Menu Close

Глава 12 : Академия 1.12, часть 2

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


– Ладно, мы должны закончить наше обучение.

— Закончить? – переспросил Алан?

— Я рассчитывал, что эти испытания отнимут у тебя больше времени, но полезность Евы превысила мои ожидания, — кивнул Цербер. – В заключительном этапе тебе придётся избавиться от уютной страховки и отключить управляющий режим.

Алан пробежался глазами по меню тактического стола; в правом нижнем углу обнаружилась большая красная кнопка с красноречивой надписью “Отключить управляющий режим”. Юноша без колебаний её нажал, и перед его глазами выскочило окно подтверждения:

[Вы уверены, что действительно хотите отключить командный режим? Смерть в Киберпространстве может привести к необратимым повреждениям мозга и даже к реальной гибели игрока.]

Алан подтвердил. Поток информации об окружающем мире резко уменьшился, а соединение с Евой начало истончаться, пока не исчезло полностью. В остальном ощущения были такими, словно он был в Игре, а не в Киберпространстве.

Алан открыл окно со своими характеристиками:

[Алан, человек, ранг A

Атака: N/A

Защита: 100

Здоровье: 1000

Скорость: 3

Способности: Соединение, Манипуляция данными, Общение с машинами, Ментальный взлом, Защита сознания] 

— В этой форме ты откровенно слаб, так что не вздумай инициировать взлом с отключенным управляющим режимом, пока не сможешь победить Еву один на один, — сказал Цербер. – Администраторы и системы Академии используют против игроков защиту нелетального действия, но никогда не угадаешь, где можешь нарваться на вирус; Вернувшиеся редко плавают в спокойных водах. Запомни, Алан, ты по-настоящему рискуешь своим разумом, пока находишься в открытом Киберпространстве. В Игре и контролируемом Администрацией Киберпространстве ты надёжно укрыт за всевозможными системами безопасности, однако открытое Киберпространство в каком-то смысле ближе к реальности – оно опасно.

— Что случится, если в режиме разделённого сознания одно из моих “я” погибнет в Киберпространстве? – спросил юноша.

— Соответствующие части твоего мозга будут повреждены или даже отомрут полностью. Твой разум понесёт меньший урон, разумеется, но… Поверь, ты не захочешь узнать на практике, что такое повреждения мозга, — отрезал Цербер. – Что ж, на этом моя тренировка завершена. Попрактикуйся двигаться и сражаться здесь, как ты бы делал это в Игре. Возвращайся ко мне после завершения срока обучения в Академии, и я выдам тебе квест фракции на инициацию. Кроме того, ты теперь можешь свободно пользоваться моей капсулой для покупки новых апгрейдов и тренировок.

— Спасибо за всё, — кивнул Алан. Он не стал упоминать о том, что покинет Академию раньше назначенного времени. Полученные инструкции не оставляли места для манёвра, никому значит никому. – Но у меня остался ещё один вопрос, последний.

— М-м?

— Как мне научиться прятать своё присутствие в Игре? Судя по всему, ты в этом дока.

— Есть два основных подхода. Либо ты сливаешься с Игрой, становишься её частью, либо стираешь из неё информацию о своём существовании.

Едва договорив, Цербер, не прощаясь, растаял в воздухе, а вместе с ним растворилась без следа и его ментальная база.

Через несколько минут Алан наконец закончил изучение возможностей Арсенала. Похоже, все способности Технолорда ему придётся переносить из Игры в Киберпространство вручную. Автоматическая конвертация затронула только способности из ветки взлома. Причина, по которой разделение сознания работало ранее, заключалась в том, что он сначала активировал навык в Игре, а затем вошёл в Киберпространство.

Алан тут же попробовал применить эту лазейку для других способностей. Он активировал Сверхсознание, после чего запустил процесс взлома, однако ничего не вышло. Как только он оказался в Киберпространстве, эффект тут же развеялся.

