Menu Close

Глава 7 : Академия 1.7, часть 2

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Прошла ровно неделя. С учётом того времени, что ушло на улучшения Цербера, до Битвы Чемпионов оставалось около пяти часов. Но у Алана ещё осталось одно незаконченное дело.

За это время он пролил немало пота и крови, зачистив 35 десятиэтажек от их обитателей, которые варьировались от случайных групп монстров до организованных и хорошо обученных солдат. Это оказалось непросто; Алан умирал раз за разом, но, к счастью, как только здание было полностью зачищено, возрождение его обитателей прекращалось. По мере его продвижения в этом нелёгком деле Цербер позволял ему использовать всё больше вещей из его оригинальной экипировки. Так что сейчас он уже сражался в полном боевом облачении, в котором ему и предстояло действовать, вернувшись в Игру.

Алану осталось зачистить всего одно хорошо укреплённое здание. Первый этаж был забит сотнями охранников; здесь также присутствовали пять псиоников и две неприятные сторожевые турели, способные видеть сквозь базовый режим скрытности костюма Алана. Последние несколько часов юноша потратил на разведку, не раз умерев в процессе. Настала пора претворить план захвата здания в жизнь.

Активировав разделение сознания, Алан вломился в сеть безопасности комплекса, подключившись к ней через наружные камеры наблюдения. Включив невидимость, он смог сфокусироваться на них с крыши соседнего здания при помощи своего улучшенного зрения.

Защита сети безопасности была устроена в том же стиле, что и ментальная база Алана: одно внешнее силовое поле, защищавшее весь периметр, несколько внутренних полей, покрывавших отдельные элементы, и патрули из роботов-охранников.

Снаружи комплекса завыла сирена, и отряды охранников начали прочёсывать окружающее пространство, однако обнаружить диверсанта им не удалось.

Очень скоро внешний щит сети пал. Разразилось ожесточённое сражение между роботами и вторженцами. Ева приняла на себя основной огонь, постоянно перемещаясь и уклоняясь от лазерных лучей; в конце концов она добралась до линии обороны и устроила форменную резню. За весь штурм Алан потерял единственного пехотинца, после чего остальные без особых проблем зачистили базу от выживших роботов. Через некоторое время комплекс остался без камер наблюдения, а затем и без света. Самое время переходить ко второй фазе.

Алан спустился со своей стратегической точки, не выключая невидимости. Он отозвал своё второе “я” из сети безопасности. Вместо этого он начал прощупывать системы патрульных, одновременно приготовившись к стрельбе с двух рук. Итак, начали. Силовую броню охранников в Киберпространстве защищали лишь тривиальные мини-щиты, которые выдыхались после пары-тройки ударов Евы и морских пехотинцев. Как только это происходило, Ева отключала уже реальные щиты силовой брони, так что Алану оставалось лишь снять очередную жертву метким хедшотом.

Охранники сновали вокруг здания, как рассерженные муравьи вокруг потревоженного муравейника, но вскоре поспешили спрятаться внутри, поскольку Алан успел уменьшить их число вдвое за считанные минуты. С этого момента начиналось основное веселье.

Алан задействовал специальную функцию своих бионических глаз, которые не позволяли им моргать и терять фокус, и отправил обе части своего сознания в сеть безопасности. Оба “Алана” сосредоточились на определённых подсистемах… а именно – управляющих контурах турелей. Это заняло несколько минут, но вскоре он уже получил полный контроль над турелями, при этом каждый “Алан” управлял своей. Используя камеры наблюдения, Алан заставил Еву подсветить среди засевших в холле солдат пятерых псиоников. После чего дождался стратегически выгодного расположения вражеских войск для эффективной стрельбы, и обрушил на защитников крепости огненный ад.

Лазерные турели в мгновение ока превратили в фарш первых двух ничего не подозревающих псиоников, после чего повернулись и разрезали вторую пару прежде, чем те успели хоть как-то защититься. Последний псионик успел воздвигнуть перед собой мерцающий голубой барьер, но тот очень недолго продержался под сосредоточенным огнём двух автоматических турелей.

К этому времени охранники наконец осознали, что происходит, но узкое пространство в холле сыграло с ними злую шутку. Было почти невозможно подобраться к непрерывно стреляющим турелям, установленным в удобных для защиты точках и накрытых активировавшимися силовыми полями. В итоге Алан успел выкосить ещё почти четверть охранников, прежде чем они сумели справиться с собственными же системами защиты.

