Menu Close

Глава 6 : Академия 1.6

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Выходя из полётного тренировочного комплекса, Алан увидел знакомое лицо среди группы людей, только что покинувших капсулы. Это была Амелия, пилот с Земли, только свой земной костюм она сменила на голубой комбинезон.

— Привет, — сказал Алан. — Занималась на симуляторе?

Амелия взглянула на него с некоторым замешательством.

— Ну да. Не то чтобы мне в ближайшем обозримом будущем светит полетать на реальном корабле. Большинство фракций требуют как минимум года тренировок чистого времени, прежде чем позволят тебе прикоснуться к кораблю, даже в Игре.

— Хох, а кто тогда пилотирует корабли Правительства Объединённого Мира? — поднял бровь Алан.

Амелия пожала плечами.

— Это засекреченная информация. Но учитывай, что ПОМ смогло позволить себе лишь один космический корабль, способный участвовать в сражениях. Да и тот, вероятно, они могут вскоре потерять…

— Что ты имеешь в виду?

— Ты вообще за новостями не следишь?

— Новостями? Какими новостями?

— Началась война! Легион Людей объединился с семнадцатью странами, не входящими в НАТО, помогая им захватывать контрольные точки ПОМ. Это произошло уже несколько часов назад и сейчас фигурирует в главных заголовках всех новостных источников Земли. Как ты мог не слышать?

Тут же выскочило квестовое уведомление:

[Квест “Война за Землю” обновлён!

Битва за вашу родную планету перестала быть тайной. Рубикон был перейдён! Теперь вы можете свободно набирать сторонников с Земли. Вы также можете выбрать сторону, которую будете поддерживать, или остаться вне фракций.

Внимание!

Любой игрок, участвующий в войне, убив вас, может исключить вас из военной кампании. Это возможно только для игроков, уже выбравших сторону. Любые полученные вами очки заслуг будут влиять на счёт выбранной вами стороны.]

— Угх, я тренировался, — ответил наконец Алан, лихорадочно просматривая новости, выданные Евой по его запросу. — Извини, я должен понять, что там происходит.

— Окей, — сказала Амелия, наградив его ещё одним странным взглядом.

«Дьявол, Ева, почему ты ничего мне об этом не сказала?» — возмутился Алан про себя.

«Это никак не влияет на наши текущие обстоятельства, поскольку мы официально не примкнули ни к ПОМ, ни к Легиону Людей. Да, хочу отметить, что, по моим прогнозам, Амелия могла заподозрить, что мы в настоящий момент не являемся союзниками Правительства Объединённого Мира. В будущем нам следует быть с ней осторожнее», — откликнулась Ева.

«А, точно, она же здесь от них, да? — спохватился Алан. — Погоди, почему ты мне об этом не напомнила?»

«Я полагала, что ты держишь это в голове. Я не могу руководить всеми твоими социальными взаимодействиями, по крайней мере, не сейчас, когда я трачу большую часть ресурсов на активную борьбу с кроличьим вирусом, бесчинствующим в нашей системе».

«Будем надеяться, в Институте найдётся какое-то решение».

Один из охранников проводил его обратно к капсульной комнате. По дороге он забросал своих согильдийцев сообщениями, пытаясь понять, что именно им известно об этой войне и их личное мнение по этому вопросу. В новостных статьях, найденных в глобалнете, просто говорилось о том, что война началась. И никаких подробностей о текущей ситуации. Несколько источников заявляли, что владеют дополнительной информацией, но они находились в сегментах сети, огороженных стенамиплатного доступа в тысячи кредитов.

Алан: Хэй, народ, что люди думают о происходящем на Земле? Какова позиция гильдии Чёрной Розы? Возможно, какая-то дополнительная информация?

Аврора: Гильдия придерживается нейтралитета во всех войнах до тех пор, пока кто-либо её не наймёт. Запросы на предоставление информации о войнах рассматриваются в индивидуальном порядке. Будучи членом гильдии, ты не должен становиться на ту или иную сторону. Ты что, не читал гильдейский устав?

Шажок: Угу, там всего 3000 страниц. Ты что, его ещё не зазубрил, мистер Робот?

Алан: Да уж. Кстати, кто-нибудь участвует в Битве Чемпионов? Мне нужно что-то решить с командой.

Китана: Я уже сформировала команду с Асом и Дэйзи. Они в курсе о том, что мы не можем выбирать стороны в этой войне, но мне кажется, что они всё же попытаются с тобой поговорить, Алан.

