Menu Close

Глава 26 : Единый мир

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

В главном зале Звёздной Башни.

Управляющий Чжуан Чжун и Стражи мрачно переглядывались, в их глазах отчётливо читалось изумление.

«Стражи мои, сейчас, когда три Мастера Башни отсутствуют, мы не должны позволить врагу разрушить формацию, чего бы это ни стоило. Я сейчас же передам весточку Мастерам. Пожалуйста, продержитесь до того момента, как они подоспеют», — Чжуан Чжун тяжёлым взглядом обвёл всех присутствующих.

Практически все Стражи, собранные в зале, были на ступени Дунсюй. Лица экспертов были напряжены и исполнены решимости.

Тем временем падшие бессмертные поколения Шань за пределами Звёздной Башни также пребывали в изумлении. Тот факт, что эта защитная формация смогла выдержать атаку Бессмертного оружия Шань Цю, казался им невозможным. Не стоит забывать, что Шань Цю был падшим бессмертным 8-го испытания, способный даже сючжэнистов на ступени Дачэн уничтожить одной атакой.

По мнению экспертов континента Тэнлун, сючжэнисты Северных Территорий были невероятно слабы, что, собственно, и соответствовало действительности. Однако сейчас перед их глазами колыхался барьер, способный выдержать полновесный удар падшего 8-го испытания, нанесённый Бессмертным артефактом.

«Как такое возможно? Мои глаза меня не обманывают? Эта жалкая защитная формация Звёздной Башни действительно смогла выстоять против удара моего меча? – опешил Шань Цю. Но спустя пару секунд он улыбнулся: — Понятно. По всей видимости, её создателем был тот самый падший бессмертный, “дядюшка Лань”».

Шань Мин сузила глаза, усмехнувшись: «Сеньор, похоже, этот падший действительно довольно грозный противник. Никогда бы ни подумала, что он может установить такую формацию. Вот только… хоть она и хороша, пользуются ею слабаки. Сеньор, нам не стоит терять зря время. Давайте просто ударим вместе и разрушим эту формацию одной атакой».

Шань Цю кивнул, разглядывая причудливое свечение, окружающее Звёздную Башню.

Хоть эта формация и была выше всяких похвал, однако если бы он примени по-настоящему серьёзную технику, то почти наверняка взломал оборону Звёздной Башни. Но зачем ему напрягаться? У него под рукой были ещё три сильных падших.

«Младшие братья, младшая сестра, используем атакующую формацию!» — скомандовал он.

Тело Шань Цю засияло нестерпимым светом, а его Бессмертный меч нижнего грейда снова устремился в полёт. Остальные три эксперта поколения Шань отправили свои Бессмертные клинки одновременно с ним. Четыре ярких кометы, полыхающих разными цветами, устремились к Звёздной Башне.

«Яростная Молния!» — едва слышно проговорил Шань Цю, делая сложный жест руками, после чего указал пальцем вперёд.

Четыре Бессмертных клинка, резко ускорившись и закрутившись вдоль своей оси, словно буры, метнулись к барьеру. В следующий миг они объединились и, словно гигантская молния, вонзились в призрачное марево. От раздавшегося взрыва, казалось, затряслась вся Звёздная Башня.

Данг!

Лопнув, словно огромный пузырь, Великая Небесная Звёздная Формация разлетелась на лоскуты под синхронным ударом четырёх падших. В ту же секунду все 200 тысяч стражников Башни закашлялись кровью, получив тяжёлые ранения.

«Кхак!» — Стражи в главном зале не стали исключением; все они были бледны, а в уголках рта показалась кровь.

Не прошло много времени, как незваные гости уже вступали под своды этого зала. У шедшего впереди мужчины был свирепый и острый взгляд, а его аура окутала всё вокруг, словно нависшая над каждым защитником гора.

Шань Цю пренебрежительно обвёл взглядом Чжуан Чжуна и Стражей, словно они были предметами интерьера. Неудивительно, в глазах падшего 8-го испытания сюяоисты на ступени Дунсюй были ничтожными букашками, не более.

«Говорите, где хозяин Звёздной Башни, Цинь Юй?» — негромко проговорил Шань Цю.

Хоть его голос и звучал спокойно, однако от него исходило непреодолимое давление. Это была царственная уверенность человека, обладающего высоким статусом.

Чжуан Чжун набрал в грудь воздуха и, слегка поклонившись, проговорил: «Сеньор, я управляющий Звёздной Башни, Чжуан Чжун. Могу я поинтересоваться, зачем вы ищете нашего Мастера Башни?»

