Menu Close

Глава 10 : Исчезнувший юаньин

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

«Хм? Не похоже, чтобы кто-то был рад меня видеть», — миледи Янь Цзи обвела падших томным взглядом. После того, как она приняла свою истинную форму, манера её речи также кардинально изменилась; на смену глубокомысленным фразам умудрённого жизнью старца пришли лукавые и кокетливые интонации женщины.

Старый Таоист Гань Сюй и его младший брат Гань Мин заскрежетали зубами. Убив третьего члена их группы, Янь Цзи не только стала их непримиримым врагом, но и резко снизила шансы Храма Цинсюй выйти победителями в борьбе за Стелу Хранителя.

«О чём ты говоришь, сестра Янь Цзи? Просто мы очень удивились. Кто бы мог подумать, что… этот черноволосый старик окажется твоей маской? Когда ты в кого-то превращаешься, ты и в самом деле полностью меняешь не только облик, но и ауру», — с улыбкой проговорила Преподобная Шуй Жоу.

Однако взгляд Янь Цзи словно прикипел к Преподобному Юэ Яню.

Сердце эксперта дрогнуло. Совсем недавно именно он громко угрожал ей на глазах у всех остальных, чтобы узнать подробности о стеле. Черноволосый старик тогда выглядел таким напуганным и слабым, что ни у кого и сомнений не возникло о его личности.

«Преподобный Юэ Янь, если я правильно помню, ты только что надменно угрожал отнять мою жизнь, если я не отвечу на твои вопросы, не так ли?» — вкрадчиво сказала миледи Янь Цзи. Её губы изогнулись в безмятежной улыбке, но в глубине глаз словно плавали кусочки льда.

В следующую секунду к этому пронизывающему холоду примешалось намерение убийства!

Чёрная шёлковая ленточка неожиданно выстрелила в сторону эксперта, словно живая.

«Порождение зла!» — панически выкрикнул Преподобный Юэ Янь, отскакивая в сторону. Его Бессмертный меч нижнего грейда рванул наперерез чёрной ленте.

Старый Таоист, его спутник и Преподобная Шуй Жоу всё это время внутренне готовились. В момент появления чёрной ленточки они одновременно начали действовать, мгновенно окружив миледи Янь Цзи. Это послужило началом нового сражения.

Три падших бессмертных 3-го испытания – Старый Таоист Гань Сюй и Преподобные Юэ Янь и Шуй Жоу – и падший бессмертный 2-го испытания Гань Шань. По силе эти четыре эксперта слегка уступали могучему падшему дьяволу 4-го испытания. Впрочем, если бы они эффективно объединили усилия, например, при помощи какой-нибудь формации, то смогли бы переломить ход битвы.

Но… Храм Цинсюй, Школа Цзыян и Школа Ланьян с давних времён боролись друг с другом на континенте Тэнлун. Будучи старейшинами-представителями этих фракций, как они могли иметь какие-либо общие формации?

Поэтому…

«Собратья-сючжэнисты, если это исчадие ада не умрёт здесь и сейчас, то мы все обречены. Не время сдерживаться и приберегать козыри!» — яростно воскликнул Старый Таоист, в уголках губ которого показалась кровь.

Говоря, он обрушил на миледи Янь Цзи несколько десятков мощнейших атак. Он явно решил выложить на стол все карты и действовал абсолютно безжалостно. Собственно, он просто не мог позволить себе даже намёка на послабление.

Однако миледи Янь Цзи была падшим дьяволом, так что её методы ведения боя были не менее жестокими и странными.

Ядовитые Иглы, Ленты Чёрного Ветра.

Два главных оружия миледи не давали четырём падшим бессмертным ни секунды передышки.

«Братья, мы должны атаковать старую ведьму сообща!» — лицо Преподобного Юэ Яня было всё в крови, как и большая часть его когда-то элегантного одеяния. От Ядовитых Игл Янь Цзи было практически невозможно защититься полностью. Более того, стоило хоть немного расслабиться, и крошечная игла могла в мгновение ока прошить насквозь юаньин эксперта.

Миледи Янь Цзи также не позволяла себе расслабиться ни на мгновение.

Эти четверо падших бессмертных явно знали о телепортации. Эту технику можно было применять лишь в стабильном пространстве. Если энергетические колебания были слишком сильны, то эксперт мог угодить в пространственный разрыв, а это означало мгновенную смерть.

И в настоящий момент эти четверо пустили в ход весь свой арсенал, не останавливаясь ни на секунду. Даже если удар не мог повредить миледи Янь Цзи, он вызывал новые флуктуации в пространстве, лишая её одного из главных козырей.

