была ещё одной разновидностью божественных зверей, не уступающая Пятилапым Золотым Драконам. Более того, она славилась прочностью своего тела, которое в легендах сравнивали с алмазами.

«Нет, я человек».

Цинь Юй превратился в размытый вихрь. Его правая нога, словно кнут богов, свирепо обрушилась на живот Чернильного Цилиня, отбрасывая его, словно пушинку.

«Р-р-р-ар!..» — обозлённый сюяоист задрал морду кверху и издал яростный рык, и потоки воды вокруг словно обезумели. В мгновение ока из неё сформировались бесчисленные мечи, которые тут же выстрелили прямо в Цинь Юя. Угрожающий блеск клинков не оставлял сомнения в их остроте и твёрдости.

Чернильные Цилини обладали врождённым даром управлять водой.

Эти божественные звери занимали достаточно высокое положение в клане цилиней. Не высшее, разумеется, потому что королями клана испокон веков считались легендарные Огненные Цилини, “повелевающие пламенем и в пламени рождённые”.

Но от поколения к поколению среди цилиней появлялись и Чернильные Цилини. Они не обладали способностью повелевать жарким пламенем, как Огненные Цилини, однако их талант к управлению водой был вне конкуренции.

Судя по всему, сюяоист отдавал себе отчёт, что эти водяные клинки не смогут причинить вреда Цинь Юю. Сразу после этой атаки его тело окуталось чёрным светом, который стремительно распространился на толщу океана в радиусе нескольких сотен метров. Захваченная вода взмыла к небесам, образовав гигантскую сферу почти километрового диаметра.

И этот шар начал быстро уменьшаться в размерах. Не прошло и секунды, как он ужался до размеров кулака.

«Человек, напрасно ты не стал мешать мне подготовить эту особую технику. Да, у тебя есть твоё небесное пламя, но и мой спасительный навык, Непроглядная Тяжёлая Вода, совсем не так прост, как ты думаешь. Готовься к смерти», — мрачный голос Цилиня прокатился по небесам.

Как он и сказал, Цинь Юй действительно не стал его останавливать. Принимая во внимание скорость юноши, он вполне мог бы попытаться вмешаться на этапе подготовки техники, но по какой-то причине не стал этого делать.

Цинь Юй хотел приручить этого сюяоиста, превратить в своего священного зверя, а не убить. Поэтому он должен был продемонстрировать непререкаемую мощь. Это был единственный способ заставить гордое создание сдаться.

«Не волнуйся. Я не стану использовать небесное пламя, чтобы заблокировать этот удар. Собственно, я и без небесного пламени сделаю это с лёгкостью. Скажу даже больше, твоя “особая техника” не сможет меня даже поцарапать», — проговорил юноша с бесстрастной улыбкой.

«Ты не знаешь, о чём говоришь».

Услышав о том, что противник не планирует использовать небесное пламя, Чернильный Цилинь снова окутался потоками чёрной энергии. Эти потоки устремились к маленькому шару воды, окружив его со всех сторон.

В следующий миг чёрная сфера с невероятной скоростью выстрелила в Цинь Юя.

Но юноша… лишь выставил перед собой правую руку.

С расслабленным видом Цинь Юй сделал движение, как будто пытается что-то схватить.

Глаза Чернильного Цилиня вспыхнули безумной радостью. Он уже почти видел, как чёрный шарик разрывает руку юноши на мелкие кусочки, а затем убивает его на месте.

«Хох, довольно мощная штука, да?» — послышался голос Цинь Юя.

Сюяоист так и застыл, открыв пасть.

Несмотря на беспечный тон, Цинь Юй не терял бдительности. Он подумал: «Эта техника действительно нечто. Даже для моего нынешнего тела оно представляет некоторую проблему. В этом шарике заключена сила, ненамного уступающая той странной голубой волне, которую тогда применил Чжоу Сянь».

Когда юноша сопротивлялся атаке Чжоу Сяня, его спасло то, что элементальная жизненная энергия активизировалась и начала автоматически исцелять все повреждения. Но сейчас… Цинь Юй сознательно направил солидное количество этой энергии в ладонь, не дожидаясь автоматической активации.

Поймав чёрную сферу, он задумчиво повертел её в руках, чувствуя, как уничтожается и тут же исцеляется поверхность его ладони. Сознательное использование элементальной жизненной энергии оказалось куда эффективнее автоматического.