Конвертация Силовой брони Разведчика Вернувшихся завершилась. В одном из залов Арсенала материализовался застеклённый стенд с силовым костюмом. Алан открыл витрину, извлёк броню и привычными движениями быстро облачился. На поддержание костюма в Киберпространстве уходило 10 ментальной энергии. Появился счётчик, свидетельствующий о том, что следующий комплект брони будет создан в течение 25 часов.

Пролистав меню, Алан поставил в очередь на конвертацию своё оружие. На это уйдёт порядка недели, а потом ещё неделю будет конвертироваться Сверхсознание.

После этого Алан открыл описания новых юнитов, доступных для обучения, но, к сожалению, ни один из них не подходил для использования брони Вернувшихся:

[Элитный морской пехотинец, программа D-ранга, производится в Тренировочном комплексе.

Продвинутый боевой юнит.

Стоимость: 150 энергии

Поддержание: 30 энергии

Атака: 40 урона/сек (дальний бой)

Защита: 25

Здоровье: 200

Скорость: 4]

[Медик, программа D-ранга, производится в Лазарете.

Стандартный юнит исцеления.

Стоимость: 150 энергии

Поддержание: 30 энергии

Атака: N/A

Исцеление: 10 здоровья/сек (ближний бой)

Защита: 15

Здоровье: 100

Скорость: 3]

[Стражи (меч), программа D-ранга, производится в Тренировочном комплексе.

Стандартная защитная программа.

Стоимость: 200 энергии

Поддержание: 40 энергии

Атака: 75 урона/сек (ближний бой)

Защита: 30

Здоровье: 400

Скорость: 2]

Алан проверил свои запасы ментальной энергии. Изначально у него было 700 единиц, однако на поддержание работы Арсенала требовалось 110, а ещё 50 – на Исследовательский центр. Перед последним он поставил задачу разработать упрощённый вариант Силовой брони Разведчика Вернувшихся, который могли бы использовать его элитные морские пехотинцы; предполагаемое время завершения разработки составило один месяц. В итоге в свободном доступе у юноши осталось 540 единиц ментальной энергии, которые нужно было распределить между боевыми программами и способностями Технолорда.

Немного поразмыслив и посоветовавшись с Евой, Алан поставил в очередь на обучение лишь одного стража-меченосца и пару элитных морпехов для защиты штаба. Он понятия не имел, много это или мало, поскольку не знал стандартов силы в мире взлома. До настоящего момента он встречал лишь настоящих монстров вроде Цербера или Администраторов, но если ментальная защита рядовых игроков была на уровне тех охранников из симуляции Цербера, то Алан пробьётся сквозь неё с лёгкостью. Кроме того, раз его мастер считал защиту Арсенала довольно мощной, то для врага, который сумеет её взломать, базовые юниты не будут представлять особой угрозы.

— Нам стоит продолжить тренировку, — сказала Ева.

— Сначала я хочу кое-что проверить, — задумчиво проговорил Алан.

— Алан, нет. После последней такой “проверки” ты получил предупреждение от Администраторов из-за пустой прихоти. Я и сама легко могла описать тебе, что произойдёт, если ты попытаешься взломать Администратора. Перестань потакать своим ребяческим импульсам, — строгим голосом откликнулась Ева.

Алан посмотрел на валькирию, с удивлением обнаружив на её лице признаки гнева.

— Ну прости уж. Ты права, я должен позволить управлять своими импульсами тебе. Так вот, я хочу взглянуть на вход в Хранилище данных Академии.

— Просто взглянуть? – уточнила Ева.

— М-м, определить, можно ли её взломать.

— Алан, нет, тебе уже выдали предупреждение, и…

— И это было до того, как я получил эту броню, — перебил её Алан. Он активировал продвинутую невидимость и увидел, что костюм потребляет в таком режиме 50 энергии щитов в минуту, как и оригинал. – Ты можешь определить, где я?

Ева посмотрела в ту сторону, откуда донёсся звук его голоса:

— Да.

Алан щёлкнул её по лбу; ощущение было такое, словно ударил каменную стену. Ева и бровью не повела:

— Что это было?