Ей оставалось лишь сеять хаос своими Лентами Чёрного Ветра и при любой удачной возможности скрытно атаковать Ядовитыми Иглами.

Но и у падших бессмертных было немало грозных трюков в арсенале. Четыре летающих меча порхали в воздухе, в ход шли бесчисленные талисманы, невзирая на их цену и редкость. Время от времени они даже применяли мощнейшие техники, которые явно приберегали на самый крайний случай.

****

Тем временем в одном из гостевых домиков нефритового дворца…

Цинь Юй сидел на кровати, скрестив ноги и сомкнув веки. Чёрная горошина, переливающаяся, словно жемчужина, парила перед ним на уровне груди. Золотистая звёздная энергия юноши с вкраплениями тёмно-синего пламени изливалась из тела юноши и непрерывно омывала поверхность шарика.

«Наберись терпения, старший брат Цинь Юй. Эта элементальная эссенция была создана давным-давно Бессмертным. С учётом твоего уровня силы, постараться придётся изрядно. Хорошо ещё, что твоё внутреннее пламя сравнимо по интенсивности с пламенем экспертов на ступени Дачэн; это позволит намного ускорить процесс», — напутствовала Ли-ер, когда он только приступил к персонализации.

Поэтому юноша спокойно и терпеливо занимался своим делом.

Это была эссенция огромного массива элементальной руды, так что шарик таил в себе поистине колоссальную энергию. Когда Бессмертный Ни Ян создавал ядро нефритового дворца, ему пришлось использовать немало элементальной энергии Бессмертных; с помощью неё наносились эти мельчайшие символы и письмена, и в процессе энергия Бессмертного прочно впиталась в поверхность шарика.

Чтобы привязать к себе эссенцию, Цинь Юю необходимо было терпеливо опалять эти письмена звёздной энергией и внутренним пламенем, чтобы избавиться от вкраплений энергии Бессмертных и заполнить ядро дворца собственной силой.

Хотя персонализация элементальной эссенции была сравнительно сложным процессом, зависела она, по большей части, лишь от притока энергии и чистоты пламени, так что требовала минимума концентрации.

«Поначалу я думал, что Янь Мо, Лазурный Дракон и им подобные – это элита из элит, верхушка мира Сючжэнь. Однако эта экспедиция показала глубину моего заблуждения. Все эти падшие бессмертные и дьяволы… Стыдно признаться, что я ещё недавно считал себя довольно могущественным экспертом. Теперь понятно, что мне ещё расти и расти», — вздохнул юноша про себя.

Небеса даровали ему слишком мало времени.

«Если бы у меня было ещё 100 лет или около того, то, уверен, что смог бы держаться с этими падшими на равных. Но время открытия Замка Бессмертного Девяти Мечей зависело не от меня. Счастье ещё, что Ли-ер вызвалась помочь».

Когда Цинь Юй подумал о девушке, выражение его лица невольно смягчилось.

«Тем не менее, удача – явление временное, она не будет всегда на моей стороне. Да и потом, как я смогу развиваться, всё время оставаясь под крылом дядюшки Ланя? Не говоря уже о том, что это сейчас он здесь, но с учётом его могущества, он почти наверняка уже достиг 11-го или 12 испытания. Когда он вознесётся на следующий план, что станет с Ли-ер?»

Родственники или любимая, Цинь Юй не желал, чтобы кто-то из них пострадал.

«Я и в самом деле ещё такой слабый», — подавленно признал юноша.

Пусть он и заполучил несколько юаньинов экспертов на ступени Дунсюй, но теперь, когда он прорвался на ступень Ядра, они представляли для него не слишком большую ценность.

«Добыть бы юаньин Кунмина или Дуцзе, вот это было бы очень кстати».

Что касается развития души, то здесь Цинь Юй мог не слишком переживать. Его душа была достаточно мощной, чтобы он мог поглощать юаньины Кунминов, вот только достать их было не так-то просто. В конце концов, юноша сейчас был куда слабее всех этих падших бессмертных и дьяволов.

Он сидел и размышлял, как вдруг…

Сердце Цинь Юя дрогнуло. Он тут же сосредоточил всё внимание на элементальной эссенции и обнаружил, что поверхность чёрного шарика лучится золотым светом. Это был признак того, что его звёздная энергия успешно впиталась в письмена, высеченные на эссенции.

Говорят, что кончики пальцев напрямую связаны с сердцем. Цинь Юй открыл глаза и без колебаний проколол подушечку пальца. Выступила рубиновая капля крови.

Элементальная эссенция с готовностью, словно губка, впитала алую жидкость.

В следующий миг поверхность шарика вспыхнула багровым светом, а затем слилась с телом Цинь Юя.

