Menu Close

Глава 22 : Война 2.10 (Заключительная)

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


— Твой план – это незаметно проникнуть на корабль, добраться до управляющего центра, а затем с помощью твоих магических хакерских возможностей взломать их системы защиты и перехватить управление? – уточнил Айсвульф.

— В общих чертах, — ответил Алан.

— Это чертовски ужасный план, — прокомментировал Мерлин. Вся группа снова собралась в выделенном им жилом бараке.

— Кроме того, такая операция не требует чьей-либо поддержки. Если бы этого было достаточно, то ты мог бы выполнить эту миссию соло, — покачал головой Айсвульф.

— Вы будете отвлекать внимание и помогать разбираться с непредвиденными проблемами, — не согласился Алан.

«Я думаю, это вполне достойный план, с учётом тех огрызков информации, что нам предоставили. Нельзя включить в план то, о чём не знаешь», — хмыкнул Лямбда.

— Что ж, с этим мы к Старейшинам пойти не можем, — подвёл итог Айсвульф.

— Я не преступный гений и никогда не составлял подобных планов, — пожал плечами Алан. Он поднялся на ноги и начал вышагивать по комнате. – Вы ожидали, что я сходу предоставлю вам блестящий план по завоеванию вселенной, состоящий из десяти простых пунктов, понятных даже ребёнку? Здесь слишком много неизвестных переменных, факторов, которые невозможно учесть. Первым нашим шагом должен стать сбор дополнительной информации о цели.

Я бы мог, вероятно, сообразить какую-нибудь симуляцию, чтобы попрактиковаться и посмотреть, что может пойти не так, но здесь нет подобной техники. Если верить тому, что было записано на чипе, симуляционная комната имеется на космической станции, “Алый страж”, но туда нас не пустят.

— Ты также не используешь никого из Легиона, — заметил Айсвульф.

— Я не доверяю им; это лишь увеличит шансы на провал.

«Не то чтобы мы доверяем и вам всем», — Лямбда издал смешок.

Айсвульф замер на секунду. Он получил сообщение со ссылкой на выступление в прямом эфире. Текст послания был лаконичным: «Тебе стоит взглянуть».

— Так, всем тихо, посмотрите на это, — сказал Айсвульф, проектируя видеоизображение на стену. Остальные собрались вокруг.

— Эй! Это же мама Дэйзи, Моника? – спросил Мерлин.

— Да, хотя в Игре у неё ник “Гайя”. Смотри.

Мать Дэйзи стояла перед трибуной; вместо официального костюма на ней был голубой силовой костюм. Взгляд женщины был направлен прямо в камеру. А перед ней ровными рядами сидели военные чины и офицеры.

Люди Земли. И Марса. Человечество. С тяжёлым сердцем мне приходится сегодня выступать перед вами с заявлением. Наши союзники, те, кому мы доверили возведение наших защитных сооружений и расчистку пути для землян-игроков… предали нас. Они оказались не более чем волками в овечьей шкуре.

На сцену кого-то выволокли. Незнакомый Алану хаксад в серебряной маске. Два солдата удерживали его, заломив руки за спину.

А за ними шагала ещё одна фигура. Афродита.

На ней не было ни царапины, а на сцену она поднялась с высоко поднятой головой.

— Хаксады промывали мозги нашим детям, подкупали чиновников и планировали разгром Правительства Объединённого Мира, — сказала Гайя. – Их целью с самого начала был захват Земли.

Афродита пристально поглядела на пленного хаксада. Алан как будто бы заметил слабый белый отсвет, однако из-за положения камеры сложно было что-то утверждать наверняка.

— Это правда, всё до последнего слова, — прошипел пленник. Люди задержали дыхание. – Подождите, Трое, пощадите меня! Это ради вашего блага, я…

«Что ж, совершенно очевидно, что в ход пошла манипуляция сознанием», — сказал Лямбда.

Один из конвоиров сорвал с хаксада маску, и тот мгновенно начал расплываться, оседая на пол грязной лужей. Лицо пленника так и не попало в кадр.

Афродита с солдатами сошла со сцены.

«Хех, если до этого момента Администраторы ещё не охотились за ней, то теперь это неизбежно», — шепнул Лямбда.

— Не сотвори себе кумира, — тяжёлым тоном проговорила Гайя. – Трое – не боги, а игроки в самом мерзком их проявлении. А хаксады не более чем их рабы. Но, так или иначе, до сих пор они были нашими главными союзниками в Игре. И сейчас не время для мира, время для войны. Войны, с которой человечеству ещё сталкиваться не приходилось.

Поэтому я объявляю о том, что Правительство Объединённого Мира разово обложит налогом на имущество всех граждан и все компании и корпорации, чтобы наш долг перед Хаксадом не стал причиной краха экономики. Чтобы мы смогли закончить работы над оборонительными системами и создать флот для защиты наших границ. Чтобы мы не стали рабами безликих монстров.

Толпа взорвалась приглушёнными восклицаниями и шепотками.

— Они могут это сделать? – спросил Артур.

— Если смогут продавить, и проект пройдёт через все инстанции, — ответил Айсвульф.

Гайя подняла руку.

-Уверена, у вас много вопросов. Вы получите все ответы в ближайшие месяцы. Но сейчас не время тратить кредиты на роскошь. Необходимо рационализировать наши расходы. Людям предстоит расселиться по звёздам, основывая колонии, чтобы обеспечить выживание последующих поколений. Всё это требует колоссальных средств и усилий, но это то, что должно быть сделано. Ради человечества.

Когда люди напуганы, они часто действуют нерационально. Сейчас не время для паники и страха. Будьте храбрыми. Будьте сильными. Не ищите помощи вовне, обратите свой взор вовнутрь. Встаньте плечом к плечу со своими братьями и сёстрами. Плечом к плечу с человечеством.

В свете новых и печальных открытий мы призываем Легион Людей временно приостановить боевые действия. Их опасения были небеспочвенны. Не поймите неправильно, все террористы, такие как Хакер Судного Дня, в конечном итоге понесут наказание по всей строгости закона. Но тех, кто действительно радел за Землю, исходя из интересов всего человечества, мы примем с распростёртыми объятиями.

Мерлин и Айсвульф глянули на Алана. Тот их проигнорировал.

«Эй, Хакер Судного Дня, это же ты. Довольно сильное имя, если тебе интересно моё мнение», — сказал Лямбда.

«Ой, заткнись», — ответил юноша.

— Я верю в человечество, — снова заговорила Гайя, повышая голос. – Я уверена в наших вооружённых силах и в мужестве наших солдат. Наш триумф неизбежен, и не важно, сколько времени это займёт, месяцы или годы. Земля сильна, и дни нашей славы ещё впереди. Мы победим не только в этой войне, но и во всех последующих. Да поможет нам Бог.

Публика взорвалась овациями, все вскочили на ноги, потрясая кулаками и хрипло что-то крича.

Алан бросил взгляд на Айсвульфа. Мужчина улыбался; он выглядел так, словно готов сразиться с любым, кто осмелится бросить ему вызов.

