Menu Close

Глава 9 : Миледи Янь Цзи

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: wolfich
  • Редактура: —

Цинь Юй повернулся в сторону главного павильона. Судя по поражающим воображение взрывам, падшие бессмертные и дьяволы не сумели договориться и, потеряв терпение, начали сражаться за драгоценную стелу. Никто из этих экспертов больше не пытался скрывать свои силы. Они были решительно настроены уничтожить своих соперников.

«Интересно, что скажут победители, когда после выматывающего сражения обнаружат, что Стела Хранителя всего лишь подделка. Ударятся в слёзы? Посмеются?» — вздохнула Ли-ер.

«Наверное, у них не останется сил ни на то, ни на другое. Будут лишь мысленно проклинать этого Бессмертного Ни Яна. В конце концов, он действительно превзошёл сам себя в своём коварстве. Очевидно же, что ему просто нравится играть с людьми?» — Цинь Юй слегка улыбнулся.

Юноша явно тоже представил себе эту финальную сцену.

«Ну, Магические Земли Видений и его надменные слова, оставленные “гостям”, наглядно показывают, что у него очень вероломный и самоуверенный нрав. Так что фальшивая Стела Хранителя Замка, из-за которой эксперты вцепятся друг другу в глотки, кажется даже закономерной», — улыбнулась девушка в ответ.

Цинь Юй припомнил слова послания, которые прозвучали в его голове после того, как они выбрались из Земель Видений, и невольно кивнул.

Он глянул в сторону главного зала. Земля ходила ходуном, всплески энергии царапали небеса – очевидно, все семеро падших решили пойти ва-банк ради бесценного дворца.

Цинь Юй приглашающе улыбнулся девушке: «Идём».

Давайте, давайте, убивайте друг друга, хоть всё здесь сокрушите и переверните весь дворец вверх тормашками. Юноше было всё равно, его мысли сейчас занимала лишь элементальная священная эссенция – истинный ключ к нефритовому дворцу.

Сгрудившиеся за пределами главного зала Янь Мо, И Да, преподобный Янь Сюй, черноволосый старик и остальные в безмолвном потрясении прислушивались к отголоскам сражения. Масштаб и жестокость схватки поражали воображение; казалось, ничто живое не могло выжить в этом аду.

Изнутри главного зала то и дело доносились сокрушительные взрывы, волны ауры священного оружия расходились далеко вокруг, то и дело в ход шли разнообразные заклинания и талисманы…

Падшие бессмертные и дьяволы были экспертами, которые давно расстались со своими физическими оболочками. Тела падших кардинально отличались от тел обычных сючжэнистов; даже если их пронзить насквозь мечом или другим оружием, особого урона они не понесут. Падший может быть серьёзно ранен только в том случае, если повредить или уничтожить его душу или юаньин.

Особые техники.

Запретные навыки.

Скрытые атаки.

В ход шло абсолютно всё!

На лице Старого Таоиста Гань Сюя застыла маска ярости. Элегантное одеяние Таоиста давно превратилось в лохмотья, на голове виднелись глубокие порезы от ауры оружия, однако эксперт не собирался тратить энергию для восстановления своего материального тела. Не обращая внимание на заливающую лицо кровь, Старый Таоист не прекращал яростно наседать на Хо Ланя и Хо Цаня.

«Аргх, Преподобный Юэ Янь! Преподобная Шуй Жоу!!!» — в бешенстве взревел Хо Лань, не прекращая сражаться.

Изначально Преподобные Юэ Янь и Шуй Жоу согласились объединиться с братьями, но в итоге неожиданно ударили им в спину. В настоящий момент все падшие бессмертные сообща атаковали братьев Хо, так что, естественно, ситуация для последних складывалась печальная.

Впрочем, падшие дьяволы третьего испытания не собирались так просто сдаваться.

Если бы тот же Хо Лань рискнул своей жизнью, то вполне мог бы убить одного из врагов, будь то Старый Таоист Гань Сюй или Преподобная Шуй Жоу.

Жестокая схватка!

Все падшие желали сокрушить соперников, но никто не хотел ставить на кон свою жизнь. В конце концов, для того, чтобы заявить права на Стелу Хранителя, нужно было для начала остаться в живых.

Золотой монеты было достаточно, чтобы погрузить в смятение кучку нищих, но что насчёт груды сокровищ? Чтобы завладеть ими, толпы бедняков пошли бы на любой риск.