«Здесь кто задаёт вопросы, ты или я?» — холодно, самыми кончиками губ улыбнулся Шань Цю.

Чжуан Чжуна передёрнуло. Его сердце заколотилось в бешеном ритме, он понял, что намерения этого человека были какими угодно, только не добрыми!

Младший брат Шань Цю, Шань Нянь, брезгливо посмотрел на Чжуан Чжуна: «Мы пришли найти Цинь Юя. Вы, мелюзга, должны лишь смиренно отвечать на вопросы и не открывать понапрасну рот. И лучше говорите правду, иначе… Я ничего не имею против смерти парочки сюяоистов».

О самовлюблённости и высокомерии сюсянистов было известно всем. Они всегда свысока смотрели на представителей других путей Сючжэнь, будь то сюмоисты или сюяоисты. Так же, как за сюмоистами закрепилась репутация безжалостных и жестоких экспертов, а сюяоисты считались сильнейшими в бою и часто поддавались своим инстинктам и желаниям.

«Я всего лишь управляющий. Как может кто-то вроде меня знать, куда изволит отправиться Мастер Башни или где он решил уединиться для тренировки? В конце концов, мы говорим о главе целой фракции. Ах да, сеньоры, я думаю, кое-кто действительно может знать ответ на ваш вопрос. Полагаю, вам следует обратиться к нему», — Чжуан Чжун бестрепетно улыбнулся.

«Говори», — бросил Шань Цю.

«Это сеньор Лань. Мастер Башни называет его “дядюшкой Ланем”. Это падший бессмертный, которого Мастер глубоко уважает. Думаю, сеньор Лань должен знать, где глава находится сейчас», — обстоятельно пояснил Чжуан Чжун.

Шань Цю, до сих пор не выказывавший ни тени эмоций, вдруг едва не прожёг управляющего свирепым взглядом.

Последним, кого он сейчас хотел видеть, был этот загадочный “дядюшка Лань”, поскольку, согласно их данным, защитное сокровище Ли-ер, продемонстрированное во время экспедиции в Замок Девяти Мечей, было слишком могущественным, чтобы быть всего лишь Бессмертным артефактом нижнего грейда. Этого факта было достаточно, чтобы в какой-то мере дать оценку силе “дядюшки Ланя”.

Напоровшись на взгляд Шань Цю, Чжуан Чжун вжал голову в плечи, словно в ужасе: «Сеньор, я говорю правду. Если вы хотите знать, где сейчас Мастер Башни, то, вероятно, только сеньор Лань сможет вам помочь. Неужели я чем-то вас ненароком оскорбил?»

«Хмф, Чжуан Чжун, неплохое представление. Больше всего я ненавижу… хитрых ничтожеств», — Шань Цю был раздражён донельзя. Он прекрасно понял, что этот управляющий упомянул дядюшку Ланя для того, чтобы его напугать. И это его не порадовало.

Очень не порадовало!

Если бы у Шань Цю была уверенность в том, что он может справиться с этим неведомым экспертом, то мелкая хитрость Чжуан Чжуна его бы лишь посмешила. Однако… такой уверенности у него не было, и это злило его больше всего.

«Мелкий изворотливый краб, ты думаешь, я боюсь вашего сеньора Ланя или как там его? И поэтому ты решил использовать его имя, чтобы меня напугать, так?» — во взгляде Шань Цю сверкнула сталь.

Сердце Чжуан Чжуна затрепетало от недоброго предчувствия.

Шань Цю между тем припомнил сеньоров Храма Цинсюй из Хаотического Астрального Океана, а также слова Бессмертного в Небесном Дворце, и его лицо вспыхнуло высокомерием: «Сеньор Лань? Пф, ты ошибся, мелкий краб. Даже если он падший бессмертный 12-го испытания, он не сможет стать угрозой для моего Храма Цинсюй. Я до сих пор не нашёл ту картину, а тут ещё ты со своими ужимками. Аргх! Демоны и дьяволы должны быть стёрты с лица земли…»

На последних словах Шань Цю повелительно взмахнул рукавом.

Сюсянисты называли сюмоистов и сюяоистов не иначе, как дьяволами и демонами. Убийство этих “исчадий зла” было абсолютно оправдано в их глазах. Но, разумеется, если “дьяволы и демоны” были слишком могущественны, то сюсянисты с энтузиазмом величали их “собратья сючжэнисты”.