ДаЛун получил сообщение, предписывающее ему явиться в штаб.

— Я должен вернуться к Старейшинам, — сказал он.

— Мы пойдём с тобой, надо понять, как теперь изменится ситуация, — заявил Айсвульф.

Они бегом устремились в центр города. На улицах уже было не протолкнуться, люди выходили наружу, чтобы обсудить объявление ПОМ. Почему они собирались снаружи, вместо того, чтобы воспользоваться сетью в безопасности и уюте собственных жилищ, Алан не знал.

Отряд прибыл к зданию, прототипом которого, наверное, послужил императорский дворец: пятиярусная пагода с непомерно просторным двором. На карте Алана это место было отмечено, как Контрольная точка города.

Перед зданием, на ступеньках, стоял человек в балахоне. По бокам от него застыли два охранника, а перед ним собрались несколько сотен шахтёров и рабочих.

— Пока что Война за Землю продолжается, — громко объявил он. – Легион Людей не соглашался ни на какое прекращение огня.

— Но вы же слышали их заявление, наши настоящие враги – инопланетяне! Зачем нам понапрасну проливать кровь, сражаясь со своими братьями? – выкрикнул один из шахтёров.

— Это так называемое заявление – пропаганда, не более того. Правительство Объединённого Мира хочет нас поработить… Вы всерьёз думаете, что они позволят нам вернуться без каких-либо последствий? – мужчина сложил руки на груди.

— Кто поставил Старейшин во главе? – спросил шахтёр. – Мы никогда не голосовали за вас!

ДаЛун шагнул вперёд, остановившись прямо напротив неугомонного шахтёра.

— Возвращайтесь к работе. Старейшины обсудят ситуацию и, когда будут готовы, объявят о своём решении.

Шахтёр зло уставился на ДаЛуна.

— Если бы мне нужно было мнение шавки Старейшин, я бы сказал.

ДаЛун без замаха ударил его в лицо. Шахтёр безвольной куклой отлетел назад, потеряв сознание ещё в момент удара. Алан почувствовал опасную ауру, от которой веяло яростью берсерка.

ДаЛун смежил веки на секунду. Когда он снова открыл глаза, от грозной ауры не осталось и следа.

— Вам всем лучше разойтись, если только у вас нет здесь каких-либо официальных дел, — размеренно проговорил он.

Толпа медленно начала рассасываться; несколько шахтёров унесли неподвижное тело своего товарища.

ДаЛун развернулся лицом к ступенькам и поклонился.

— Старейшина Чжан.

— ДаЛун. Спасибо, что позаботился об этой мелкой неурядице, — откликнулся Старейшина. После этого он повернулся к Айсвульфу: — Как продвигается разработка плана?

— Есть подвижки, — Айсвульф покосился на Алана. – Нам нужно больше информации; кроме того, очень помогла бы возможность использования симуляционной комнаты на “Алом страже”.

— Симуляционной комнаты? На что вам сдалась эта штуковина? Мы используем её для тестов, чтобы наши солдаты могли получать способности, — Старейшина Чжан поднял бровь.

— Мы надеялись разработать симуляцию операции, чтобы учесть все нюансы, — ответил Айсвульф. – Симуляционные комнаты – это не просто устройства для тестирования; многие более крупные фракции создают с их помощью целые поля сражений для учений и тренировки солдат.

— И вы можете предоставить софт для подобных тренировок? – заинтересованно спросил Старейшина.

Айсвульф посмотрел на Алана.

«Мы можем?» — спросил юноша мысленно.

«Если они используют её только для тестов, то мы могли бы создать для них даже полноценную программу по подготовке бойцов, — отозвался Лямбда. – В глобалнете пруд пруди бесплатных заготовок, которые можно было бы адаптировать».

— При наличии времени и доступа к комнате – да, — ответил Алан.

— Очень хорошо. Вы отбываете на станцию с 12 платформы через несколько часов, в 13:00. Всё равно с вами хотят встретиться в связи с последними событиями. Оружие и броня запрещены, — известил их Старейшина Чжан.

Перед глазами юноши выскочило уведомление:

[Задание гильдии Чёрной Розы обновлено!

Прибудьте на станцию “Алый страж” для получения дальнейших указаний.] 

— Вы хотите оставить нас безоружными и беззащитными? – запротестовал Айсвульф. – Откуда нам знать, что вы не сдадите нас Правительству Объединённого Мира?

— Доверие – это обоюдоострое оружие. Терминал 12, 13:00, без оружия и брони. Вы можете оставить свои вещи у нас, если хотите. Хорошего дня, у меня много работы, — отрезал Старейшина, после чего развернулся и направился к пагоде.

— Почему нас позвали не когда-нибудь, а именно сейчас? – спросил Мерлин.

— Им нужна победа, — задумчиво проговорил Айсвульф. – Народ начал от них отворачиваться, ты сам это видел. Какой смысл сражаться друг с другом, если инопланетные расы активно строят планы по захвату нашего родного мира?

— В таком случае нам остаётся лишь следовать плану, — пожал плечами Артур.

— Да. Заканчивайте все дела, что у вас здесь остались, встретимся у 12-го терминала, — распорядился Айсвульф. После этого он развернулся и покинул двор резиденции.

Остальные потянулись следом, не считая ДаЛуна, который также направился к зданию.

— Ты идёшь? – спросил Мерлин.

— Я вас догоню, — откликнулся Алан. Он бросился догонять ДаЛуна. – Эй, ДаЛун.

— Что? – обернулся тот.

— Мне любопытно. Как ты так быстро усмирил ярость берсерка чуть ранее? Я уж подумал, что сейчас покатятся чьи-то головы.

— Дисциплина, — коротко ответил мужчина. После этого он сделал паузу, оглядывая юношу с ног до головы. – Возможно, тебе поможет медитация. Или поиск Дао.

— Поиск Дао? – непонимающе переспросил Алан.

ДаЛун покачал головой.

— У меня сейчас нет времени объяснять тебе подобные концепции; поиск Дао может потребовать всей жизни, так что тебе это, вероятно, быстро наскучит. Я когда-то столкнулся с определёнными проблемами, но смог найти свой путь. Найди свой, и контроль над яростью станет для тебя детской игрой.

— Окей, спасибо, — ответил Алан. – Пока.

— Всего хорошего, — ДаЛун без лишних слов снова зашагал к пагоде.

Алан покинул резиденцию и направился в Административный центр, чтобы оставить на хранение свои вещи.

«Ты что-нибудь понял?» — спросил юноша мысленно.

«Больше, чем ты, полагаю, — откликнулся Лямбда. – Погоди, я соберусь с мыслями».

Складировав броню и оружие в Административном центре, Алан направился прямиком к двенадцатому терминалу – большому ангару, прилегающему к стене купола, под которым был заключён город.

Охрана пропустила его без вопросов, хотя теперь, когда он остался без брони, оружие в их руках показалось юноше куда более угрожающим.