И в настоящий момент падшие бессмертные и дьяволы, которым ещё лишь предстояло пройти 4 испытание, всё больше напоминали последних. Удивительный нефритовый дворец, высеченный, как они полагали, из элементальной руды, был для них тем же самым, что и груда золота для нищих.

Жажда обладания!

Если бы они смогли заполучить в свои руки такое сокровище, то их положение в мире сючжэнистов взлетело бы до небес, могущество росло бы как на дрожжах, а последующие испытания проходили бы намного быстрее и проще. Этот дворец был воплощением их безоблачного будущего.

Эксперты 2 и 3 испытания представляли собой низшее звено в мире падших бессмертных и дьяволов. Пробиться на вершину и стать бок о бок с по-настоящему могучими экспертами было практически невозможно.

Однако этот нефритовый дворец упрощал эту задачу во много-много раз.

«Решили меня убить? В ваших мечтах!» — яростно взревел Хо Лань.

В тот же миг оба брата Хо по причудливой траектории устремились к Старому Таоисту Гань Сюю. Будучи родными братьями, прошедшими через огромное количество сражений, они действовали невероятно слаженно. Только это и позволяло им даже в полном окружении дать бой превосходящим силам врага.

Когда Старый Таоист заметил их манёвр, в его глазах словно полыхнули молнии. За его спиной поднялись в воздух два летающих меча его спутников, Гань Мина и Гань Шаня, а перед руками самого Таоиста вспыхнул золотой символ “Цин”. В следующий миг старик с силой выбросил вперёд ладонь.

Сияющий золотом символ-печать воспарил над полем боя. Меч Старого Таоиста в сопровождении священного оружия его спутников метнулся вперёд, а печать “Цин” заполнила всё пространство иллюзорными копиями трёх клинков.

****

Буйство энергий в главном зале поражало воображение, но пока что все обмены ударами привели лишь к поверхностным ранениям, на которые падшие практически не обращали внимания. Даже у Хо Цаня, представлявшего собой самое печальное зрелище, юаньин пострадал совсем незначительно.

Троих братьев Гань, с учётом их формаций, можно было условно сравнить по силе с двумя падшими третьего испытания. Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь также были падшими бессмертными 3 испытания. То есть, по боевой мощи эти пять экспертов были примерно равны четырём падшим 3 испытания.

Братья Хо уступали им по могуществу вдвое.

Но если победить их было довольно легко, то убийство было куда более проблематичной задачей.

Победа означала лишь, что противная сторона признала поражение и ретировалась. Однако… найдётся ли нищий, который просто сбежит, имея возможность заполучить груду золота?

Разумеется, нет! Их умы уже были затуманены жадностью!

Хо Лань и его брат даже не думали об отступлении. Что насчёт Старого Таоиста и Преподобных? Естественно, никто из них также не собирался сдаваться. Каждый был готов идти до самого конца.

****

«Этот дворец настолько удивителен, что даже мой клан драконов встал бы на уши, если бы узнал о нём. Что уж говорить о каких-то падших второго и третьего испытания… Но если они продолжат сражаться в таком духе, то насколько же растянется бой?» — Лазурный Дракон покачал головой.

Янь Мо холодно засмеялся: «Янь Лан, эти Хо Лань и Хо Цань в явно невыгодном положении, но, ты думаешь, убить падшего третьего испытания так легко? Представь себя на их месте. Ты хочешь убить противника, но любая ошибка – и твоя жизнь оборвётся вместе с его в результате самоуничтожения. Кто из этих падших бессмертных захочет умереть, видя перед собой эту стелу?»

«Нет, эта патовая ситуация долго не продлится», — проронил черноволосый старик, услышав их разговор.

И через какое-то время его слова подтвердились.

Пятеро падших бессмертных наконец сумели объединить силы и начать действовать, как одна команда.

Улучив момент, Преподобная Шуй Жоу смогла связать Хо Ланя своим священным оружием – зелёной шёлковой лентой. У падшего дьявола, угодившего в западню, душа ушла в пятки. Однако прочность и гибкость зелёной ленты была поистине удивительной. Даже если бы Хо Лань решил избавиться от своего материального тела, то его юаньин не смог бы освободиться.

Всё потому, что лента была нацелена именно на укрытый в теле юаньин.

Четыре летающих меча и несколько десятков драгоценных талисманов!

На связанного зелёной лентой Хо Ланя мгновенно обрушился целый шквал атак. Несчётные печати-талисманы с могущественными заклинаниями, четыре священных клинка – всё это одновременно пошло в ход.

Всё случилось почти мгновенно.

