Menu Close

Глава 23 : Трансформация Метеоритной Слезы

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Небесный Дворец на вершине горы Цинсюй был круглый год окутан облаками и туманом. Вокруг него когда-то была установлена легендарная формация мира Бессмертных, так что даже падшие 12-го испытания могли лишь мечтать о том, чтобы пробиться сюда силой. Лишь падшие бессмертные 4-го испытания и выше среди учеников Храма могли обитать в Небесном Дворце.

В этот момент к Дворцу приблизился Хуань Сянь, расслабленно находя путь в хитросплетениях формации, а за ним неотступно следовал Старый Таоист Гань Сюй. Хуань Сянь не обладал высоким статусом в Небесном Дворце, поэтому его частенько посылали во внешний мир, чтобы передать приказы другим членам Храма, поэтому он знал эту формацию, как свои пять пальцев.

«Мастер Хуань Сянь, вы не знаете, зачем я мог понадобиться вашему грандмастеру?» — осторожно спросил Гань Сюй, который изрядно нервничал в этот момент.

Эксперт засмеялся, не скрывая радостного возбуждения: «Ха-ха, Гань Сюй, я, по идее, не должен тебе рассказывать, но ты всё равно очень скоро обо всём узнаешь, так что слушай внимательно!»

Хуань Сянь до сих пор с трудом мог поверить в то, что хозяином того Бессмертного Замка оказался Бессмертный Император Ни Ян. Очень немногие вещи могли его поразить, с учётом его знаний и уровня силы.

Старый Таоист просветлел лицом и приготовился слушать.

«Гань Сюй, ты ещё не знаешь, но ты оказал нашей школе невероятную услугу. Так вот… когда-то давным-давно наш Храм Цинсюй, наравне с другими древними школами, такими как Ланьян и Цзыян, получил приказ из мира Бессмертных», — с горящими глазами проговорил Хуань Сянь.

Мир Бессмертных! Вероятно, каждый сюсянист только и мечтает о том, чтобы когда-нибудь там оказаться.

Приказ из этого верхнего плана?

Старый Таоист Гань Сюй задержал дыхание.

«В приказе мира Бессмертных говорилось, что любой, получивший какую-либо информацию о Бессмертном Императоре Ни Яне, должен незамедлительно известить их об этом. Тот, кто это сделает, получит награду от Бессмертных. Кроме того, щедрую награду получит также и вся школа этого человека в мире Бессмертных!» — Хуань Сянь так перевозбудился, что у него покраснело лицо.

Бессмертный План был связан с колоссальным числом смертных миров. Сюда входила как вселенная Цинь Юя, так и многие другие, как, например, родной мир мастера Лэй Вэя.

Храм Цинсюй занимал высочайшее положение на континенте Тэнлун, однако представительство школы в мире Бессмертных было относительно слабым и немногочисленным. Но если издавший указ Бессмертный Император наградит Храм Цинсюй, то это станет поворотным этапом в их развитии, а члены школы в мире Бессмертных мгновенно повысят свой статус до небес.

«Гань Сюй, если ты действительно получишь награду, то станешь величайшим героем Храма Цинсюй за последний миллион лет!» — проговорил Хуань Сянь, с любопытством разглядывая своего спутника.

Старый Таоист же лишь почувствовал, как у него пересохло в горле.

Он будет величайшим героем за последний миллион лет?

Более того, он сможет оказать услугу сеньорам из мира Бессмертных?

От столь невероятной чести у него закружилась голова.

Сючжэнисты, как правило, невероятно преданы своим школам. Для них это то же самое, что родной дом и семья для смертных. Оказать услугу сеньорам и улучшить положение всего Храма в мире Бессмертных… Действительно, кто ещё добивался чего-то подобного за последний миллион лет?

«Ладно, сотри с лица это ошеломлённое выражение. Мы уже прибыли в Небесный Дворец. Быстро, следуй за мной», — с улыбкой сказал Хуань Сянь.

Они со Старым Таоистом достигли огромного девятиярусного дворца. Гора Цинсюй была столь высока, что её вершина подпирала небеса. Небесный Дворец казался таинственным и пугающим в окружении облаков, а его стены ярко сверкали и переливались.

Чувствуя, как его сердце сжимается от волнения и страха, Старый Таоист Гань Сюй осторожно вступил под своды Дворца.

В этом месте каждый встречный был его сеньором, что ещё он мог испытывать?

