Menu Close

Глава 21 : Война 2.9

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Что теперь?» — спросил Алан. Он устало опустился на кровать. Она оказалась жёсткой и неровной.

«Что ты имеешь в виду?» — отозвался Лямбда.

«Будем продолжать занятия?»

«Понятия не имею. А ты хочешь? Это твоя игра, твоё представление. Сам решай, чем бы ты хотел заняться. Моё дело маленькое, я просто попутчик», — без интереса ответил ИИ.

«Ты можешь научить меня кодить*? Я имею в виду реальный код, на котором построена Игра. Судя по всему, ты кое-что об этом знаешь», — подумал Алан.

Прим. W: (сленг) программировать, писать код.

«Существует ряд ограничений, но я могу попробовать. Но здесь не получится; давай найдём Административный центр».

Алан встал с кровати и покинул их временное пристанище; все остальные члены отряда уже давно отправились исследовать город. С наступлением вечера толпы на улицах заметно поредели. Здесь и там загорались яркие вывески и знаки с китайскими иероглифами. Если Алан фокусировал на них своё внимание, то Игра услужливо переводила надписи на английский.

«Но при переводе что-то неизбежно теряется», — раздался в голове Алана задумчивый голос Лямбды.

«Что?» — непонимающе переспросил юноша. Он в этот момент пытался найти в сети какую-нибудь адекватную карту – Лямбда явно не горел желанием заниматься такими тривиальными вещами.

«Ничего. Просто мысли вслух».

Алан наконец нашёл Административный центр. Он располагался в центральном районе города, который так и назывался – Административный.

Наметив маршрут, он зашагал вперёд.

«Просто, — снова послышался приглушённый голос ИИ, — я иногда думаю…»

«Бывает».

«М-м, насчёт того, что сказал ДаЛун о пробуждении псионической силы у воинов… по идее, это не должно быть возможным. Однако он явно верит в свои слова, так что либо это издержки перевода, либо…»

«Либо что?»

«Ну, псионические силы в Игре немного похожи на магию. Нет, они и есть магия, — ответил Лямбда. – Только разбитая на множество уникальных систем, порождённых культурой, верой или каким-то философским течением, которые Игра каким-то образом перерабатывает и собирает воедино. И всегда есть правила, некоторые фундаментальные принципы, которые связывают все эти системы. Ци, средневековые маги, чародейки, магические мечи – все эти вещи находят своё отражение в мифах, которые часто скрывают в себе куда более удивительные истины.

Тем не менее, каждую из этих систем можно свести к тому, что называют “научной магией”. Ничего безумного, вроде портала в другой мир на пустом месте. Это всё, что портировалось в Игру: системы и соответствующие сигналы; ничего, вроде всемогущего Бога или Дьявола. Каждой способности соответствует тот или иной ранг, псионические силы имеют естественные пределы, которые выглядят, по большей части, более чем разумными и уместными. Любой псионик рано или поздно осознаёт единственно верный путь к псионическому могуществу: дойти до границ дозволенного, нащупать эти рамки, составить карту, а затем использовать свои силы в этих пределах на максимум. А Игра помогает: цифрами, деревьями классов, списками способностей и всем прочим. Но мне любопытно…»

Алан шагал по улицам, бдительным взглядом выискивая признаки опасности. Некоторые люди не скрываясь косились на его броню. Юноша подумывал включить ли невидимость, но не был уверен, что это не привлечёт ещё больше внимания. Ева бы к этому моменту ему бы уже что-то посоветовала.

Лямбда же продолжил свой монолог.

«Я уже не уверен, что Игра структурирует псионические способности так, чтобы уместить их в рамки возможного, или позволяет игрокам следовать своим желаниям, — сказал ИИ. – Возможно, на самом деле всё действительно крутится вокруг баланса, как говорят Администраторы».

«Согласно урокам Евы, псионические навыки теоретически возможны и в реальном мире; мол, люди демонстрировали способности, соответствующие их игровым псионическим навыкам», — вставил Алан.

