Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: Аркадий Беда
  • Редактура: wolfich

Зрачки И Да едва заметно мерцали загадочным пурпурным светом. Он стоял, пристально глядя на падших бессмертных и дьяволов, а на его губах играла странная улыбка.

«Что ты сказал?! – во взгляде Хо Цаня сверкнула сталь. – И Да, не трать попусту наше время. Ты глава сюмоистов океанического мира Сючжэнь по одной простой причине: крупным школам Сюмо глубоко плевать на такое незначительное место, как Дьявольская Темница Пурпурного Пламени. В противном случае… каким чудом человеку без школы за спиной позволили бы занять этот пост?»

«Хо Цань», — странные глаза И Да словно покрылись инеем.

Падший дьявол пришёл в ярость от такой фамильярности. Он обладал очень высоким статусом, а этот паршивец посмел обратиться к нему просто по имени?

«Второй брат, — Хо Лань вытянул руку, останавливая его. – Держи себя в руках».

Но как прикажешь сохранять спокойствие в таких условиях?

Хо Цань со злостью процедил: «Старший брат, этот юнец явно зарвался. Если бы школам Сюмо континента Тэнлун было бы не всё равно, кто стоит во главе Дьявольской Темницы, то ему никогда бы не стать местным царьком. Хмф, и он ещё осмеливаться показывать норов перед нами? Ему просто надоело жить, ты же видишь!»

«Хо Цань, ты, должно быть, не понял, что я только что сказал», — с бесстрастной улыбкой произнёс И Да.

Цинь Юя, наблюдавшего за развитием событий со стороны, внезапно осенило.

Как дерзко!

Юноша не мог не отдать И Да должное. Когда он осознал, что именно скрывается за действиями Короля Темницы, то невольно похвалил его про себя за отвагу и решимость поставить на кон свою жизнь.

«Закрой уже свой рот, юнец. Моему терпению настал конец», — разъярённому Хо Цаню надоело слушать этот бред.

«Второй брат, тихо!» — рявкнул вдруг Хо Лань.

«Старший брат…» — Хо Цань ошеломлённо замер, не сводя с него широко раскрытых. Он и подумать не мог, что старший брат, испытывающий к нему глубочайшую привязанность, будет с ним так резок.

«Второй брат, наш маленький друг И Да не так прост, как ты думаешь… Ты же слышал, что он сказал в самом начале. Можешь его убить, но в таком случае, вероятнее всего… можно будет забыть о том, чтобы открыть Замок Бессмертного Девяти Мечей», — медленно разъяснил Хо Лань.

Хо Цань придавал мало значения мнению других людей, но не своего старшего брата.

«Как так? Что может измениться, если я его просто убью?» — недовольно хмыкнул он.

И Да издевательски засмеялся: «Хо Цань, твой брат и правда гораздо умнее тебя. Я же ясно сказал, что Замок Бессмертного может никогда не открыться. Я могу это утверждать, потому что два нефритовых клинка находятся в моём распоряжении. В случае моей смерти я позабочусь о том, чтобы эти мечи разлетелись на мелкие кусочки».

Священные нефритовые мечи высшего грейда были невероятно прочны. Обычными атаками разрушить их было крайне сложно… Даже если бы такой выдающийся эксперт, как И Да, использовал саморазрушение, то вряд ли смог бы разрушить чей-то клинок высшего грейда. Но… проблема в том, что речь шла о нефритовых клинках, привязанных кровью к нему.

Во время использования священное оружие постоянно заряжено элементальной энергией своего хозяина, что во много раз повышает атакующие и защитные возможности артефакта. В таком состоянии нефритовый клинок было бы разрушить очень сложно, даже при саморазрушении. Но… будет ли И Да наполнять меч своей энергией, если решит его уничтожить вместе с собой?

“Пустой” нефритовый клинок, не наполненный элементальной энергией, несмотря на высокую прочность разлетится вдребезги от чудовищного взрыва, к которому приведёт самоуничтожение эксперта на поздней стадии Кунмин.

«Вы можете убить меня, но мне понадобится лишь мгновение, чтобы уничтожить Мечи. Если у кого хватит смелости – вперёд, можете рискнуть», — И Да с улыбкой оглядел собравшихся вокруг экспертов.

Старый Таоист Гань Сюй, его братья Гань Мин и Гань Шань, Преподобный Юэ Янь, Преподобная Шуй Жоу, братья Хо – все падшие, прибывшие ради наследия Бессмертного, застыли в нерешительности, не зная, что делать. Ни один из них не был готов принять такой риск.

Эти падшие за свою долгую жизнь накопили огромный багаж жизненного опыта.