«Мастер, я привёл Гань Сюя», — объявил Хуань Сянь, когда они достигли третьего этажа. В конце лестничного пролёта их встречал мужчина средних лет, задрапированный в белые одежды. Это был не кто иной, как наставник Хуань Сяня, падший бессмертный 6-го испытания Ду Нань.

Статус всех жителей Небесного Дворца был чётко очерчен. К примеру, с учётом положения и уровня силы Хуань Сяня, подниматься выше третьего этажа ему было строго запрещено.

Что касается Гань Сюя, то в прошлом, даже если бы ему каким-то чудом разрешили посетить Небесный Дворец, то ему пришлось бы кланяться и приветствовать экспертов на каждом этаже. Вот только сегодня его провели сразу на третий этаж вопреки всем предписаниям.

«Ты Гань Сюй? Отлично, отлично, следуй за мной», — на лице мужчины в белом одеянии также отчётливо проступило радостное волнение. Он тут же повёл Старого Таоиста дальше, вверх по ступенькам.

Без каких-либо проволочек они очень скоро достигли седьмого этажа Небесного Дворца.

«Мастера, я привёл Гань Сюя», — поклонился Ду Нань, почтительно замерев у дверей, ведущих вглубь этажа.

Двери тут же распахнулись. На пороге показалась женщина, с волосами, увязанными в хвост за спиной. Увидев Гань Сюя, она широко улыбнулась: «Ду Нань, теперь, когда я вижу этого Гань Сюя, мне кажется, что наша информация действительно оказалась верной. Гань Сюй, следуй за мной немедленно».

Женщина потянула его за рукав, увлекая вглубь этажа.

За последний миллион лет ещё ни разу не было прецедента, чтобы на этот этаж ступала нога падшего 3-го испытания. В конце концов, даже такие эксперты, как падший бессмертный 6-го испытания Ду Нань, не имели такой возможности.

Старый Таоист покорно следовал за женщиной, словно ребёнок, которого ведёт за руку взрослый.

«Младшая сестра, Гань Сюя доставили?»

Рядом с ними вдруг появились три человека, все – падшие бессмертные. Когда они заметили Гань Сюя, их глаза засверкали.

Старый Таоист про себя уже дрожал как осиновый лист, словно юная дева, которой вот-вот предстояло лишиться невинности. Он отчётливо осознавал, что эти люди, как минимум, принадлежали к поколению Шань. Ду Нань назвал их “мастерами”, а ведь он был мастером Хуань Сяня, который, в свою очередь, принадлежал к более старшему поколению, чем “Гань”.

Сеньоры поколения Шань, подумать только! Гань Сюй за всю свою долгую жизнь не видел ни одного из них.

«Я Гань Сюй из поколения Гань. Для меня великая честь встретиться с вами, грандмастера», — Старый Таоист преклонил колени и прижал лоб к полу.

Трое мужчин и женщина непринуждённо приняли почтительное приветствие Гань Сюя. После чего их лидер нетерпеливо улыбнулся: «Гань Сюй, тщательно подумай, прежде чем отвечать. Ты действительно обладаешь информацией о Бессмертном Императоре Ни Яне?»

Старый Таоист выпрямился и почтительно проговорил: «Замок Девяти Мечей, в котором мне довелось побывать, принадлежал не кому иному, как Бессмертному Императору Ни Яну. Он даже упомянул, что является Мистическим Бессмертным 8-го ранга. Более того, судя по Бессмертному оружию среднего грейда, что мне удалось добыть внутри, он также был Бессмертным Меча».

«Мистический Бессмертный 8-го ранга! Бессмертный Меча!» — сеньоры, казалось, забыли, как дышать.

Пусть они и знали имя этого Бессмертного, но даже не предполагали, насколько ужасающей силой обладал этот эксперт.

Их статус был достаточно высоким, чтобы иметь представление о трёх ступенях Бессмертия – обычном, Золотом и Мистическом. Эта иерархия отражала различия в статусе Бессмертных. Обычные Бессмертные в верхнем плане были повсюду и практически не представляли какой-либо ценности.

Золотые Бессмертные могли уже считаться элитой, высшим эшелоном власти. Многие фракции даже специально выискивали подобные таланты и старались привлечь на свою сторону.