Алан: Ок.

Шажок: Я так думаю, что он мог бы присоединиться к нашей команде, Аврора, как считаешь?

Аврора: Да, это возможно. Я никак не могла выбрать между S и Луной. Но при таком раскладе можно не опасаться оскорбить ни одну из сторон.

Юноша вспомнил, что S был его целью, и торопливо вклинился.

Алан: Отлично! К слову, а чем сейчас занимаются S и Луна? И вообще, кто что делает?

Аврора: Без понятия. Они пропали из виду из-за Игры Ассасинов. Если я правильно помню, то ты тоже в ней участвуешь? Так вот, скажу прямо: ты не моя цель. А я не твоя?

Алан: Нет.

Аврора: Вот и славно, тогда нам стоит встретиться, чтобы обсудить стратегию на турнире и, возможно, обменяться информацией. Обычно на соревнованиях такого типа игроки не слишком горят желанием раскрывать свои сильные карты, ведь записи боёв выкладываются в общий доступ, но раз мы представители гильдии наёмников… Думаю, нам стоит немного покрасоваться, чтобы завлечь потенциальных нанимателей.

Алан: Прости, но не уверен, что прямо сейчас у меня это получится. Мои возможности… слегка ограничены; я выполняю тренировочный квест для своего Учителя. Я дам вам знать, если ситуация изменится.

Аврора: Да, держи меня в курсе.

Шажок: О-о, нашей команде ведь нужно имя? Как насчёт Убийцы нубов”?

Аврора: Нет. Сгинь из канала. Возвращайся к тренировкам.

Разговор завершился как раз к тому моменту, как Алан добрался до капсульной. Он вывел перед собой пометку Цербера насчёт Института: «Никакой наукой там и не пахнет, это просто кучка умалишённых теоретиков. Ищи Целесту, стерву с ножами».

У Алана сложилось впечатление, что между Цербером и Институтом всё не так гладко. Тем не менее, он указал новую точку назначения, залез в капсулу и отдал команду на телепортацию.

****

Очнулся Алан в типичной капсульной. Он вышел наружу и оказался в длинном холле, по разным сторонам которого располагались различные аудитории и лекционные залы. Юноша словно вернулся в университет, если, конечно, не обращать внимания на то, что здесь у каждого студента имелись персональные полупрозрачные экраны, забитые различной информацией. Алан увидел интерактивную карту локации и расположенное рядом расписание. Выснилось, что сейчас он находился в Зале информационных технологий. Поискав глазами имя “Целеста”, он обнаружил, что она Учитель этикета и культуры. Юноша надеялся, что сможет застать её в своём офисе-аудитории.

Сверившись с картой, Алан отправился в Зал культуры.

«Стоп… зайди… в Клинику…» — заговорила вдруг Ева. Её голос звучал ещё медленнее, чем раньше. Кроме того, она даже не наметила для Алана маршрут, так что ему пришлось по ходу движения постоянно сверяться с указателями, чтобы не заблудиться. В Институте было такое огромное количество разнообразных кафедр и ответвлений, что до Зала культуры предстояло прошагать без малого две мили. Алану на глаза попадались Залы таких наук, о которых он и слыхом не слыхивал, вроде астрофизики измерений или “Чистой теории (нечисленной)”. Последняя располагалась по соседству с Залом Чистой теории (численной), и юноша слышал яростные дебаты, развернувшиеся между адептами обеих областей.

Алан нашёл на карте Клинику. Оказалось, что она по дороге к Залу культуры. Через некоторое время он уже входил в нечто вроде приёмной в госпитале — стерильно-белые стены и черноволосая девушка за лаконичной стойкой регистрации. За исключением девушки в приёмной не было ни души; Алан не был уверен, хорошо это или плохо.

Она оторвалась от своих дел и взглянула на юношу.

— Здравствуйте, в каком виде лечения вы нуждаетесь?

— У меня вирус, — сказал Алан.

— Какого типа? Микро? Макро? В Игре? В реальности?

— Нет, нет, эм, компьютерный вирус.

— Гм, немного странно приходить в Клинику, чтобы избавиться от компьютерного вируса. Я даже не знала, что кто-то до сих пор использует эту архаичную технологию. Я думаю, вам стоит попытать удачи в Музее кибербезопасности.