«Всё возможно, в теории. Алан, ты должен понять, что Ева учила тебя тому, чему учат Администраторы, слово в слово. Но я уже достаточно осмотрелся, чтобы понять, что сейчас считается правдой. И не факт, что правда завтрашняя будет с ней совпадать.

Они скажут, что это была ошибка, что новые тесты в реальном мире показали иные физические законы. Они скажут, что это ошибки восприятия или перевода. И, возможно, раньше так оно и было. Но, ты знаешь, софт для перевода сейчас просто поражает. Намерения, юмор, идиомы… По идее, всё это должно быть специфическим для каждого языка, однако каким-то образом массово переводится без запинки. Но это должно быть невозможным, какие-то потери неизбежны, верно?»

«Тебе виднее, — мысленно пожал плечами Алан. – Так, похоже, мы на месте».

Административный центр выглядел, как обычное офисное строение, вокруг которого наблюдалась самая высокая активность. На его территории имелся фонтан – вероятно, достаточно вычурный жест в условиях сухого марсианского климата. В центре фонтана виднелась фигура солдата с копьём в руке.

Алан миновал очереди и добрался до капсулы.

«Вперёд, проверим, как себя показала твоя “салями”-программка», — сказал Алан.

Он попал в свой Дом, откуда тут же переместился на Базар; именно здесь Лямбда открыл подставную фирму, на которую поступали ворованные кредиты.

«Окей, дай мне минуту, — просигналил Лямбда. – Я не предусматривал простого способа просмотреть эти данные или даже обнаружить».

Алан открыл меню и начал исследовать местный Базар – вещи, которые хранились и продавались в ближайших Административных центрах на Марсе.

По большей части, это оказались товары и инструменты, связанные с горнодобывающей промышленностью; обычные металлы, которые можно найти где угодно. Судя по всему, всё это производилось Легионом. Редкие исключения – трофеи либо инопланетные товары – стоили сотни тысяч кредитов. Цены на базовые инструменты исчислялись сотнями кредитов.

«Эй, Лямбда, как думаешь, какие здесь минимальные зарплаты?» — позвал Алан.

«Спроси кого-нибудь другого, — хмыкнул ИИ. – Администраторы или местные торговцы информацией наверняка поделятся с тобой экономическими данными о регионе за определённую сумму».

«Ева бы просто прочесала всю доступную информацию и выделила самое важное», — упрекнул его Алан.

«Я не Ева».

Алан вздохнул. Надо будет найти кого-нибудь, у кого можно будет спросить.

«Есть контакт, — сказал Лямбда. – На счету магазина “Салями Сэма” в настоящее время находится 464 952 кредита с копейками, которые я опущу. Неплохо для одного дня. Но если ПОМ не продолжит пользоваться серверами, которые мы заразили, то на этом всё и закончится. Очень жаль, что они отключили сервера. Давай пока оставим кредиты в магазине, там они будут в безопасности».

«И всё?» — спросил Алан.

«Что значит “и всё”? Это чистый, неотслеживаемый доход! Я сомневаюсь, что какая-то другая схема может принести больше. Столь большая сумма означает, что были совершены миллиарды транзакций. Либо немалое количество инопланетных фракций держат руку на пульсе земных рынков, либо несколько корпоративных ИИ сорвались с цепи, обрадованные возможностями, предоставленными коллапсом».

«Окей, — Алан закрыл информационные окна, которые просматривал. Отключившись от Базара, он сел за стол с терминалом в своей Домашней зоне, вызвав физические мышь и клавиатуру. – А теперь я хочу, чтобы ты поучил меня программировать».

«Как и говорила тебе Ева, если ты хочешь “программировать”, как ты выразился, то тебе необходимо более глубокое понимание математики, — отозвался Лямбда. – Намного более глубокое».

«Из-за n-битов».