Они прекрасно понимали, что, несмотря на кажущуюся расслабленность, И Да в настоящий момент чутко следил за всем вокруг при помощи святого чувства. Стоит кому-либо из них сделать неосторожное движение, и И Да тут же взорвёт себя, прихватив с собой нефритовые клинки. И тогда о проникновении в Замок Бессмертного Девяти Мечей можно будет забыть навеки.

«Ты действительно достоин восхищения, мой маленький друг», — произнёс Хо Лань, сложив руки.

Жестокость к окружающим ничего не стоила сама по себе. Только те, кто не щадит себя, могли считаться поистине беспощадными. Безжалостность по отношению к себе самому была неотъемлемым качеством по-настоящему амбициозного лидера.

Старый Таоист также восстановил безмятежную улыбку на своём лице: «Мне по душе твоя решимость, маленький друг… Любопытно было бы услышать, ради чего ты, собственно, всё это затеял. Если ты чего-то хочешь, то почему бы не сказать нам об этом прямо? Мы обязательно удовлетворим твою просьбу, если это будет в наших силах».

И Да, наконец, просиял.

«Было бы проще, если бы вы согласились сразу, не правда ли? – удовлетворённо спросил он. – На самом деле, у меня нет особых амбиций. Я всего лишь… хотел сказать одну вещь. То соглашение, которое я заключал с Преподобным Янь Сюем… оно остаётся в силе, плюс я хотел бы внести в него одну небольшую поправку. Мне интересно, что на это скажут уважаемые падшие», — сюмоист искоса глянул на экспертов.

Что скажут?

Стоявший в стороне Цинь Юй не смог сдержать улыбки. Пусть это и звучало, как вопрос, но был ли у падших бессмертных и дьяволов какой-то выбор?

«Соглашение? Что за соглашение?» — нахмурился Хо Лань.

И Да неожиданно повернулся к Цинь Юю и хитро улыбнулся: «Цинь Юй, ты должен помнить, к какому решению мы тогда пришли касательно сокровищ Бессмертного, которые будут обнаружены во время экспедиции. Почему бы тебе не напомнить всем об этом?»

Улыбка Цинь Юя стала несколько вымученной. Король Темницы всё же втянул его в свои игры.

«Цинь Юй? – встрепенулся Старый Таоист Гань Сюй. – Цинь Юй, я наслышан о твоём дядюшке, где он сейчас? Янь Сюй рассказывал, что это необычайно могущественный и просветлённый эксперт, я бы с удовольствием с ним встретился».

Как ни странно, Гань Сюя, казалось, совершенно не беспокоила проблема с И Да. Вместо этого он беззаботно заговорил с юношей на отвлечённую тему. Цинь Юй поневоле отдал должное его выдержке.

Дядюшка Лань?

Юноша хмыкнул про себя. Судя по всему, о силе падшего, стоящего за Звёздной Башней, к этому моменту не слышал только ленивый.

«Дядюшка Лань не слишком заинтересован в Замке Бессмертного Девяти Мечей, так что он позволил отправиться в эту экспедицию мне и моей младшей сестре», — ровным голосом проговорил он в ответ.

Хо Лань посчитал нужным добавить: «Старый Таоист, дядюшка нашего маленького друга Цинь Юя и в самом деле удивителен. Защитный артефакт, которым он снабдил эту юную леди, имеет как минимум класс бессмертного сокровища. Я бы даже сказал… вполне возможно, что оно не нижнего грейда. Подозреваю, что это бессмертный артефакт среднего грейда».

«Бессмертное сокровище среднего грейда?» — присутствующие были ошеломлены.

Падшие бессмертные после четвёртого испытания получали возможность создавать оружие бессмертного класса, но лишь нижнего грейда. Что же касалось более могущественных артефактов, то, как правило, предметы среднего грейда могли создавать лишь самые сильные из падших, после десятого испытания и выше.

Разумеется, все эти рассуждения были основаны на голых догадках и обрывках знаний.

Минимальных требований для создания бессмертного оружия среднего грейда никто из присутствующих знать не мог, ведь, в конце концов, здесь не было даже падших четвёртого испытания, не говоря уже о десятом.

Но в одном они могли быть уверены: эксперт, способный создать бессмертное сокровище среднего грейда, однозначно входил в круг самых могущественных падших. Такой сючжэнист, по меньшей мере, находился примерно на одном уровне с падшими бессмертными или дьяволами после десятого испытания.

«Как такое возможно? Дядюшка Цинь Юя может быть очень силён, но утверждать, что он способен создать бессмертное оружие среднего грейда – это уже перебор», — недоверчиво произнёс Преподобный Юэ Янь. Остальные падшие бессмертные, включая и Старого Таоиста Гань Сюя, также были изумлены сверх всякой меры.

