Menu Close

Глава 287 : *название в конце главы*

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Юньфэй, уже так поздно. Что именно тебе так срочно понадобилось?»

Дверь в покои Бай Юньфэя отворилась, а за ней обнаружилась Тан Синьюнь. Шагнув через порог, девушка вдруг осознала, что внутри очень темно; не работал ни единый источник света. В отблесках яркой луны она лишь едва могла различить контуры предметов.

Бай Юньфэй посторонился, пропуская её внутрь: «Хе-хе, для начала войди, снаружи прохладно».

В сердце Тан Синьюнь закрались сомнения, однако она всё же вошла: «Где Сяо Жуй? Разве она пошла не к тебе?»

Быстро оглядевшись, насколько это было возможно, девушка не заметила в комнате никого другого. Придя в замешательство, она обернулась… только чтобы оказаться лицом к лицу с Юньфэем.

«Ой…» — от неожиданности Тан Синьюнь отпрянула и, поскользнувшись, начала падать.

Заметив её неловкое движение, Бай Юньфэй поспешил на помощь. Он успел подхватить её за руку и с лёгкостью вернул в вертикальное положение.

«Ю… Юньфэй, что… что происходит? – отчасти уже паникуя, девушка спросила напрямик. Она уже заметила, что что-то не так, поэтому быстро проговорила: — Если тебе ничего от меня не нужно, то… мне нужно идти…»

«Э, погоди, ничего такого… — Юньфэй обескураженно почесал в затылке. Опасаясь, что если он будет тянуть и дальше, то Тан Синьюнь может понапридумывать себе всякого, юноша улыбнулся и проговорил: — Синьюнь, я позвал тебя, поскольку хотел тебе кое-что подарить».

«Эм? – девушка не знала, что на это ответить. – Подарить мне? Что, зачем?..»

«Ну… ты всё узнаешь очень скоро, — ответил он и многозначительно подмигнул. – Синьюнь, закрой ненадолго глаза».

«Ха-а-а?.. – и снова, девушка не знала, как на это реагировать. На её щеках вдруг вспыхнул румянец. – Юньфэй, ты… Что ты задумал?»

Бай Юньфэй даже вспотел слегка: «Нет, нет, ты всё не так поняла. Я… Слушай, просто закрой глаза, пожалуйста. Ты сама всё поймёшь чуть позже».

Тан Синьюнь пару секунд сверлила его тяжёлым взглядом, после чего, наконец, кивнула: «Раз ты просишь…»

После чего прикрыла глаза.

По странному совпадению, в этот самый миг робкий луч лунного света, прорвавшись сквозь завесу облаков, выхватил из темноты её нежные и тонкие черты лица. Бай Юньфэй мог отчётливо видеть её точёный профиль и слегка трепещущие ресницы на сомкнутых веках.

Но больше всего в глаза бросался отчётливый румянец на щеках девушки.

Юноша на мгновение сбился с дыхания, однако затем заметил, как едва заметно дрожат веки девушки. Возможно, Тан Синьюнь сейчас томилась в ожидании, гадая, когда же ей можно будет открыть глаза.

Кашлянув, Бай Юньфэй сказал: «Отлично. Не открывай пока глаза, Синьюнь. Сейчас… одну минуту…»

****

Долгую минуту Тан Синьюнь провела в томительном неведении. Но, надо отдать должное степени её доверия к Бай Юньфэю, она так и не пошевелилась за всё это время.

Если бы не эта вера, то она бы непременно решила, что Бай Юньфэй задумал нечто предосудительное.

«Хорошо, можешь открыть глаза, Синьюнь».

Дождавшись разрешения, она осторожно разомкнула веки.

«А-а-ах!»

Тихий возглас удивления невольно сорвался с её губ. Прямо перед ней находился большой круглый объект, покрытый какой-то блестящей белоснежной субстанцией. А сверху этот слой был украшен множеством кусочков фруктов и разноцветными свечками.

Свечи были зажжены и мягко подрагивали на ветру в неясном лунном свете. В самом центре этого странного круглого объекта был изображён большой символ “Юнь”.