«Как такое возможно?..» — Чернильному Цилиню показалось, что он сходит с ума.

Особая техника сюяоиста, которой он с полным правом гордился, была обращена в шутку лёгким движением руки.

«Даже без небесного пламени сокрушить тебя – это не более чем детская забава…» — к концу фразы Цинь Юй уже сорвался с места, метнувшись к уже паникующему противнику.

Цилинь отчётливо осознавал, что он сам точно не смог бы справиться со своей техникой и остаться невредимым.

«Аргх!.. Умри!» — взревел сюяоист, отгоняя страх, и обрушил на приближающегося Цинь Юя мощный удар своего рога. Точнее, он собирался это сделать, но какая-то страшная сила вдруг неумолимо дёрнула его вниз.

Кольцо Владыки Чёрного Пламени – Гравиполе!

Колоссальное давление, обрушившееся на Цилиня в самый неподходящий момент, заставило его на миг раскрыться.

Кхрак.

Меч Цинь Юя с тихим хрустом вонзился в тело божественного зверя прямо сквозь толстую чешую. Миг спустя юноша уже держал в руке юаньин сюяоиста.

В голосе Чернильного Цилиня, раздавшегося из юаньина, послышалось нескрываемое изумление: «Что это за оружие? Пронзить мою броню насквозь одним движением, как такое возможно?»

«Это Бессмертный клинок среднего грейда», — ответил Цинь Юй, разглядывая добычу у себя в руке.

«Ты можешь использовать небесное пламя, твоё тело достаточно сильно, чтобы сражаться с божественным зверем на ступени Дачэн, ты быстрее меня… а теперь, вдобавок, ещё и Бессмертное оружие, которое способно с лёгкостью пробить мою чешую. Зачем ты глумишься надо мной, человек?» — устало спросил сюяоист.

Он уже осознал, что этот незнакомец в чёрных одеждах был слишком силён. Если бы странный человек хотел его убить, то, вероятно, спалил бы его дотла небесным пламенем или просто в первую же секунду пронзил своим Бессмертным клинком. Так зачем же он тянет время?

«Расслабься, я просто подумал о том, что можно было бы сделать из тебя своего священного зверя», — с этими словами Цинь Юй достал ошейник.

Чернильный Цилинь явно знал, что это за артефакт. Стоило ему увидеть ошейник, как он горделиво задрал голову: «Так ты планировал подчинить меня? Признаю, ты довольно силён, но я не потерплю над собой абсолютной власти. Я лучше умру, чем расстанусь со своей свободой».

Цинь Юй про себя облегчённо вздохнул.

Божественные звери были невероятно гордыми созданиями и отчаянно противились подобной участи, однако, судя по всему, его демонстрация силы достигла своей цели. Несмотря на показную браваду сюяоиста, юноша заметил, как божественный зверь внутренне расслабился. Если бы он действительно был категорически против, то вёл бы себя совершенно иначе.

«Можешь не волноваться об этом и спокойно становиться моим священным зверем. Ты, как-никак, падший демон 3-го испытания. После того, как я вознесусь, тебе придётся лишь приглядывать за моей семьёй. Твоя свобода останется в твоих руках, контролировать каждое твоё движение я не собираюсь», — с усмешкой бросил юноша.

Перед внутренним взором Цилиня ещё раз промелькнули картины продемонстрированной мощи этого человека, после чего он медленно кивнул: «Хорошо, я поверю тебе».

Судя по всему, что сюяоист сегодня увидел, Цинь Юй наверняка без проблем пройдёт 9-из-9 Испытание Небес. А после вознесения юноша уже не сможет отдавать ему новых приказов.

Цинь Юй направил звёздную энергию в священный ошейник и ловко обернул его вокруг юаньина.

В следующий миг… артефакт начал словно бы проваливаться в светящийся сгусток. Через пару мгновений он полностью погрузился в юаньин, скрывшись из виду.

Между священными ошейниками и душами прирученных с их помощью зверей возникала нерушимая связь. Теперь, после завершения привязки, этот Чернильный Цилинь уже никогда не сможет предать Цинь Юя, даже когда станет намного сильнее.

****

«Мерзавец, лучше бы тебе позаботиться о том, чтобы я никогда не узнал, что ты за фрукт. Иначе тебя ждёт крайне, крайне неприятная смерть», — красивый молодой человек ругался вслух, на чём свет стоит. Одежда на его теле местами была пропитана кровью.