У Хо Цаня просто не было времени, чтобы хоть чем-то помочь старшему брату.

Раздался колоссальный взрыв, способный расколоть землю и превратить горы в труху. Хо Лань, зная, что смерть неизбежна, в последний момент решил запустить самоуничтожение.

Самоуничтожение падшего третьего испытания!

Этот уровень силы соответствовал эксперту на ступени Дачэн и лишь немного не дотягивал до истинных Бессмертных, так что всплеск энергии был воистину устрашающим. Но… пятеро падших бессмертных предусмотрительно атаковали лишь издалека. На таком расстоянии от эпицентра взрыва защититься было не так сложно.

А вот их священному оружию не так повезло.

Невероятно редкое сокровище, зелёная шёлковая лента, разлетелось на мелкие лоскуты. Из четырёх летающих мечей целыми остались лишь два. Священные клинки Гань Мина и Гань Шаня также разметало чудовищным взрывом. Оружие Старого Таоиста Гань Сюя и Преподобного Юэ Яня почти не пострадало, поскольку это были Бессмертные клинки нижнего грейда, подаренные их школам сеньорами.

«Старший брат!» — тоскливо взвыл Хо Цань. Его сердце разрывалось от невыразимого горя.

«Не расслабляйтесь!» — рявкнул Старый Таоист, тут же переключаясь на него вместе с Преподобным Юэ Янем.

Однако по лицу Преподобной Шуй Жоу пробежала тень. Пусть её лента и не была Бессмертным сокровищем, но это всё же было священное оружие высшего грейда. Но самое важное… этот артефакт обладал способностью сковывать юаньин противника. Если при столкновении с падшими ей удавалось застать врага врасплох и сковать его юаньин, то убить его становилось тривиальной задачей.

Вот только создать такой артефакт было невероятно сложно. Во-первых, для изготовления требовалось огромное количество ценных материалов. А во-вторых, техникой создания подобных артефактов владел лишь её грандмастер. Но он давно отправился в Хаотический Астральный Океан и не возвращался в школу ни разу за последние несколько тысячелетий. Кто знает, возможно, он погиб от рук тамошних обитателей или не смог пройти одно из испытаний падших?

Так что по ценности эта лента нисколько не уступала Бессмертному оружию нижнего грейда. И только что она просто разлетелась на мелкие кусочки.

Впрочем, как только Преподобная вспомнила о нефритовом дворце и практически безграничных запасах элементальной руды и других сокровищ, она смогла подавить поднявшуюся в душе ярость.

«Пусть Небеса станут свидетелями моих слов! Придёт день, и я заставлю Храм Цинсюй, Школу Цзыян и Школу Ланьян заплатить за смерть моего брата своей кровью!!!»

Голос Хо Цаня ещё отдавался в стенах главного зала, но сам падший дьявол уже вырвался наружу и устремился прочь.

Если бы он продолжил сражение со всеми этими экспертами, то рано или поздно они бы нашли безопасный способ его убить. Но если он хотел просто сбежать, то у них не было и шанса его задержать.

Осознавая это, Старый Таоист с его двумя спутниками и Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь были вынуждены его отпустить.

Бум!

За пределами главного зала раздался взрыв, сопровождаемый яростным криком: «Эй, Старый Таоист, я убил этого Преподобного Янь Сюя в качестве первого взноса!»

Громогласный голос падшего дьявола разлетелся далеко вокруг. К этому моменту Преподобный Янь Сюй уже осел на землю кучкой пепла. Будучи Кунмином на поздней стадии, он был совершенно бессилен перед лицом обуянного жаждой мести падшего третьего испытания.

Лицо Таоиста потемнело.

Но, несмотря на то, что эхо голоса Хо Цаня до сих пор гуляло между нефритовыми стенами, с учётом скорости падшего дьявола, тот наверняка уже давно скрылся из виду и спрятался в самом дальнем уголке Замка Бессмертного, и Старый Таоист мог лишь беспомощно покачать головой.

После этого братья Гань и Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь молча уставились друг на друга.

Стела Хранителя могла иметь лишь одного хозяина. Так кто же должен был им стать? Теперь, когда братьев Хо здесь уже не было, отношения между падшими бессмертными неизбежно начали претерпевать изменения. Никто из них не желал отдавать бесценное сокровище в руки других.

А если никто не хотел уступать, то…

****

Нефритовый дворец был огромным. Но что ещё хуже, святое чувство Цинь Юя здесь было практически бесполезным.

