Menu Close

Глава 24 : Любой ценой

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Зелёные светлячки проникали в мышцы Цинь Юя, а затем начинали безостановочно разрывать и восстанавливать живые ткани. Клетки разрушались и трансформировались, и прочность тела юноши возрастала с пугающей скоростью.

И не только мышцы, даже кровеносные сосуды и кости не избежали радикальной перестройки.

Это было похоже на выплавку стали, когда металл обретал невероятную прочность после сотен циклов закалки. Кости Цинь Юя одна за другой претерпевали невиданные изменения. С каждой секундой они становились всё крепче, и скорость этого процесса лишь возрастала.

Зелёные “снежинки” осыпали тело юноши нескончаемым потоком, заставляя трансформироваться каждый его уголок.

Тем временем разум Цинь Юя пребывал в состоянии абсолютного единения с природой. Юноша был полностью поглощён созерцанием вечной и всеобъемлющей красоты вселенной, так что даже не обратил внимания на странное поведение Метеоритной Слезы. Удивительные изменения, происходящие с его телом, также остались им незамеченными.

Внутри даньтяня Цинь Юя…

Здесь была лишь планета. Она была сформирована из чёрного ядра и покрывающего его толстого слоя бесчисленных звёзд. А на поверхности планеты то и дело возникали разрозненные зелёные точки. Но так продолжалось лишь до того момента, пока её не достиг поток зелёных точек из Метеоритной Слезы. Они тут же начали сливаться с поверхностью планеты.

Если до этого зелёные проблески были видны лишь кое-где, то теперь зелень начала быстро затягивать всю поверхность шара. Очень скоро от планеты повеяло мощным потоком живительной энергии, которая была даже чище, чем природная энергия внешнего мира.

****

Метеоритная Слеза по-прежнему парила и медленно вращалась прямо над головой Цинь Юя.

Зелёный “снегопад” не прекращался ни на секунду; зелёные точки проникали в тело юноши, равномерно сливаясь с его живыми тканями и заставляя их меняться. Возможно, даже падшие бессмертные или дьяволы 12-го испытания не смогли бы объяснить этот феномен.

Спустя неопределённое время тело Цинь Юя перестало меняться.

К этому моменту физическая прочность юноши была уже в 100 раз выше, чем раньше. Однако… зелёные точки по-прежнему изливались из Метеоритной Слезы сплошным потоком.

Тело юноши уже не могло их впитывать. Поэтому эти светлячки проникали глубоко в мышцы Цинь Юя и замирали неподвижно до поры до времени. Раз было невозможно их принять, организм юноши мог лишь отложить их на потом.

Трансформации подверглось не только тело Цинь Юя.

Существенные изменения затронули и его душу. То ли благодаря особому состоянию просветления, которое он испытывал в настоящий момент, то ли благодаря зелёным светлячкам Метеоритной Слезы, но его душа начала стремительно уплотняться и становиться более материальной. В то же время его духовная энергия также становилась всё чище.

Цинь Юй вдруг ощутил, как планета в его даньтяне содрогнулась. Ощущение единения с природой испарилось без следа, а Метеоритная Слеза незаметно вернулась на своё прежнее место в груди юноши. Несмотря на огромный объём зелёных светлячков, излитый из загадочного артефакта, на вид нельзя было сказать, что он как-то изменился.

«Гм? Что происходит?»

Просканировав своё тело святым чувством, Цинь Юй потерял дар речи от изумления.

Сейчас, наверное, даже Янь Мо в своей истинной форме чёрного дракона уступал ему по прочности тела. Юноша ощущал внутри себя неизмеримую мощь, которая даже его самого заставила содрогнуться.

«Что произошло с моим телом? Искусство Звёздного Пути, конечно, включает физическое развитие, но прорыв не мог дать такой поразительный эффект. Возможно, я сейчас даже с экспертом на ступени Дуцзе смог бы сразиться, используя только физические возможности», — Цинь Юй никак не мог понять, как такое могло произойти.

Но правильно ли он оценивал ситуацию? На самом деле, юноша и сам до сих пор до конца не осознавал, через насколько удивительную трансформацию прошло его тело.

«Хо? Планета в моём даньтяне полностью покрыта зелёным слоем? И какая чистая священная энергия!» — следующий сюрприз не заставил себя долго ждать.