В нос девушке ударил незнакомый, но удивительно приятный аромат, приковав её к месту.

Как можно было понять, в руках Бай Юньфэя находился солидных размеров торт. Довольный произведённым эффектом, Юньфэй сказал: «С днём рождения, Синьюнь».

«Ха-а? – в который раз уже Тан Синьюнь оказалась застигнутой врасплох. – Юньфэй, как ты об этом узн…»

«С днём рождения!!!»

Внезапный шум со всех сторон до такой степени напугал Тан Синьюнь, что она едва не подпрыгнула на месте. В неясном круге света разноцветных свечей появились новые лица, окружившие их с Бай Юньфэем со всех сторон.

«Хе-хее, сестрица Юньф, с днём рождения!» — голос Хуанфу Жуй вывел её из ступора.

«Р… ребята, вы…» — запинаясь, проговорила поражённая девушка.

Справа от неё возникла Лин Ии, которая со смехом приобняла её и сказала: «Младшая ученица Тан, мы знаем, что сегодня твой день рождения, так что мы здесь, чтобы его отметить».

«Да, да! Это я сказала об этом братцу Шляпе! Он сказал, что хочет устроить сюрприз, вот мы всё и подготовили! – закивала Хуанфу Жуй, победно вскидывая кулачок. – Дай-Дай лично вырезала все эти бумажные ленточки!»

Лянь Линминь также приблизилась с широкой улыбкой на лице: «Хе-хе, с днём рождения, Синьюнь».

Е Чжицю с другой стороны кивнул: «С днём рождения».

«С днём рождения, сестрица!» — воскликнул Мо Сяосюань.

«Мои поздравления, младшая ученица Тан», — с улыбкой проговорил Сун Линь.

«С днём рождения!»

«С днём рождения!,.»

«……»

«Вот ведь… — осыпаемая поздравлениями со всех сторон, Тан Синьюнь, наконец, осознала, что происходит, и у неё на глазах навернулись слёзы. – Спасибо… спасибо вам всем…»

Никогда ещё ей не доводилось испытывать ничего подобного. Каждый свой день рождения девушка проводила с матерью и тётушкой Чжао в холодном и неприветливом отчем доме. Она за всю свою жизнь ни разу не слышала поздравлений от кого-либо другого.

«Хах, благодарить нас излишне, мы почти ничего не сделали. Честно признаться, тебе следует благодарить Юньфэя. Это он всё спланировал. На самом деле, я никогда ещё не видела, чтобы день рождения справлялся таким образом!» — Лин Ии со смехом подмигнула держащему торт юноше.

Замерев на мгновение, Тан Синьюнь с тёплой улыбкой повернулась к Юньфэю: «Спасибо тебе, Юньфэй…»

«Ха-ха, не стоит, — отмахнулся тот. – Я рад, что тебе понравилось. Как насчёт того, чтобы задуть уже свечи?»

«Задуть свечи? – последовал удивлённый ответ. Тан Синьюнь вновь уставилась на торт и невольно уточнила: — Юньфэй, что это такое, собственно?»

«Угу, мне тоже любопытно. Юньфэй, что это?» — Лин Ии с интересом воззрилась на торт.

«Да, да! Братец Шляпа, скажи, скажи нам! Что это за штука?»

Капля пота образовалась на виске юноши. Вот так сюрприз! А он ещё с такой гордостью демонстрировал им своё творение!

«Это… это называется “праздничный торт”. Это, гм… особое блюдо моего родного города. Мы делаем такой торт, когда у кого-то день рождения. Ты должна сперва загадать желание, а затем разом задуть все свечи, чтобы оно сбылось».

«Хо? Какой удивительный обычай! Где это так делают? Странно, что я никогда даже не слышала ни о чём подобном», — округлила глаза Лин Ии.

«Ха-ха, неудивительно. Это мелкий городок очень далеко отсюда».

«Братец Шляпа, ты сказал, что это едят, да?» — уточнила Хуанфу Жуй. Её чуткие ушки цепко выделили главное в словах юноши.

«Да, но только когда Синьюнь задует свечи».