— Стоп, нет, я имею в виду зловредную программу. Прошу прощения за терминологию, вирус влияет на мою способность думать, — поправился Алан.

— Ах, ну да, переводческий софт в Игре требует особой точности, когда речь заходит о медицинских терминах. Вы говорите, что не можете ясно мыслить? О… я поняла. Да, у вас нет консоли, насколько я могу судить, а значит, заражению подвергся ваш имплантат. Нейробилогический имплантат, верно?

— Да, — кивнул Алан.

— Отлично. Что ж, если вы пройдёте со мной, то мы за считанные минуты извлечём и изолируем ваш имплантат. Нулевые или минимальные потери памяти и работоспособности мозга гарантируются, — сказала девушка, поднимаясь со своего кресла.

— Извлечёте? Стоп, нет! Я хочу удалить только вирус, но не имплантат, — вскинулся Алан.

— Ну, если вы не хотите извлекать имплантат, то, к сожалению, мы вряд ли чем-то сможем вам помочь, — ответила девушка, усаживаясь обратно.

Алан поколебался, обдумывая варианты. В это время медленно заговорила внутри его головы Ева: «Не важно… Квест… Потом возвращайся… Цербер…»

Слегка покраснев от неловкости, Алан развернулся и вышел из Клиники. На самом деле, он не был уверен, стоит ли ему прислушиваться к рекомендациям Евы, когда она пребывала в таком состоянии. Все его способности Технолорда практически перестали функционировать; а его восприятие времени вернулось в норму. Постоянный поток информации обо всём вокруг сошёл на нет, и Алан внезапно почувствовал себя пустым и уязвимым.

Осторожно шагая вперёд, юноша добрался до Зала культуры. Через некоторое время он нашёл дверь аудитории, на которой красовалось имя Целесты. Заглянув внутрь через окошко в верхней части двери, Алан обнаружил, что внутри как раз идёт занятие. По крайней мере, он решил, что это именно занятие, а не что-то другое.

В центре просторной аудитории был спроецирован средневековый званый обед, и высокая женщина из расы эльфов как раз что-то объясняла, показывая на странный столовый прибор с треугольным кончиком. Алан также приметил, что на поясе у неё имелась пара кинжалов.

Он понятия не имел, как долго может продолжаться занятие, так что аккуратно открыл дверь, надеясь незаметно проскользнуть на задние ряды сидений.

Женщина подняла голову, уставившись прямо на Алана.

— Хо, ещё один землянин. И, судя по всему, даже без зачатков манер. Прошу прощения, но я не думаю, что смогу чем-то помочь в столь запущенном случае.

— Эм, окей? Я Алан.

— И по какой же причине вы решили прервать мой урок, Алан?

— Вы Целеста, Учитель культуры и ножевого боя, верно?

— Да, я Целеста. Кто сказал вам, что я обучаю обращению с ножами?

Перед глазами Алана выскочило квестовое уведомление:

[Квест “Встреча с небожителями” завершён!

Встреча со значимым игроком: 10/10

Бонусная задача – выявление главных целей: 1/10

Обратитесь к Администратору в вашей Домашней зоне, чтобы получить награду.]

— Эм, Цербер. Что ж, всего хорошего, — сказал Алан, открывая дверь у себя за спиной.

Целеста сузила глаза.

— Цербер. Скажи этому мерзавцу, что он должен прийти и поговорить со мной лицом к лицу. Без всей этой голографической чуши. И передай, чтобы он перестал распространять слухи обо мне. Я профессиональный дипломат и легко могу превратить его жизнь в ад.

— Понял, — коротко кивнул Алан, закрывая за собой дверь. Вздохнув с облегчением, он двинулся обратно к капсульной, но в этот миг его окликнули.

— Алан, погоди!

Обернувшись, он с удивлением увидел, как из аудитории Целесты выскользнула Дэйзи.

— Дэйзи? Ты что тут делаешь? — спросил он. Без поддержки Евы он её даже не заметил.

— Беру уроки у Целесты, — сказала девушка. — Знание культурных особенностей имеет первостепенное значение в дипломатических переговорах!

— Ясно… но разве ты не можешь всё это узнать из глобалнета?

— Нет, это убивает всю суть, — покачала она головой. — А Целеста — настоящий кладезь мудрости, она раскрывает такие детали, которых никогда не найдёшь в сети. Например, ты знал, что каждая фракция Хаксада владеет собственным жестовым языком? Или что то место, куда тебя посадили за стол на приёме эльфов, может определить твоё политическое будущее?