Этого юношу звали Лянь Чун, он был падшим дьяволом 7-го испытания. Но это было ничто по сравнению с могуществом его родителей. Его отец был падшим дьяволом 11-го испытания, а мать – 12-го! По-хорошему, с учётом такого происхождения, на весь Хаотический Астральный Океан нашлось бы очень немного падших, которые осмелились бы тронуть его хоть пальцем.

Лянь Чун был на пороге 8-го испытания падших дьяволов. Его родители всегда были невероятно требовательны, если не безжалостны.

«Чун-ер, ты практикуешь Дьявольский Путь Асуры. Если ты всё время будешь рассчитывать на нас, то не добьёшься ровным счётом ничего. Ты должен уповать на свои и только свои силы… во всём!» — была их любимая присказка.

Последователи Пути Асуры были безжалостны к врагам, но к себе они были ещё более беспощадны.

Лянь Чун был достаточно уверен в своих силах, чтобы не беспокоиться о 8-м испытании падшего дьявола. Он подготовил для этого целую кучу сокровищ и различных артефактов. Невзирая на всю строгость родителей, они всё же расстарались и подарили драгоценному отпрыску чрезвычайно могущественный аргумент для грядущего испытания.

Дьявольский летающий меч среднего грейда!

Обычно даже падшие дьяволы 10- и 11-го испытаний могли лишь мечтать о Дьявольском оружии среднего грейда. Лянь Чун мог владеть подобным сокровищем только благодаря своей матери.

Изначально он без приключений нашёл себе подходящее место и уверенно начал дожидаться прихода небесного испытания.

Однако за несколько дней до назначенного срока его неожиданно атаковали. Это был какой-то другой падший дьявол, но что важнее… враг был очень силён. По меньшей мере, это был падший дьявол 9-го испытания, а то и выше.

Нападавший тщательно скрыл свою внешность за туманной вуалью, сквозь которую взгляд проникнуть не мог. Всё говорило о том, что покушение должно было стать внезапным и молниеносным, а в случае провала – не оставить за собой следов.

Лянь Чун был всего лишь падшим 7-го испытания, но в его распоряжении имелась масса сокровищ, а также ряд спасительных артефактов и техник “последнего шанса”. Очевидно, его родители предусмотрели возможность охоты на сына во время небесного испытания.

Проблема была лишь в том, что… на этот раз разрыв в силе оказался уж слишком огромным.

И потому Лянь Чуну оставалось лишь бежать. Бежать, практически не разбирая дороги. Два дня, три дня… Он знал лишь, что умрёт, стоит ему хоть ненадолго остановиться. С его уровнем силы юноша уже мог телепортироваться, однако враг, похоже, каким-то образом его пометил. Куда бы ни прыгал Лянь Чун, неведомый противник преследовал его по пятам.

А поскольку дальность телепортацию напрямую зависела от уровня силы, сбежать таким образом становилось просто невозможно.

После двух телепортаций Лянь Чун больше не осмеливался применить этот навык, поскольку из-за этого ему приходилось замедляться на долю секунды, а это могло был дать возможность противнику его схватить.

После этих двух попыток Лянь Чун пустился в бега, положившись на всевозможные техники, приберегаемые на этот случай.

В какой-то момент, поддавшись панике, он принял решение применить Искусство Кровавого Побега; это была особая техника сюмоистов, позволяющая на какое-то время буквально срастить душу практикующего с его Дьявольским оружием.

И вот так он оказался здесь. Судя по всему, его отчаянные действия всё же позволили ему уйти от преследования.

«Отец, мама, за мной кто-то охотится», — тут же послал он весточку своим родителям.

«Что? Где я сейчас? Без понятия. Вокруг лишь вода, никаких приметных ориентиров, откуда мне знать? Отец, мама, вы же можете найти меня по ауре, верно?» — в голосе молодого человека слышались бессильное раздражение.

«Не может быть! Вы не чувствуете мою ауру? Неужели я так далеко забрался?» — досада сменилась удивлением. Он удирал 2 или 3 дня, не разбирая дороги, а затем ещё и применил Искусство Кровавого Побега.

В настоящий момент у него не было даже предположений о том, куда его могло забросить.

«Послушайте, моё небесное испытание уже вот-вот начнётся. Последние дни у меня не было и секунды покоя, а под конец я даже использовал Искусство Кровавого Побега. У меня сейчас осталось хорошо если одна пятая энергии. Пришлось также использовать множество защитных сокровищ. По сути, у меня остался лишь мой летающий меч», — сюмоист нервно дёрнул плечом.