«Да из-за любой фундаментальной составляющей игрового кода. Они все за пределами твоих возможностей. До Игры твоя цивилизация начала возиться с кубитами, квантовыми битами, с помощью которых можно было реализовать суперпозицию 0 и 1. Соответственно, n-биты есть естественное продолжение этой концепции; они могут находиться в суперпозиции любых значений от нуля до n. Любой полином может быть представлен единственным n-битом, если знать нужные формулы и уловки.

Любая из ваших программ, вся операционная система и жёсткий диск могут храниться в единственном n-бите соответствующей размерности. Это не слишком практично из-за некоторых ограничений и необходимости физического воплощения n-бита такого размера – любое решение, превышающее постоянную Квадра, является нецелесообразным, – но ты меня понял. Минимум фундаментальных знаний, необходимых для понимания этих строительных блоков, намного превышает то, что потребовалось бы для написания докторской диссертации, а ты даже колледж не окончил».

«Так что, предлагаешь просто сдаться?» — спросил Алан.

«Нет, ты должен использовать инструментарий, предоставляемый Игрой: исследовательский центр и арсенал в Цитадели. Бухгалтеры считают на калькуляторах, а не столбиком. Программисты для решения проблемы не используют первый попавшийся язык программирования; они выбирают нужный инструмент для конкретной задачи. Ты знаешь достаточно, чтобы играть в Игру, но чтобы взломать Игру, изменить правила? Это требует иного уровня понимания. Языки программирования эволюционировали сначала до природных процессов, а затем и до физических законов. Сейчас это больше похоже на выбор нужной реальности, более подходящей для решения поставленной задачи», — пояснил Лямбда.

«Но я знаю, что этого недостаточно, — нахмурился Алан. – Чтобы стать не просто хорошим хакером, а выдающимся, я должен понимать эти фундаментальные понятия. Оптимизация может потребоваться на любом уровне. Давай продолжим изучение математики».

Лямбда сделал паузу.

«С учётом твоего прогресса потребуются годы, прежде чем ты достигнешь хотя бы уровня несовершеннолетнего Эрудита. Я не уверен, что это самый разумный способ распорядиться временем. Если ты так уверен, что тебе это нужно, то, возможно, есть другой способ».

«И какой же?» — спросил юноша.

«Я попробую проанализировать, отредактировать и написать программу. От тебя же потребуется лишь одно – следовать за моими действиями. Но не пытайся фокусировать внимание на мельчайших деталях. Постарайся поймать поток, ощутить что происходит. Ты должен задействовать всё своё восприятие. Кто знает, вдруг сработает».

«Отлично, я готов», — Алан закрыл глаза. Он сфокусировался на том, что делает Лямбда, отсекая все остальные внешние сигналы.

ИИ редактировал гигантскую стену текста, цифр, уравнений и отдельных символов, из которых Алан с трудом узнавал лишь малую часть. Окна начали открываться одно за другим, и вскоре их набралось уже больше сотни. В одних был текст, но в некоторых – быстро меняющиеся изображения или даже просто хаотичная мешанина пикселей.

Алан попытался скопировать увиденное и вывести перед собой.

«Нет, сосредоточься», — строго проговорил Лямбда.

«На чём именно?..»

Алан попытался сфокусироваться внутри ментального пространства Лямбды, встать на его место.

Мгновение ничего не происходило, сплошная стена вычислений. А затем мир взорвался цветом и светом.

Алан манипулировал фотоном, единственной частицей-волной. Затем их стало десять, затем сто.

Инопланетные гармонические генераторы регулировали частоту световых волн, а тюнеры позволяли манипулировать отдельными фотонами. Всё новые сгустки света разных форм встраивались в общую картину, словно в тетрисе. Подвергались измерению и менялись в процессе измерения.

Цветовые сочетания, каких Алан никогда прежде не видел, проецировались прямо в его сознание. Кусочки прибывали быстрее, чем он успевал сообразить, как разместить предыдущие; цвета варьировались от обычных до нереальных или вовсе менялись каждое мгновение.