Алан материализовался в углу комнаты, потирая костяшки.

— Да, прости, я лишь хотел проверить, насколько эффективно поле невидимости костюма. Цербер сказал, что мне следует подождать, пока я не смогу победить тебя в поединке, прежде чем действовать лично. Будем считать, что это моя победа.

— Ты не нанёс мне урона, — сказала Ева.

— Да, но и ты не смогла бы нанести урона мне, — пожал плечами юноша. – Слушай, ты же всё оцениваешь с позиции риска и вознаграждения, верно? Ну так вот, сейчас лишь одна-единственная дверь отделяет нас от Хранилища данных, содержащего колоссальные объёмы информации. Мы вполне можем отыскать здесь ответы, касающиеся как Лабиринта Бездны, так и природы Игры.

Кто-то может просто играть в эту Игру, но я хочу понять, как она устроена. Я хочу победить. Возможно, ты ещё не приняла этот факт, но единственный способ стать по-настоящему могущественным – и имею в виду не топ игроков в какой-то гильдии или звание сильнейшего представителя своего класса, а уровень Предшественников, уровень Администраторов, — это победить систему. А это возможно только в том случае, если мы понимаем, как она работает. Это тот риск, на который мы обязаны пойти.

— Не думала, что ты настолько азартен, — сказала Ева. – Ты ставишь под угрозу собственную жизнь.

— Тебе не кажется, что создание тебя тоже было рулеткой? – спросил Алан. – Вход в Игру, вступление в гильдию Чёрной Розы, Лабиринт Бездны, Академия. Всё, что я делал с самого начала Игры, было чистейшей воды авантюрой. И я не собираюсь останавливаться именно сейчас.

Я думаю, ты кое-чего не понимаешь, Ева, — юноша шагнул к валькирии, глядя ей в глаза. – Я прислушивался к каждому совету, который ты мне давала, поскольку ты совершенный инструмент для анализа рисков. Ты мгновенно подсчитываешь шансы и всегда можешь указать оптимальный курс действий. Только идиот предпочтёт заведомо проигрышную ставку. Однако здесь и сейчас ситуация несколько иная, слишком много неопределённости. Я принимаю командование на себя. Если станет очевидно, что пробраться в Хранилище невозможно, что это было неверное решение, то я отступлю. Однако я не собираюсь уйти, даже не попробовав.

— Тебе придётся действовать без моей помощи, — сказала Ева. – У меня уже есть два предупреждения, третье получать нельзя.

— Как я уже говорил, я лишь гляну одним глазком, — успокоил её Алан. Он открыл меню и прервал соединение. Выбравшись из капсулы, он вернулся к синему порталу, ведущему к Хранилищу Данных.

Юноша разглядывал врата Хранилища. Он сосредоточился на своём восприятии, изо всех сил стараясь ощутить малейшие признаки присутствия, чтобы установить соединение. Ничего.

«Что ж, похоже, это всё же невозможно», — пришла мысль Евы.

Алан приблизился к гигантской металлической створке и осторожно прикоснулся к вратам кончиками пальцев. Тут же выскочило уведомление:

[Чтобы попасть в Хранилище, вам по-прежнему необходимо выполнить следующие задания:

— получить по 5 Рекомендаций каждого типа, 10 Рекомендаций для вашего класса (Вор);

— победить в Игре ассасинов;

— занять I место в Битве чемпионов;

— завершить полный курс обучения в Институте;

— одолеть либо босса ранга A 1000 уровня, либо босса ранга S 500+ уровня в Охотничьих угодьях;

— получить одобрение Канцлера.]

Сообщение ещё только формировалось перед Аланом, когда он активировал Сверхсознание и попытался отследить источник. Ему показалось, что сигнал исходит откуда-то справа. Юноша зашагал вдоль врат, продолжая тщательно сканировать пространство.

Слабое, почти неощутимое присутствие он ощутил у самой кромки врат, на стыке с такой же металлической стеной. Алан тут же активировал Ментальный взлом и провалился в Киберпространство.