Закончив с этим, Алан начал методично подключаться к силовым костюмам охранников, отключая их один за другим; ему даже удалось вывести из строя часть их оружия. В какой-то момент охрана наконец сообразила, что источником взлома служат камеры, и расстреляла их. Пусть осуществлять взлом не напрямую, а через другие системы, было сложнее (эффективность падала вдвое с каждой новой прослойкой), но это была очень полезная способность. Алан даже задумался, не потратить ли деньги на какой-нибудь дрон. Когда-нибудь. Когда у него будут свободные кредиты и очки способностей.

После этого Алан вломился через главный вход и начал расстреливать охранников одного за другим. Каждая его рука действовала независимо от другой, в первую очередь выцеливая любого врага, который хотя бы дёрнулся поднять оружие на Алана. Тридцать секунд спустя первый этаж был зачищен.

Алан отдохнул, восстановив энергию и одну из потерянных во время штурма программ-пехотинцев. Следующие восемь этажей он зачистил в схожей манере. Так или иначе, он сражался с запрограммированными врагами, не обладавшими какими-либо чрезмерными возможностями. Они не учились на своих ошибках, возрастали лишь их сила и количество. Всякий раз, когда Алан чувствовал реальную опасность, он активировал продвинутую невидимость и отступал, чтобы взять паузу и восстановить энергию. Тем не менее, юноша чувствовал себя намного более сильным, чем когда бы то ни было.

Алан поднялся на десятый – финальный – этаж с включенным режимом продвинутой невидимости. Весь этаж представлял собой одну огромную пустую комнату. Он быстро пробежался по всем спектрам электромагнитного излучения, однако безрезультатно. Но затем он “потянулся” своим восприятием и сумел ощутить слабые сигнатуры четырёх различных комплектов силовой брони.

Он попытался к ним подсоединиться, однако процесс шёл ужасающе медленно. Это было не протягивание мостика, а утомительное путешествие по узкой траншее. Но всё же соединение было наконец установлено, и взлом начался. Киберзащита силовой брони, к которой он подключился, выглядела не похожей ни на что, виденное им ранее. Здесь не было никаких щитов, только массивная металлическая пирамида без малейшего намёка на вход. Ева попыталась её атаковать, но выбила лишь 50 ХП из 100 000. Защита этого сооружения была попросту чересчур высокой.

Четыре слаборазличимые сигнатуры в огромном зале внезапно пришли в движение. Очевидно, засекли попытку взлома. Покинув этаж, Алан задумался над тем, что же делать дальше. Ему противостояло четыре совершенно неизвестных противника, и у него не было времени, чтобы по новой зачищать это здание в случае смерти. На глаза юноше попался труп одного из поверженных ранее охранников, и Алан внезапно ухмыльнулся. Вся экипировка по-прежнему оставалась на владельце даже сейчас, поскольку симуляция была основана на основе параметров боевых зон. В боевых зонах игрок после смерти терял все экипированные вещи вне зависимости от ранга.

Оставив активной базовую невидимость, Алан отправился в тур по этажам, собирая любые взрывчатые вещества, которые попадались на глаза. Если враги не желали себя раскрывать, то ему оставалось лишь взорвать их ко всем чертям.

«ВЛЕВО», — внезапно рявкнула Ева.

Алан мгновенно активировал Сверхсознание и отпрыгнул в сторону. Огненное синее лезвие из чистой энергии прошило то место, где он стоял мигом ранее, а рядом материализовался хаксад в серой силовой броне. Алан, отступая, обрушил на него шквал лазерного огня, сопроводив это для верности ещё несколькими гранатами. Параллельно он расщепил сознание и попытался подключиться к энергетическому клинку хаксада, надеясь, что киберзащита оружия будет не столь непрошибаемой, как силовой брони.

Хаксад уклонился от большинства лазерных разрядов, а под остальные подставил свой меч. Единственный выстрел, достигший всё-таки его брони, уменьшил ёмкость его щитов с 76% до 74%. Свободной рукой он мощно взмахнул перед собой, породив нечто вроде ударной волны. В результате все брошенные Аланом гранаты полетели обратно. Две из них взорвались ещё до того, как он успел метнуться в сторону, ополовинив энергию его щитов.

