Menu Close

Глава 13 : Война 2.1

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Кесат был самым чистым городом, в котором Алану доводилось бывать. И самым тихим.

Странно было вот так стоять здесь, на чужой планете на расстоянии бесчисленных галактик от Земли. И это притом, что днём ранее, в Игре, он погрузился на “Титан”, взявший курс на его родную планету. Так или иначе, ничего инопланетного в облике Кесата не наблюдалось. Максимум – это напоминало декорации к игре. К старой игре, ландшафт которой был заставлен одинаковыми небоскрёбами, тысячекратно клонируемыми десницей практичных игроделов, пока вокруг не осталось ничего, кроме серых высоток. Эти здания были слеплены по одному и тому же шаблону, словно здесь проехал гигантский 3D-принтер, то и дело выплёвывая однотипные серые параллелепипеды. Один дизайн, один результат.

Юношу также поразило количество проверок и досмотров. Один раз – после приземления, и ещё по разу каждые восемь кварталов. Пропускные пункты выглядели незамысловато: металлическая арка и Куратор-проверяющий с бесконтактным сканером. Но в результате этих проверок Кураторы узнали больше о том, что нёс с собой Алан, чем он сам. О таких технологиях земным таможенникам приходилось лишь мечтать.

Наконец, Алан прибыл к жилому корпусу на Кесате, где разместились многие представители гильдии Чёрной Розы. Встречать его никто не спешил.

Единственное, что отличало этот корпус от остальных зданий, было то, что на выданном Алану электронном планшете он был отмечен зелёной точкой. Юноша не раз видел такие планшеты в Игре, и, как выяснилось, реальные устройства практически не отличались от своих виртуальных аналогов.

Это был почти невесомый девайс размером с ладонь, способный, помимо всего прочего, генерировать небольшие голограммы. Он напоминал упрощённый вариант Евы, предоставляя пользователю карту и интерактивный переводчик, а также был снабжён отдельной кнопкой, при нажатии которой ближайшему патрулю Кураторов поступал сигнал тревоги. Как заявлялось, в пределах Кесата Кураторы должны были появиться в течение минуты после получения сигнала. Планшет был постоянно подключён к глобалнету, а его зарядки хватило бы Алану на две жизни.

Ещё больше юноша удивился, когда обнаружил, что может мысленно подключиться к этому незамысловатому устройству. Соединение было слабым, но ощущалось в сознании отчётливо, наглядно демонстрируя, что, по крайней мере, часть сказанного тогда Главным Администратором было правдой. Он действительно менялся.

Алан сверился с графиком. Установка и настройка его капсулы должна была занять ещё несколько часов. Делать было нечего, разве что скитаться по глобалнету, так что юноша решил прогуляться по городу. Было, как минимум, одно место, которое он хотел посетить – Административный центр.

Шагая по пустым улицам, Алан наконец осознал, почему город был таким чистым и тихим: никто не выходил из своих домов. Помимо изредка пролетающих над головой шаттлов он не увидел ни единой живой души. Все были в этих серых коробках, играли в Игру. Алан и сам уже ощущал подспудное желание вернуться, снова нырнуть в виртуальный мир. Тело охватила истома, его разум отказывался трудиться в полную силу; юноша чувствовал себя так, словно только что проснулся с жутким похмельем. И уходить эти неприятные ощущения явно не торопились. Видимо, это уже можно было назвать зависимостью от Игры? Ну, и что с того?

Алан приблизился к Административному центру. Только теперь вокруг начали появляться намёки на жизнь. Несколько попавшихся на глаза Алану фигур спешили в одном и том же направлении, ныряя в Административный центр.

У одного из входов Алану преградил путь Куратор. Юноша попытался мысленно “потянуться” к нему и нащупать соединение, но не обнаружил перед собой ничего. Словно перед ним было лишь пустое пространство. Куратор взял лазерную винтовку наизготовку. Алан внезапно осознал, что в реальном мире у него нет брони, лишь простой полётный костюм.

— Цель вашего визита? – спросил Куратор.

— Я только что прибыл на Кесат, осматриваю достопримечательности, — ответил Алан.

Куратор секунду помедлил, после чего достал из отсека на броне какие-то очки и протянул их ему.

— Если вы хотите увидеть достопримечательности, то вам следует искать их в Игре. Это место доступно для посещения лишь по деловым вопросам, — прокомментировал Куратор. В Административный центр он его так и не пустил.

