Menu Close

Глава 279 : Особые обстоятельства

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Прежний глава Школы Ремесла, Цзы Цзинь, сидел в своей усадьбе на Северном Пике.

Перед ним на каменной столешнице лежала сиреневая нефритовая пластинка, которую старик рассматривал с серьёзным выражением на лице. Помимо пластинки на столе также были разложены в ряд различные редкие целебные растения. От каждой веточки и листочка исходил невероятно насыщенный аромат. Очевидно, это были действительно очень ценные образцы.

На правой части стола были свалены в кучу ещё около десятка нефритовых пластинок.

На другой – кипа манускриптов и исписанных листов бумаги.

Закончив с сиреневой пластинкой, Цзы Цзинь взял в руку кисть и начал делать пометки на чистом листе.

Когда места на бумаге не осталось, он отложил кисть, сгрёб несколько заполненных листов и глубоко задумался.

«Если мы используем в качестве основы трёхцветные лепестки дерева Фанты, а в качестве главного ингредиента плоды Синепламенного Драконоцвета, то очищенная энергия из огненных изначальных камней может помочь Семени Пламени Юньфэя немного окрепнуть…» — размышлял Цзы Цзинь. Он поскрёб затылок, чтобы привести мысли в порядок.

Но даже этот метод был практически бесполезен.

«Синепламенный Драконоцвет предрасположен к энергии Инь и ядовит, так что могут возникнуть некоторые неприятные побочные эффекты… В таком случае, может быть, использовать лепестки Лазурного Огневика? – Цзы Цзинь взял в руки другую связку целебных растений. И тут же качнул головой: — Нет, нет, использование этого растения накладывает слишком суровые ограничения на человека. Если Юньфэй не сможет с ними справиться…

Хм, эти восьмитысячелетние Огненные Ягоды тоже могли бы помочь, но без плодов Аквакора Юньфэй не сможет их усвоить!»

Цзы Цзинь перебирал все имеющиеся у него целебные растения одно за другим, пытаясь найти действенный способ помочь Бай Юньфэю восстановить его Семя Пламени. Каждый подобный ингредиент имел свои плюсы и минусы, а также особенности использования. Если шансы на успех были слишком малы, то давать Юньфэю такое лекарство было бы слишком опасно.

«Каждое из них обладает необычными свойствами, но также и массой опасных побочных эффектов. Эх, если бы только алхимия была по-прежнему жива. Увы…

Единственный оставшийся вариант – это Духовный Гриб Огненного Семени… Это одно из самых известных “обычных” духовных растений, но как же сложно его добыть! – Цзы Цзинь тяжело вздохнул. – Неужели остаётся лишь отправить кого-нибудь в Лес Духовных Зверй? Возможно, я мог бы попросить об услуге старейшину Хая. После возвращения из своих странствий у него наверняка кольца ломятся от различных ценных растений и материалов. К тому же, мы не виделись уже целую вечность. Вполне возможно, у него и есть один такой гриб…»

В этот момент его размышления прервало ощущение чьего-то присутствия.

«Хм? Это Юньфэй?»

Старик взмахнул рукой, и все вещи со стола мгновенно исчезли в пространственном кольце. В тот же миг раздался стук в дверь.

«Юньфэй, заходи».

Дверь открылась, Бай Юньфэй медленно перешагнул порог и поклонился: «Мастер».

Цзы Цзинь кивнул в ответ и спросил: «Юньфэй, что привело те…»

Слова внезапно застряли в его горле, а глаза округлились от шока. Старик с тревогой уставился на юношу: «Юньфэй, твоё… где твоё Семя Пламени?!»

Сказать, что он удивился, было бы не сказать ничего. Судя по тому, что он видел, в теле Юньфэя не осталось даже намёка на элементальную эссенцию!!!

Послышался свист ветра, и в следующую секунду Цзы Цзинь уже застыл перед юношей, положив правую руку ему на плечо. Старик скрупулёзно исследовал духовным зрением состояние Юньфэя, пытаясь отыскать признаки скрытой элементальной энергии.

«Что за… Его действительно нет! Юньфэй, что произошло? Неужели этой ночью оно всё же рассеялось окончательно?!» — результат инспекции поразил его, словно гром средь ясного неба. В глазах прежнего главы отразилась паника.

Если человек с его статусом и силой позволяет себе такие эмоции, то, очевидно, Бай Юньфэй был действительно важен для старика.

Юньфэй почувствовал, как на его сердце стало теплее.

«Мастер, не волнуйтесь. Со мной всё в порядке. И моё Семя Пламени не рассеялось…» — поспешил успокоить он Цзы Цзиня.

«Что? Не рассеялось? – тот окончательно растерялся. – Как так? Я совершенно не чувствую его в твоём теле…»

«Потому что оно не в моём теле. Я вывел его наружу», — кивнул Бай Юньфэй.

«Что?! Ты заставил Семя Пламени покинуть твоё тело?! – Цзы Цзинь едва не задохнулся от гнева. – Как ты мог поступить так безрассудно, Юньфэй?! Этого ни в коем случае нельзя делать! Чем дольше Семя находится вне твоего тела, тем печальнее могут быть последствия! Где оно? Поторопись и верни его на место!»

Взгляд и духовное зрение старика заметались по комнате, пытаясь определить местонахождение элементального Семени, однако у него ничего не вышло.