Встречать гнев небес в таком состоянии означало практически гарантированную смерть.

Гр-р-р-р…

Сверху неожиданно раздались первые раскаты грома. Небеса стремительно меняли цвет, наливаясь угрожающим алым свечением.

«А вот и моё испытание подоспело…»

По сути, говорить что-либо уже не имело смысла.

«Волнуетесь? А я-то как волнуюсь. Только чем, во имя бездны, беспокойство мне может помочь? Если б я только знал, где нахожусь, но… Я исследовал всё вокруг в радиусе миллиона ли своим дьявольским чувством, но не увидел ни одного знакомого островка» — Лянь Чун постепенно поддавался панике.

Что и говорить, его родители и вовсе сходили с ума от тревоги.

Но что они могли сделать? Всё говорило о том, что их сын настолько далеко умчался, спасая свою жизнь, что даже их дьявольское чувство было не бессильно. Хуже того, бесполезно было искать его и по картам, поскольку вокруг Лянь Чуна не наблюдалось никаких ориентиров, способных пролить свет на его местоположение.

«Кто гнался за тобой, Чун-ер? Я разыщу его, даже если это будет стоить мне жизни», — мать сюмоиста, падшая дьяволица 12-го испытания, готова была рвать и метать.

«Отомстите за меня. Я думаю, мерзавец, который гнал меня больше двух суток, как минимум падший дьявол 10-го испытания. Не говорите ничего. Шансов на прохождение этого испытания практически не осталось», — судя по голосу Лянь Чуна, отчаяние почти завладело его душой.

«Падший дьявол минимум 10-го испытания? Чун-ер, можешь быть спокоен, я истреблю всех до единого падших дьяволов 10-, 11- и даже 12-го испытаний, у которых есть на меня зуб. Я достигла апогея Пути Асуры с помощью убийств, но уже давно не давала себе волю», — в голосе дьяволицы послышались безумные нотки.

«Чун-ер».

«Почтенный дядюшка, это ты», — волна восторга затопила сердце Лянь Чуна. Возможно, надежда ещё оставалась!

«Чун-ер, всё без толку. В этом небесном испытании ты можешь рассчитывать только на себя. Даже если кто-нибудь попытался бы тебя защитить, то гнев небес увеличился бы не вдвое, а многократно. Что бы ни случилось, ты должен выстоять. С учётом твоего состояния, только Пилюля Испытания, изготовленная хозяином острова Ляньюнь, могла бы позволить тебе быстро восстановиться. Без способа исцелить тебя и восстановить запасы энергии всё было бы бессмысленно, даже если бы мы тебя нашли».

«Пилюля Испытания? Почтенный дядюшка, ты не мог бы позаимствовать одну для меня? Если ты их попросишь, то это же не должно быть проблемой?» — торопливо ответил Лянь Чун. Умирать ему совершенно не хотелось.

К этому моменту облако испытания уже полностью оформилось. Первый удар молнии был почти готов сорваться вниз.

«Пилюли Испытания – это сокровища, обладающие колоссальной ценностью. Что угодно другое я бы добыл с лёгкостью, но эти пилюли… сложно сказать, согласится ли хозяин Ляньюня поделиться хотя бы одной… Кроме того, и найти тебя я пока не могу».

Пилюля Испытания и его местоположение.

Необходимо было каким-то образом заполучить и то, и то. Без пилюли искать его бессмысленно.

Если приложить нечеловеческие усилия, то призрачная возможность раздобыть бесценную пилюлю существовала. Но как найти ещё и Лянь Чуна? Более того, его испытание уже практически началось. Оставшегося времени было мало даже для выполнения одного из двух обязательных пунктов.

«Почтенный дядюшка, отец, мама, отомстите за меня», — напоследок проговорил Лянь Чун, после чего отложил свой передатчик в сторону и поднял голову.

«Чун-ер!»

В глазах родителей молодого сюмоиста стояли слёзы, а от их жажды крови даже пространство вокруг задрожало. На лице “почтенного дядюшки” Лянь Чуна также застыла ледяная маска.

На что мог надеяться сюмоист, вынужденный встречать небесное испытание с одной пятой своих сил?

****

«Ф-фух, пятая молния миновала, но я почти на нуле. А оставшиеся три молнии будут ещё могущественнее, чем предыдущие», — Лянь Чуну приходилось прикладывать некоторые усилия даже для того, чтобы просто стоять на поверхности воды. Надежды в его глазах уже не оставалось.

