Menu Close

Глава 29 : Бессмертная марионетка Меча

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Повреждённое пространство восстанавливалось с невероятной скоростью. Очень скоро от огромного разрыва величиной с целый Гуйшуй не осталось и следа.

Цинь Юй парил в воздухе, а прямо перед ним завис Чжоу Сянь.

 «Я понимаю Небеса намного лучше, чем ты!»

Эта фраза заставила Цинь Юя содрогнуться.

Возможно ли такое, что Небеса оставят без ответа такое жуткое преступление, как уничтожение целого города со всеми его жителями? Всё действительно так, как он говорит?

Чжоу Сянь улыбкой взирал на юношу со своим обычным выражением всеведения.

Однако у Цинь Юя его улыбка вызывала лишь отвращение. Стоило ему вспомнить эту молодую маму с её невинным большеглазым малышом, который исходил слюной при виде танхулу, как ненависть к Чжоу Сяню тут же вспыхивала с новой силой.

«Обрушить небеса и сотрясти землю движением руки… Теперь ты хоть немного понял пределы моей силы?» — лукаво спросил Чжоу Сянь.

«Достаточно!»

Могучий голос, почти безмятежный, если не считать лёгкой нотки гнева, накрыл их обоих с головой. Чжоу Сянь, который ещё миг назад насмешливо улыбался, мгновенно изменился в лице. Он тут же подобрался, а на лице застыло дружелюбие и учтивость.

«Рад видеть вас в добром здравии, дядюшка Лань. Вы так надолго покинули клан на этот раз… Отец также соскучился по вас. Когда я отправился сюда, он даже лично поручил мне передать вам свои наилучшие пожелания», — медоточивым голосом проговорил Чжоу Сянь.

Дядюшка Лань возник в воздухе из ниоткуда.

Он обвёл изучающим взглядом то место, где раньше был Гуйшуй. Теперь это был громадный котлован, постепенно заполнявшийся водой; ни людей, ни даже куска черепицы, город просто исчез, словно его никогда и не было. Река Ли, огибавшая Гуйшуй в прошлом, уже почти заполнила котлован своими водами.

Гуйшуй был уничтожен, однако было непохоже, чтобы дядюшку Ланя это разозлило.

«Чжоу Сянь, тебе следует возвратиться домой», — бесстрастно сказал он.

Чжоу Сянь поклонился: «Вопрос, порученный мне уважаемым дядей, был улажен, так что мне действительно пора. Кузина, вероятно, будет умирать со скуки по возвращении, так что мне лучше поскорее составить ей компанию. Дядюшка Лань, позвольте откланяться».

«М-м», — неразборчиво ответил тот.

Чжоу Сянь поклонился, после чего взмыл вверх. В небе словно сама собой открылась чёрная дыра. Молодой человек влетел в неё и исчез.

«Сяо Юй», — дядюшка Лань тут же приблизился к Цинь Юю.

Юноша поднял на него взгляд: «Дядюшка Лань, неужели беспричинное убийство невинных людей не преступление? Чжоу Сянь вырезал целы город по прихоти, почему Небеса его не покарали?»

Дядюшка Лань потрепал его по волосам, затем искренне ответил: «Сяо Юй, Небеса… это явно не то, что ты можешь себе вообразить. Впрочем, и этот паршивец Чжоу Сянь не способен описать их. Но… по крайней мере, в меру моего понимания, массовая резня не будет преступлением перед Небесами».

Дядюшка Лань поднял голову, вглядываясь в синь неба. Цинь Юю на миг показалось, что старик достиг полного единения с природой.

«Что такое, собственно, Небеса? Я размышлял об этом годы напролёт, однако до сих пор не знаю ответа… Однако многие сеньоры моего клана, имеющие за плечами необъятный багаж опыта, сходятся в одном: Небеса абсолютно лишены сострадания. Их не интересует, убийца ли ты или добряк, помог ты десяткам миллионов людей или покромсал их на куски. Возможно, в их глазах всё одинаково ничтожно».

Дядюшка Лань осунулся, словно чем-то опечаленный.

«В естественном отборе выживает самый приспособленный. Убей или будь убитым. Объединяются ли люди, чтобы убить одного, или один человек вырезает бесчисленное количество невинных… Что бы ни случилось, Небеса такая мелочь не интересует», — уверенно заключил он.

Взгляд старика потяжелел, а на скулах заходили желваки.