— Нет, не знал, — ответил Алан. — Извини, мне нужно идти.

— Ты в порядке? У тебя немного странный голос…

— Всё нормально. Новости слегка выбили меня из колеи, — он осёкся.

Дэйзи кивнула.

— Да, об этом я и хотела с тобой поговорить. Я слышала от Китаны, что вы не можете формально занять какую-либо сторону, но это не означает, что ты не можешь помочь косвенно: кредитами или, что важнее, информацией. Любые…

— Стоп. Прости, прямо сейчас я ничем не могу помочь.

— Алан, тебя не волнует будущее твоей страны? Легион Людей — это кучка террористов, которая разрушила единство ПОМ. Они совершают чудовищные преступления против демократии. Как ты можешь называть себя американцем? — спросила Дэйзи с такой яростной решимостью в глазах, какой Алан никогда не замечал в ней прежде.

— Прости, но прямо сейчас у меня недостаточно информации на руках, — покачал головой Алан. — Я не знаю, о каких именно преступлениях говоришь ты, но уверен, что до завершения войны обе стороны совершат ещё множество отвратительных вещей. Надеюсь, природа Игры это немного смягчит, но с учётом степени реализма и боли… не уверен. Война никогда не велась честно, но отсутствие реальных смертей не делает вещи настолько простыми и однозначными, как тебе, по-видимому, кажется. Кроме того, моё реальное тело сейчас на Кесате. Я не вполне уверен, кем себя теперь считать. Если принять во внимание масштабы вселенной, то кажется несколько глупым беспокоиться о такой вещи, как национальности.

— Не пробовал посмотреть вокруг? — спросила Дэйзи. — Вся Игра поделена на куски различными расами. Один сектор контролирует Хаксад, другой — эльфы. Третья крупная фракция, Империя, и вовсе ставит во главу угла интересы не какого-то мира или расы, но одного человека! И все ведут свою игру.

— Что ж, извини, но я не уверен, что готов посвятить себя служению Правительству Объединённого Мира, — пожал плечами Алан. — Я даже толком не знаю, как оно сейчас устроено… Такое чувство, что я потерял связь со всем этим.

— Тогда я бы посоветовала тебе вернуться на Землю и восстановить эту связь, — сказала Дэйзи. — Возможно, люди и не умрут, но эта война, которую некоторые уже называют Третьей мировой, предопределит будущее человечества. Разве ты не хочешь для нашего мира светлого будущего… в котором последующие поколения называли бы Землю своим домом?

— Естественно, — ответил Алан. — Пока.

Он развернулся и направился к капсульной комнате, ощущая, что у него от всего этого начинает болеть голова.

«Почему нет какого-то ясного и понятного врага, которого мне нужно убить? Какой-нибудь злобный монстр или древний демон? — спросил юноша у Евы. — Какой вообще смысл в этой войне?»

Ева ничего не ответила.

****

Алан перенёсся в свой Дом, собираясь через Администратора сдать классовый квест. Но всё оказалось несколько сложнее. Когда он выбрался из капсулы, то увидел кроликов. Они были везде.

Безбрежное море кроликов простиралось вокруг, насколько хватало глаз, в три-четыре слоя высотой. Алан попытался сделать шаг, но меховая волна сбила его с ног. К счастью, кроличий ковёр обеспечил относительно мягкую посадку, но в результате мех забился даже в рот. Алан огляделся и увидел Администратора, невозмутимо стоящего посреди пушистого океана в нескольких футах от него. Пытаясь устоять на ногах, юноша начал формировать ментальное соединение с Администратором.

Процесс продвигался со скоростью улитки. Потребовалась целая вечность, чтобы протянуть мысленный мостик длиной в каких-то несколько шагов. Это было похоже на ожидание загрузки при очень медленной связи. Ещё больше мешало то, что Алан постоянно отвлекался на медленно, но неотвратимо размножавшихся кроликов. Юноша с содроганием подумал, что не хотел бы здесь оказаться, когда уровень этого “океана” превысит его рост. Хорошо ещё, что вирус не пытался активно вредить системе. Алан был безумно рад, что это были кролики, а не слизь или пауки. Тем не менее, инородные организмы в его Доме, в его разуме, заставляли его изрядно нервничать.

