Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: Аркадий Беда
  • Редактура: Егор Копоть

Пространственные кольца Старого Таоиста Гань Сюя и остальных не обладали никакими особыми свойствами. В конце концов, предметы хранения бессмертного класса были намного дороже обычных из-за невероятной редкости материалов для их создания и методов ковки. Поиск одних только материалов стоил немалых усилий, не говоря уже о способах создания.

Унести в руках?

Хоть они и были падшими бессмертными, сколько они могли удержать?

Хо Лань улыбнулся: «Старый Таоист Гань Сюй прав. В этом месте очень много столов и стульев, но сколько мы сможем унести? Пусть каждый возьмёт столько, сколько хочет. Не надо стесняться. Всё-таки, это зависит от личных возможностей.  Мы с братом, пожалуй, начнём».

После этих слов он и Хо Цань устремились к ближайшему столу из элементальной священной руды.

Братья Гань быстро обменялись взглядами и последовали их примеру. А Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь в погоне за ценными ресурсами двигались так быстро, насколько могли.

При виде этой сцены Ли-ер прикрыла рот рукой и издала смешок.

«Ли-ер, что тебя рассмешило? — в недоумении спросил Цинь Юй. – Эта элементальная священная руда действительно очень важна для падших бессмертных, и поэтому их действия абсолютно нормальны. Их репутация, конечно, немного пострадала, но… это ничто в сравнении с ценностью руды. Так что их поведение вполне понятно. В этом нет ничего смешного».

Ли-ер едва уловимо улыбнулась: «Сам посмотри».

«На что?» — такой ответ ввёл юношу в ступор.

Девушка мило выпятила губки, указывая на падших сючженистов. Цинь Юй повернулся в том направлении и тут же зашёлся в приступе смеха.

Он увидел падших бессмертных и дьяволов, с напряжёнными лицами выжимающих из себя все силы. Призывая всю элементальную энергию бессмертного в своём теле, Старый Таоист Гань Сюй сосредоточил всю внутреннюю энергию на отрывании стола. Однако, как бы сильно он ни старался, стол не сдвинулся с места ни на миллиметр. Будто бы тот пустил корни.

Насколько ужасна была сила падшего бессмертного после третьего испытания?

Старый Таоист Гань Сюй был не один. Лица двух его братьев, Преподобного Юэ Яня, Хо Ланя и Хо Цаня тоже были очень красными. Даже лицо Преподобной Шуй Жоу слегка покраснело. Она, вероятно, из-за того, что была женщиной, решила поднимать стол, используя одну руку и элементальную энергию, а не просто две руки, как Гань Сюй и остальные.

Дон-н-н!

Всё покрылось бледно-золотым свечением: каждая стена, каждая нефритовая колонна, каждый стол и каждый табурет дворца. Тела Старого Таоиста Гань Сюя и остальных, вздрогнув от полученного удара и онемев, будто поражённые молнией,  отлетели на несколько десятков метров назад и мешком упали на землю.

«Это ограничительное заклинание!» — глаза Цинь Юя засияли.

«Теперь ты понял, старший брат?» — улыбнулась Ли-ер.

Юноша недоумённо спросил: «Но как ты узнала?»

Ли-ер снова улыбнулась: «Старший брат Цинь Юй, это замок Бессмертного. Как он может позволить всем без спроса брать свои сокровища? Кроме того, каменные колонны, столы и всё остальное соединено друг с другом, так что неудивительно, что здесь повсюду ограничительные заклинания. Было бы очень странно, если бы этот Бессмертный Ни Ян никак не защитил свою собственность»,

«И что теперь предпримут падшие бессмертные и падшие дьяволы?» — уголки губ Цинь Юя поднялись вверх в предвкушении.

«Разве не достаточно просто понаблюдать?» — мило наморщив свой носик, улыбнулась Ли-ер.

****

Старый Таоист Гань Сюй и остальные обменялись взглядами.

«Ха-ха-ха… мы недооценили Ни Яна. Как он мог оставить такой драгоценный дворец без защиты? «Мы были слишком нетерпеливы», — произнёс Гань Сюй, посмеивась над собой.

Остальные также успокоились.

Все падшие бессмертные и дьяволы до сих пор чувствовали ужасающую энергию ограничительного заклинания.