Алан надел очки; линзы замерцали. В следующий миг мир вокруг буквально взорвался жизнью – толпы игроков, проходящих мимо, вереницы космических кораблей над головой, вездесущие торговцы, разбивающие свои палатки, где придётся. Алан поднял очки – почти пустая огромная площадь; несколько десятков фигур на ней выглядели совершенно неубедительно. Судя по всему, очки напрямую транслировали происходящее в Игре в этом же месте виртуального мира. Картинка была совершенно отчётливая, только события происходили в четыре раза быстрее из-за разницы во времени.

Никаких проводов у этого любопытного устройства Алан не заметил. Оставалось лишь гадать, как они устроены.

Справа от Алана неожиданно раздался громкий рёв. Куратор выволок из Административного центра чьё-то массивное чешуйчатое тело и забросил его в шаттл. Следом показались ещё семнадцать существ под конвоем отряда Кураторов. Они шумели и издавали звуки, не поддающиеся описанию. Алан опустил взгляд на планшет и активировал функцию перевода. После секундной паузы в его голове возникли членораздельные реплики:

«Вы не можете так со мной поступить, я ни в чём не виноват, разбаньте меня немедленно!»

«Это ужасно, если я не вернусь, то Империи конец, вы понимаете? Нет, конечно, не понимаете, вы, тупые механизмы. Я требую аудиенции с Главным Администратором. Он должен меня выслушать».

«Эта капсула просто вышвырнула меня из себя, а теперь отказывается работать. Бракованная капсула, забагованная Игра! А-а-а, верните меня назад!»

«Правда выплывет наружу, так всегда происходит. Где ваши хозяева? Где ваши…»

— Бларбллгх.

Алан непроизвольно отшатнулся. Прямо перед ним неожиданно и непонятно откуда взялся инопланетянин, похожий на слизня.

— Бла гхл дар бгхар, — пробулькал слизень, размахивая своими антеннами.

Алан снова перевёл взгляд на планшет. Ему потребовалась секунда, чтобы найти нужный язык и скачать его из глобалнета.

«Отвратительно. У этих игроков нет никакого чувства собственного достоинства».

— М-м, точно, — сказал Алан.

Последовала новая серия булькающих звуков и движений антеннами.

«Я не понимаю твою тарабарщину, включи двухсторонний перевод».

Алан так и сделал, и на экране его планшета появились какие-то закорючки, напоминающие руны.

«Да, у этих игроков нет чести. Нет надежды. Но ты, я чувствую, что у тебя ещё осталась надежда. 50 000 кредитов. Новый персонаж. Новая капсула. Не отслеживается. Новая раса. Человек. Хорошая сделка, очень хорошая».

— Нет, спасибо, — ответил Алан, покосившись на Куратора, который стоял от них буквально в нескольких футах.

«Напрасно», — коротко булькнув, слизень пополз восвояси.

Алан зашагал по площади от Административного центра, но был остановлен Куратором, который посадил его в шаттл, доставивший его к месту жительства. Юноше оставалось лишь дожидаться, пока деловитый робот не закончит установку его капсулы.

****

— И какой план? – поинтересовался Алан.

Он снова был в Игре, на борту хаксадского корабля, “Титана”, в роскошно обставленном номере в компании с Китаной, Тьяго и Афродитой. Последняя обучалась не в Академии, и присоединилась к ним только сейчас.

— Всё очень просто. Проще некуда. Мы, — Тьяго махнул в сторону Афродиты, — торговцы. Вы же, — он показал на Алана и Китану, — будете защищать нас, пока мы будем вести дела в различных торговых точках. Вы наши телохранители. Не больше и не меньше. На случай, если вы забыли, большая часть локаций в Игре не позволяет просто так телепортироваться туда-сюда.

— Но как это поможет нам выиграть войну? – поднял бровь Алан.

— Тебя это не касается, — отрезал Тьяго.

— Я не собираюсь просто шататься с караваном и ничего не делать, — пожал плечами Алан. – Так я не получу никакого опыта.

— Получишь, хоть и не так много. Я в ответе за это задание, и ты будешь меня слушать. Никаких сюрпризов. Кроме того, что такого ты лично можешь сделать, чтобы это хоть как-то повлияло на исход войны?

Алан откинулся в кресле.

— Ну, я мог бы, вероятно, незаметно подобраться к ИИ, планирующему военные операции ПОМ, где бы он ни находился, и взломать его. Возможно, отключить. Или выяснить, где они хранят ядерный боезапас и, например, запустить пару ракет.