«Приветствую, странник», — наконец ответил Администратор, когда соединение было установлено.

«Привет, я завершил мой классовый квест», — ответил Алан.

«Пожалуйста, ожидайте, я свяжусь с Главным Администратором 170».

Секунду спустя перед Аланом всплыли сообщения:

[Квест Встреча с небожителямизавершён!

Награда: способность Технолорда, Разделение сознания

Будучи Технолордом, вы теперь способны разделять сознание на два независимых потока, способных обдумывать одновременно две задачи или подходить к одной проблеме с двух сторон. По мере развития данного навыка вы сможете дробить сознание на большее число потоков и увеличивать ментальную ёмкость каждого из них. На активацию и поддержание способности требуется 100 ментальной энергии.]

[х25 Уровень повышен!]

Поток данных хлынул через соединение с Администратором, и Алан почувствовал, как его сознание ускользает и проясняется, пытаясь переварить полученную информацию. Странное щекотное ощущение пробежало по его черепу — и в следующее мгновение он уже знал. Знал, как разделять свой разум.

Появился второй Алан. Юноша видел через две пары глаз, стоя на четырёх ногах. Каждый из Аланов был им, но оба тела контролировались независимо и могли думать о разных вещах одновременно. Например, он мог поддерживать соединение с Администратором, параллельно общаясь с Евой.

«Что ж, это довольно странные ощущения», — прокомментировал Алан.

«По правилам Игры вы не сможете посылать отделённый поток сознания за пределы области видимости основного сознания, — ответил Администратор. — Вы также не сможете оставлять часть сознания в Доме, покидая капсулу. Ваша ментальная копия не имеет никакого физического эффекта на Игру, она интерпретируется как программа, наподобие вашего ИИ».

Ева так и не ответила, так что часть сознания Алана, соединённая с Администратором, начала обдумывать ответ, но в этот миг юноша почувствовал, что его мысли текут с лёгкой задержкой. Логические конструкции рождались и соединялись не так быстро, как должны бы. Думать было сложнее, словно его разум был окутан лёгким слоем тумана.

«Это последствия разделения сознания», — подала голос Ева.

«О, ты снова звучишь нормально», — удивился Алан.

«Мы сейчас в капсуле, так что я могу уделить больше ресурсов второстепенным задачам. Кроме того, так мы ближе друг к другу».

«Ближе? Разве ты не всегда в моём разуме?»

«Да, но ты не всегда», — откликнулась она.

«Что?»

Тем временем, Администратор продолжил разговор с другой частью сознания Алана: «За выяснение основной цели одного значимого игрока вы также награждаетесь одной платиновой меткой. Главный Администратор передал, что если вы сможете выяснить цели других значимых игроков, то получите соответствующую награду».

Возникло новое квестовое окно:

[Вы получили новый квест!

Информация для Администраторов:

Соберите нужную информацию и передайте Администраторам! По умолчанию награда составит одну платиновую метку за каждую выявленную основную цель значимого игрока, о которой вы сообщите Администрации. Однако за особенно ценные данные награда может оказаться намного более щедрой.

Награда: метки и репутация.]

«Погодите, как вы извлекли из меня эту информацию? Я не говорил вам о главной цели Элиссандры», — нахмурился Алан.

«Эти данные были логированы как часть квеста, который вы только что сдали», — ответил Администратор.

Одновременно с этим заговорила Ева: «Вирус пробил защиту твоего разума, посмотри влево».

Алан посмотрел, но не увидел ничего, кроме кроликов.

«Приглядись».

Алан вгляделся и неожиданно увидел трещину, пролёгшую через пол. С трудом пробравшись через меховые волны, Алан рассмотрел эту трещину вблизи. По ту сторону пола были кролики.

«Погоди, так мой Дом стоит на кроликах?» — спросил он Еву.

«После перегрузки Киберпространства вирус начинает распространяться на всё, связанное с твоим персонажем», — ответила она.

Разговаривая с Евой, Алан решил прекратить расспрашивать Администратора. Его настырные вопросы всё равно, вероятнее всего, останутся без ответа, а то и приведут к тому, что его поместят в какой-нибудь список игроков, за которыми требуется особое наблюдение. Если он ещё не попал в такой из-за своего класса. Внезапно ему в голову пришло, что тот факт, что Администраторы просят его собрать информацию, говорит о том, что они обладают куда меньшим контролем над Игрой, чем он думал.