Покинув свою Цитадель, Алан молча уставился на практически идентичную картину – та же дверь, те же стены, только теперь они тянулись во всех направлениях, насколько хватало глаз. Безбрежная вертикальная серая равнина. Судя по описанию, у этой стены был бесконечный запас здоровья и непробиваемая защита.

«Взглянул? Нам не следует здесь задерживаться», — сказала Ева.

«Осталось ещё кое-что», — ответил Алан. Он отключил управляющий режим, активировал продвинутое поле невидимости и зашагал к стене. Ева осталась в Арсенале.

Алан сосредоточился на сегменте стены размером не больше горошины. И попытался изъять его из этой реальности, взывая к той загадочной глубинной структуре, которую ощутил ранее. Чувство было такое, словно под тканью Киберпространства скрывался ещё один почти неощутимый слой. Алан подозревал, что пытается изменить исходный код самой Игры, изначальную структуру, которая позволяла этой сверхсложной программе функционировать.

Юноша ощутил, как его призыв начал принимать конкретную форму. Изъять. Изъять. ИЗЪЯТЬ.

В следующий миг он внезапно осел на пол, схватившись за грудь. Из него словно разом высосало все силы; запас ментальной энергии мгновенно уменьшился до нуля. Каждое движение отзывалось невыносимой болью, он не мог найти сил даже на то, чтобы поднять голову. Мышцы по всему телу скрутило спазмами, словно эта призрачная связь пыталась выжать из его тела всю энергию любыми возможными способами.

Покров невидимости слетел из-за нехватки энергии на поддержание – силовой щит брони был полностью разряжен. Но энергии всё ещё было недостаточно, и в ход пошло здоровье. Алан с ужасом смотрел, как его ХП уменьшились с 1000 до 900. До 800. До 700. До 600…

«Стоп. СТОП. СТОП!» — Алан панически пытался сформировать команду. Но шкала здоровья продолжала неумолимо уменьшаться. 500. 400. 300…

В конце концов, ХП застыли на отметке 243. Команда прошла.

Когда адреналиновый угар начал утихать, пришла боль, а вместе с ней – голод. Алан чувствовал себя, словно выжатый лимон. Он задыхался, каждый новый вдох превращался в настоящую схватку.

Завалившись набок, он успел бросить взгляд на стену. В ней была отчётливо видна небольшая пустота размером с шкатулку.

Алан потерял сознание.

****

Очнулся он уже в Лазарете, плавая в зеленоватой смеси из наномашин и минералов. Ева стояла рядом, хмуро глядя на него сверху вниз.

Алан слабо улыбнулся.

— Я жив.

Он глянул логи – прошло около часа. За это время ментальная энергия восстановилась на 250 единиц, а здоровье – до максимума.

— И никаких новых предупреждений, между прочим!

— Ты идиот, — сухо сказала Ева. – Мне приходится следовать за идиотом.

— По крайней мере, я упрямый идиот, — ухмыльнулся юноша. – Как только энергия полностью восстановится, я попробую ещё раз.

— Что? Ты почти умер, — уставилась на него Ева.

— Ключевое слово – “почти”. И теперь я знаю, чего ожидать, так что позабочусь о полном запасе энергии и двух медиках под рукой. У нас два дня до того момента, как придётся покинуть Академию. Думаю, за это время я смогу проделать в стене достаточно большую дыру, чтобы пролезть внутрь.

— Ты даже не знаешь, насколько она толстая или что ждёт по ту сторону, — беспомощно покачала головой Ева.

Алан показал на себя пальцем:

— Игрок, помнишь? — он начал было вылезать из ванны, но вдруг остановился и поглядел вниз. – Эм-м, Ева, ты не могла бы выйти?

Валькирия подняла бровь.

— Я совершенно равнодушна к анатомическим подробностям человеческих особей. Да и потом, кто, как ты думаешь, тебя раздевал?

— И всё же. Мне будет комфортнее, если ты выйдешь.

— Хорошо, — Ева покинула комнату.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!