Ангар был огромным. И пустым. Алан присел в уголке, привалившись спиной к стене, и начал просматривать логи сообщений своих “подопечных”.

Мерлин и Артур заканчивали квест, взятый у имперцев; они получили дополнительную награду за обнаружение данжена.

Айсвульф обменивался сообщениями по своим контактам; общий смысл посланий заключался в том, что ничего не изменилось, и что всем предписывалось продолжать свою деятельность в штатном режиме.

Один из диалогов привлёк внимание Алана. Кто-то спросил Айсвульфа, когда завершится операция. На что тот ответил: в течение одного-двух дней.

Ещё один любопытный разговор состоялся у Китаны с ДаЛуном.

ДаЛун: Ты решишься на это, если он тебя попросит?

Китана: Да.

ДаЛун: Хорошо, тогда я начну приготовления.

На этом и всё. События развивались стремительно, но Алан пока не понимал, что и почему происходит. Может быть, они собирались форсировать захват корабля?

«Хорошо, закрой глаза и очисти свой разум», — послышался голос Лямбды.

«Что?»

«Медитация. Ляг на спину, закрой глаза и дыши», — терпеливо пояснил ИИ.

Алан сполз на пол и последовал его указаниям.

«Вдох… выдох. Вдох… выдох», — продолжил Лямбда.

«К чему это…»

«Очисти свой разум. Не думай ни о чём другом, сосредоточься только на своём дыхании».

Алан послушался. По крайней мере, попытался. Но это оказалось невозможно. Его сознание блуждало – имплантат Технолорда просто не давал ему сосредоточить всё внимание на такой простой задаче, как дыхание. Юноша думал о частицах, из которых состоит воздух, о содержании кислорода в лёгких, о составе атмосферы в куполе, о гравитации и о том, за счёт чего достигалась нормальная сила тяжести.

Алан постарался расслабиться и удержать мозг от избыточной активности. Он сфокусировался на дыхании, на цикле. Вдох-выдох. Незамысловатый круг раз за разом повторялся в его сознании. Это была бесконечная петля, разматывающаяся в путь, уходящий в вечность. Словно луч без начала и конца, пронзивший его сознание.

Поначалу этот луч был тусклым, слабым. Но он постепенно крепчал, становясь всё ярче и ярче по мере того, как Алан следовал по этой бесконечной тропе.

Свет поглотил сознание юноши, захлестнул его с такой силой, что всё остальное распалось и исчезло, словно бесплотные тени. Остался только свет.

А затем Алан рывком пришёл в себя. Холодный и жёсткий пол, Игра… и темнота.

«Я только что достиг просветления? – спросил Алан. – Я что теперь, что-то типа бога?»

«Нет, просто у тебя в подсознании была зашита какая-то идея, — хмыкнул Лямбда. – Мне нужно было, чтобы ты расслабился, иначе вытащить её на поверхность было бы затруднительно».

«Что? Как она туда попала?»

«Я подозреваю, что это подарочек той сущности, которая реорганизовала твой разум и наделила дополнительными способностями, — ответил ИИ. – Это было семя Алеф, довольно распространённый стимул для внушения, если хочешь знать моё мнение».

«Стимул? К чему?»

«К Поиску. Точно, ты же ничего не знаешь о религиях иных рас, Ева не считала это чем-то значимым. Так, ну… Все мы когда-нибудь умрём, верно?»

«Угу».

«А что, если нет?» — лукаво спросил Лямбда.

«Что?..»

«В этом и заключается суть Алеф: бесконечность реальна, бессмертие достижимо. Как многие другие мечты, эту идею невозможно опровергнуть с помощью логики. Бесконечность, как концепция, реальна. Что, если её можно воссоздать физически? Алеф, по сути, это тот же Святой Грааль».

«Или источник вечной молодости?»

«Да, любой физический объект, несущий в себе частичку вечного. Вечный огонь, бесконечный цикл, абсолютный ноль, отрицательная энтропия. Каждое из этих явлений может считаться отражением Алеф, демонстрацией того, что бесконечность реальна, а не просто абстрактная концепция».

«Но всё это невозможно», — нахмурился Алан.

«Полёт, космические путешествия и искусственный интеллект тоже считались невозможными до своего появления, — “пожал плечами” Лямбда. – Те, кто тянется к Алефу, не бросают поиски. У них есть вера».

«Это неплохая мечта», — подумал Алан. Он изучающе посмотрел на клубок бесконечного света, затаившийся у него в сознании. Семя, как назвал его Лямбда.

Юноша закрыл глаза и погрузился в размышления о бесконечности.

****

«Алан, просыпайся».

Алан открыл глаза и тут же увидел системное уведомление:

[Ваш разум стал сильнее.

Интеллект +10; Воля +25; Максимальное значение ментальной энергии +50]

В ангаре приземлился шаттл. Айсвульф, Китана, Мерлин и Артур обступили его со всех сторон и с любопытством рассматривали.

— Ты как, нормально? – спросил Мерлин. – Мы пытались тебя растолкать пару раз, но ты не реагировал. Уже собирались волочь твою безжизненную тушку на борт.

— Я в порядке, — Алан тряхнул головой, — просто отдыхал.

Они погрузились на шаттл, который оказался совершенно пустым. Как только все расселись, он тут же стартовал.

— И вовсе не крипово*, — пробормотал Алан под нос.

— Я хочу, чтобы все продемонстрировали лучшее поведение, на которое только способны, — Айсвульф обвёл всю группу тяжёлым взглядом.

Прим. W: “Крипово” (сленг) – страшно или напоминает фильмы ужасов по атмосфере/антуражу.

Алан взломал шаттл. Или, по крайней мере, те системы, до которых смог дотянуться со своего места. Он получил доступ к одной из внешних камер и смог рассмотреть “Алого стража”, к которому их несла их шлюпка.

Основанием для станции служил гигантский цилиндр с тремя кольцеобразными платформами, которые медленно вращались вокруг центральной части. Каждая из платформ была толщиной футов в 10, а соединяли их два наружных лифта. Шаттл направлялся к нижнему из трёх колец.

«Имеющаяся у нас информация не соответствует действительности, — прокомментировал Лямбда. – Это рэйлган*, а не лазерное орудие. Орбитальный комплекс кинетического типа, способный как оборонять планету от вражеских кораблей, так и вести бомбардировку её поверхности. Он стреляет металлическими болванками, разгоняя их до скоростей, достаточных, чтобы пробить силовые щиты и броню продвинутого класса».

Прим. W: Википедия.

«Как ты это определил?» — спросил Алан.

«Эти пушки были той ещё занозой в заднице во время Кибервойны. Их почти невозможно разрушить без существенных потерь, да и незаметно захватить планету не получится, пока эта махина остаётся на орбите, — ответил ИИ. – Это автономный защитный комплекс, без таких нелепых изъянов, как удалённые генераторы на планете».

«Во сколько бы обошлось построить такую станцию?» — полюбопытствовал юноша.