Младший из братьев Хо, Хо Цань, фыркнул: «Все вы знаете наш с братом уровень силы. Мы почти достигли силы истинных Бессмертных, нам лишь немного не хватает до четвёртого испытания. Однако, несмотря на это, мы никак не смогли навредить этой девчонке».

Хо Цань махнул рукой в сторону Ли-ер.

Цинь Юй нахмурился. Он не хотел, чтобы Ли-ер оказалась в самом сердце бури.

«Это правда?» — эксперты мгновенно определили уровень силы Ли-ер, которая ещё даже не достигла ступени Юаньин. Если она сумела выдержать атаку Хо Ланя или его брата с такой ничтожной силой, то защита её артефакта… Пожалуй, бессмертного сокровища нижнего грейда тут действительно бы не хватило.

Получается, это и в самом деле предмет среднего грейда?

«Хмф, какой смысл мне лгать?» — поджал губы Хо Цань.

«Послушайте, давайте не будем тратить зря время? Брат Цинь Юй, будь добр, расскажи всем о нашем соглашении», — вклинился И Да, дружелюбно глядя на юношу.

Всё выглядело так, словно они были очень близки и принадлежали к одному лагерю.

Цинь Юй глянул на сюмоиста с некоторым даже восхищением.

Король Темницы разыграл эту партию, как по нотам. Он попросил объяснить суть соглашения именно Цинь Юя, а не Лазурного Дракона или Янь Сюя, потому что хотел, чтобы все эти грозные падшие не забывали о могуществе дядюшки Ланя. В конце концов, И Да и сам только что видел своими глазами, как легко Ли-ер смогла защититься от нападения падших, нисколько при этом не пострадав.

Король Темницы специально направил разговор так, чтобы у этих экспертов сложилось высокое мнение о Цинь Юе. А после этого он просто непринуждённо встал на сторону юноши, чтобы поднять и свой статус в их глазах.

Да и потом, Цинь Юй также владел одним из нефритовых клинков. И Да посчитал, что… юноша непременно его поддержит.

Ведь в противном случае эти падшие бессмертные и падшие дьяволы, вероятнее всего, попросту приберут к рукам все найденные сокровища, не оставив и жалкой побрякушки более слабым участникам экспедиции.

Окинув падших цепким взглядом, Цинь Юй начал рассказывать, аккуратно выбирая слова: «Наше соглашение заключалось в следующем. Если число сокровищ в Замке Бессмертного будет кратно девяти, то они будут распределены в соответствии с количеством нефритовых мечей участников экспедиции, и никто не имеет права отбирать эти трофеи силой. Но если количество артефактов не будет делиться на девять, то всем придётся полагаться на свою силу, чтобы завладеть ими».

«Ха, и это всё? Не проблема, я согласен», — подняв бровь, тут же выразил своё мнение Хо Лань.

Старый Таоист и остальные падшие также кивнули, не скрывая улыбок.

Чтобы число сокровищ оказалось кратным девяти? Насколько вообще высока подобная вероятность?

«Стоп, стоп», — оборвал их И Да.

Эксперты снова воззрились на нарушителя спокойствия. Хо Цань раздражённо произнёс: «И Да, мы уже согласились на твою просьбу. Что ещё тебе нужно?»

Король Темницы улыбнулся: «Кажется, вы не расслышали в первый раз… Я сказал: “То соглашение, которое я заключал с Преподобным Янь Сюем, остаётся в силе, плюс я хотел бы внести в него одну небольшую поправку.” Я рад, что у вас нет возражений по поводу соглашения, но я ещё ничего не сказал по поводу поправок».

Поправки к соглашению?

Глаза Цинь Юя засияли.

С его текущим уровнем силы соперничать со всеми этими падшими бессмертными и падшими дьяволами было бы очень затруднительно. И поправки, о которых говорил И Да, вероятно, окажутся на руку не только самому Королю Темницы, но и Цинь Юю, который также обладал одним из Мечей.

«Пожалуйста, говори уже, маленький друг», — добродушно проговорил Старый Таоист Гань Сюй.

И Да громко и ясно объявил: «Всё очень просто… Если сокровищ будет меньше девяти, я даже не собираюсь на них претендовать. Если число артефактов будет кратно девяти, то они должны быть распределены по количеству нефритовых клинков, согласно уговору. Но к этому я хочу добавить один небольшой пункт».

Уголки его губ слегка загнулись кверху.