«Поздравляю с успешной привязкой элементальной эссенции, старший брат Цинь Юй», — лицо Ли-ер даже слегка порозовело от радости.

При виде её искренней реакции Цинь Юй невольно заулыбался.

«Угу, я сделал это. Ох…» — лицо юноши внезапно окаменело.

«Ты в порядке, старший брат Цинь Юй?» — торопливо спросила Ли-ер.

Цинь Юй простоял с ошарашенным видом совсем недолго. Буквально через пару секунд он уже пришёл в себя и радостным изумлением проговорил: «Ха-ха, Ли-ер, я теперь действительно могу найти что угодно в этом дворце Замка Бессмертного. Вдобавок, я могу полностью контролировать все эти ограничительные заклинания и формации!»

Однако в следующую секунду он вдруг нахмурился.

«Старший брат…» — начала было Ли-ер, но юноша поднял руку, останавливая её.

Стоило ему после привязки эссенции активировать ограничительное заклинание, как в его голове неожиданно зазвучал чей-то голос.

«Юный, но везучий сючжэнист! Я, Ни Ян, не знаю, мужчина ты или женщина, сюсянист или сюмоист. Возможно, ты даже один из падших сючжэнистов, кто знает. Внемли моему посланию… Я не знаю ничего о тебе, но твоя удача велика.

Как ни удивительно, но Стела Хранителя не смогла тебя одурачить. Поскольку ты успешно персонализировал элементальную эссенцию, то этот Бессмертный дворец теперь принадлежит тебе. В любом случае, его нельзя считать таким уж сокровищем, так что пользуйся на здоровье», — тон у Бессмертного был самый беззаботный.

Цинь Юй отчётливо ощутил, что Бессмертного Ни Яна действительно мало заботил этот нефритовый дворец.

«Святые Небеса! Дворец Бессмертного, способный свести с ума любого падшего, для этого Ни Яна лишь пустое место! Каким же статусом он обладает в Плане Бессмертных?» — потрясённо подумал Цинь Юй, но голос Бессмертного уже снова зазвучал в его сознании.

«Ха-ха, юный сючжэнист, настоящим сокровищем Замка Бессмертного Девяти Мечей определённо является не этот Бессмертный дворец Цинъюй. Интересно, удастся ли тебе его заполучить. Для этого тебе потребуется не только сила, но также и мужество и удача. Без любого из этих достоинств тебя неизбежно ждёт провал».

Бессмертный Ни Ян довольно захохотал.

Сердце Цинь Юя между тем забилось быстрее.

«Сокровище, более ценное, чем этот Бессмертный дворец?» — поражённо подумал он.

Только что они с Ли-ер подробно обсуждали между собой этот вопрос, так что юноша усвоил, насколько драгоценной была для падших бессмертных и дьяволов элементальная руда. Нефритовый дворец, целиком высеченный из подобного материала, да ещё и битком набитый сокровищами, ограничительными заклинаниями и скрытыми механизмами, заставил бы даже падшего 12-го испытания забыть обо всём на свете.

И этот дворец Цинъюй не самое ценное сокровище Замка Бессмертного?

«Сила, мужество, удача!» — зачарованно проговорил про себя Цинь Юй, обдумывая слова Бессмертного.

Чтобы стать по-настоящему могущественным, требуются не только неустанные тренировки, но и счастливые встречи и находки. Одной из таких находок для Цинь Юя стал этот Бессмертный Замок Девяти Мечей, так что удачей он определённо обладал. Вот только он понятия не имел, что же такого ценного может здесь ещё храниться.

Но его сердце уже трепетало от предвкушения.

****

В главном зале дворца Цинъюй.

Четверо падших бессмертных непрерывно атаковали миледи Янь Цзи, окружив её со всех сторон. Все пятеро сражались самозабвенно и безжалостно. Старый Таоист Гань Сюй и Преподобный Юэ Янь были главной атакующей силой падших бессмертных, Преподобная Шуй Жоу выжидала моменты для скрытых атак, а Гань Мин делал всё возможное, чтобы отвлечь внимание миледи.

Помещение вдруг содрогнулось от яростного взрыва. В воздух подлетела отсечённая рука. Сразу же после этого раздался ещё один взрыв, и отрубленная конечность разлетелась на мелкие кусочки и кровавый туман. Весь главный зал заволокло алым.

Старого Таоиста Гань Сюй отшвырнуло назад и проволокло по полу. Это его руку миледи Янь Цзи только что уничтожила, попутно даже немного повредив его юаньин. Несмотря на численный перевес, он не смог уберечься от могучей атаки миледи и серьёзно пострадал.

«Старший брат!» — на лице Гань Мина застыла маска ужаса.