«Если бы Небесам было не всё равно, разве могло произойти столько всего ужасного? Оказался бы я в таком положении? Небеса… абсолютно безжалостны! Или, скорее, они и вовсе не имеют каких-либо эмоций, — мрачным тоном продолжил дядюшка Лань. Немного помолчав, он внезапно тряхнул головой и усмехнулся, словно насмехаясь над собой: — На самом деле… у Небес, возможно, и есть эмоции. Однако мы их не интересуем, и не важно, насколько высок твой статус или насколько ты могущественен. Как человека не интересуют муравьи. У Небес могут быть эмоции, однако они не используют их по отношению к людям».

Дядюшка Лань взглянул на Цинь Юя.

«Сяо Юй, ты ещё помнишь, как во время нашей первой встречи я сказал тебе… не сближаться с Ли-ер, если не хочешь умереть? Помнишь?»

«Да, хорошо помню», — кивнул юноша.

Дядюшка Лань вздохнул: «Я действительно так думал в то время, но позже я осознал, что… некоторые вещи невозможно запретить, что лучше следовать за своим сердцем. Поэтому я помог тебе, используя свои возможности, и скрыл от моего клана факт ваших с Ли-ер отношений».

Цинь Юй мысленно кивнул.

Он знал, что этот пресловутый клан, в котором состояли дядюшка Лань, Ли-ер и Чжоу Сянь, обладал удивительными возможностями. И что дядюшка Лань, вероятно, был невероятно могучим экспертом даже по их меркам. Этого было достаточно, чтобы помешать клану узнать о нём и Ли-ер.

«Но, хоть я и смог это сделать, это лишь временная мера, вечно тебя прятать не получится! Потому что ты уже любишь Ли-ер, а значит, должен будешь рано или поздно преодолеть эти преграды самостоятельно. Разумеется, ты также можешь сдаться. В этом случае ты сможешь жить мирно и счастливо, не беспокоясь ни о чём», — старик лукаво улыбнулся.

«Дядюшка Лань, — Цинь Юй едва заметно качнул головой. – Жить мирно и счастливо? Я лучше умру, чем буду влачить существование живого мертвеца. Если Ли-ер будет меня ждать, как эти опасности могут меня испугать?

Дядюшка Лань, ты знаешь, когда я был маленьким, моей единственной целью было помочь отцу и заслужить его одобрение. Когда я застрял на пике ступени Хоутянь без надежды на прорыв, я подумал… что с радостью умру, если это поможет мне достичь ступени Сяньтянь и позволить встать плечом к плечу с отцом».

Взгляд Цинь Юя затуманился, словно он воочию видел то время. Тогда его отец был для него единственным и самым важным человеком, но сейчас в его сердце поселился и ещё один образ – Ли-ер.

«Я уже исполнил то своё желание… Я даже лично убил Сян Яна, позволив клану Цинь объединить империю Чу и основать династию Цинь, — в голосе Цинь Юя чувствовались жизнь и неистребимый боевой дух. – Можно сказать, что моя жизнь прямо сейчас устроилась как нельзя лучше.

Некоторые проживают свою жизнь в невежестве, но я уже достиг немалого, так что даже смерть меня не страшит. Так что может меня остановить?»

В глазах дядюшки Ланя вспыхнула искорка одобрения и восхищения.

«Отец как-то сказал мне одну вещь, которую я никогда не забуду: «Делай то, что считаешь правильным. Сыны клана Цинь никогда не дрогнут ни перед чем, даже перед лицом смерти!» Я не убоюсь никаких опасностей. Нет ничего в этом мире, что было бы достойно моего страха. Чжоу Сянь, возможно, непредставимо силён, но это верно только сейчас. Я буду развиваться, я буду становиться сильнее. Придёт день, и мы с Ли-ер сможем быть вместе, не скрываясь ни от кого. Никто не сможет меня остановить!»

Клап! Клап!

Дядюшка Лань с довольным видом зааплодировал: «Чудесно, Сяо Юй. Судя по всему, мне не о чем волноваться. Я по-настоящему счастлив, что ты способен на такие рассуждения.

Я смотрю на тебя, и невольно вспоминаю себя в прошлом. Вот только… ты куда слабее, чем был я. Однако тебя переполняет даже более сильная решимость. В этом ты меня прошлого превосходишь».

Дядюшка Лань теперь глядел на Цинь Юя ещё с большей теплотой.

«Следуй за своими истинными чувствами. Делай лишь то, о чём потом не пожалеешь. Этого уже достаточно!» — напутствовал его старик, похлопав по плечу.

Цинь Юй замедленно кивнул. Он задумался о том, что же за клан стоит за Ли-ер, и какого уровня силы ему необходимо достичь, чтобы быть достойным стоять рядом с ней.