Тем временем второй “Алан” подключился к мечу врага. Система имела такой же пирамидальный вид защиты, только здесь металлическое сооружение было заметно меньше и имело лишь 10 000 ХП. Его разрушение заняло бы чуть больше 3 минут. Казалось бы, не так уж долго… но в напряжённом бою, когда счёт идёт на секунды, это целая вечность. Опять же, Алан понятия не имел, какая защита может скрываться внутри пирамиды, и сможет ли Ева с этим справиться.

«Смогу, — откликнулся его ИИ. – Займи хаксада на какое-то время».

«Проще сказать, чем сделать», — буркнул Алан, подныривая под сверкающий клинок. Затем он швырнул в хаксада мёртвого охранника, но тот лёгким движением рассёк тело на две части, даже не замедлившись. Суммарный расход ментальной энергии на Сверхсознание, второй поток сознания и поддержание вспомогательных программ-пехотинцев… Возможно, его хватит ещё на минуту. Алан не был уверен, что сможет пережить эту схватку.

Он как раз собирался завернуть за угол, когда услышал резкий окрик Евы: «СТОЙ».

Алан замер и едва успел уклониться от очередного удара, плюхнувшись на пол.

«Ты должен поддерживать зрительный контакт для продолжения взлома!» — напомнила Ева.

Алан проанализировал своё положение и новый удар, который уже обрушивался на него сверху. Избежать урона на этот раз не получится. Он подставил под удар левую руку, после чего откатился назад. Меч прошил руку насквозь, в один миг истощив остатки энергии костюма.

Сдерживая крик боли, Алан вскочил на ноги. Хаксад продолжил наседать, не выказывая признаков усталости.

«Осталось всего три минуты, — шепнула Ева. – Отключи разделение сознания. Я знаю, что делать, я справлюсь и без твоей помощи».

Алан восстановил целостность своего сознания, каким-то образом сумев не выбиться из ритма боя. Следующие несколько минут хаксад безуспешно гонялся за Аланом, а тот упрямо держал его в поле видимости. Это оказалось не так уж сложно, если, конечно, не обращать внимания на тот факт, что смертоносный энергетический клинок каждую секунду прошивал воздух в дюйме от тела Алана.

Наконец Ева маякнула Алану, что она готова, и в его голове всплыл план действий. Во время очередного стремительного выпада хаксада юноша, вместо того чтобы уклоняться, бросился вперёд. Когда голубое лезвие уже практически достигло его груди, оно внезапно исчезло без следа, отключенное Евой. Алан использовал инерцию хаксада, чтобы вывести его из равновесия ударом коленом в пах. Противник ослабил хватку на рукояти меча, собираясь выхватить другое оружие, но прежде, чем он успел это сделать, Алан, крутнувшись, сделал ему подсечку.

И без того неустойчиво стоявший хаксад рухнул на пол, а Алан ловко подхватил на лету его оружие. После этого он направил его врагу в голову, а Ева снова включила питание. Язык синего пламени выметнулся из рукояти, без труда пронзив силовой щит и шлем хаксада. Он умер мгновенно.

«Минус один, осталось ещё трое», — вздохнул про себя Алан, уставившись на обрубок, оставшийся от левой руки.

Следующие три фрага оказались тривиальными. Сделав выводы из своих ошибок, Алан заминировал некоторые проходы на каждом этаже, а также выход с десятого этажа. Затем, уже не торопясь, продолжил собирать взрывчатку. Второй невидимый враг погиб в ловушке, так что оставшиеся двое решили отсидеться на верхнем этаже. Ошибка.

Как только Алан собрал все гранаты до единой, все мины и взрывчатку, а также всё энергетическое оружие, он свалил всё это на 9-м этаже, прямо под ногами оставшихся врагов. Установив таймеры на всех устройствах, на которых они были, он стрелой слетел на первый этаж и выбежал наружу.

Он успел как раз вовремя, чтобы полюбоваться на великолепный образчик пиротехнического шоу; в результате свирепого взрыва здание осталось без 7-го, 8-го, 9-го и, разумеется, 10-го этажей.

Рука Алана внезапно полностью восстановилась, а перед глазами появились сообщения:

[Боевое тестирование среднего уровня завершено. Вам присвоен боевой ранг A188723231; потенциал: S+]

[+200 уровней; +100 очков способностей за получение 200 уровней за раз.]

«Уа-а, мне не дали +200 очков способностей», — пожаловался Алан Еве.