«М-м, наверное, примерно в пятую часть от стоимости флагмана ПОМ. Всё-таки она почти не способна на самостоятельное передвижение, а к тому времени, как она совершит полный виток по орбите, может быть уже слишком поздно. Мне интересно, кто её сюда приволок… Сомневаюсь, что у Марса имеется инфраструктура для возведения станций такого уровня, не говоря уже про запуск на орбиту».

Шаттл завершил своё путешествие в небольшом ангаре.

Двери шлюпки раскрылись, и на борт взошла команда из пяти человек. Они были увешаны различными железками, о назначении которых Алан мог только догадываться.

— Сейчас мы проведём проверку шаттла и пассажиров. Любой, кто воспротивится проверке, будет незамедлительно отправлен обратно на планету.

Они провели полный досмотр всей группы, рьяно ощупывая и размахивая своими металлическими штуками.

— Эй, смотри, куда ты суёшь свои варежки! – взвизгнул Мерлин.

— Что у тебя в голове? – спросил один из проверяющих.

— Простите? – поднял брови Алан.

— Я сказал, что у тебя в голове? – повторил мужчина, который досматривал юношу. В настоящий момент он удерживал плоский металлический блин на уровне черепа Алана.

— Имплантат, — сообразил Алан.

— Мне придётся справиться на этот счёт у начальства, — сказал проверяющий. Он подал знак одному из охранников, который поднял винтовку и взял юношу на прицел.

Алан поднял руки над головой.

— Вольно, — раздался голос. Вошёл мужчина, облачённый в красный комплект силовой брони и с повязкой на одном глазу. Второй глаз оказался пронзительно голубым. – Всё в порядке, Борис. Они мои гости.

— Так точно, генерал, — солдат опустил винтовку. Алан – руки.

— Александр. Зовите меня Александром. Мы же все здесь товарищи, верно? Приветствую вас на “Алом страже”. Следуйте за мной.

— Рад приветствовать, сэр, меня зовут…

— Я знаю, кто ты, Айсвульф, и кто твои друзья. Тихо, — оборвал его Александр.

Он привёл их в тускло освещённый обитый металлом холл. В коридоре слева вспыхнул свет, туда они и направились.

— Я отведу вас в каюты, — проговорил Александр. – Вам разрешается ходить только по освещённым местам, иначе активизируются системы безопасности, и я уже не смогу гарантировать вашу безопасность. Вам разрешено посещать свои каюты, столовую на этом уровне и симуляционную комнату. Алан, я поручаю тебе создание тренировочной программы, которая превратит простого человека с улицы в могучего и свирепого воина. Ты сможешь это сделать?

— Думаю, смогу, — ответил юноша. – Но что насчёт…

— Остальные планы подождут, — отмахнулся Александр. – Обучение солдат важнее каких-то нелепых афер. Войны не выигрываются за один день.

Выскочило сообщение:

[Задание гильдии Чёрной Розы обновлено!

Разработайте обучающую программу для симуляционной комнаты, которая могла бы превратить обычного гражданского в солдата.

Ограничение по времени: 1 неделя.

Ответственное лицо: Александр.]

Мимо них торопливо прошагало несколько человек. Инженеры, судя по кругам под глазами и увешанным инструментами ремням.

— А что тогда делать всем остальным? – нахмурился Айсвульф.

— Ожидать дальнейших указаний, — Александр помедлил, после чего всё же добавил: — Вас отправили сюда, поскольку есть те, кто считает, что ваше видение ситуации может оказаться полезным. Сейчас полным ходом идут переговоры с Правительством Объединённого Мира, и предложенный вами метод может оказаться достаточно действенным.

— Понятно, — коротко ответил Айсвульф.

— А, вот и ваши апартаменты, — Александр махнул рукой.

“Апартаментами” оказались пять комнатушек размером чуть больше туалета. Кровать занимала половину пространства. Возле каждой двери стояло по два охранника – суровые ребята в одинаковой красной силовой броне и со здоровенными лазерными винтовками.

— Охранники будут сопровождать вас круглосуточно, чтобы обеспечить вашу безопасность и проследить, чтобы вы не свернули, куда не следует, — проговорил Александр. – Мне сказали, что все информационные системы надёжно защищены… даже против Технолордов.

Алан посмотрел на мужчину. Тот улыбнулся.

— К сожалению, время, которое я мог вам сегодня уделить, закончилось, — объявил Александр. – Айсвульф, я хочу видеть тебя и твоих друзей в конференц-зале завтра в 08:00.

С этими словами он широким шагом отправился в том направлении, откуда они только что пришли.

— Удачи с твоим заданием, — сказал Айсвульф Алану. Он исчез в своей комнатке, плотно закрыв за собой дверь.

Алан повернулся к “своим” двум охранникам:

— Вы можете отвести меня в симуляционную комнату?

Те кивнули и отправились показывать дорогу.

Пока они брели по широкому холлу, у Алан в голове постепенно начал складываться грубый набросок устройства космической станции. Они сейчас шли по краю того плоского кольца, которое опоясывало главное орудие рэйлгана. По его оценке, полный круг по этому холлу должен был составить порядка двух миль. Два лифта на противоположных концах станции вели на другие уровни.

Станция была также оборудована всеми стандартными комплексами. По пути в симуляционную комнату Алан миновал лазарет, спортивный зал, комнату отдыха, жилые отсеки и столовую.

Сеть “Алого стража” оказалась закрытой; Лямбда не смог установить с ней соединение. Помня о предупреждении Александра, Алан решил не торопиться со взломом, так что не пытался что-то нащупать самостоятельно. Они также прошли мимо закрытой двери, которую Лямбда пометил как “лифт”. Её охранял единственный солдат.

— Симуляционная комната, — сказал наконец один из его сопровождающих.

За дверью обнаружилось большое прямоугольное помещение размером со школьный спортзал. Пол был примерно на шесть футов ниже уровня входа.

— Входите, сами всё увидите.

Алан сделал шаг вперёд, ожидая падения. Вместо этого он на мгновение ощутил, что продирается сквозь завесу из пузырьков, а затем его тело поплыло по воздуху – в комнате отсутствовала гравитация.

Появилось системное уведомление:

[Вы вошли в симуляционную зону! Урон в этой зоне полностью имитируется оборудованием и не причиняет вреда игроку. Отсутствуют штрафы за смерть. Количество получаемого опыта резко ограничено.

Уровень допуска: администратор. Вы имеете возможность менять настройки и сценарий симуляции по своему усмотрению. Инструментарий разработчика активирован.]

Появилась полупрозрачная сетка, охватившая всё пространство комнаты. Следом всплыли списки и иконки, панели по типу фотошоповских и безумное количество настроек игрового движка. Алан когда-то развлекался с Unity*, но подобного ему видеть не приходилось. Одним кликом он мог добавить в симуляцию практически что угодно: врагов для битвы, NPC для поддержки, здания, поля сражения и многое, многое другое.

Прим. W: Википедия.