Не в силах совладать с любопытством, он осторожно спросил: «Дядюшка Лань, ты можешь мне сказать, почему мне грозит смерть, если члены твоего клана узнают о нас с Ли-ер?»

Старик улыбнулся.

«Сяо Юй, ты же видел, на что способен Чжоу Сянь, верно? Даже на твоём уровне силы, не говоря уже о Чжоу Сяне, эксперты перестают придавать значение внешности, поскольку… её слишком легко изменить».

Цинь Юй кивнул.

Дядюшка Лань продолжил: «Ли-ер имеет множество воздыхателей среди молодых людей моего клана и даже за его пределами. Причина кроется не только в её высоком статусе, внешности или манерах. Важнее всего то, что она хранит одну тайну. Именно из-за этого у неё нет отбоя от тех, кто жаждет добиться её расположения».

Цинь Юй вдруг осознал.

Путь к Ли-ер преграждала целая свора соперников.

«Поэтому… если бы о ваших отношениях стало известно, отцу Ли-ер не пришлось бы даже ничего предпринимать. Эти претенденты на руку Ли-ер убили бы тебя тысячу раз!» — дядюшка Лань хихикнул.

Цинь Юй ответил вымученной улыбкой.

Похоже, он едва не разворошил осиное гнездо.

«И каждый из них сравним по силе с Чжоу Сянем?» — уточнил юноша.

Дядюшка Лань усмехнулся: «Различия в силе между ними могут весьма существенными, однако… любой из них раздавит тебя не то что пальцем, одной мыслью».

Ну, по крайней мере, теперь Цинь Юй знал о пропасти, которую ему предстояло преодолеть.

Гигантской и чудовищно глубокой пропасти.

«Ну как, не растерял ещё уверенность?» — подначил его дядюшка Лань.

Цинь Юй не ответил, однако горящий в его глазах огонь был красноречивее любых слов.

Дядюшка Лань кивнул и вдруг посерьёзнел: «Ли-ер уже вернулась в клан. И теперь покинуть его будет невероятно сложно. Мне тоже придётся вернуться и находиться рядом с ней. В противном случае, с учётом характера её отца, даже угрозы убить себя ей вряд ли помогут. Я мало что могу обещать, но я гарантирую тебе одну вещь… Ли-ер не выйдет замуж ни за кого против своей воли. Она дождётся тебя».

«Спасибо», — Цинь Юй с искренней признательностью поклонился.

Судя по тому, что он узнал из разговора Ли-ер и Чжоу Сяня, дядюшка Лань явно был достаточно могущественным человеком, чтобы открыто оспаривать решения отца девушки. С поддержкой старика Ли-ер будет куда проще.

«Можешь не беспокоиться. Мой клан будет существовать вечно. Для нас даже сотня миллионов лет лишь краткий миг. Но это не значит, что тебе некуда спешить», — добавил дядюшка Лань строго.

«Будь спокоен, дядюшка Лань, — Цинь Юй был уверен в себе. Немного поколебавшись, он спросил: – И всё же, какого уровня силы мне нужно достичь, чтобы отправиться в твой клан? Золотого Бессмертия? Мистического Бессмертия?»

Дядюшка Лань на миг опешил, затем успокаивающе улыбнулся: «Хе-хе, не волнуйся об этом… Когда ты попадёшь в Санктуарий Ни Яна, ты и сам поймёшь, где лежит твоя цель».

«Санктуарий Ни Яна!» — поражённо воскликнул Цинь Юй.

Могущество дядюшки Ланя и в самом деле было непостижимо. О Санктуарии юноша говорил только Ли-ер, и ни один из них ни словом не обмолвился об этом дядюшке Ланю. Так откуда он узнал?

«Санктуарий Ни Яна также станет твоим испытанием. Если ты не сумеешь преодолеть все его опасности и заполучить ту вещь, то тебе лучше будет сдаться, пока не поздно», — на губах дядюшки Ланя снова заиграла лукавая улыбка.

Глаза Цинь Юя вспыхнули: «Ещё чего. Этот Санктуарий меня не остановит».

«Когда ты достигнешь самого сердца Санктуария, ты узнаешь, какого уровня силы тебе предстоит достичь, чтобы открыто просить руки Ли-ер. Постарайся как следует подготовиться. Если ты отправишься туда на своём нынешнем уровне силы, твои шансы на успех будут ничтожны», — вздохнул дядюшка Лань.

Цинь Юй медленно кивнул.