Немудрено, ведь это же был Замок Бессмертного! Каким статусом обладал Бессмертный Ни Ян? Разве жалкому сючжэнисту, даже не достигшему низшей ступени Бессмертия, могло быть позволено исследовать своим святым чувством личный дворец Бессмертного в подобном месте?

Вероятно, такое было под силу лишь кому-то, обладающему сравнимым могуществом, да и то не факт.

Скорость!

Цинь Юй и Ли-ер полностью положились на свою скорость и начали тщательно исследовать весь дворец без использования святого чувства. Но это оказалось не так просто. Даже спустя долгое время, обойдя несколько сотен павильонов и комнат, они так ничего и не нашли.

Подземные кельи, секретные помещения в искусственных горах, фонтаны…

Они исследовали каждый закуток, скрытый или представленный на всеобщее обозрение. Тем не менее, оставалось ещё множество мест, в которые им ещё только предстояло заглянуть.

В настоящий момент Цинь Юй с девушкой на большой скорости перебирались в другое крыло дворца, закончив с поисками в этом.

«Ли-ер, как думаешь, мог ли Ни Ян забрать элементальную священную эссенцию с собой, в своём теле? В таком случае, даже если мы перевернём здесь всё вверх дном, то можем так ничего и не найти», — проговорил Цинь Юй задумчиво.

Девушка качнула головой: «Нет, вряд ли. Было бы бессмысленно создавать Стелу Хранителя в таком случае. Даже если она и предназначена для того, чтобы одурачить непрошенных гостей, я думаю, он должен был оставить во дворце и эссенцию. В конце концов, его наследие должно в итоге найти того, кому оно предназначено. Сомневаюсь, что он просто хотел устроить тут побоище».

«Пожалуй. Если бы он не оставил после себя никаких сокровищ, кроме этой фальшивой стелы, то всё это действительно не имело бы никакого смысла», — с улыбкой согласился юноша.

Они с Ли-ер заглянули в небольшой гостевой домик.

Сдвинув в сторону полупрозрачную хлопковую занавеску, закрывающую вход в спальню, Цинь Юй внезапно увидел маленький чёрный шарик размером с жемчужину, парящий над кроватью. От шарика исходил мощный поток энергии, ещё более чистый и интенсивный, чем от Стелы Хранителя в главном зале.

«Это… это же не?..» — нерешительно проговорил Цинь Юй. Он понятия не имел, как выглядит священная эссенция, но эта мысль напрашивалась сама собой.

«Именно так, это сгусток элементальной священной эссенции, — с удивлением и радостью подтвердила Ли-ер. – Если ты присмотришься к этой горошине, то сможешь увидеть выгравированные на ней письмена и печати. Очевидно, Ни Ян выковал из эссенции полноценное ядро дворца, иначе бы эти отметины не сформировались на её поверхности.

Ты должен понимать, что Стелу Хранителя и элементальную эссенцию очень сложно перековать в ядро дворца. Но если это сделать, то внутри них создаётся особое пространство, подобно пространственным кольцам. Только предназначено оно не для каких-то предметов, а для того, чтобы можно было поместить весь дворец внутрь ядра! – девушка восторженно покачала головой. – Стоит лишь персонализировать этот сгусток элементальной эссенции, и ты сможешь единственным мысленным усилием забрать с собой весь этот нефритовый дворец».

Услышав её объяснения, Цинь Юй также пришёл в восторг.

Эта чёрная горошина действительно оказалась сгустком элементальной эссенции. Более того, она уже была перекована в ядро, так что с её помощью можно было легко контролировать весь дворец и даже забрать его с собой.

«Старший брат Цинь Юй, быстрее начинай привязку, — поторопила юношу Ли-ер. Ощутив на себе его взгляд, она с улыбкой кивнула: — Всё в порядке. Для меня этот дворец практически бесполезен, да и защитных сокровищ у меня в избытке. А вот для тебя это будет бесценным приобретением».

Цинь Юй некоторое время молча размышлял, но в конце концов улыбнулся: «Хорошо».

После персонализации ядра дворца он сможет получить контроль над всеми его комнатами и павильонами, включая ограничительные заклинания и скрытые от глаз механизмы. Вдобавок, он сможет мгновенно узнать, что происходит на всей его территории.

****

«Преподобный Юэ Янь, Преподобная Шуй Жоу, будьте спокойны. Я, Гань Сюй, гарантирую, что как только я персонализирую эту Стелу Хранителя, вы сможете забрать с собой столько сокровищ Замка Бессмертного, сколько сумеете унести. Более того, даже все те десятки нефритовых столов и стульев из элементальной руды будут вашими», — вкрадчивым голосом “великодушно” посулил Старый Таоист.