— Я думаю, что ты переоцениваешь свои возможности, — холодно проговорил Тьяго, скрестив руки на груди.

— Это правда? Что ты переоцениваешь себя, то есть? – заговорила Афродита.

«Ева, каковы шансы на успех?» — мысленно спросил Алан.

«Примерно 30% с очень большой погрешностью. И сбежать после такого будет практически невозможно», — откликнулась Ева. Она завершила реконфигурацию. В результате у неё слегка увеличились вычислительные возможности, но на этом и всё.

— Не знаю, — беспечно ответил Алан. – Я бы оценил свои шансы на 1 к 3.

— Возможно, ты куда способнее, чем я полагал, и я расточительно использую твои таланты не по назначению, — сказал Тьяго, — но, в любом случае, никаких самовольных секретных миссий. Никаких ядерных ударов по кому или чему бы то ни было. Это война за контроль над Землёй, во имя защиты от неизбежных попыток захвата чужими фракциями. Обе стороны конфликта стараются свести урон по инфраструктуре к минимуму. Да и потом, ядерный взрыв неэффективен против щитов. Использование ядерного оружия будет лишь означать, что победителям придётся раскошеливаться на партию дорогостоящих роботов для устранения радиоактивных последствий.

— Нельзя выиграть войну, не разбив пару яиц, — философски прокомментировал Алан, воспользовавшись подсказкой Лямбды.

Тьяго фыркнул и повернулся к Китане.

— Вразуми его, пожалуйста, меня он явно слушать не желает.

Китана оторвалась от своего планшета.

— Следуй приказам, — сказала она Алану. Затем повернула голову к Тьяго: — Но я с ним согласна. Сидеть и сторожить ящики звучит невероятно скучно.

— Это работа. Работа, которую необходимо выполнить, — Тьяго всплеснул руками.

— Слушай, я буду следовать приказам, — проникновенно проговорил Алан. – Я лишь хотел узнать, зачем я им следую. Мне нужно понимать, что есть какой-то план, путь к победе. Всё становится бессмысленным, если я не знаю, зачем я делаю то, что делаю.

— Хорошо! – недовольно буркнул Тьяго. – Эта информация не для чужих ушей. Если хоть слово об этом просочится наружу, то полетят ваши головы, не моя. По ходу следования по нашему торговому маршруту мы будем собирать информацию от шпионов Легиона Людей; возможно, и нам самим придётся немного побегать. Дьявол, я даже подыщу для вас двоих дополнительные задания, чтобы умерить вашу жажду крови.

Но наша главная цель – это сбор информации, а не диверсии. Затем мы вернёмся на главную базу Легиона на Марсе, чтобы выработать с лидерами план дальнейших действий. Как только мы попадём на Марс, вы станете их проблемой, не моей.

— Сбор информации? С этим уже можно работать, — кивнул Алан. – И что мы продаём? Что я буду охранять?

— Материалы для изготовления силовой брони и лазерных винтовок, плюс ещё кучку разнообразной мелочёвки, которую запросили в ПОМ. Возможно, вы видели, как я общался с Асом и Дэйзи; именно они подбили меня на этот рейс. Кроме того, среди товаров также имеется партия стимуляторов.

— Стимуляторов? Это которые очень быстро вызывают сильное привыкание? – уточнил Алан.

— А ещё они дорогие и могут на время увеличить боеспособность среднего солдата примерно в пять раз, — пожал плечами Тьяго. – Я могу дать тебе образец на пробу, если хочешь.

— Спасибо, мне и так хорошо, — ответил Алан. Если верить исследованиям Евы, эффекты от применения боевых стимуляторов были похожи на работу его имплантатов Технолорда. Использование и того, и другого одновременно могло привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

— Ты многое теряешь, — сказал Тьяго. – Ну что, теперь всем всё ясно? Вы охранники, сидите тише воды, ниже травы и никому не раскрываете свой статус. Если кто-то будет задавать слишком много вопросов, то дайте мне знать. У меня есть несколько липовых ID, но я не на 100% уверен, что они будут нормально работать. Возможно, имеются какие-то тонкости в механике Игры и тому подобное. И никаких тайных операций или подпольных боёв без моего разрешения. Понятно?

— Да, сэр! – бодро откликнулся Алан. Китана кивнула.

— Хорошо. Детали обсудим, когда будем подлетать к Земле, — устало проговорил Тьяго.