«Старший брат, этот бессмертный Ни Ян тогда сказал нам идти в дворец, так что здесь для нас определённо должны были остаться сокровища. Иначе в чём смысл дать нам посмотреть на дворец без возможности что-либо получить? Возможно, оставленные Ни Яном сокровища намного ценнее этих столов», — произнёс через святое чувство Хо Цань.

Хо Лань застыл, поражённый внезапным озарением, и ответил, также через святое чувство: «Ты прав, второй брат. Здесь даже дворец сделан целиком из элементального священного камня. А это уже огромный труд. Сокровища, оставленные Ни Яном в этом замке бессмертного совершенно точно лучше элементального священного камня. Пойдём, давай поспешим в главный зал и посмотрим, что там».

Все всё ещё находились на площади, никто до сих пор не осматривал главный зал.

Хо Лань незамедлительно связался с братом. Вдвоём они направились к главному залу, находившемуся за площадью. Он даже не беспокоился о том, последует за ним Старый Таоист Гань Сюй с остальными или нет. Скорее, он был бы рад, если бы они не последовали.

Трое братьев Гань, Преподобные Юэ Янь и Шуй Жоу не были дураками. Заметив действия братьев Хо, они также устремились к главному залу в конце площади.

Цинь Юй, Лазурный Дракон Янь Лан, Янь Мо и остальные, естественно, ни на шаг не отставали от падших бессмертных и дьяволов.

Площадь была очень обширна. Главный зал располагался в самом её конце, но перед ним находился огромный цветочный сад. Этот сад излучал освежающую ауру. Даже падшие бессмертные почувствовали медленное увеличение силы при поглощении ауры.

«Отличные сокровища», — сердца падших бессмертных и дьяволов на мгновение замерли при виде сада. Их сила уже была довольно велика, но они могли медленно наращивать её, всего лишь поглощая ауру цветов. Сорвав эти цветы и травы, они могли бы лишь слегка обработать их и получить священные пилюли с невероятно сильными эффектами.

Резкий порыв ветра!

Семеро падших бессмертных и дьяволов устремились к саду почти одновременно. Каменные столы из элементальной священной руды были соединены с полом и покрыты жуткими ограничивающими заклинаниями, и поэтому были недоступны, а вот срывать бессмертные цветы и травы казалось лёгким занятием.

«Бам-м!» — семеро падших бессмертных и дьяволов по очереди столкнулись с ограничительным заклинанием, охранявшим цветочный сад со всех сторон. Они чувствовали себя так, будто врезались головой в стену.

Упав на землю, каждый из них с яростью уставился на цветочный сад.

«Ограничительные заклинания, ограничительные заклинания — да что за человек этот Ни Ян? Столы и стулья ещё можно защищать ограничительными заклинаниями, но он наложил заклинания даже на цветочный сад. Как кто-то настолько скупой вообще может считаться Бессмертным? Мы рисковали жизнями, чтобы добраться сюда, так почему мы не можем взять немного растений и мебели?» — Хо Лань пылал от ярости.

Остальные падшие сючжэнисты также не могли унять ярость в своих сердцах.

Они могли вынести такое один раз, но это было уже второе их столкновение с ограничительными заклинаниями.

Как они могли не прийти в ярость при виде сокровищ, до которых им мешали добраться ограничительные заклинания? Но больше всего раздражало то, что у них не было и шанса пробиться сквозь защиту Ни Яна. Им хватило одного столкновения, чтобы ощутить необъятную энергию его заклинаний.

По сравнению с ними Ни Ян был гигантом среди муравьёв. Разрыв в силе был настолько велик, что преодолеть его было невозможно.

«Эта искусственная гора, к удивлению, не зелёная», — улыбнулся Цинь Юй, подходя к Ли-ер сзади.

Ли-ер тоже заметила искусственную гору на краю площади, неподалёку от сада. Эта гора была сделана из кристаллов различных цветов. Но при этом она ещё излучала невероятное количество элементальной священной энергии. Было очевидно, что… эти кристаллы намного превосходили элементальную священную руду.

«Все кристаллы в этой горе – элементальные священные кристаллы. К тому же, их грейд определённо не самый низкий. Бессмертный Ни Ян проделал великолепную работу», — Ли-ер была сильно восхищена.

«Хох, леди знает об элементальных священных кристаллах?» — скучающим тоном поинтересовался подошедший черноволосый старик из Дворца Иньюэ.