На ступени Планеты прогресс проще всего было определить по изменениям ядра, то есть, по интенсивности священной энергии, излучаемой поверхностью планеты. Чем дальше практикующий Искусство Звёздного Пути продвигался в освоении ступени, тем более горячим становилось ядро, и тем толще становился слой зелени, излучающей священную энергию. Но планета в даньтяне Цинь Юя уже была полностью зелёной!

В теории, это должно было бы означать позднюю стадию Планеты.

Но ядро внутри его планеты по-прежнему было тёмно-красного оттенка. Это однозначно указывало на раннюю стадию Планеты. В конце концов, на поздней стадии этой ступени ядро должно было превратиться в раскалённый огненный шар.

«Что всё-таки произошло? В чём причина? Как поверхность планеты в моём даньтяне вдруг покрылась слоем священной энергии, словно я уже достиг поздней стадии? Мало того, толщина этого слоя даже больше, чем в описании поздней стадии Планеты. При этом ядро по-прежнему выглядит, как нормальное ядро ранней стадии…»

Это не укладывалось у юноши в голове.

Не говоря уж о том, что, по сравнению с внутренней энергией, сила его мышц и костей ужасала не меньше, а то и больше.

Как так получилось? Ответа на это Цинь Юй не находил.

«Когда моя душа стала настолько материальной? Такой уровень плотности должен был бы наблюдаться лишь на поздней стадии Дуцзе», — новое открытие повергло юношу в шок.

То состояние просветления, когда он ощущал себя единым со вселенной, действительно могло бы повысить плотность диска души. Однако его душа после Магических Земель Видений и других испытаний Замка Девяти Мечей достигла лишь поздней стадии Кунмин, так что сейчас должна была бы прорваться максимум на раннюю стадию Дуцзе.

Но все признаки указывали на то, что она достигла поздней стадии Дуцзе.

«И всё это произошло из-за этого странного состояния просветления? Нет, не только…» — Цинь Юй скосил глаза на грудь. Единственным объяснением, которое пришло ему в голову, могла быть лишь Метеоритная Слеза. Даже сейчас юноша не имел представления, какие тайны скрывает в себе этот загадочный артефакт.

После этого Цинь Юй, решив не задумываться более о произошедшем, продолжил очищать энергию юаньина.

****

Спустя примерно полмесяца.

К этому моменту священная энергия на поверхности планеты в даньтяне юноши достигла поразительной чистоты, а глубоко внутри ярился огненный шар ядра. Звёздное Пламя в самом центре ядра теперь пылало ровным пурпурным пламенем.

Полностью очистив и поглотив юаньин падшего второго испытания, Цинь Юй наконец достиг поздней стадии Планеты.

Юноша медленно поднялся; на его лице возникла радостная улыбка.

«В далёком прошлом мастер, будучи на средней стадии Дуцзе, смог с лёгкостью убить Дачэна и целую толпу Дуцзе. В конечном итоге он даже предпринял попытку пройти 9-из-9 Испытание Небес. Если я сейчас использую энергию Солнечного Ядра, то с лёгкостью смогу одолеть эксперта на стадии Дуцзе. А если я воспользуюсь двумя особыми техниками Кольца Владыки Чёрного Пламени, то и победа над экспертом на ступени Дачэн не выглядит невозможной».

Ядро планеты в даньтяне юноши сейчас представляло собой сгусток яростного пламени. Согласно описаниям Звёздного Пути, когда ядро планеты превращается в огненный шар, оно становится Солнечным Ядром. Следующая ступень Звёздного Пути, Дуцзе, как раз и сосредоточена на усилении и развитии Солнечного Ядра.

В прошлом Лэй Вэй сумел убить стольких могущественных экспертов, имея сравнительно невысокий уровень силы, именно благодаря безумной мощи Солнечного Ядра.

В отличие от своего мастера, у Цинь Юя вдобавок имелось ещё и Кольцо Владыки Чёрного Пламени, а также Бессмертное оружие среднего грейда. Если он решит поставить на кон свою жизнь, то даже экспертам на ступени Дачэн придётся несладко. Чего юноша пока не осознавал, так это того, что помимо Солнечного Ядра и всех этих артефактов, включая и Пожиратель Льда, у него ещё имелось и физическое тело, обладающее пугающими боевыми возможностями!

Без реального сражения оценить удивительную трансформацию, через которую его тело прошло благодаря Метеоритной Слезе, было практически невозможно.

****

Континент Тэнлун, Небесный Дворец на горе Цинсюй.