Что же касается Мистических Бессмертных, то каждый из них был абсолютным экспертом верхнего плана, достойным называться Бессмертным Императором. И эта ступень также была поделена на 9 рангов. Мистический Бессмертный 8-го ранга фактически стоял на самой вершине. Более того, этот Ни Ян был ещё и одним из Бессмертных Меча, которые обладали чудовищной боевой силой. Эти непревзойдённые эксперты давным-давно исчезли с континента Тэнлун, оставив после себя лишь легенды.

«Старший брат-ученик, не будем зря тратить время. Мы должны немедленно позволить Гань Сюю передать эту информацию в мир Бессмертных. Если нас опередит другая школа, то сожалеть будет уже поздно», — торопливо сказала женщина, придя в себя от первого шока.

Главный из троицы мужчин словно очнулся и засуетился: «Ох, и правда. Гань Сюй, мы отправляемся на девятый этаж. Если другая школа отправит весть о Ни Яне на верхний план раньше нас, то о награде можно будет забыть».

Мир Бессмертных жаждал заполучить информацию о Бессмертном Императоре Ни Яне. Естественно, никто не стал бы награждать за одну и ту же информацию несколько школ. Лишь первые удостоятся такой чести.

Даже не думая об ослушании, Гань Сюй смиренно последовал за этим сеньором на верхние этажи. Остальные три сеньора Шань также последовали за ними.

«Грандмастера, если позволите сказать, то, не считая меня, остальные сюсянисты, отправившиеся в экспедицию, погибли все до единого», — осторожно уточнил Старый Таоист, будто бы опасаясь возможной реакции на свои слова.

«Что?!»

Шань Цюй, округлив глаза, обернулся на Гань Сюя. Впрочем, его шок не продлился и секунды. На лице эксперта засияла широкая ухмылка: «Ха-ха, так остальные сюсянисты уже мертвы. Это просто чудесно! Значит, они точно не смогут нас опередить в этом деле».

Торопливые шаги сеньоров замедлились, теперь их поведение куда больше соответствовало высокому статусу. Вся процессия степенно направилась на девятый этаж Дворца. Трое экспертов позади Гань Сюя незаметно перевели дух.

Лишь очень немногие жители Небесного Дворца когда-либо бывали на этом этаже. Тем удивительнее был тот факт, что жалкий падший бессмертный 3-го испытания, впервые допущенный в эту святая святых Храма Цинсюй, был препровождён прямо на этот запретный девятый этаж. Одно это могло служить достаточной причиной для гордости, а также для того, чтобы имя Старого Таоиста навеки вошло в анналы истории Храма.

На всех этажах до восьмого включительно имелись различные залы и коридоры, однако на последнем этаже было совершенно пусто. В центре необъятного зала была установлена гигантская формация. Символы и письмена, выгравированные на полу, поражали своей сложностью, а исходящий от формации энергетический фон невольно заставлял содрогнуться.

«Гань Сюй, следуй за мной в центр формации», — с этими словами Шань Цюй решительно шагнул внутрь.

Старый Таоист мог лишь слепо довериться сеньору и поспешить следом.

Тело Шань Цюя вдруг окуталось чудовищной аурой. Бесчисленные потоки энергии устремились в узлы формации. Символы и печати неохотно заморгали, наливаясь энергией. Лишь приличное время спустя, когда лоб Шань Цюя был уже весь в поту, формация наконец засияла ровным и уверенным светом.

«Гм? Люди из Храма Цинсюй? Хох, с чем пожаловали?» — бесстрастный голос нарушил тишину громадного зала.

Шань Цюй с благоговейной почтительностью ответил: «Я Шань Цюй из Храма Цинсюй. Один из учеников моей школы обнаружил информацию о Бессмертном Императоре Ни Яне. Мы помним о том, что мир Бессмертных желал получить сведения об этом Бессмертном, поэтому я…»

«Мне не послышалось? Ты сказал, Бессмертный Император Ни Ян? – в сухом и безразличном голосе вдруг прорезались эмоции. – Юный сюсянист из Храма Цинсюй, ложь в этом вопросе недопустима. Если обнаружится, что ты солгал, то, самое меньшее, твой Храм Цинсюй будет стёрт с лица земли».

Шань Цюй запаниковал и украдкой взглянул на Старого Таоиста.

Гань Сюй торопливо заговорил: «Меня зовут Гань Сюй. Мне повезло стать одним из тех, кто проник в Замок Девяти Мечей, оставленных в нашем мире Бессмертным Императором Ни Яном. В этом Замке я действительно смог узнать кое-что об этом человеке».

«И что же тебе известно о Бессмертном Императоре Ни Яне?» — спросил голос.