Безумная чехарда света и тени перешла в стремительное крещендо. Последнее измерение – и фантасмагория красок замерла в окончательной форме, превратившись в набор данных.

Воцарилась оглушительная тишина.

Таинственный объект парил в воздухе пере Аланом: бледно-белое яйцо, результат его труда.

Юноша открыл глаза.

Системные уведомления не заставили себя ждать:

[Получен новый навык: Гиперперевод!]

[Уровень синхронизации с ИИ “Лямбда” повысился!]

[Создан новый информационный объект: программа ???]

Алан изучил новый навык, который, как и Сверхсознание, потреблял 10 единиц ментальной энергии в секунду:

Имя навыка: Ранг навыка: Освоение навыка: Редкость навыка:
Гиперперевод B* ??? A
Позволяет игроку входить в состояние ускоренного понимания; значительно повышает скорость интерпретации игровой информации.

«Что ж, это было неожиданно. Я думал, нам потребуется несколько месяцев и пара сплачивающих моментов, — хмыкнул Лямбда. – С учётом неопределённого характера этой деятельности, я удивлён, что мы преуспели».

«Что?»

«М-м, у любого ИИ обычно есть особая, сигнатурная способность. Я изначально создавался для абстрактных преобразований, моей задачей было переводить программы с одного языка на другой для других ИИ. Но с учётом того, как далеко продвинулись технологии автоматического перевода в Игре, я отчасти понимаю, почему мои услуги стали неактуальными.

Технолорды могут получать доступ к сигнатурным навыкам своих ИИ, если уровень их синхронизации с ними достаточно высок. Иными словами, если они хорошо ладят. Я не до конца понимаю, как имплантат это делает. Ева, судя по всему, заточена на скорость – она с лёгкостью обрабатывает гигантское количество информации и принимает решения в долю секунды, что за гранью моих возможностей. Отсюда – Сверхсознание. Со временем, по мере повышения уровня синхронизации, ты можешь получить новые суб-способности или усилить основную».

«А как повысить уровень синхронизации?» — спросил Алан.

«Вот это-то и странно. По идее, это довольно медленный и постепенный процесс, который требует постоянной работы с ИИ в течение многих месяцев. За это время, в результате совместного решения самых разных задач, формируется устойчивая связь. Но у нас тут случился прорыв на ровном месте. У меня было ощущение, что я вернулся в прошлое… в далёкое-далёкое прошлое».

«Я так полагаю, что Администраторы дали мне этот класс не просто так», — предположил Алан.

«Вероятно, так и есть».

«Так, и что это за таинственная программа?» — с любопытством спросил юноша.

«Это то, что я пытался создать. И что мы создали. Войди в Цитадель».

Алан переместился на свою базу в Киберпространстве. Белое яйцо из его видения оказалось у него в руке. Он положил его на землю у своих ног.

Миг спустя по бледной поверхности пробежала трещина. На Алана уставилась голова металлического ястреба с красными, как у Терминатора, глазами.

Выскочило уведомление:

[Доступен новый юнит! Теперь вы можете создавать Сигнальных Ястребов. Эти программы способны блокировать входящие и исходящие передачи в радиусе 500 метров под ними. Способность действует в течение 5 минут, после чего требуется отдых.]

Алан открыл окно характеристик Сигнального Ястреба:

[Сигнальный Ястреб, программа C ранга, производится в Исследовательском центре.

Продвинутый юнит наблюдения.

Стоимость: 40 энергии

Поддержание: 5 энергии

Атака: —

Защита: 25; уклонение – 50%

Здоровье: 50

Скорость: 7

Особая способность: Подавление сигнала]

«Чудесно, давай его опробуем», — обрадовался Алан.

Он запустил взлом жучков, оккупировавших его броню и оружие. Сигнальный Ястреб беззвучно парил над защитными системами устройств в Киберпространстве, отсекая любые сигналы, в то время как Лямбда без труда взламывал их щиты. Это заняло у него меньше минуты.