В мире Сючжэнь редко можно было увидеть чересчур принципиальных и прямолинейных экспертов.

«Демоны и дьяволы должны быть уничтожены… а-ха-ха, сынок, ну и наглец же ты».

Негромкий голос, казалось, заполнил собой всё пространство главного зала. Все присутствующие, включая и падших бессмертных поколения Шань, мгновенно ощутили мощное ментальное подавление.

«Какая сила!» — переменился в лице Шань Цю.

Дядюшка Лань, облачённый в простое синее одеяние, возник перед Чжуан Чжуном, с нечитаемой улыбкой на лице взирая на четырёх незваных гостей. Он ни словом, ни жестом не выразил недовольства или угрозы, однако у четверых падших всё внутри сжалось, словно от холода.

«Насколько мне известно, в мире Бессмертных, который также можно назвать и миром Демонов или Дьяволов, Бессмертные и вполовину не так сильны, как те же Демоны. В общем-то, как и в мире смертных», — продолжил дядюшка Лань.

Мир Бессмертных, мир Демонов и мир Дьяволов вовсе не находились в различных вселенных. На самом деле, это было единое пространство, просто невероятно обширное.

Представители каждого из пути Сючжэнь занимали в этой единой вселенной определённый сектор. Из-за этого между Бессмертными Императорами, Дьволами-Императорами и Демонами-Императорами порой возникали самые различные отношения и конфликтные ситуации. Это также было причиной того, что все три “мира” были осведомлены о том, что такое Санктуарий Ни Яна.

«Ты… тот самый сеньор Лань?» — Шань Цю, казалось, был совершенно не впечатлён.

«Верно», — кивнул тот.

«Откуда ты знаешь, что миры Бессмертных, Демонов и Дьяволов находятся в одной и той же вселенной?» — как оказалось, кое-что его всё же удивило. Эта информация была общеизвестна в мире Бессмертных, однако даже падшие, как правило, ничего об этом не знали. Он сам получил доступ к кое-каким тайным знаниям лишь потому, что часто выступал в качестве представителя при общении с сеньорами из мира Бессмертных.

Дядюшка Лань издал смешок: «Насколько много тебе известно, юнец? Миры Бессмертных, Демонов и Дьяволов действительно находятся в одном пространстве. Это просто вселенная, которая находится на более высоком плане бытия, нежели мир смертных. По сути, никаких физических разграничений между “мирами” не существует. Разделение имеет место лишь в плане разных энергетических уровней. Когда энергия внутри сючжэниста достигает определённого порога, он возносится на более высокий план.

Сюсянисты вы, сюмоисты или сюяоисты – не важно. Как только вы достигаете вознесения, вас переносит в ближайшую подходящую по уровню энергии вселенную. Сюсянисты называют этот план миром Бессмертных, сюмоисты – миром Дьяволов, а сюяоисты – миром Демонов. Но фактически, это одно и то же место».

Падшие из поколения Шань застыли, окаменев от изумления.

Дядюшка Лань же внезапно разулыбался: «Ах да, совсем забыл. Вы, сюсянисты, часто говорите своим ученикам, что в мирах Дьяволов и Демонов царят хаос, кровь и грязь, и лишь в вашем мире Бессмертных процветает гармония и порядок. Ха-ха, вы обманываете себя и окружающих. Ваше счастье, что мало кому известно о том, что все эти миры – одно и то же место».

Это действительно было иронично.

Сюсянисты вовсю очерняли миры Демонов и Дьяволов, насколько только хватало воображения. Но как бы ни порочны были эти “миры”, их собственный безупречный рай находился в той же самой вселенной.

Мир Бессмертных был миром Демонов и миром Дьяволов!

«Сеньор, могу я поинтересоваться, сколько испытаний вы уже прошли, как падший бессмертный, а также, знаете ли вы Преподобного Мин Ляна из моего Храма Цинсюй?» — внезапно спросил Шань Цю.

Этот Преподобный Мин Лян был далеко не обычным экспертом. Он был сеньором Шань Цю, а также сильнейшим членом Храма в настоящий момент, падшим 12-го испытания!

«Сколько испытаний я прошёл, не должно тебя волновать. Преподобный Мин Лян? С чего бы мне знать какую-то мелкую сошку?» — дядюшка Лань ответил таким тоном, словно говорил о букашке.

Шань Цю аж позеленел: «Вы передёргиваете, сеньор! Преподобный Мин Лян из Храма Цинсюй – это могущественный падший бессмертный 12-го испытания. Даже лидеры трёх главных островов Хаотического Астрального Океана не рискнули бы смотреть на него свысока, а вы смеете называть его “мелкой сошкой”!»