Ли-ер окинула его взглядом и холодно улыбнулась: «Дядя рассказывал мне о многих вещах. Неудивительно, что я знаю об этом. Ещё я знаю, что большинство членов Дворца Иньюэ – женщины, мужчин там совсем немного. Мужчина, которому поручили важное задание, такое, как проникновение в Замок Бессмертного Девяти Мечей, — довольно редкое явление. Ещё дядя предупреждал меня о том, что… я должна быть осторожна в общении с мужчинами из Дворца Иньюэ – они не содержат ни Инь, ни Ян».

Черноволосый старик застыл от удивления. В ту же секунду в его глазах загорелось намерение убийства.

Но, спустя какое-то время, он полностью подавил это намерение: «Этот падший бессмертный Звёздной Башни – действительно грозный эксперт». После этих слов он ушёл.

Тем временем, у искусственной горы…

Семеро падших бессмертных и дьяволов с их чутким восприятием никак не могли пройти мимо её ауры. Однако… их вновь ждало разочарование.

Гора тоже была защищена!

Ограничительные заклинания!

Опять!

И вновь они!

Не только цветочный сад и искусственная гора — даже две огромных золотых статуи драконов снаружи главного зала были защищены. Это заставляло падших сючжэнистов сходить с ума – золотые статуи драконов были сделаны из элементального священного камня металлического типа, который встречался только в мире Бессмертных и имел невероятно высокий грейд.

Различные виды статуй, украшений, даже каждый цветок или травинка…

Всё это было сокровищами из мира Бессмертных, но… было защищено ограничительными заклинаниями!

«Не устал ли бессмертный Ни Ян, накладывая столько ограничительных заклинаний?» — Преподобный Юэ Янь был сюсянистом, но обладал “взрывным” характером и больше не мог сдерживаться. Он был на волоске от того, чтобы полностью обезуметь.

Старый Таоист Гань Сюй скривился.

Преподобная Шуй Жоу также нахмурилась…

Все падшие бессмертные и падшие дьяволы были настолько взбешены Бессмертным Ни Яном, что вот-вот могли потерять рассудок.

В главном зале…

Когда семеро падших бессмертных и падших дьяволов вошли, они были ошеломлены: в огромном зале не было ничего, кроме чёрной каменной стелы, находившейся в противоположном конце зала. На ней были высечены два слова – “Хранитель Замка”.

От них исходила внушительная и древняя аура, приковывающая взгляды людей.

«Стела Хранителя Замка, о небеса… Стела Хранителя Замка!» — глаза Старого Таоиста Гань Сюя едва не выскочили из орбит, лицо налилось кровью, а сам он начал трястись и тяжело дышать, что сделало эксперта похожим на смертного безумца, которого охватили судороги. Хоть его текущее состояние было не столь плохим, он находился на грани.

Старый Таоист Гань Сюй вспомнил записи Храма Цинсюй, в которых упоминалась Стела Хранителя Замка.

Вспоминая содержание тех записей, он едва сохранял здравомыслие.

«Стела Хранителя Замка, святые небеса, как это возможно?..» — следуя за семёркой падших бессмертных и дьяволов, черноволосый старик также заметил каменный монумент. Выражение лица старика стало идентичным лицу Гань Сюя.

Стела Хранителя Замка…

Вспомнив о назначении этой стелы, черноволосый старик едва мог сдерживаться от того, чтобы не сойти с ума.

Секрет Стел Хранителя Замка был известен лишь Бессмертным и горстке обычных людей. Только невероятно удачное стечение обстоятельств позволило Старому Таоисту Гань Сюю и черноволосому старику узнать этот секрет.

Когда они заметили стелу, они лишь слегка проникновенно вздохнули. Ни один из них не думал, что ему выпадет шанс увидеть Стелу Хранителя Замка.

Хо Лань и Хо Цань взглянули сначала на Старого Таоиста Гань Сюя, а затем – на только вошедшего черноволосого старика. Их глаза засверкали.

«Старший брат, судя по ошеломлённому виду Старого Таоиста Гань Сюя и этого старика, я думаю… эта стела хранит какую-то тайну. Они оба практически окаменели, глядя на неё. Кажется, что-то в ней не на шутку их возбудило», — произнёс через святое чувство Хо Цань.

Хо Лань кивнул: «Даже тот элементальный священный кристалл не заставил Старого Таоиста Гань Сюя забыть обо всём на свете. Чтобы настолько ошеломить падшего бессмертного после третьего испытания… этот обелиск должен быть очень ценным. Что бы ни случилось… мы должны добраться до него первыми».