«Ни Ян был Мистическим Бессмертным 8-го ранга, а также Бессмертным Меча», — поспешил ответить Старый Таоист.

В голосе неведомого эксперта послышалось нескрываемое волнение: «Ха-ха… всё так. Он действительно Бессмертный Меча, достигший 8-го ранга Мистического Бессмертного. Это совпадает с информацией, которую сообщил мне Властитель Юй. Это тайна даже для обычных Бессмертных. Судя по тому, что ты, житель смертного плана, как-то об этом узнал… По всей видимости, вы не лжёте, ха-ха…»

Судя по его тону, говоривший с трудом сдерживал ликование.

«Это просто замечательно. Однако это слишком серьёзный вопрос, поэтому я сперва должен отчитаться перед Властителем Юем. Он решит, что делать дальше. Вы двое, ожидайте здесь. Если у Властителя Юя будут распоряжения, я тут же свяжусь с вами».

Голос истаял, и сияние формации постепенно сошло на нет.

Однако на лицах Шань Цюя и его братьев возникло выражение неописуемого восторга. Судя по реакции этого неведомого эксперта, Бессмертный Император Ни Ян оказался именно тем человеком, информацию о котором так жаждал заполучить мир Бессмертных.

«Кто, интересно, этот Властитель Юй?» – с любопытством подумал Шань Цюй. Впрочем, одно можно было сказать наверняка: если его называли Властителем в мире Бессмертных, то его положение на верхнем плане должно было быть очень высоким.

****

Континент Цяньлун, столица империи Цинь, Дворец Принца Юя, Горная Усадьба Лэй.

После непрерывной медитации в течение половины месяца Цинь Юй, наконец, сумел достичь поздней стадии Ядра, и сейчас как раз готовился к прорыву на следующую ступень – ступень Планеты!

В даньтяне Цинь Юя…

Золотая сфера, которая раньше находилась в центре этого пространства, превратилась в полностью чёрный шар. От неё не исходило ни малейших признаков тепла. Однако Цинь Юй хорошо знал, что заключённая внутри шара энергия, по меньшей мере, в десять раз превосходит мощь изначальной золотой сферы. Вот только теперь энергия была упрятана гораздо глубже.

«Используй ядро в качестве основы и поглоти бесчисленные звёзды, чтобы сформировать планету. Ключевым фактором этой ступени является святая энергия вселенной, пронизывающая всё сущее в природе. Я должен использовать эту природную энергию, чтобы наполнить планету жизненной силой, сделав её подобной тем, что населены смертными».

В этот момент всё безмолвное пространство внутри даньтяня юноши вдруг пришло в движение.

Бесчисленные звёзды, формирующие туманность вокруг почерневшего ядра, дрогнули и, ускоряясь, ринулись к центру. Звёздное Пламя исчезло в глубине чёрной сферы. Всё пространство задрожало, словно предвещая рождение новой вселенной.

Когда в даньтяне снова воцарился относительный покой, в центре пространства осталась лишь планета. Ядро было упрятано глубоко внутри неё, а в самой сердцевине полыхало Звёздное Пламя. Внутреннее пламя юноши также совершило прорыв в силе, сменив цвет с тёмно-синего на светло-пурпурный.

Цинь Юй с безмятежным выражением лица завершил прорыв серией магических жестов, после чего медленно развёл руки в стороны.

В это мгновение его сознание словно высвободилось от оков плоти и полностью слилось с природой. Это чувство единения со вселенной заставило душу Цинь Юя трепетать. На глазах юноши даже выступили слёзы.

Даньтянь и планета внутри него мощно содрогнулись в последний раз. На поверхности планеты внезапно возникло множество зелёных точек. Пятна природной энергии начали вспыхивать на ней одно за другим.

Однако именно в этот момент…

Метеоритная Слеза, которую Цинь Юй никогда не мог сознательно контролировать, и которая давным-давно слилась с его телом, вдруг задрожала и устремилось наружу, испуская ослепительное зелёное сияние. Загадочный артефакт покинул тело юноши и завис у него над головой.

После чего начал медленно вращаться. С каждым оборотом от Метеоритной Слезы отделялось множество крошечных зелёных огоньков, которые плавно осыпались вниз, на тело Цинь Юя, словно причудливый снегопад.

Достигнув кожи юноши, зелёные огоньки тут же сливались с его мышцами и костями, а часть впитывалась новообразованной планетой в его даньтяне…


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!