Ожидающие на девятом этаже Шань Цюй, Гань Сюй и ещё несколько экспертов не могли даже и помыслить о том, чтобы отлучиться хоть на минуту. Они могли лишь запастись терпением, однако это многодневное напряжение неимоверно выматывало.

Внезапно от центра формации по письменам и узорам, выгравированным в полу, разошлась мощная волна энергии. Лица присутствующих тут же просветлели, а Шань Цюй с Гань Сюем без колебаний вступили в формацию. Они ожидали этого момента уже очень долгое время.

«Внимайте, ученики Храма Цинсюй. Вы должны быть предельно почтительны. Лорд, который сейчас будет с вами разговаривать, является одним из личных помощников Властителя Юя. Он куда могущественнее обычных Бессмертных Императоров. Если кто-то из вас хоть словом, хоть жестом вызовет его недовольство, то ему даже не придётся говорить об этом – я лично позабочусь о том, чтобы ваш Храм постигла участь куда более печальная, чем банальное уничтожение».

Из формации донёсся тот же голос, что они слышали в прошлый раз.

Услышав эти слова, Шань Цюй почувствовал, как его сердце затрепетало от ужаса и тревоги. Он торопливо ответил: «Пожалуйста, не беспокойтесь об этом. Мы и помыслить не могли о том, чтобы разгневать достопочтенного лорда; мы расскажем ему обо всём ясно и без утайки».

Святые небеса! Допрашивать их, как ни удивительно, будет почти божественная сущность, эксперт уровня Бессмертного Императора!

Более того, куда более могучий, чем “обычные” Бессмертные Императоры, а также личный помощник Властителя Юя. Насколько непостижима эта сила? Какого уровня Мистического Бессмертия он достиг?

«Отлично, вы двое, ожидайте. Лорд скоро прибудет», — после этих слов голос затих.

Шань Цюй и Гань Сюй застыли, словно каменные изваяния. Они не смели даже глубоко дышать внутри этой формации. В конце концов, звуки их дыхания напрямую транслировались в мир Бессмертных. Кто знает, не оскорбят ли они этого могущественного эксперта? Это была бы катастрофа для всего Храма Цинсюй.

Ждать пришлось не так уж долго, однако им это время показалось вечностью.

«Гань Сюй, ученик Храма Цинсюй. Я слышал, у тебя есть информация о Ни Яне, это правда?» — проговорил вдруг с ленцой незнакомый голос.

Неведомый “лорд” наконец прибыл.

Гань Сюй глубоко вздохнул, после чего с максимальной почтительностью заговорил: «Я Гань Сюй. Мне действительно посчастливилось узнать кое-что о Бессмертном Императоре Ни Яне».

«Хох, что ж, слушаю внимательно, — с той же ленивой и беззаботной интонацией откликнулся голос, однако Старый Таоист чувствовал, как на него навалилась непомерная тяжесть. Каким бы тоном не говорил этот эксперт, с его чудовищно высоким статусом каждое слово и каждое действие буквально дышало достоинством и угрозой.

Гань Сюй собрался с духом и, тщательно подбирая слова, начал: «Достопочтенный лорд, некоторое время назад мы с некоторыми другими сючжэнистами проникли в Замок Девяти Мечей. Внутри я и узнал о Бессмертном Императоре Ни Яне, который называл себя Мистическим Бессмертным 8 ранга. По найденным внутри Замка Бессмертным артефактам мы также сделали вывод, что это был Бессмертный Меча, поскольку в кисточках для каллиграфии остались следы чрезвычайно мощной и свирепой энергии меча».

«Гм… — казалось, это не особо впечатлило Бессмертного. – Давай-ка в деталях, что именно вы пережили в этом Замке Девяти Мечей и какие сокровища получили».

«Да, достопочтенный лорд. Поначалу наша экспедиция была довольно многочисленной. Стоило нам попасть внутрь, как мы тут же угодили в ловушку под названием “Магические Земли Видений”».

«Хо, Магические Земли Видений? – удивлённо воскликнул обладатель ленивого голоса. – А затем вы попали во внутреннюю часть Замка под названием Бессмертный Дворец Цинъюй, не так ли?»

Гань Сюй радостно подтвердил: «Да, Бессмертный Дворец, в который нас перебросило после этого, именно так и назывался. Внутри мы даже обнаружили Стелу Хранителя Дворца. Началось побоище, многие погибли, однако в итоге обнаружилось, что ядром этого Бессмертного Дворца Цинъюй была вовсе не Стела Хранителя, а сгусток элементальной эссенции».