В конце концов он просто сказал Администратору: «Открой меню телепортации».

«Пожалуйста, объедините потоки сознания перед отправлением», — отозвался тот.

«Ах да».

Закончив разговаривать с Евой, Алан мысленно пожелал слиться воедино. Ничего не произошло.

«Установи соединение с самим собой», — шепнула Ева.

Алан попытался, чувствуя себя немного глупо, ведь связь между потоками сознания и так присутствовала. Его мысли текли параллельно, не смешиваясь; словно две прямые линии, и каждая из них по-прежнему была им. Странным образом между потоками начала формироваться связь, но очень медленно, судя по всему, из-за вездесущих кроликов. Так что Алан в какой-то момент подошёл к своей копии и дотронулся до её плеча. Связь установилась мгновенно, после чего родился такой диалог с самим собой:

«Ну так что…»

«Угу».

«Сливаемся?»

«Сливаемся».

Два ментальных потока слились в один, и Алан снова стал одним целым, а мысли потекли с обычной ясностью. Ну, почти — переход от параллельного мышления к обычному немного сбивал с толку, даже несмотря на то, что оба процесса были независимыми.

Алан телепортировался на Энигму, всем сердцем надеясь, что у Цербера найдётся решение его проблемы с вирусом.

****

— Так ты теперь можешь разделять сознание? — спросил Цербер, снова принявший форму парящей в воздухе руки. Они находились перед входом в тренировочный зал.

— Да, но у меня возникла проблема, — ответил Алан. — Мой разум, точнее, нейроимплантат, был заражён вирусом. И я не могу избавиться от него самостоятельно.

— Не можешь? — удивился Цербер. — По идее, ты должен без труда справляться с вирусами ниже C-ранга, а даже угрозы такого уровня мгновенно были бы обнаружены сканерами Академии. Разве Призрак не показал тебе, как происходит взлом?

— Да, но, по-видимому, эти кролики размножаются быстрее, чем Ева может их уничтожать! Я имею в виду вирус, а не пушистиков, то есть, кроликов… В общем, вы поняли!

— А, одна из таких программок. Хорошо, чтобы сэкономить время, я помогу тебе с этим разобраться. Я собирался перейти к этому этапу позднее, но… Следуй за мной.

Цербер и Алан прошли через портал.

В этот раз, когда Алан очутился в тренировочном зале, лазерная сеть осталась отключенной. Между тем Цербер (или, по крайней мере, его рука) снова куда-то испарился.

— В этот раз прямо. Шагай, пока не доберёшься до света.

Прямой путь, изначально ведущий во тьму, сейчас преобразился — где-то в отдалении появилась тусклая искорка света. Алан пошёл вперёд и довольно скоро обнаружил его источник. Им оказалась одинокая белая капсула, окружённая кромешной тьмой.

— Залезай, — сказал Цербер.

Высветилось уведомление:

[Вы собираетесь использовать незарегистрированную капсулу. Вы уверены, что хотите продолжить? В капсулах, не зарегистрированных в Администрации, могут проводиться самые различные неизвестные операции.]

Алан замешкался.

— Что я говорил тебе о пустой трате времени?

Вздохнув, Алан открыл капсулу и влез внутрь. Что такого страшного могло его ожидать даже в худшем случае?

****

Боль. И огонь. Целый мир боли и огня. В разуме Алана открылась дыра, брешь в его Доме, и через неё бесконечным потоком вливались волны пламени. Всё внутри его сознания обуглилось и почернело. Единственным отрадным фактом было то, что и все кролики сгорели в этом пламени дотла.

Даже сейчас Алан, прячущийся на задворках своей ментальной базы, мог лишь бессильно дрожать, свернувшись в клубок и чувствуя, как пот струится по его спине, а вместо мыслей в голове царил тугой клубок хаотичных обрывков. Цербер даже не стал предупреждать, просто подсоединился к разуму Алана, пробил дыру в потолке и залил всё огнём.

Каждый раз, когда Алан на миг приоткрывал глаза, он ожидал увидеть, как сходит с его тела сгоревшая кожа, обнажая обуглившуюся до черноты плоть. Но с его телом всё было в абсолютном порядке. Это настолько контрастировало с невыносимой болью, словно выжигающей его изнутри, что Алан с трудом верил своим глазам.

Наконец, он провалился в беспамятство; снились ему милые и пушистые кролики.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!