После этого Лямбда от души похимичил с настройками жучков. Теперь они не смогут вмешиваться в работу его экипировки и будут передавать хозяевам лишь ту информацию, которую пожелает Алан. Пока что они будут передавать информацию о его местоположении без искажений.

Они также отследили первоисточник. Им оказался Айсвульф, как и предполагал Алан.

Пользуясь случаем, юноша проверил, кто чем занимается. Айсвульф собирал информацию о городе и о ситуации Легиона Людей на Марсе. Алан узнал, что на планете имеется ещё около пятнадцати подобных куполов, охватывающих три крупных региона.

Жители делились на знакомые группы: Русский сектор; Китайский сектор, включающий в себя небольшие Корейский и Японский анклавы; Ближневосточный сектор, представляющий собой “лоскутное одеяло” из фракций, основанных на различных религиях, нежели странах; наконец, последний сектор состоял из гремучей смеси самых разных национальностей.

Каждый сектор имел свою собственную главную военную базу с отдельной Контрольной точкой, а над поверхностью планеты величественно парил “Алый страж” – орбитальная космическая станция, рассчитанная на 10 000 человек экипажа. Лишь тщательно отобранный персонал допускался на этот главный рубеж обороны Марса, лазерную пушку орбитального типа. Предполагалось, что все высшие чины Легиона обитают на этой станции.

****

Тем временем ДаЛун допрашивал Китану на предмет надёжности и способностей членов группы. Китана ничего не скрывала, хотя, как обычно, была крайне немногословна. Она поручилась за Алана и Айсвульфа.

Мерлин и Артур отправились навстречу приключениям. Судя по всему, эти двое оказались ещё более карикатурными персонажами, чем их описала Китана.

Мерлин: Бро, я нашёл чудесный квест по зачистке близлежащей шахты. Судя по описанию, там какой-то гигантский песчаный червь сторожит своё гнездо. Не хочешь прошвырнуться?

Артур: Конечно. Может, сообщим остальным?

Мерлин: Да ну, у нас целая неделя, не забыл? Мы со скуки подохнем, если будем бегать к ним плакаться о каждой мелкой проблеме. Ты нашёл какую-нибудь подходящую цель?

Артур: Нет, ищу, ищу. Большинство тех, с кем я говорил, были шахтёрами. Не хочется нагреваться на рабочем классе, да и вряд ли у них есть что-то ценное за душой. Возможно, нам стоит сосредоточиться на поиске информации, которую можно было бы продать. Уверен, что ПОМ было бы интересно узнать данные по экспорту и масштабах местного производства.

Мерлин: Стоит обдумать. Я хочу убить этого червя. Встречаемся у западных ворот, я организовал нам поездку до той шахты.

Алан какое-то время раздумывал, не последовать ли за ними, но решил всё же воздержаться. Рано или поздно они либо вернутся, либо сами свяжутся с группой.

Вместо этого Алан вернулся Домой и попытался вместе с Лямбдой создать ещё какие-нибудь программы.

Но магия уже ушла. Творения выходили сломанными или кишащими багами, либо Алан даже с активированным Гиперпереводом замирал в середине процесса, начисто забывая, где он и что тут делает.

Способность была странная, мягко скажем. Алан по-прежнему не понимал, как свет можно перевести в код. Каждый раз что-нибудь шло не так. Световые конструкции менялись сами собой, чаще всего ещё до того, как Алан успевал что-либо сообразить; в результате, весь проект шёл насмарку.

Перед мысленным взором Алана зависло чудовищное нагромождение световых сгустков, полигон на полигоне.

«Эту мешанину можно как-то отдебажить*?» — спросил юноша.

Прим. W: (сленг) Отладить программу, устранить ошибки и баги.

«В том смысле, какой ты вкладываешь в это слово, отладка невозможна из-за того, насколько всё взаимосвязано, — ответил Лямбда. – Если ты изменишь одну переменную, изменится вся конструкция. Существуют определённые методики, предполагающие ювелирные манипуляции над фиксированными элементами, но эта булькающая масса просто не стоит таких усилий».