В отличие от него, Старый Таоист свирепо прищурился, не теряя самообладания. Более того, он издал странный смешок, глядя на миледи Янь Цзи, которая почти не пострадала, и передал через святое чувство: «Янь Цзи, ты, конечно, ранила меня, но не думай, что тебе сойдёт это с рук, ха-ха…»

«Гань Сюй, мелкий воришка, ты всё ещё надеешься поквитаться? Мечт…»

Два странных воздушных потока оборвали её фразу на середине, заставив впервые с начала сражения измениться в лице.

Ловушка в ловушке внутри ещё одной ловушки!

«Беспощадность Воды и Пламени*».

Прим. W: Как сообщает анлейтер, имя “Янь” Преподобного означает “огонь”, тогда как фамилия “Шуй” Преподобной означает “вода”.

Два могучих потока энергии заклубились в унисон, следуя мистической концепции Тайчи. Один из них, чрезвычайно горячий, был создан Преподобным Юэ Янем, тогда как второй, обжигающе ледяной, контролировала Преподобная Шуй Жоу. Глубокое понимание основополагающих принципов и удивительная слаженность позволила им усилить атаку во много раз.

Внезапная, словно наваждение, и мгновенная атака.

«А-а-а-арх!..» — миледи Янь Цзи вдруг издала пронзительный вопль. Её лицо побелело, словно полотно. Сквозь кожу отчётливо проступили кости, придавая ей гротескный и устрашающий вид. Две Ленты Чёрного Ветра, выглядывающие из рукавов миледи, яростно хлестали и извивались, словно живые.

В то же время из тела миледи выстрелили бесчисленные Ядовитые Иглы, разлетаясь во всех направлениях. Она была вынуждена использовать все ресурсы, которые были в её распоряжении.

Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь довольно переглянулись.

Они оба начали практиковать одновременно, но в разных известных школах. Каждый потерпел неудачу во время Испытания Небес, и теперь они достигли уровня падших бессмертных 3-го испытания. Один был чрезвычайно вспыльчивым, другая – безмятежно холодной. Однако мало кто знал об истинных отношениях между двумя могущественными экспертами.

Когда они синхронно применяли эту особую технику, результат был куда более мощным, чем простая сумма сил.

Прогремел оглушительный взрыв.

«Уклоняйся!» — взревел Преподобный Юэ Янь. Он ещё не закончил говорить, а его Бессмертный клинок уже метеором метнулся к Преподобной Шуй Жоу. Естественно, он не собирался атаковать её, просто тяжело раненная миледи Янь Цзи выбрала в качестве цели для контратаки именно её.

Звук разрываемой плоти заставил экспертов содрогнуться. Левая рука Шуй Жоу была мгновенно вырвана с мясом.

Одновременно с этим из пальца миледи Янь Цзи выстрелила незаметная зелёная игла.

«Ты в порядке?» — нервно спросил Преподобный Юэ Янь, возникая рядом с Преподобной Шуй Жоу. Только что, если бы он не смог выиграть драгоценное мгновение своим мечом, то эта стремительная атака разъярённой миледи Янь Цзи вполне могла бы окончиться смертью Преподобной.

Но, несмотря на то, что Шуй Жоу чудом выжила, миледи всё же ухитрилась убить Гань Мина зелёной Ядовитой Иглой.

Пуф… Тело эксперта безжизненной куклой повалилось на пол.

Миледи Янь Цзи растеряла всю свою соблазнительность и красоту. Сейчас она была больше похожа на костлявого демона; её одежды превратились в пропитанные кровью лохмотья, а волосы представляли собой спутанный и неопрятный клубок. Только её глаза почти не изменились, лишь став ещё более холодными и угрожающими.

«Младший брат», — Старый Таоист был смертельно бледен.

Последний его спутник неожиданно пал от руки миледи во время её атаки на другого эксперта.

Тело Гань Мина застыло на холодном полу. Но лишь на мгновение… В следующую секунду оно внезапно потеряло форму и осыпалось мелкой пылью!

Ядром падшего бессмертного является его юаньин. Если его разрушить или извлечь из тела, то физическая оболочка мгновенно разрушается. Но пока юаньин цел, тело сможет восстановиться даже после самых тяжёлых ранений.

Гань Мин превратился в горстку пепла, но… никакого юаньина после его смерти не осталось.

«Хм, где юаньин?» — лицо миледи Янь Цзи окаменело.

Её Ядовитая Игла пронзила юаньин Гань Мина, но забрать его она ещё не успела. Миледи неотрывно следила за каждым движением всех остальных, так что была уверена, что и они не могли его взять. Так… куда же он мог деться?


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!