Бай Юньфэй поднял правую руку, призывая свой кардинальный предмет: «Мастер, оно в Печати Катастрофы…»

Цзы Цзинь на миг застыл, забавно вытаращившись на Юньфэя: «Что ты сказал? Ты поместил Семя Пламени в свой кардинальный предмет? Более того… ты убрал их в пространственное кольцо?!»

На этот раз юноша немного помедлил с ответом, но, наконец, медленно кивнул: «Да. Это… плохо?»

«Это… — обескураженно проговорил Цзы Цзинь, не отрывая взгляда от парящей над головой Юньфэя Печати Катастрофы. – Как это возможно, поместить Семя Пламени в пространственное кольцо? Не говоря уже о…»

Он нерешительно протянул руку к артефакту, но стоило лишь его пальцам приблизиться, как Печать Катастрофы полыхнула яростным жаром, заставив его отдёрнуть ладонь.

«Какая сильная реакция… внутри него действительно содержится Семя Пламени!»

Не имея возможности изучить Печать Катастрофы напрямую, Цзы Цзинь на пару секунд задумался.

«Юньфэй, объясни мне, что произошло, с самого начала!»

«Да, мастер, — кивнул юноша. – Вчера ночью я…»

Юньфэй обстоятельно, не упуская даже мелких деталей, поведал старику о всём, что случилось. Цзы Цзинь слушал с неослабевающим вниманием, то и дело изумлённо моргая.

Завершив свою историю, Бай Юньфэй с любопытством спросил: «Мастер, что, по вашему мнению, произошло?»

Старик кивнул с серьёзным видом: «Не имею ни малейшего представления…»

«Хах?!»

«Юньфэй, ты хоть понимаешь, насколько невероятно то, о чём ты говоришь? – с губ старика сорвался усталый вздох. – Я знаю очень многое, но даже так… Это совершенно за гранью моего понимания…

Во-первых, — начал он объяснять, — элементальное Семя невозможно убрать в пространственное кольцо… Во-вторых, Семя не просто постепенно слабеет при его извлечении из тела хозяина. Всего через полдня, проведённые снаружи, опасность необратимых последствий становится практически стопроцентной!

Но, судя по твоим словам, прошла уже вся ночь и утро с тех пор, как ты извлёк Семя Пламени из своего тела… что важнее, оно теперь “заперто” внутри твоего кардинального предмета и игнорирует попытки его вернуть… Могу со всей определённостью сказать, что я никогда в жизни ещё не сталкивался с таким случаем».

«Это значит, что… — Юньфэй удивлённо нахмурился. – За всю историю никто ничего подобного не делал?»

Губы Цзы Цзиня дрогнули в измученной улыбке, он неверяще качнул головой: «Эссенция изначального элемента чрезвычайно важна. Ни один духовный практик в здравом уме не станет выводить элементальное Семя за пределы своего тела в схожей ситуации. Не говоря уж о том, что владельцев кардинальных предметов можно пересчитать по пальцам одной руки. Твой случай просто-напросто слишком специфичен. Да, я никогда не слышал и не читал ни о чём подобном. Вполне вероятно, что это первый такой случай. Поэтому я… я ничего не могу тебе подсказать или гарантировать».

«В таком случае… что мне делать сейчас? Мастер, я не могу вернуть Семя Пламени в своё тело. Разве это не должно быть опасным?» — теперь и Бай Юньфэй начал впадать в панику. Юноша искренне считал, что Цзы Цзинь знает обо всём на свете, так что же делать теперь, когда выяснилось, что это не тот случай? Мастер только что сказал, что вдали от тела хозяина Семя Пламени неизбежно рассеется со временем. Что делать? Что делать?!

«Юньфэй, не тревожься так. Как я уже сказал, твоя ситуация уникальна. Нельзя однозначно утверждать, что это что-то плохое, — успокаивающе улыбнулся старик. – Приглядись к своему Семени Пламени. Похоже, что оно слабеет?»

Это был хороший вопрос.

Бай Юньфэй торопливо “ощупал” Семя внутри Печати Катастрофы духовным зрением. Удивлённо взглянув на Цзы Цзиня, он проговорил: «Нет, у меня такое чувство, что оно стало немного сильнее. Словно оно восстанавливается?..»

«Хох, серьёзно?! – это была первая приятная новость, которую Цзы Цзинь услышал за сегодня. Он нетерпеливо спросил: — А если забыть про Семя Пламени, ты не чувствуешь недомогания или слабости?»

«Ничего похожего», — Юньфэй мотнул головой.

Глаза прежнего главы засверкали с новой силой. Он замолчал, погрузившись в размышления. Примерно через минуту он, наконец, снова заговорил:

«Что ж, значит, по крайней мере, сейчас тебе не о чем волноваться. Просто наблюдай за изменениями, происходящими с твоим элементальным Семенем, и тщательно всё взвешивай, прежде чем принимать решения. Твоя теория вполне может оказаться верной. Окончательно исчезнуть твоему Семени Пламени уже, судя по всему, не грозит, но оно пока слишком слабо, чтобы покинуть своё временное пристанище. Тебе это как будто бы не вредит, а вот твоему кардинальному предмету вполне может пойти на пользу. Возможно, ты действительно сможешь “вернуть” Семя в своё тело, когда оно окрепнет».

Поскольку никакого другого плана у прежнего главы не было, Бай Юньфэй мог лишь кивнуть: «Хорошо, мастер. Я буду очень осторожен».


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!