«Похоже, 100 – это максимальное число очков, которое Игра выделяет на один бонус», — откликнулась Ева.

— Отлично, теперь ты сможешь постоять за себя в бою, — сказал Цербер. – Лови.

Из ниоткуда вдруг возникла монета, и Алан с удивительной ловкостью машинально её подхватил. Юноша всмотрелся в неё – это была Чёрная Монета*. Однако на этой монете на одной стороне была изображена армада космических кораблей, а на другой – пиктограмма флота Кураторов и груда энергетических кристаллов.

Прим. W: Напомню на всякий случай. Алан получил одну Чёрную Монету за квест “Теневой бизнес” во время обучения (глава 1.8).

— Позволь официально пригласить тебя во Тьму, — сказал Цербер. – Нас также называют Вернувшимися.

Появилось сообщение:

[Вы получили предложение присоединиться к фракции Вернувшихся!

Это уникальная фракция. Вы можете стать её членом вне зависимости от вашей гильдии или государственной принадлежности. Однако многие фракции автоматически станут относиться к вам враждебно, если узнают о вашей связи с Вернувшимися.]

— Как бы тебя ни уверяли в обратном, но у нас нет иных целей, кроме распространения знаний; это своеобразная рыночная площадка для всего, связанного с Игрой, — Цербер издал смешок. – У нас нет руководства, только члены, которые свободны действовать, как им угодно.

Так называемые “Великие Кибервойны” прошлого были лишь следствием действий горстки представителей фракции, которые были убеждены в том, что ради защиты игроков от опасностей Игры некоторые знания должны распространяться принудительно, не считаясь с последствиями. Некоторые группы внутри фракции, желающие богатства и власти, инициировали другие конфликты. Например, те безумцы, что попытались вломиться в Хранилище на Кесате.

Чёрные Монеты – это наш аналог меток; монета Разведчика, которую я тебе дал, стоит примерно 100 С, монета Куратора стоит 10 000 С. Если ты присоединишься, то получишь доступ к огромному количеству информации и квестов, а также к нашей сети – даркнету. Я смогу снабжать тебя настоящими атакующими программами и предоставлю скидку в 10% на апгрейды. Кроме того, я могу связать тебя с членами фракции, которые способны достать комплектующие для улучшенной капсулы, а также модификации для твоего ИИ. Так что, твой ответ?

— Я… мне нужно подумать, — ответил Алан.

— Не торопись, предложение бессрочное, — хмыкнул Цербер. – Но если ты проболтаешься обо мне, то я смогу отследить источник утечки, и тогда твоя песенка спета. Представители фракции занимают ключевые позиции практически в любой крупной организации, даже в Администрации. И мы не очень любим, когда кто-то раскрывает наши секреты.

«Пора в Колизей, турнир начнётся через 30 минут», — известила Ева.

«Понял», — откликнулся Алан и зашагал к порталу.

— Ты куда собрался? Ты ещё не прошёл последнюю секцию тренировочной площадки, — догнал его голос Цербера.

— Я участвую в Битве Чемпионов, — отозвался Алан.

— Ах да. Возвращайся сразу после этого.

— О, точно, чуть не забыл. Целеста просила передать, что она хочет поговорить с тобой лицом к лицу, — сказал Алан. Голова у него до сих пор шла кругом от новой информации.

— Ты что, сказал ей, что это я тебя послал? За каким чёртом тебе понадобилось… Что ж, раз уж это твоя вина, то я использую тебя в качестве оправдания. Господи, тебе понадобилась неделя, чтобы доставить её сообщение! – недовольно проговорил Цербер.

Алан пожал плечами, затем добрался до капсульной комнаты на Энигме и телепортировался на Колизей. Он послал сообщение Авроре, известив её, что он уже в пути. По пути к куполу Колизея он развлекался тем, что незаметно подключался к экипировке людей. Похоже, у большинства из них в качестве защиты от взлома имелись лишь большие энергетические щиты. Похоже, это будет весело.

«Что думаешь, Ева? Стоит ли присоединяться к Вернувшимся?» — мысленно спросил он.

«Вероятно, это хороший выбор. Ты всегда можешь сказать, что не имеешь к ним никакого отношения, а выгоды от вступления выглядят очень даже привлекательно».

«Вот и я так думаю», — задумчиво протянул Алан, подходя ко входу в Колизей.

Вспышка синего света.

«АКТИ…» — грянул в его голове голос Евы.

А затем он умер.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!