Используя лишь 20% своей настоящей силы и Дьявольское оружие среднего грейда, Лянь Чун сумер выдержать целых пять молний. Но что прикажешь делать с оставшимися? Несколько дней ему бы даже в голову не пришло беспокоиться о небесном испытании. И если бы он был на пике своей формы, это было бы более чем оправдано. Но сейчас…

Смерть.

Ещё чуть-чуть, и он умрёт.

В последние мгновения жизни перед мысленным взором Лянь Чуна начали разворачиваться картины славных сражений с участием самого сюмоиста и его родителей. Пусть они и не давали ему спуску, но ничто не могло изменить того факта, что их имена были известны на весь мир Сючжэнь. Все эти годы Лянь Чун мог свободно исследовать Хаотический Астральный Океан, и никто не смел косо на него взглянуть, узнав, кто он такой.

«Когда я умру, всё это исчезнет», — Лянь Чун выдавил кривую улыбку.

Только сейчас, на пороге смерти, он вдруг понял, как счастлив и беззаботен он был всё это время.

«Брат, как я вижу, ты почти выдохся, а испытание ещё и не думает успокаиваться. У меня тут есть одна пилюля. Держи, она поможет тебе восстановить силы», — негромкий голос, гармонично вплетающийся в звуки природы, донёсся вдруг до слуха Лянь Чуна.

Молодой человек поднял голову и изумлённо уставился на возникшую неподалёку фигуру в чёрном одеянии. Это был Цинь Юй.

«У тебя есть Пилюля Испытания?» — насколько было известно Лянь Чуну, лишь эта чудодейственная пилюля позволила бы ему в столь краткие сроки восстановить энергию.

«Пилюля Испытания? Нет, но у меня есть Пилюля Извечной Сущности. Она тоже способна восполнять энергию», — с улыбкой ответил Цинь Юй. В тот же миг пилюля, окутанная зелёным сиянием просвистела в воздухе, направляясь к сюмоисту.

«Пилюля Извечной Сущности? Никогда о такой не слышал, — Лянь Чун хотел было покачать головой, но тут же бессильно выругался: — Бездна, я всё равно сейчас умру, так что нужно хвататься за любую соломинку».

Заметив, что шестой удар молнии вот-вот обрушится вниз, Лянь Чун без колебаний проглотил пилюлю.

Он не боялся быть отравленным по одной простой причине… Если бы кто-то желал его смерти, то ему нужно было лишь подождать несколько секунд.

Но стоило сюмоисту проглотить Пилюлю Извечной Сущности, как в его душе вспыхнула надежда. Он почувствовал, как его юаньин омывают потоки чистой энергии, легко впитываясь прямо в него.

Зелёная волна окатила Лянь Чуна изнутри, проникнув в каждую клеточку; запас энергии в юаньине начал пополняться с невероятной быстротой. Словно ливень, обрушившийся на сухую, иссохшую почву, пилюля вдохнула новую жизнь в истощённый юаньин. И в считанные мгновения… сюмоист был полностью исцелён и до краёв заполнен энергией.

«Это правда. Я… я спасён», — Лянь Чун пришёл в экстаз.

Столь внезапное спасение, когда он уже полностью утратил всякую надежду… Даже жестокого сюмоиста это проняло.

Молодой человек возбуждённо поднял глаза на Циньь Юя и с небывалой торжественностью проговорил: «Брат, я Лянь Чун, сын Второго и Третьего Мастеров Дьявольского Острова Пэн, крупнейшего в Хаотическом Астральном Океане. Я непременно отплачу тебе сполна за спасение моей жизни».

Цинь Юй слегка опешил. Кто бы мог подумать, что он вот так, походя, спасёт какую-то важную шишку с крупнейшего острова Хаотического Астрального Океана? Какая ещё Пилюля Извечной Сущности? Это была самая обычная священная пилюля, в которую он влил немного элементальной жизненной энергии…

Теперь, когда Лянь Чун был полон сил, он бесстрашно поднял голову, с вызовом глядя на облако испытания. Последующие удары молнии его совершенно не беспокоили.

«Дьявольский Остров Пэн, самый крупный в Хаотическом Астральном Океане?» — Цинь Юй хмыкнул про себя, наблюдая за тем, как его новый знакомый проходит испытание.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!