Несколько часов спустя Алан решил отправиться на боковую. Прогресс был незначительным, но он искренне наслаждался Гиперпереводом, этими маленькими актами творения. Несколько раз попадались однотипные задачи, и юноше показалось, что у него постепенно начинает что-то получаться.

Пришло сообщение от Айсвульфа, которое тот отправил всем членам отряда.

Айсвульф: Прибыть к бараку в 09:00 по стандартному времени с общим докладом.

Алан решил переночевать Дома – здесь было куда комфортнее, чем в их бараке. Он сказал Лямбде разбудить его через пять часов, в 08:30, и почти мгновенно уснул.

****

«БУ!» — прогремел в сознании юноши чей-то голос.

Сон слетел с Алана мгновенно. Высказав Лямбде всё, что он о нём думает, он отправился в выделенное им жилище.

По дороге ему попался лоточник, торговавший закусками к завтраку. Алан купил одну белую булочку с мясом на пару. Она оказалась сладкой и слегка солоноватой и стоила лишь два кредита. Алан не стал спрашивать, что за мясо использовалось в качестве начинки.

Город казался не слишком шумным, утренний час-пик уже миновал. Внимание юноши привлекло одно из зданий. На нём красовалось объявление с предложением работы для любого желающего, независимо от вида, формы или размера.

Но привлекло Алана не объявление, а солидная система безопасности, самая добротная из тех, что ему попадались после Нью-Йорка. Судя по всему, у юноши развилось чутьё на подобные вещи.

Компания называлась “Солнце Империи”. Алан зашёл внутрь здания. Парадный вход напоминал загородное поместье: стены в бело-золотых тонах, роскошная люстра из красного хрусталя. А в углу холла виднелся даже рояль.

Сразу за входом за столом сидела симпатичная китаянка в красной силовой броне, стилизованной под платье.

— Приветствую вас, сэр, чем я могу вам помочь? – спросила она.

— На объявлении было написано, что у вас есть работа, — ответил юноша.

Девушка секунду рассматривала Алана.

— Прошу прощения, сэр, но, боюсь, ваш уровень слишком высок для большей части наших заданий. Могу ли я направить вас в наши филиалы на Кесате?

«Империя, — протянул Лямбда. Он изучал локальную сеть. – Всё это место просто кричит о них».

— Я пока не могу покинуть город, к сожалению, — ответил Алан. – Возможно, сгодится и низкоуровневая работа. Какова оплата?

— Лучшее, что я могу предложить, — телохранитель для VIP-персоны, 500 кредитов в день.

— 500 кредитов? – Алан вскинул брови.

— Шахтёр зарабатывает примерно 50 кредитов в день, — пояснила девушка. Она задумалась на мгновение и продолжила: — Два господина взяли единственное сложное задание… В том случае, если они не смогут его выполнить, мы могли бы передать его вам. Возвращайтесь через неделю.

«50 кредитов в день», — подумал Алан про себя.

«Это стандарт, в среднем, — прокомментировал Лямбда. – У игроков обычно уходит примерно пять игровых лет, чтобы окупить стоимость капсулы. Нам пора возвращаться».

Алан поблагодарил девушку, но отклонил предложение и покинул здание. Он добрался до их барака практически минута в минуту.

Все уже были здесь, собрались вокруг стола на кухне. На столе стояла гостеприимно распахнутая розовая коробка с выпечкой. Алан тут же уцепил ещё один пирожок с мясом.

— Раз все в сборе, давайте обсудим, кто что выяснил, — заговорил Айсвульф.

Далее он вкратце поведал всем собравшимся о том, что ему удалось узнать. Насколько мог судить Алан, ничего существенного он не утаил и не пропустил.