В комнату уже было загружено несколько адаптированных сценариев – базовое обучение и простейшие боевые тесты, — но Алан видел, что память комплекса забита лишь на 5%.

«Нам понадобится соединение с глобалнетом, — напомнил Лямбда, — и, возможно, бюджет».

Алан развернулся к охранникам, чтобы передать его слова. Точнее, попытался. Он не мог нормально маневрировать без гравитации, поскольку здесь не от чего было оттолкнуться.

Лямбда указал юноше на одну из иконок. Алан нажал на неё и увидел сообщение:

[Свободный полёт активирован.]

В следующий миг тело юноши ощутило какой-то другой тип невесомости. Он чувствовал, что может направлять своё перемещение, свободно паря в выбранном направлении.

«Ты также можешь использовать команду “принудительный выход”; в таком случае тебя тут же выкинет из симуляционной комнаты. Или перейти в командующий режим», — проинформировал Лямбда.

Алан развернулся и подлетел к дверному проёму, затем передал требования своего ИИ.

Через несколько минут ему принесли ноутбук.

— Этот компьютер подключен к глобалнету по защищённому соединению. Не пытайтесь с кем-то связаться, вся ваша активность фиксируется и изучается, — предупредил охранник. – Вам выделили первоначальный бюджет в 5000 кредитов; он будет увеличен, если вы покажете достойные результаты.

Алан с Лямбдой потратили следующие несколько часов на изучение нескольких туториалов по созданию симуляций. В итоге они смогли разработать базовый модуль, включающий в себя такие сценарии, как перестрелка в гостиничном комплексе или отражение волны огромных морских монстров; на это ушло порядка 500 кредитов.

Алан начал просматривать готовые решения по лагерям подготовки, доступные в сети, пытаясь определить, какой из них будет проще всего адаптировать для обучения солдат-землян. С учётом последних событий, им придётся сражаться с гуманоидными противниками – либо с людьми, либо с хаксадами. Это позволило значительно сузить круг поисков.

Через несколько минут они остановились на стандартной программе боевой подготовки Империи. Он включал в себя порядочную долю насилия и был нацелен на получение навыков, повышающих силу, ловкость и выносливость бойцов. С учётом бюджета Алан смог позволить себе лишь оплату лицензии, так что получил лишь копию программы, которую нельзя было редактировать и за которую ежемесячно нужно было платить по 2000 кредитов. Защита авторских прав на цифровой контент в Игре была безжалостной.

Тестовый прогон он оставил на завтра, поскольку порядком утомился и решил отправиться на боковую.

Алана препроводили в столовую, где он сграбастал один желейный куб, после чего вернулся в свою каюту-конуру и почти мгновенно уснул.

****

«Проснись и пой».

«Хах?»

«Взгляни на эти сообщения», — передал Лямбда.

Айсвульф сказал Артуру и Мерлину начинать. Затем он передал Китане прийти в его комнату.

«Все следы наших жучков на Китане и Айсвульфе исчезли – они не передают никаких сигналов, — пояснил Лямбда. – Артур и Мерлин не обмениваются своими обычными подколками, что также нетипично для них».

Алан вышел из каюты. Двое охранников несли вахту у его комнаты, ещё четверо сгрудились у каюты Айсвульфа. Охранников, приставленных к Артуру и Мерлину, не наблюдалось.

«Что делать будем?» — спросил Алан.

«Понятия не имею. Может, попробовать подслушать через дверь? Что-то явно намечается».

Алан вздохнул. Жаль, что Ева до сих пор не восстановилась. Неделя оказалась куда более долгим сроком, чем ему казалось.

Он подошёл к каюте Айсвульфа. Дверь распахнулась.

— Алан, я как раз собирался тебя позвать, — удивлённо проговорил Айсвульф. – Заходи.

Алан шагнул внутрь и присел на краешек кровати рядом с Китаной.

«Мы отрезаны от внешнего мира, — шепнул Лямбда. – Очевидно, здесь действует какое-то устройство подавления сигналов. Оно даже не глушит передачи, оно препятствует их генерации. Я могу продолжать работать лишь потому, что я в буквальном смысле внутри твоей черепушки».

Айсвульф приложил длинный тонкий металлический жезл к нижней грани дверного проёма. Устройство начало удлиняться, пока не коснулось концами стен по обеим сторонам от прохода, после чего вся стена с дверью окуталась голубоватым барьером.

— Это избавит нас от нежелательных гостей и прослушки, — пояснил Айсвульф.

«И запрёт нас тут, — добавил Лямбда. – Мы должны…»

«Уже работаю», — ответил Алан. Он начал взламывать устройство, но стоило только к нему подключиться, как что-то просто сметало все соединения.

— Итак, перейдём сразу к главному, — сказал Айсвульф. – Во-первых, я бы хотел тебе сообщить, что сейчас эта комната полностью отрезана от внешнего мира. Что бы здесь ни было сказано, это останется исключительно между нами. Любые жучки и другие подслушивающие устройства ничего не зафиксируют; запись также не работает.

«Он прав, игровая функция записи заблокирована, — известил Лямбда. – Осмотрись вокруг, ты видишь что-нибудь, что вызывает такой эффект?»

— К чему такая секретность? – спросил Алан. Он перевёл взгляд на Китану, затем снова посмотрел на Айсвульфа, попутно сканируя пространство комнатушки. – Насколько я могу судить, мы сейчас среди союзников.

«В изголовье кровати, маленький чёрный камень, — просигналил Лямбда. – Я не могу распознать этот предмет. Похоже, мы здесь застряли».

— Хех, именно для этого и нужны такие меры предосторожности. Потому что мы агенты Правительства Объединённого Мира, Алан, — ровным голосом сообщил Айсвульф.

— Что? – поднял бровь юноша. Между тем он отчаянно пытался подключиться к щиту или чёрному камню. Без толку, все соединения тут же поглощались.

— И наша миссия – нейтрализовать эту космическую станцию, чтобы обеспечить успешное вторжение на Марс и уничтожение Легиона Людей.

— Но атака в Нью-Йорке…

— Была тщательно спланирована, — пояснил Айсвульф. – Ключевые игроки и ПОМ скинули свои портфели за месяцы до этого, затем получили гигантские прибыли на падающем рынке, а в будущем заработают ещё больше, когда ПОМ выиграет эту войну, и экономика начнёт стремительно восстанавливаться.

Я не ожидал, что это также приведёт к увеличению полномочий чиновников ПОМ, но, полагаю, это неплохой побочный эффект. Приятный бонус, так сказать. Должен отдать должное нашим политиканам.

— Но как же долг, — сказал юноша. – Ты сказал мне, что ПОМ обанкротится в течение нескольких лет; документы, что ты предоставил, это полностью подтверждают.

— Если бы всё оставалось, как есть, если бы человечество продолжало лишь наблюдать да играть в песочнице, то Землю действительно бы очень скоро поставили на колени. Но сейчас люди объединились. У них появился общий враг. Мы приносим жертвы, чтобы Земля обрела силу, — спокойно объяснил Айсвульф.