«Именно. Он должен достаться нам», — Хо Цань тоже решился действовать.

Братья Хо даже не знали о Стелах Хранителя Замка, но, увидев реакцию Старого Таоиста Гань Сюя и черноволосого старика, они решили, что… эта стела обладает намного большей ценностью, чем элементальные священные кристаллы.

Хоть они и не знали, почему он так ценен, первыми завладеть им было правильной идеей.

Преподобный Юэ Янь и Преподобная Шуй Жоу тоже успели заподозрить неладное.

Со всем их жизненным опытом, как они могли не заметить такое ошеломление Старого Таоиста Гань Сюя и черноволосого старика? Вдобавок ко всему, Хо Лань и Хо Цань переглядывались со странным блеском в глазах и время от времени бросали взгляды на обелиск.

«Преподобная Шуй Жоу, этот обелиск, должно быть, является невероятно ценным сокровищем. Хоть я и не знаю её истинной ценности, мы не можем позволить ей попасть в чужие руки, а поэтому предлагаю объединиться», — Преподобный Юэ Янь не был дураком, хоть и был горяч на голову.

Преподобная Шуй Жоу тут же согласилась: «Хорошо. Обе стороны сильнее, чем каждый из нас по отдельности, поэтому, только объединив силы, мы сможем бороться с ними».

Так, используя святое чувство для переговоров, они заключили соглашение.

«Стела Хранителя Замка, святые небеса, как это возможно?..» — в шоке произнёс один из троих экспертов в жёлтом, вошедших в зал с Лазурным Драконом.

Услышав его голос, Старый Таоист Гань Сюй и черноволосый старик, наконец, очнулись.

Как только они пришли в себя, каждый из них с яростью уставился на Стелу Хранителя Замка, и в их глазах горели ужасающие огни. К тому моменту они оба полностью позабыли о приличиях. Глаза каждого были налиты кровью.

Черноволосый старик посмотрел сначала на Старого Таоиста Гань Сюя, затем на Преподобных Юэ Яня и Шуй Жоу, потом на братьев Хо. По всей видимости, он заметил, что слишком слаб, и поэтому тут же сделал глубокий вдох и едва подавил жадность в глубине сердца.

«Скажи, что из себя представляет эта Стела Хранителя Замка? Говори, или я тебя убью», — Преподобному Юэ Яню хватило лишь движения, чтобы оказаться прямо перед черноволосым.

Старик оцепенел. Все остальные также были ошеломлены.

«Говори», — Преподобный Юэ Янь с яростью посмотрел на черноволосого.

Тот в ужасе выпалил: «Преподобный, во Дворце Иньюэ я однажды прочёл древнее личное письмо, в котором говорилось о Стеле Хранителя Замка».

«Заткнись! Тебе запрещено об этом говорить», — со злостью выкрикнул Старый Таоист Гань Сюй.

«Это ты заткнись», — почти одновременно крикнули Преподобная Шуй Жоу, Преподобный Юэ Янь, Хо Цань и Хо Лань. Старый Таоист Гань Сюй тут же отпрянул назад.

«Можешь продолжать», — Преподобный Юэ Янь повернулся к черноволосому старику. В тот момент преподобная Шуй Жоу, Хо Цань и Хо Лань хотели как можно быстрее узнать, что же за сокровище из себя представлял стела на самом деле.

Видя готовых наброситься на него падших бессмертных и падших дьяволов, старик сделал глубокий вдох, чтобы подавить растущий в сердце страх, и продолжил: «Из того письма я узнал, что сильные Бессмертные в Верхнем Плане обычно используют их, чтобы управлять дворцом после того, как он будет построен. У каждого дворца обычно есть владелец. Стела при этом сливается с телом владельца. Но всё выглядит так, будто Ни Ян отказался от своей стелы. Из этого следует…»

«Не неси чепухи. В чём выгода от обладания стелой?» — нетерпеливо выкрикнул Хо Лань.

Черноволосый старик в ужасе выпалил: «Если кто-то сможет связать её кровью, то… получит возможность управлять дворцом. Весь дворец Бессмертного будет в распоряжении этого эксперта, включая почти бесконечный запас элементального священного камня, бессмертные цветы и травы и остальные сокровища дворца».

Как только старик закончил, звуки тяжёлого дыхания заполнили главный зал.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!