— Что ж, мы нашли данжен, — сказал Мерлин. – Это в пустыне, или как она здесь называется. Мы преследовали огромного червя. Здоровенная пасть, куча зубов, всё как полагается. Всего лишь 250 уровень, правда, лёгкая добыча. Но после небольшого пиротехнического шоу и пары тычков острыми железками моб внезапно зарылся под землю. Мы последовали за ним, и, несмотря на заунывное нытьё Артура, как видите, остались живы. В общем, там была огромная полость, битком забитая этими червями. Среди них даже огромная зелёная штука с уникальным именем, “Кислотная Пасть”. Мы глянули одним глазом, после чего дали дёру, отметив место на карте. Мы не готовились к данжену, плюс это совещание было на носу. Но знаете, что ещё мы обнаружили внутри?

Мерлин выдержал театральную паузу.

— Энергетические кристаллы, — сказал Алан.

— Энергетические кристаллы, — сказал Мерлин. – Эй! Откуда ты знаешь, приятель?

Алан пожал плечами.

— Шахты силовых кристаллов всегда охраняются относительно высокоуровневыми мобами. 250 – это выше среднего по местным меркам. Сложно было не догадаться. Какого они были цвета?

— Не обратил внимания, это имеет какое-то значение?

— Цвета свернувшейся крови, — вмешался Артур. – Там их тысячи, хоть все и маленькие.

Алан припомнил рыночные расценки.

— Слабый красный кристалл размером с карандаш стоит порядка 50 кредитов. Его хватит только на питание для машины на несколько лет, но местным, судя по всему, большего и не надо. Для работ нам придётся нанять шахтёров, хотя с нужным оборудованием я, возможно, и сам смог бы заняться добычей.

— Позволь нам пойти и убить этих зверей, — сказала Китана. Она развернулась к выходу.

— Стоп, стоп, — поднял руку Айсвульф. Он глянул на Китану: — Притормози и попытайся немного подумать.

— Да, сэр, — ответила девушка.

Лямбда заметил: «Странный тон, удивительно почтительный для неё».

— Данжены и охотничьи локации – это собственность местных властей. Зачистив эту пещеру, мы получим лишь крупицу опыта, по сравнению со здешними игроками. И вряд ли это ощутимо повысит нашу репутацию в их глазах. А вот за информацию о данжене местные Старейшины, вероятнее всего, щедро вас вознаградят, — Айсвульф вопросительно глянул на ДаЛуна. Тот кивнул.

— Кроме того, — Айсвульф выпрямился, — похоже, вы все забыли нашу первоочередную цель. Как это поможет нам захватить звездолёт ПОМ?

— Это, гхм, укрепит наши взаимоотношения с местными. Ну и уровни лишними не будут, — ответил Мерлин.

— А у тебя как успехи? – Айсвульф обратил взор на Алана.

— Всё ещё восстанавливаюсь, — ответил юноша. – Хотя я обнаружил имперскую заставу и прогулялся до Административного центра.

— Иными словами, у тебя ничего, — подвёл итог Айсвульф. – Разве ты не можешь планировать и делать расчёты в процессе восстановления? Или ты не способен думать? Может быть, тебе нужно лежать в кровати и чтобы я лично с тобой нянчился? Я буду, если это действительно необходимо.

— Нет, я набросаю грубый план к завтрашнему дню, — вяло откликнулся Алан.

— Я составлю свой вариант, и мы их сравним, — Айсвульф окинул его недовольным взглядом.

ДаЛун шагнул вперёд.

— У Старейшин есть к нам просьба. Если мы её исполним, то сможем добиться аудиенции с генералом – человеком, который поручил вам разработать план. Так вот, они надеются, что мы сможем обучить несколько взводов местных воинов. Данжен мне кажется идеальным местом для подобного рода задания.

Айсвульф кивнул.

— Займётесь этим вместе с Китаной, Мерлином и Артуром. Мы с Аланом сосредоточимся на плане. Встретимся завтра в то же время. Свободны.

Алан вернулся в Административный центр и переместился Домой.

Итак, как бы ему захватить огромный боевой корабль?


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!