— Получается, Афродита… всё было спланировано? И Тьяго тоже часть общей картины? – уточнил Алан.

— Алан, всё куда сложнее, это планы внутри планов внутри планов. Тебе не обязательно понимать всё. У меня нет времени сейчас прояснять все детали. Я должен знать, ты с нами или нет?

— Если всё так, как ты описал, то почему я должен быть не с вами? – пожал плечами юноша.

— Потому что это означает предательство гильдии, — проронила Китана.

— Точно, задание гильдии предписывает помочь Легиону выиграть войну, — вспомнил Алан. Он повернулся к девушке: — Ты знаешь, что Чёрная Роза делает с предателями. За наши головы назначат огромную награду.

Китана продолжила невозмутимо сидеть, сложив руки на коленях.

— Я встречу любых убийц с мечом в руке.

— За твою голову назначат ещё большую награду, если ты откажешься, — заговорил Айсвульф. – Не забывай, я знаю, что ты Хакер Судного Дня. Если ты к нам не присоединишься, то тебя заклеймят предателем человечества, и это отбросит тень на всю твою жизнь. А теперь, решай!

Айсвульф вывел перед Аланом бланк контракта:

[Рабский контракт:

Игрок Страж-А отказывается от своих прав и соглашается служить Правительству Объединённого Мира в течение следующих 50 лет. В обмен на это он получает прощение за все свои преступления против Правительства Объединённого Мира, включая незаконный взлом Нью-Йоркской фондовой биржи, уничтожение собственности ПОМ и убийство его граждан.

Предупреждение: соглашаясь с этими условиями, вы отказываетесь от своих прав свободного игрока. Нарушение контракта и любые действия, совершённые против интересов стороны-хозяина, могут привести к огромным штрафам и даже перманентному бану игрока.] 

— Стоп, вы хотите, чтобы я отказался от своей свободы?

— Да, — кивнул Айсвульф. – Не существует другого способа гарантировать, что ты не предашь нас при первой же удачной возможности.

— Что насчёт Китаны? – спросил Алан. – Она тоже согласилась с этими условиями? Она теперь ваш раб?

— Нет, но она заключила другой контракт ранее, — ответил Айсвульф. – Ты верна мне?

— Да, сенсей, — Китана коротко поклонилась.

— Сенсей… Ты её учитель, — осознал Алан.

— Да, и буду твоим. Как только эта миссия завершится, я расторгну твой рабский договор, но потребуется заключить такой же, как у неё. Твои действия обрушили экономику Земли. Тебе придётся заплатить соответствующую цену.

— Почему? Чему он тебя учит? Ты лучший мечник, которого я когда-либо видел, — непонимающе уставился на девушку Алан.

— Я помог ей освоиться в Игре. Здесь ещё столько возможностей, о которых ты пока и понятия не имеешь, Алан. Гладиаторские бои, например, — пожал плечами Айсвульф. – Кроме того, я также лично проследил за тем, чтобы её отца освободили. А теперь, подпиши контракт, и мы начнём операцию.

Алан задумался на мгновение.

— Ничем не могу помочь, — сказал он наконец, снова пытаясь подключиться к щиту на двери. Тщетно.

Айсвульф сузил глаза.

— Не то чтобы я не хотел, — вздохнул Алан, — но среди имплантатов в моей голове есть и устройство самоуничтожения. Как только гильдия Чёрной Розы узнает, что я их предал, они меня убьют.

Айсвульф посмотрел на Китану.

— Ты знала об этом? Тебе тоже поставили такое устройство?

— Я не знаю, — дёрнула плечом девушка.

— Нужно будет продать все вещи, которые ты от них получила, — озабоченно проговорил Айсвульф, — но это тот риск, на который нам придётся пойти. Ты не соглашалась на установку имплантатов, так что, по идее, всё должно быть в порядке.

Он повернулся к Алану.

— Что ж, похоже, ты не сможешь помочь нам в этой миссии, но я всё же настаиваю на том, чтобы ты подписал контракт.

Алан вздохнул. Он поднялся на ноги и посмотрел Айсвульфу в глаза.

— Ты говоришь, что знаешь об Игре куда больше моего, но мне так не кажется. Я проводил часы, дни, недели, пытаясь докопаться до её секретов. Выуживал информацию из глобалнета, из банка данных Академии, из архивов Чёрной Розы…

«Ну, технически, это была Ева», — вставил ремарку Лямбда.

— …И человечество, как раса в Игре, сейчас по-прежнему подобно младенцу. Правительству Объединённого Мира ещё даже и года нет, — продолжил Алан. – У нас нет ресурсов и инфраструктуры, чтобы развивать мой класс или выстоять против Хаксада. Как только иммунитет новичков перестанет действовать, нас раздавят.

— Так помоги нам построить эту инфраструктуру, — сказал Айсвульф. – Мы уже начали переговоры с Империей; приведено в действие множество планов, которые позволят…

— Ты не включал меня в этот план, с чего бы тебе включать меня в будущие? – спросил Алан.

— Я не включал тебя? – переспросил Айсвульф. – Это ты не включал меня в свой! Ты должен был прилететь сюда, на Марс, с самого начала. Стать моим агентом здесь. Вместо этого ты улетел на Кесат и вступил в какую-то рандомную гильдию. Ты ни разу не посоветовался со мной, с тем, кто пригласил тебя в Игру, насчёт того, что тебе делать. Ты просто убежал, творя всё, что тебе вздумается.

— Это потому, что ты пытался мной манипулировать. Ты сразу связал меня долгом, даже не пытаясь что-то объяснить, — пожал плечами Алан. – Я расскажу тебе кое-что, чего ты точно не знаешь. Игра – это ещё не конец.

— Что? – недоумённо уставился на него Айсвульф.

— Посмотри на самых высокоуровневых игроков в истории, элиту из элит. Императоры и короли, величайшие изобретатели, самые виртуозные пилоты, сильнейшие воины. Все они покинули Игру, причём задолго до конца своего жизненного срока, — проговорил Алан. – Один или два случая можно было бы списать на несчастные случаи, но статистика указывает на устойчивый паттерн. Изредка кто-то возвращается, но за всем этим кроется что-то ещё, что-то куда большее. Хаксады не какая-то раса злодеев, зацикленная на завоевании, они лишь привратники, константа, которая существовала с момента создания Игры. Ваша война с ними – это попытка разбить камень яйцом.

— И у тебя есть доказательства твоим словам? – спросил Айсвульф.

— Только намёки и обрывки странных разговоров, найденные в то время, пока я творил, что мне вздумается, — ответил юноша. – Земля лишь мелкая рыбёшка в огромном океане, и я не дам надеть на себя ошейник правительству, от которого через пять лет останутся одни воспоминания.

Алан схватил чёрный камень и швырнул его в щит, закрывающий дверь. Вспышка боли пронзила его сознание, когда он дотронулся до странного камня, но всё прошло, стоило юноше выпустить его из рук.

Алан подключился к устройству и пустил в ход всё, что имелось в его распоряжении.