«Ох, ясно! Чего же мы ждём! Сестрица Юнь, задуй свечи, я хочу попробовать этот праздничный торт!!!»

«……» — Тан Синьюнь лишь покачала головой, глядя на неё. Она с признательной улыбкой взглянула на окружающих – в особенности, на Бай Юньфэя – и задумалась, прикрыв глаза.

Через некоторое время её размышления подошли к концу, она открыла глаза и без колебаний задула все свечи.

Хуанфу Жуй с любопытством склонила голову: «Сестрица Юнь, что ты пожелала?»

Бай Юньфэй поспешил вмешаться: «Не говори вслух! Если скажешь, то не сбудется. Ладно, давайте есть!»

«Да! Мне первой! Я хочу попробовать!» — внимание Хуанфу Жуй мгновенно переключилось на незнакомое лакомство. Она тут же подбежала к Бай Юньфэю, требовательно открыв рот.

Через некоторое время все уже расселись за столом с тарелками, на каждой из которых красовался кусочек торта. Торт получился большим, однако и людей было немало, поэтому угощение закончилось очень быстро.

Всем было любопытно, что это за необычное блюдо, так что отказываться не стал никто. На лицах собравшихся отразилось удивление, когда они, наконец, приступили к дегустации. С удовольствием уплетая угощение, они не скупились на похвалы, а Хуанфу Жуй в мгновение ока умяла целых три куска. Она так увлеклась, что на её лице теперь красовались кремовые отметины, как у кошки.

Подобного блюда континент Тяньхунь до этого момента не знал.

Мысль о праздничном торте возникла у Бай Юньфэя под влиянием фрагментов чужака из другого измерения. “Вспомнив” способ приготовления и нужные ингредиенты, Бай Юньфэй потратил несколько суток, прежде чем смог воссоздать его в этом мире. Некоторых ингредиентов не оказалось в наличии, так что ему пришлось как следует поломать голову, подбирая заменители, прежде чем получить удовлетворительный результат.

Первым, что Бай Юньфэй сделал, используя память путешественника между измерениями, был обычный праздничный торт для Тан Синьюнь…

Сы Кунсянь, с блаженным видом поедающий свою долю торта, вдруг поднял голову: «Я тут подумал… Юньфэй, так ты поэтому оккупировал обеденную на целую неделю? Ты дни и ночи проводил на кухне, чтобы сделать этот “торт”?!»

На лицах окружающих возникло странное выражение.

Их глаза заметались между юношей и Тан Синьюнь, а их губы изогнулись в “понимающих” улыбках.

«Хох, право слово, — покачала головой Лин Ии. – Похвальная целеустремлённость…»

«Эм…» — Юньфэй был изрядно смущён.

Тан Синьюнь снова покраснела и не поднимала глаз от своего кусочка торта, усиленно делая вид, что о чём-то задумалась.

«Хе-хе, Дораэмон, ты, кажется, хотела кое-что исполнить для Синьюнь?» — чтобы отвлечь внимание окружающих от себя, Бай Юньфэй повернулся к Хуанфу Жуй, которая тщетно пыталась оттереть лицо от приставшего крема.

«О-о-а! Точно, я и забыла!» — с явной неохотой отставив тарелку, она выскочила из-за стола и замерла в центре комнаты.

«Я спою песенку для сестрицы Юнь. С днём рождения! Эхем-кхем!»

Она прочистила горло, приняв горделивую позу.

«Вышел тигр из кустов,

А за ним второй!

Быстрые лапы!

Мягкие лапы!

Первый тигр без ушей,

А второй без…»

Этой песне научил её Бай Юньфэй. “Два тигра”, классическая детская народная песенка, способная любого заставить улыбаться.

После её выступления на “сцену” вышел Мо Сяосюань. Оказавшись в центре внимания, он улыбнулся: «Хе-хе, я тоже хочу кое-что исполнить! Я знаю один фокус – чистая магия…»

Своим примером Хуанфу Жуй задала тон всей вечеринке. Одним за другим на “сцену” поднимались Чжун Сюйхао, Сы Кунсянь и другие, вызывая бурные овации и взрывы смеха у благодарной публики…

Название главы: С днём рождения!


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!