Все обратились в слух. Они прекрасно понимали, что именно ради этого “небольшого пункта” И Да и пошёл на такой отчаянный риск, чтобы задержать начало экспедиции.

«Что, если число сокровищ превысит 9, но не будет делиться на 9? Хмф. В таком случае мы распределим 9 сокровищ по количеству Мечей, а остальные достанутся сильнейшим. Если их окажется больше 18, то мы распределим 18 по количеству мечей. И так далее, можете сами продолжить эту мысль…» — громкий голос Короля Темницы эхом отозвался в ушах собравшихся.

Падшие бессмертные и дьяволы застыли в изумлении.

По сути, этот И Да делал ставку на то, что сокровищ в Замке Бессмертного окажется больше девяти.

В таком случае, вне зависимости от их числа ему точно что-то перепадёт.

На лицах Цинь Юя, Лазурного Дракона и Янь Мо заиграли едва заметные улыбки.

«Как владелец двух Мечей, я, Янь Мо, выражаю своё согласие», — громогласно заявил чёрный дракон.

Он проговорил это, с видом непоколебимой решимости уставившись на падших и демонстративно сжимая в руках оба своих нефритовых клинка. Чёрный дракон всем своим видом ясно показывал: как и И Да, он был более чем готов уничтожить себя, забрав с собой Мечи и возможность проникнуть в Замок Бессмертного.

«Как владелец двух Мечей, я также выражаю согласие», — с улыбкой проговорил Лазурный Дракон.

«Поддерживаю», — кивнул Цинь Юй.

На стороне И Да были владельцы семи Мечей, тогда как у падших были только нефритовый клинок Преподобного Янь Сюя и трофейный Меч Хо Ланя, отнятый у Трёхглазого.

При виде мрачной решимости в глазах И Да и Янь Мо, которая ясно указывала на то, что смерть их не страшит, а также невозмутимых фигур Лазурного Дракона и Цинь Юя, за которыми стояли клан драконов и падший бессмертный пугающей силы, грозным экспертам Тэнлуна, в конце концов, пришлось уступить.

«Хорошо, мы согласны», — тяжелым тоном проговорил Хо Лань, высказавшись за себя с братом.

Старый Таоист Гань Сюй и два его собрата из той же школы также утвердительно кивнули. Последними сдались Преподобные Шуй Жоу и Юэ Янь.

«Ещё кое-что», — снова заговорил И Да.

«Тебе всё мало?» — в ярости вспылил Хо Цань. Нахмурились и все остальные падшие. Очевидно, что их терпению приходил конец.

И Да в ответ примирительно улыбнулся: «Нет-нет, ничего особенного, я лишь надеялся, что вы сможете гарантировать, что… не попытаетесь просто нас убить, прямо или косвенно».

Он действительно продумал всё до последних мелочей.

Если бы эти падшие убили бы его сразу же после того, как попали в Замок Бессмертного, то какой смысл был бы во всех этих переговорах? Более того, он даже уточнил, что они не должны прямо или косвенно убивать и остальных слабых участников экспедиции.

«Юнец, ты за кого нас принимаешь? Будто мы бы стали так поступать?» — от такого предположения Старый Таоист Гань Сюй рассердился не на шутку.

Однако И Да ничего не ответил, лишь бросил многозначительный взгляд в сторону Хо Ланя и Хо Цаня. Очевидно, братьям-сюмоистам он доверял меньше всего.

«Мы с братом гарантируем, что не навредим никому из вас, прямо или косвенно», — раздражённо хмыкнул в ответ Хо Лань.

После этого схожие клятвы принесли и падшие бессмертные. Тем не менее, было отчётливо видно, что настроение грозных экспертов ухудшается с каждой секундой промедления… И Да хорошо знал пределы своих возможностей, поэтому никаких новых требований больше не предъявлял.

Эти падшие бессмертные и падшие дьяволы обладали невероятно высоким статусом на континенте Тэнлун и не привыкли к такому обхождению. Если бы он перегнул палку, то они бы, возможно, плюнули бы на Замок Бессмертного и казнили его на месте.

Король Темницы наконец повернулся ко входу в Замок.

Парадные врата имели цвет бронзы. Стоило сюмоисту взглянуть на величественный Замок, и ему в лицо дохнуло аурой седой древности, бесконечной и подавляющей.

«Что ж, давайте узнаем, какое наследие оставил нам таинственный Бессмертный. Я вижу в этих вратах девять одинаковых отверстий. Не приходится сомневаться, что они предназначены для Девяти Мечей. Я начинаю», — на этот раз И Да был первым, кто начал действовать. Он решительно вставил свои нефритовые клинки в два центральных отверстия.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!