«СЗАДИ».

Алан оглянулся и увидел, как Китана вскочила с кровати. Призрачный силуэт замерцал в её руках – она призывала свой меч. Алан попытался активировать Сверхсознание, но без Евы это оказалось невозможно.

«Дьявол, Легион не озаботился адекватными системами защиты против псионических воздействий», — посетовал Лямбда.

Алан уклонился от короткого выпада. Китане было сложно маневрировать в узком пространстве каюты, вдобавок, ей приходилось думать о том, чтобы не задеть Айсвульфа.

Тот тем временем нырнул за чем-то под кровать, предоставляя Китане пространство для удара.

«Есть контакт», — отрапортовал Лямбда.

Щит на двери мигнул и растаял.

Дверь открылась, и Алан прыгнул вперёд и сразу вправо, однако недостаточно быстро. Светящийся клинок чиркнул по его левой руке, но этого хватило, чтобы отсечь её начисто.

— Они предали Легион, стреляйте в них! – крикнул Алан, удаляясь от каюты.

Оглянувшись на бегу, Алан увидел, как меч Китаны разваливает одного из охранников на две ровные половинки.

Следом воздух заискрил алым, и возле ещё одного охранника материализовался Айсвульф с уже занесённым лазерным мечом. Бедняга умер мгновенно.

«Вот дерьмо, у Айсвульфа сдвоенный класс: Вор и Воин», — прокомментировал Лямбда.

За спиной юноши раздался звук лазерной стрельбы, но он почти сразу оборвался.

— За ним! – услышал Алан крик Айсвульфа. Жучок зафиксировал волну сообщений: Айсвульф извещал порядка пятнадцати игроков о том, что операция началась.

В следующую секунду коридор заполнился воем сирены и миганием красных лампочек: включилась тревога.

Алан нырнул в лазарет, который отметил на карте ранее.

— Залатай руку, останови кровотечение! – рявкнул он.

Растерянная медсестра схватила бутылку с вязкой жидкостью и плеснула на рану.

— Спасибо, — бросил Алан, тут же выбегая из комнаты. По его культе начала распространяться приятная прохлада. К счастью, его способности, выброс адреналина и шок помогли справиться с болью.

«Я также приглушаю болевые сигналы твоего организма», — уведомил Лямбда.

Алан оглянулся. Китана прорубала себе путь сквозь охранников, которых с каждой минутой становилось всё больше, однако взгляд девушки был зафиксирован на нём. Алан снова бросился бежать по холлу.

Всё новые люди выбирались из различных помещений, чтобы узнать, что происходит; многие были вооружены и экипированы. Китана сметала их всех, продолжая неумолимо сокращать дистанцию; в настоящий момент она уже была в двадцати футах от Алана.

«Она быстрее, чем ты», — заметил Лямбда.

«Заткнись. Просто у меня нет руки», — огрызнулся Алан. Отсутствие конечности действительно раздражало, центр тяжести сместился, и двигался юноша несколько неуклюже.

Он наконец добрался до своей цели – симуляционной комнаты. Китана отставала на считанные секунды, её задержали новые отряды Легиона и автоматическая турель, выдвинувшаяся из потолка.

Алан нырнул в комнату, мгновенно создавая новую симуляцию: длинный коридор, ведущий в складское помещение. Он добавил нескольких охранников и копию самого себя, прячущегося за одним из ящиков. Затем активировал симуляцию, одновременно активируя режим невидимости, и спрятался за фальшивой стеной прямо у входа.

«Она получит уведомление о входе в симуляционную зону», — хмыкнул Лямбда.

«Я знаю».

Китана влетела в комнату и помчалась по коридору.

Алан покинул своё убежище и вышел из симуляционной комнаты. Но не раньше, чем запустил тренировочную программу. Китана сможет выбраться практически мгновенно, но только если знает верные команды.

Алан побежал в направлении одного из лифтов, лишь на секунду оглянувшись. Никаких признаков Китаны. Похоже, она не знала, как управлять симуляцией.

Наконец, чувствуя себя измотанным, он добрался до лифта. Охранник тут же навёл на него оружие.

— Стой, кто идёт!

— Я тот, кто поднял тревогу и запер одного из врагов в симуляционной комнате. А теперь, дай мне пройти! – утомлённо рявкнул Алан.

Охранник качнул головой.

— Доступ только по пропускам. Без допуска вход запрещён.

— Ты видишь у меня в руках оружие? – Алан выразительно помахал в воздухе своей культёй.

В этот момент к ним приблизилась группа рабочих, учёных в халатах и инженеров. С ними также была медсестра, которая его лечила, и пять солдат сопровождения.

— Дженсен, мы отправляемся наверх! – крикнул охранник, бегущий впереди. Он поднял свой пропуск, одновременно посылая серию сообщений и цифровых команд.

Охранник лифта кивнул и начал возиться с меню.

Алан бросил взгляд на медсестру, а затем его взгляд упал на человека, стоящего рядом с ней.

— Эй, этот не из ваших. Это один из диверсантов! – сказал юноша, указывая на инженера. Это был Артур.

— Я? Я работаю здесь уже целую вечность, этот парень явно не в своём уме. Боже, да он потерял руку, это шок, — Артур округлил глаза. Он достал идентификационную карточку из униформы: — Я Джон.

Другой инженер посмотрел на него с сомнением.

— Не знаю. Не помню, чтобы видел тебя раньше…

— Это потому, что я работал за бортом на этих грёбанных тройных панельных системах, устранял утечки тепла и следил за гравитационными искажениями! — воскликнул “Джон”.

Заговорил третий инженер.

— Я могу поручиться за Джона. Кто-нибудь, утихомирьте этого безумца… У него хотя бы есть ID-карточка?

Двери лифта разошлись. Наружу шагнул Александр в сопровождении двух охранников, закованных в такую же красную броню.

— Что ж, я верю Алану, — Александр невозмутимо вонзил ярко-фиолетовый лазерный клинок в форме рапиры точно в сердце инженера. Затем направил меч на Артура: — А теперь, расскажи мне о плане Айсвульфа.

Артур оцепенел. Александр отсёк ему руку, и тот заверещал от боли.

— Говори, не то я нашинкую тебя, как свинью.

Алан зафиксировал, как Артур отправил Айсвульфу сообщение: «Лифт 2 потерян».

Пробежавшись глазами по сообщениям Айсвульфа, Алан смог сложить воедино общую картину.

— Они захватили второй лифт и планируют добраться до командного центра, вырезать весь штаб Легиона и захватить контроль над станцией.

Артур выпучил глаза.

— Убей его! – крикнул Алан.

Но Артур уже успел отправить сообщение: «Он нас прослушивает».

Фиолетовое лезвие беспрепятственно прошло сквозь голову Артура.

Алан покачал головой.

— Теперь они знают, что я установил на них жучки.

Словно в подтверждение, Айсвульф разослал массовое сообщение: «Связь скомпрометирована, режим молчания».