Он и сам это понимал. Даже Бессмертный Император Ни Ян в своём прощальном послании предупреждал, что экспертов слабее ступени Дачэн в Санктуарии ждёт лишь смерть. Уровень силы, соответствующий сюсянистам на ступени Дачэн был лишь минимальным критерием, так что можно было лишь догадываться, какие опасности таит в себе это место.

«Сяо Юй, мне пора уходить. Зная отца Ли-ер, я почти уверен, что сразу по возвращении её ждёт крайне неприятный разговор, если не нечто похуже. Но прежде, у меня есть для тебя подарок».

Старик взмахнул рукавом.

Вспышка света осветила всё вокруг. Перед ними возник мужчина в чёрном одеянии. Его грозное выражение лица внушало безотчётный страх.

«Кто… кто этот сеньор, дядюшка Лань?» — осторожно спросил юноша.

Дядюшка Лань расхохотался: «Сеньор? А-ха-ха, нет, это не живой человек. Это Бессмертная марионетка Меча, которую я создал на досуге».

«Бессмертная марионетка Меча?» — поражённо переспросил юноша, рассматривая грозную фигуру.

Дядюшка Лань довольно кивнул: «Именно так. Воспринимай его, как Бессмертный артефакт. Ты также можешь персонализировать его кровью. Бери, теперь он твой. Максимальный уровень силы, который он способен демонстрировать, соответствует 9 рангу Золотого Бессмертного!»

Цинь Юй в шоке уставился на старика, отказываясь верить своим ушам.

С таким могущественным артефактом… не значило ли это, что ему теперь нечего бояться на плане смертных?

«Сяо Юй, то, что я сказал, конечно, правда, однако… эта Бессмертная марионетка требует чудовищного количества энергии для работы».

«Энергии? У меня есть Бессмертный Дворец Цинъюй. Это почти неисчерпаемый запас элементальной руды», — поднял брови юноша. Он едва сдерживал радостное возбуждение.

«Ты думаешь, всё так просто? Ладно, для начала привяжи его кровью, сам всё увидишь», — дядюшка Лань лишь с усмешкой качнул головой.

Цинь Юй тут же подлетел к марионетке и капнул на неё кровью. Алая капля впиталась мгновенно, как капля воды пролитая на песок в пустыне.

Мысленным усилием юноша заставил марионетку втянуться в его тело. Основные принципы её использования действительно мало отличались от Бессмертных артефактов.

В тот момент, когда он втянул марионетку в своё тело, Цинь Юй мгновенно осознал, как ею управлять. В следующий миг юноша через силу усмехнулся.

В этой марионетке была установлена Преумножающая Элементальная Формация. Эта формация была способна полностью покрыть энергетические потребности марионетки, однако требовала элементальных священных кристаллов для работы. И не каких-нибудь, а кристаллов высшего грейда!

Даже у Цинь Юя с его Бессмертным Дворцом Цинъюй не было ни одного элементального кристалла высшего грейда.

«Сяо Юй, — с улыбкой проговорил дядюшка Лань, — Преумножающая Элементальная Формация внутри марионетки, как видишь, имеет девять ниш. Если поместить в одну из них элементальный кристалл высшего грейда, то она будет иметь силу Золотого Бессмертного 1 ранга. Заполнишь две ниши – сила поднимется до Золотого Бессмертного 2 ранга… Иными словами, чтобы получить максимальный уровень силы, о котором я говорил, необходимо будет добыть 9 элементальных кристаллов высшего грейда!»

Цинь Юй со вздохом кивнул.

Несмотря на то, что лишь Небесам ведомо, во сколько сотен раз девятый ранг Золотого Бессмертного могущественнее первого, марионетке требовалось лишь в девять раз больше энергии, чтобы продемонстрировать такую мощь.

Причиной такого низкого энергопотребления была Преумножающая Элементальнальная Формация, эффективность которой повышалась по мере заполнения девяти ниш.

По сути, лишь с девятью элементальными кристаллами высшего грейда формация становилась завершённой и позволяла марионетке демонстрировать свою реальную мощь.

«Дядюшка Лань, Бессмертный Дворец Цинъюй изготовлен из огромного куска элементальной руды. Насколько я видел, в некоторых искусственных горах дворца, в хранилище и ещё кое-где действительно имеются элементальные кристаллы, но большинство из них нижнего или среднего грейда. Кристаллы верхнего грейда можно пересчитать по пальцам. И, разумеется, у меня нет даже одного элементального кристалла высшего грейда!» — расстроенно проговорил Цинь Юй.