Допрашивающий издал довольный смешок: «Всё верно. После изготовления этого Дворца Цинъюй Ни Ян хвастался им перед нами. Его ядро действительно было заключено в сгустке элементальной эссенции».

Судя по всему, к этому моменту Бессмертный уже окончательно уверился в том, что Гань Сюй говорит правду.

«Хорошо, можешь больше не рассказывать мне об опасностях, через которые вам пришлось пройти. Просто опиши сокровища, что вам удалось найти», — беззаботный голос внезапно налился свинцовой тяжестью.

Ощущая, как над его головой словно бы сгущаются грозовые тучи, Гань Сюй без промедления ответил: «Насколько я понимаю, предполагалось, что одним из этих сокровищ должен был стать Бессмертный Дворец Цинъюй. К сожалению, мы так и не смогли найти управляющее ядро из элементальной эссенции. После того, как мы добрались до Башни-сокровищницы, на первом этаже мы нашли священные звериные ошейники. На втором этаже мы нашли кисточки для каллиграфии, которые оказались Бессмертными артефактами среднего грейда, а также картины, написанные тушью. Картин было только три, так что я, к несчастью, не смог заполучить одну из них».

«Хм… Подумай хорошенько над следующим вопросом. В этих кисточках или ошейниках содержались какие-либо намёки или упоминания о Санктуарии Ни Яна?» — в голосе Бессмертного не чувствовалось ни капли прежней лёгкости.

Гань Сюй глубоко вздохнул. Давление, которое скрывалось за этим вопросом, заставило его вспотеть.

«Нет, ничего такого я не обнаружил. Ошейники и кисточки были лишь обычными Бессмертными артефактами. Если не считать свирепой энергии меча, содержащейся в кистях, в них не было ничего странного, — на этих словах Старый Таоист внезапно вспомнил, каким восторгом осветились лица миледи Янь Цзи, Цинь Юя и Янь Мо, когда они обнаружили картины-гохуа. – Ах да, достопочтенный лорд, я вспомнил кое-что, что может вас заинтересовать. Возможно, это имеет отношение к этому Санктуарию Ни Яна, о котором вы говорили».

«Ну-ка, ну-ка, выкладывай», — поторопил его голос. Чувствовалось, что он буквально впитывает в себя каждое слово Гань Сюя.

«Достопочтенный лорд, когда мы были на втором этаже Башни-сокровищницы, трое из нас смогли заполучить по одной картине. Когда это произошло, они были так взбудоражены, что даже затряслись от восторга, а их лица слегка покраснели. Мне это тогда показалось очень странным, поскольку ни одно сокровище до этого, даже Дворец Цинъюй, не вызвали у них такой реакции. Полагаю, эти гохуа должны иметь отношение к Санктуарию Ни Яна, который вы упомянули», — нервно предположил Гань Сюй.

На той стороне повисло напряжённое молчание.

Через некоторое время…

«Кто эти трое?» — спросил Бессмертный.

Старый Таоист торопливо ответил: «Из трёх сючжэнистов один – член клана драконов, второй – эксперт из Дворца Иньюэ, крупной школы Сюмо, а последний – обычный эксперт, у него есть лишь поддержка падшего бессмертного, но чрезвычайно могущественного!»

«Драконы, Дьяволы… Вероятно, они уже доложили в мир Демонов и Дьяволов сразу по возвращении. Это несколько хлопотно. Говоришь, третьего поддерживает лишь один падший бессмертный? – в голосе Бессмертного Императора зазвучали нотки презрения. – Слушайте мой приказ, Храм Цинсюй. Вы должны забрать третью картину-гохуа, неважно, какой ценой. Мы возместим вам все убытки в стократном размере, а также щедро вознаградим поверх того».

Убытки будут возмещены в стократном размере? Да ещё и награда от мира Бессмертных?

Шань Цюй пришёл в восторг и немедленно ответил: «Пожалуйста, не извольте беспокоиться, достопочтенный лорд. Мы с моими тремя братьями и сестрой лично отправимся за этой картиной и добудем её любой ценой. Даже если нам заступит дорогу падший 12-го испытания, у Храма Цинсюй достаточно возможностей, чтобы исполнить вашу волю».

Во имя будущего Храма Цинсюй, традиции которого передавались из поколения в поколение миллион лет, глава школы решил не размениваться на мелочи.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!