— Однако у меня есть список имён пользователей, — добавил Алан. – Людей, с которыми переговаривался Айсвульф. Вероятно, предатели.

Александр кивнул.

— Перешли его мне. А теперь идём, мы должны подготовиться к обороне. Мы будем сражаться до конца.

Алан зашёл в кабину лифта вместе с Александром. Когда остальные также попытались войти, Александр качнул головой.

— Я больше не знаю, кому можно верить. Вы все останетесь здесь. Любой, кто сможет дать отпор врагу или как-то их ослабит, получит щедрое вознаграждение.

Затем он забрал лазерную винтовку у одного из охранников и передал её Алану.

— Полагаю, тебе это понадобится. Станция, приказ, доставь нас в командный центр.

Лифт пришёл в движение. Его стены были чистыми и прозрачными, словно из горного хрусталя. По мере движения перед ними раскрывался вид на станцию и на Марс под ногами. Зрелище было захватывающим – тёмно-оранжевая гигантская сфера.

— Что это? – проговорил один из охранников. Он показывал на какую-то точку, которая только что выскользнула из одного из ангаров.

Точка постепенно увеличивалась в размерах.

— Где истребители защиты, где лазерные турели? – недоумённо спросил Александр. – Что, чёрт возьми, творится?

Он принялся остервенело тыкать в кнопки лифта.

Алан приблизил изображение. Точкой, приближающейся к лифту, оказался Мерлин в силовой броне. Он придавал себе ускорение серией небольших взрывов. Наконец, он достиг лифта и прилип к смотровому стеклу с другой стороны.

Мерлин прислал короткое сообщение: «За Артура».

А в следующий миг он взорвался. Лифт разлетелся на тысячу блестящих осколков.

Алана выбросило в открытый космос. А затем он умер.

****

Алан молча пялился на вереницу сообщений. Даже сейчас ему становилось больно от одного только их вида.

[Вы умерли! Текущая точка возрождения: Логово Фантома, база Чёрной Розы.]

[В связи с характером вашей гибели, никакие воспоминания не были удалены.]

[Потеря уровней: 30. Ваш текущий уровень составляет 482.

Все кредиты потеряны.

Все C потеряны.

Потеряно 30 очков способностей.]

[Уровни освоения способностей снизились.]

[Исследование в Арсенале прекращено; текущий прогресс обнулился.]

[Все базовые характеристики перманентно снижены на 30 пунктов.]

[Вы потеряли возможность участвовать в Войне за Землю. Любые дальнейшие действия, способные повлиять на исход войны, приведут к предупреждению от Администрации и начислению 5000 штрафных очков.]

[Осталось до возрождения: 7 часов.]

Алан подумал, что 7 часов было куда лучше изначальных 120. Возрождение в точке на расстоянии в полторы галактики действительно потребовало немало времени. Он продолжил читать логи. Уведомления становились всё интереснее:

[Квест “Война за Землю” провален! Легион Людей капитулировал перед силами Правительства Объединённого Мира.]

[Начислен опыт в соответствии с вашим вкладом в военные действия.]

[Уровень повышен x14!]

[Получен новый квест: “Репарации”!

На основании вашего вклада в военные действия против Правительства Объединённого Мира и условий капитуляции, вам предписывается выплатить штраф в размере 250 миллионов кредитов. Очки заслуг перед Правительством Объединённого Мира аннулированы. Вы должны начать выплачивать долг в течение года. В противном случае вы поступите в полное распоряжение противной стороны на неопределённый срок (до тех пор, пока сумма не будет выплачена полностью).]

[Квест “Репарации” обновлён!

Наложенное наказание было признано недействительным после тщательного анализа Администрации, поскольку ваши действия привели к усилению противной стороны и послужили непосредственной причиной победы Правительства Объединённого Мира над Легионом Людей; при этом они были совершены под надзором действующего агента Правительства Объединённого Мира.

Более того, ваш статус наёмника, участвующего в войне по договору со стороны Легиона Людей, устраняет необходимость в выплате каких-либо компенсаций, независимо от требований Правительства Объединённого Мира.

Жалобы и апелляции будут рассматриваться непосредственно Администрацией.]

[Взаимоотношения с фракцией “Правительство Объединённого Мира” ухудшились до: Ненависть.]

[Дурная слава +1000]

[Классовый квест “Свободная Земля” завершён!

Правительство Объединённого Мира укрепилось в качестве действующей власти, и Земля в настоящий момент находится под его полным контролем.

Вы получаете классовую способность Вора “Подделка (базовая)”! Она позволяет вам вносить изменения в небольшие детали, такие как имя и уровень игрока. Кроме того, она позволяет скрывать маленькие предметы от обнаружения.

Примечание: способность “Подделка” не выдержит проверки более продвинутыми способностями или устройствами.]

[Уровень повышен x5!]

[В связи с последними событиями, Айсвульф более не может выступать в качестве вашего классового наставника. Найдите другого ментора, чтобы продолжать развивать класс Вора, или запросите нового в ближайшем Административном центре.]

[Задание гильдии Чёрной Розы провалено!

Свяжитесь с Фантомом для получения дальнейших инструкций.]

Алан закрыл логи. Всё это задание с самого начала было идиотизмом. Он ввязался в войну, смысл которой не понимал даже сейчас. Юноша вывел на экран последние новостные сводки. Ведущий сидел за столом и вдохновенно излагал сюжет на фоне сменяющихся изображений “Алого стража”.

— В тот знаменательный день группа храбрецов из отряда особого назначения Правительства Объединённого Мира сумела захватить штаб-квартиру Легиона Людей, орбитальную станцию “Алый страж”. Эта беспрецедентная операция позволила нашему флоту беспрепятственно приблизиться к планете и в считанные дни взять под контроль ключевые стратегические точки противника.

Изображение сменилось на куполообразные города Марса.

— Освобождённые от гнёта Легиона, многие марсианские жители добровольно сдались правительственным войскам. И первым в этом списке стал Город Красного Дракона. Ожесточённые споры по поводу статуса марсианских колоний и их роли в новом, едином государстве, ведутся до сих пор.

На следующем кадре появилось лицо Алана.

— Правительство Объединённого Мира также выяснило личность так называемого “Хакера Судного Дня”, человека, ответственного за худший день в истории экономики человечества. В настоящий момент рынки постепенно восстанавливаются, но индексы по-прежнему держатся на 10% ниже уровня перед обвалом. Этот молодой человек из Лос-Анжелеса по имени Алан, как подозревается, тесно сотрудничал с хаксадскими заговорщиками и…

Алан закрыл окно. На сегодня пропаганды ему было достаточно.

Среди всего этого вороха неприятных новостей брезжил лишь один светлый лучик. Процесс возрождения Евы не прервался после его смерти.

Алан ждал; она должна была вернуться к жизни в любой момент.

Наконец, он ощутил знакомое присутствие в своём сознании.

Ева.

Она быстро просканировала его квестовые и боевые логи.

«Что ж, всё могло пройти и получше».

Конец арки «Война».

Конец второй книги.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!