Подобные кристаллы были невероятно ценными. Даже на верхнем плане они были редкостью. Как правило, даже Золотые Бессмертные с большой неохотой использовали их для своих целей.

«Это не совсем так. Этот твой Бессмертный Дворец Цинъюй изготовлен из весьма примечательного куска элементальной руды. Если ты полностью его разрушишь, то сможешь получить 20-30 кристаллов высшего грейда», — усмехнулся старик.

На Цинь Юя было жалко смотреть.

Поднимется ли у него рука разрушить Бессмертный Дворец Цинъюй?

Ценность этого артефакта заключалась не только и не столько в элементальной руде. Его главным преимуществом были защитные формации, установленные лично Бессмертным Императором Ни Яном. Ценность столь безопасного убежища было сложно переоценить.

«Но есть и другой путь. Элементальная эссенция намного ценнее, чем даже кристаллы высшего грейда. Один сгусток элементальной эссенции эквивалентен сотне таких кристаллов. Кажется, у тебя завалялась одна?»

«Дядюшка Лань, эта элементальная эссенция – ядро Бессмертного Дворца Цинъюй. Если я её использую, то каким образом мне потом управлять дворцом? – понурился юноша. – Кроме того, пусть даже она в тысячу раз ценнее элементальных кристаллов высшего грейда, но где я найду покупателя?!»

Кто в мире смертных сможет осилить такой обмен? Вероятно, ни у кого на этом плане не было даже одного элементального кристалла высшего грейда, не говоря уж о ста!

И, разумеется, без управляющего ядра Бессмертным Дворцом Цинъюй останется только любоваться.

«Ха-ха-ха… Ладно, ладно, прости, шутки в сторону, — засмеялся дядюшка Лань. – Разумеется, я в курсе, что у тебя нет элементальных кристаллов высшего грейда. Я дам тебе один. Только один! Этого будет достаточно, чтобы марионетка смогла продемонстрировать мощь Золотого Бессмертного 1 ранга. Естественно, пока кристалл не истощится».

С этими словами старик протянул Цинь Юю кристалл.

Юноша принял его без колебаний. Пусть только один, но это было куда лучше, чем ничего.

«Дядюшка Лань, насколько его хватит?» — спросил Цинь Юй.

Старик задумался: «Эта Бессмертная марионетка Меча содержит в себе технику под названием “Искусство Раскола Небес”, состоящую из девяти основных движений. Каждое из них требует разного количества энергии. Если ты заставишь марионетку исполнить девятое, то это потребует примерно 80% энергии кристалла».

Цинь Юй понял.

Одного элементального кристалла высшего грейда, вероятно, хватит лишь на одну схватку. И после этого марионетка станет бесполезной куклой, пока он не сумеет найти новых кристаллов.

«Сяо Юй, — голос старика внезапно потяжелел, — вручая тебе эту марионетку, я лишь надеюсь, что она немного облегчит тебе путь. Поэтому я дал тебе лишь один кристалл, чтобы ты не слишком уповал на чью-то помощь извне. Ты должен полагаться во всём исключительно на себя. Используй марионетку лишь в том случае, если это будет единственным способом сохранить жизнь.

Думаю, ты и сам понимаешь, что у меня предостаточно кристаллов высшего грейда, но я не могу дать тебе больше одного. Если я это сделаю… Поверь, вреда от этого будет больше, чем пользы. Получив от меня кристаллы, ты сможешь творить, что тебе заблагорассудится, даже если столкнёшься с Золотыми Бессмертными. Но на что ты будешь полагаться при встрече с Чжоу Сянем и ему подобными?»

Видя исполненный надежды взгляд старика, Цинь Юй наконец осознал дилемму, с которой тот столкнулся.

«Дядюшка Лань, всё в порядке, я тебя не подведу», — медленно проговорил юноша.

Старик радостно улыбнулся: «Отлично. Что ж, мне пора. Если я задержусь ещё дольше, Ли-ер придётся несладко».

Позади него вдруг из ниоткуда возникла чёрная дверь, ведущая в никуда.

Дядюшка Лань шагнул в чёрный проём, но на пороге вдруг остановился, чтобы бросить последний испытующий взгляд на Цинь Юя: «Сяо Юй, прошу тебя. Не подведи Ли-ер. Она верит в тебя, как и я».

«Да», — без тени сомнений ответил юноша.

Удовлетворённый ответом, дядюшка Лань шагнул в чернеющий провал. В следующий миг и дверь, и дядюшка Лань исчезли из этого мира, словно их никогда и не существовало.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!