Алан покинул номер вместе с Китаной, и они вместе направились по коридору к своим каютам.

«Спроси у Китаны, доверяет ли она Тьяго», — шепнул Лямбда.

— Ты доверяешь Тьяго? – юноша повернул голову к своей спутнице.

— Я доверяю своему клинку, — невозмутимо ответила та.

«Постарайся не действовать настолько топорно и очевидно, — вздохнул Лямбда. – Впрочем, полагаю, с Китаной прямой подход работает лучше всего. Эта беседа с Тьяго была довольно познавательной».

«Да? – удивился Алан. – Я понял лишь, что от нас ожидают слепого следования приказам».

«А, я говорил не о непосредственной информационной составляющей. Я имел в виду динамику отношений в команде. Предлагаю поместить жучков на Тьяго», — ответил Лямбда.

«И как мы это сделаем?»

«Взломай его оружие, броню и средства связи в Киберпространстве. Об остальном я позабочусь. Сложные атаки – например, для изменения сообщений Тьяго и его собеседника – потребовали бы специализированных программных модулей, но организовать обычную прослушку проще простого», — заявил Лямбда.

«Что, если я хочу увидеть историю его сообщений?» — полюбопытствовал юноша.

«Это сложнее, — откликнулся ИИ. – Чтобы взломать функцию обмена сообщениями и получить доступ к логам, требуются манипуляции с исходниками самой Игры, а это табу. Раньше игрокам для этого требовалось получить доступ к капсуле в реальном мире. Но если тебя на этом ловили за руку Кураторы, то тебя тут же лишали доступа к Игре, а возможно, и этой самой руки».

«Так, давай от этого пока воздержимся», — Алана передёрнуло.

«Ну, если действительно взломать капсулу в реальном мире, то можно нанести действительно немалый урон, — сказал Лямбда. – В зависимости от глубины взлома, можно держать персонаж игрока в заложниках, заставить его тратить очки способностей и кредиты или даже превратить его в зомби-бота под твоим контролем. Так что, при апгрейде своей капсулы трижды убедись, что в неё не встроили каких-нибудь бэкдоров или троянов».

«Ну вот, теперь я не могу перестать беспокоиться о безопасности своей капсулы», — пожаловался Алан.

«На верхнем ярусе Кесата? Можешь не переживать. Я бы на твоём месте беспокоился за твоих друзей на Земле», — фыркнул Лямбда.

«Давай пока что просто вернёмся к прослушке», — сказал Алан.

«Я бы также поместила жучков на Афродиту и Китану», — заговорила Ева.

«Да, лучше перестраховаться, чем потом сожалеть», — согласился Лямбда.

****

Алан с включенной продвинутой невидимостью выскользнул из номера Тьяго. Разместить жучков оказалось до смешного простой задачей – Лямбда и Ева быстро и незаметно сделали всю работу в Киберпространстве. Защитные программы ранга E были с лёгкостью обезврежены в считанные минуты.

Чтобы получить доступ к номеру, пришлось вломиться в сеть “Титана”, которая охранялась небольшим лазерным полем и несколькими программами D-ранга в виде солдат-хаксадов. С ними ИИ Алана также справились без особого труда.

Алану не пришлось далеко ходить, чтобы подсадить жучка на Афродиту – девушка обнаружилась спящей рядом с Тьяго. С Китаной дело обстояло несколько сложнее, поскольку у неё не было брони, которую Алан мог бы взломать. Вместо этого ему пришлось оставить единственную программу-шпиона на её планшете. От мысли о том, что он собирается шпионить за собственным согильдийцем, его кольнуло чувство вины.

Уже на обратном пути он получил лаконичное сообщение:

Фараон: Жду тебя на мостике.

Алан метнулся к своей каюте, уже внутри отключил невидимость и размеренным шагом отправился на мостик. По возможности, стоило избегать ненужных вопросов.

Два хаксада, Багровые Стражи, как теперь знал Алан, охраняли дверь, ведущую в командную рубку. Алана они пропустили без лишних вопросов.

Фараон разглядывал трёхмерную звёздную карту, а именно – сектор, находящийся под контролем Хаксада. На краю сектора светилась яркая отметка – Солнечная система. Ева продолжала обучать Алана основам галактической географии, но пространственное восприятие, требующееся для ориентирования в трёхмерных картах, давалось юноше с трудом. Он и на плоскости заблудился бы без GPS, а уж космические расстояния и вовсе иной раз проблематично было оценивать с помощью обычных эвклидовых инструментов. Галактические путешествия были весьма запутанным делом.