Но Преподобные лишь мысленно посмеялись над этим предложением.

Столы и стулья?

Конечно, эти слитки невероятно чистой элементальной руды, без сомнения, обладали колоссальной ценностью. Но чего они стоили, если сравнивать с этим гигантским дворцом, битком набитым сокровищами?

Старый Таоист сказал, что они смогут забрать столько сокровищ, сколько смогут унести. Но после персонализации Стелы Хранителя одной его мысли будет достаточно, чтобы они не смогли унести ни одного мало-мальски ценного артефакта! В конце концов, все участники экспедиции уже на своей шкуре испытали мощь здешних ограничительных заклинаний.

«Старый Таоист Гань Сюй, как насчёт того, чтобы позволить нам персонализировать эту Стелу Хранителя? Обещаю, что после этого мы отдадим тебе все эти столы и стулья, а также все сокровища, которые ты сможешь забрать. М-м?» — Преподобный Юэ Янь иронично приподнял бровь.

Таоист удивлённо замер, но затем нахмурился.

«Хмф», — при виде отразившихся на лице эксперта эмоций Преподобный Юэ Янь не удержался от презрительного восклицания. Он понимал, что перед лицом подобного сокровища ни о каких компромиссах не может быть и речи. Преподобные быстро обменялись мыслями через святое чувство. Сразу после этого они приготовились к бою.

Однако, прежде чем они успели что-либо предпринять, Старого Таоиста Гань Сюя накрыло нехорошим предчувствием.

Тудум!

В следующий миг рядом с ним раздался приглушённый взрыв. Старый Таоист тут же отскочил в сторону, разворачиваясь… Только чтобы увидеть, что юаньин его младшего брата Гань Шаня уже был захвачен. Душа эксперта была уничтожена в одно мгновение.

Тем, кто держал в руке юаньин, оказался не кто иной, как черноволосый старик.

«Ха-ха-ха, раз уж вы не можете решить, кому персонализировать эту стелу, я избавлю вас от этой дилеммы, вы не против?»

По мере того, как старик говорил, тембр его голоса менялся, избавляясь от дребезжащих ноток и наливаясь силой и мелодичностью. Одновременно начала кардинально меняться и его внешность.

Тело, частично укрытое под тонким чёрным одеянием, приобрело весьма соблазнительные очертания, а пара чарующих глаз насмешливо уставилась на павших бессмертных.

«Миледи Янь Цзи!» — одновременно воскликнули эксперты.

Миледи Янь Цзи, супер эксперт Дворца Иньюэ, обладала зловещей репутацией на континенте Тэнлун. Она могла свободно менять свою внешность, представая в самых различных обличьях, от ребёнка до дряхлого старика. Её называли Изменчивой Дьяволицей, но на самом деле никто не знал наверняка, женщина ли она вообще.

Но поскольку чаще всего она появлялась перед знакомыми в виде соблазнительной красавицы, в мире Сючжэнь её обычно называли “миледи”.

Миледи была падшим дьяволом четвёртого испытания, то есть, была сравнима по силе с Дьяволом 1 ранга. Приём, позволивший ей только что убить Гань Шаня, вне всяких сомнений был телепортацией. Старый Таоист столкнулся с кем-то подобного уровня, но его главный козырь – формации – потерял смысл со смертью одного из братьев. В этих условиях второй его спутник, Гань Мин, стал практически бесполезным.

На самом деле, даже с учётом Гань Мина сила всех присутствующих, включая Старого Таоиста и Преподобных, была на уровне трёх падших бессмертных 3-го испытания.

Перед лицом падшего дьявола 4-го испытания, равного по силе Дьяволу первого ранга, трое падших 3 испытания мало что могли. Между падшими 3-го и 4-го испытания пролегала пропасть, преодолеть которую было непросто. Если бы здесь присутствовало ещё несколько падших, миледи Янь Цзи ещё могла бы поостеречься.

Но, к сожалению, Хо Лань был мёртв, Хо Цань сбежал, а Гань Шаня она только что убила лично.

Она была волком, спокойно выжидавшим, пока пастухи не начнут ссориться из-за овец. Но интересно, какое выражение приняло бы её лицо, если бы после намечающегося сражения она узнала, что эта Стела Хранителя всего лишь бутафория?

А Цинь Юй тем временем занимался тем, что сосредоточенно персонализировал сгусток элементальной эссенции!


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!