Он был явно раздосадован и едва не сорвался на крик.

«Не знаю я никакого Преподобного Мин Ляна. Но я знаю маленького золотого Пэна* с трёх главных островов. Ладно, мы уже достаточно поговорили. Вы можете идти», — на лице дядюшки Ланя снова застыла безразличная полуулыбка.

Прим. W: Пэн — гигантская птица в древнекитайской мифологии (подробнее в Вики).

Шань Цю не знал, что это за “маленький золотой Пэн”, которого упомянул дядюшка Лань. Вероятнее всего, это какой-то эксперт, живущий на трёх главных островах Хаотического Астрального Океана.

Сючжэнистов, проживающих на главных островах, мало кто мог позволить себе оскорбить.

«Сеньор, вы эксперт одного из главных островов Хаотического Астрального Океана?» — осторожно спросил Шань Цю.

«Ребятки, я уже сказал вам уйти, но вы до сих пор здесь. Похоже, придётся самому вас выдворять», — вздохнул дядюшка Лань.

Заслышав его слова, падшие начали судорожно концентрировать внутреннюю энергию, опасаясь, что этот сеньор Лань сейчас примется за них всерьёз. Судя по их наблюдениям и этому разговору только что, дядюшка Лань действительно был очень могущественным падшим. По крайней мере, более сильным, чем они.

«Неужели вы прибегнете к силе, сеньор?» — хорохорясь, спросил Шань Цю.

«Сила? Ох, некоторые просто не могут себе не льстить…» — снова вздохнул дядюшка Лань, взмахивая рукавом. Четверо падших бессмертных в тот же миг исчезли из главного зала.

Чжуан Чжун был на седьмом небе от счастья. Эти незваные гости казались невероятно пугающими, однако, судя по всему, сеньор Лань был ещё более грозным экспертом.

«Сеньор Лань…» — начал было он говорить, однако старик, не обращая внимания на него, нахмурился.

«Формация действительно несколько слаба, если активировать её с помощью энергии стражников. Придётся её немного улучшить».

****

Высоко в небесах над необъятными просторами океана прямо в воздухе возникли четыре фигуры.

«Что произошло, сеньор?» — Шань Мин потрясённо озиралась по сторонам. Буквально миг назад они ещё были внутри главного зала Звёздной Башни.

Лицо Шань Цю стало смертельно серьёзным: «Телепортация, он принудительно нас телепортировал. Пусть это место и не так далеко от Звёздной Башни, мы всё же падшие 8-го и 7-го испытаний. Телепортировать нас одним лишь взмахом руки… Возможно, только падшие бессмертные 12-го испытания могут обладать подобным могуществом».

Шань Цю сказал лишь “возможно” и “могут”, потому что не был до конца уверен, что падшие 12-го испытания на это способны. То, с какой небрежностью дядюшка Лань проделал этот финт, вселило в него настоящий страх.

Было совершенно очевидно, что если бы он захотел их убить, то ему достаточно было бы лишь пошевелить пальцем!

«Возвращаемся. Похоже, мы всё-таки недооценили этого дядюшку Ланя, стоящего за Цинь Юем. Необходимо обо всём доложить грандмастеру Мин Ляну. Если и он окажется бессилен, то у нас не останется другого выхода, кроме как дожидаться прибытия в наш мир сеньоров из мира Бессмертных».

Теперь Шань Цю уже не был так уверен, что его обещания Бессмертному Императору могут быть исполнены.

Четыре падших бессмертных в тот же миг яркими кометами устремились в сторону Острова Золотого Древа.

****

Где-то в империи Мин…

По улице небольшого городка шёл молодой человек в белых одеждах. Любой, завидя улыбку на его лице, ощущал странную теплоту, разливающуюся в глубине сердца, и инстинктивно проникался к нему дружелюбием.

Юноша шёл неспешно, словно вышел на прогулку после обеда.

Но даже так, сделав лишь два шага, он пересёк весь город с запада на восток. Ещё несколько шагов – и вот он уже переместился из города Фэнъян династии Мин в город Сюйчжоу.

Эта была удивительная и очень необычная техника быстрого перемещения. Если бы Цинь Юй был здесь, то мог бы заметить, что она сильно напоминала метод перемещения Ли-ер. Те же лёгкие, почти невесомые шаги, и чудовищная, поражающая воображение скорость.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!