— Благословенны Трое. С возвращением на борт, Алан, — заговорил Фараон.

— Спасибо, рад снова оказаться вашим пассажиром, — ответил юноша, подходя к командному столу со звёздной картой.

— Я позвал тебя для того, чтобы попросить не взламывать системы “Титана”. Мне очень дорог этот корабль, почти так же дорог, как и Трое, — капитан, наконец, оторвал взгляд от карты. Из-за маски Алан мог лишь гадать, какое у него сейчас выражение лица.

Алан заранее подготовил оправдание, но Лямбда предупредил: «Никогда не лги алтихаксадам. Просто подтверди, что исполнишь его просьбу».

— Я понял, — сказал Алан.

— Хорошо. Надеюсь, мой старый ИИ сослужил тебе хорошую службу. У корабля теперь новый ИИ, но он совершенно другой. Впрочем, не то чтобы я когда-либо ставил под сомнение приказы Троих, — ровным голосом продолжил Фараон.

— Трое заставили вас передать мне ИИ корабля?

По информации, собранной Евой, три божества Хаксада имели вполне материальное воплощение в Игре. Многие подозревали, что эту роль на себя взяли самые первые игроки, которые достигли такого могущества, что смогли взвалить на свои плечи заботы целой разумной расы. Их никогда не видели за пределами территории Хаксада, однако по мощи эти сущности, кем бы они ни являлись, якобы не уступали сильнейшим из Предшественников, а то и превосходили.

— Чтобы Трое отдали приказ кому-то столь незначительному? Я бы не отказался от такого благословения, — отозвался Фараон. – Нет, приказ был мне передан одним из их агентов. Но желания Троих не должны заботить чужаков. В отличие от этой войны за Землю. Многие обеспокоены недавними событиями, поскольку во время переговоров моих собратьев с Правительством Объединённого Мира мы исходили из впечатления, что имеем дело с действительными правителями человеческой расы.

Нас не слишком волнует, чем закончится эта война, однако победители должны сохранить тесные связи с Империей Хаксад и с Тремя. Я прошу тебя донести это послание до лидеров той фракции, которую ты представляешь в этой войне. Кроме того, если ты обнаружишь, что ваши лидеры не планируют придерживаться подписанного соглашения, а вместо этого сошлись, скажем, с Империей, то за такую информацию ты будешь щедро вознаграждён.

Выскочило квестовое уведомление:

[Новый квест: “Эмиссар”!

Доставьте Легиону Людей или Правительству Объединённого Мира послание от Хаксада о желании укрепить связи.

Награда: повышение репутации с Хаксадом и 250к кредитов.

Штраф за провал: снижение репутации с Хаксадом.

Бонус: выявите поддержку той или иной стороны Империей. 10+ миллионов кредитов за неопровержимые улики.]

— Разве вы не можете поговорить с ними сами? – удивлённо спросил Алан.

— Нет, Правительство Объединённого Мира разорвало все связи с дипломатическими миссиями Хаксада, а Легион Людей игнорировал нас с самого начала, — ответил Фараон. – Кроме того, ПОМ продолжает задерживать выплаты по долговым обязательствам, ссылаясь на войну. Даже сейчас, когда военные действия фактически приостановились, что вызывает закономерные вопросы со стороны Троих.

«Странно всё это, — в голове Алана проклюнулся голос Лямбды. – Они, по меньшей мере, должны были оставить каналы связи с Хаксадом. В противном случае они просто напрашиваются на то, чтобы хаксады заподозрили, что дело нечисто».

— Я вас понял, — сказал Алан. – Постараюсь доставить ваше послание и выяснить, что происходит, но ничего не могу обещать.

— До сего момента мы были самым добросовестным союзником Земли и сделали всё, чтобы помочь человеческой цивилизации вступить в космическую эру, — тяжёлым голосом проговорил Фараон. – Любая глупая мысль о предательстве закончится лишь аннигиляцией вашей планеты. Ни одна фракция в Игре не способна выдержать мощь Империи Хаксад.

«Поблагодари его за доверие и благослови Троих», — посоветовал Лямбда.

— Спасибо, благословенны Трое, — повторил за ИИ Алан.

Фараон степенно кивнул.

Алан покинул рубку; двое Багровых Стражей сопроводили его обратно в каюту. Похоже, больше никаких ночных эскапад.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!