Menu Close

Глава 207 : Вызов

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Ох…»

Бай Юньфэй и Сы Кунсянь могли лишь оторопело смотреть на пышущую огнём пещеру.

Очень скоро из задымленного прохода показалась чья-то фигура. Спрыгнув со скалы, этот человек пролетел добрую сотню метров до подножия и, тяжело ударив ногами в землю, распрямился как ни в чём ни бывало.

«Дьявол, снова-кха-кха… неудача! Почему предметы верхнего грейда человеческого класса так сложно изготавливать?»

Его тело было покрыто пеплом; он сердито отряхнулся, но вся его одежда была опалена свирепым пламенем, и даже волосы кое-где закрутились от жара. А лицо полностью почернело от копоти, словно он только что выбрался из угольной шахты.

Впрочем, судя по всему, подобный опыт был ему не впервой. Незнакомец достал из кольца бутылку с водой и опрокинул её на себя. Затем, кое-как обтеревшись, использовал духовную силу, чтобы испарить остатки влаги.

«……»

Бай Юньфэй понятия не имел, что нужно говорить в подобной ситуации. Поэтому он лишь плотно сжал губы, стараясь не улыбнуться, и стоял молча.

«Сеньор Чэнь, вы в порядке?» — а вот Сы Кунсянь отреагировал довольно живо, бросившись к “пострадавшему” с искренней тревогой.

«Пфуй!» — Чэнь Хуанхуа сплюнул набившийся в рот пепел, а затем с яростным видом развернулся к Сы Кунсяню. Сделав два стремительных шага навстречу, он ухватил юношу за воротник и поднял его над землёй, до уровня своих глаз.

«Ублюдок! Я когда сказал тебе принести охлаждающий порошок?! Зачем он мне сейчас! Это из-за тебя всё пошло наперекосяк!» — заорал он, раздосадованный неудачной попыткой изготовить духовный предмет.

«Се-сеньор Чэнь, я не виноват! Я… я торопился, как мог! И потом… вы сказали, что этот порошок вам понадобится для следующего духовного предмета…» — запинаясь, ответил юноша. Он отчаянно пытался высвободиться, но… Он достиг лишь поздней стадии Воина Духа, тогда как Чэнь Хуанхуа был практиком на поздней стадии Ядра Духа. Что он мог сделать?

Борьба была тщетной, хватка Чэнь Хуанхуа напоминала стальные тиски. Воротник врезался в кожу юноши с такой силой, что его лицо начало постепенно багроветь.

«Что за вздор! Ты нарочно пытаешься выставить меня в ещё более нелицеприятном свете, да?! Ты во внутреннем круге, но так до сих пор и не прорвался на ступень Ядра Духа. Спорю, что ты просто завидуешь тому, что я вот-вот стану Предком Духа! Отвечай, ты поэтому вставляешь мне палки в колёса?!» — Чэнь Хуанхуа разразился яростной тирадой, уже решив про себя, что именно Сы Кунсянь был причиной его провала. Подняв свободную руку, он угрожающе стиснул её в кулак и обрушил его прямо на голову юноши!

Свидетелями этой сцены были несколько других учеников, но ни один из них не попытался вступиться за Сы Кунсяня. Большинству было всё равно, но на лицах некоторых проступило отчётливое раздражение. Впрочем, на этом и всё; по всей видимости, они слишком боялись этого человека и не хотели попасть под раздачу.

Сам Сы Кунсянь уже закрыл глаза, смирившись с неизбежным, и затравленно ожидал удара.

Но вдруг, откуда ни возьмись, сбоку вынырнула рука в чёрно-пурпурной перчатке и перехватила запястье Чэнь Хуанхуа!

Человеком, остановившим расправу, был Бай Юньфэй. Не ослабляя хватку, он проговорил: «Мы все здесь ученики Школы Ремесла. Подобные действия – откровенный перебор…»

Опешивший от его вмешательства Чэнь Хуанхуа почти мгновенно пришёл в себя: «Кто ты такой? Это не твоё дело, пусти!»

С этими словами он в бешенстве дёрнул захваченную правую руку на себя. Его оппонент безропотно дал ему высвободиться, но в тот же самый миг Чэнь Хуанхуа внезапно ощутил нечто странное: его левая рука будто бы стала гораздо легче.

Глянув в ту сторону, он осознал, что Бай Юньфэй воспользовался этим секундным происшествием, чтобы аккуратно освободить Сы Кунсяня.

Отступив немного назад вместе с юношей, Бай Юньфэй негромко произнёс: «Сы Кунсянь также является членом внутренней школы. Разве ты не должен поручать доставку материалов ученикам внешнего круга? То, что ты пытаешься обвинить его в своём провале, просто смешно, ты не находишь?»

Чэнь Хуанхуа, только что потерпевший неудачу при создании духовного оружия, пребывал не в самом радужном расположении духа. Изначально он просто хотел побить Сы Кунсяня, чтобы немного спустить пар – такое происходило уже не раз и не два. Подобные мелкие потасовки и ссоры никогда не доходили до сведения сеньоров, так что Чэнь Хуанхуа был убеждён, что вполне может себе такое позволить. Но надо ж было такому случиться, что именно сегодня кто-то решил вмешаться в обычный ход вещей…

В ответ на слова Бай Юньфэя мужчина презрительно фыркнул: «Он-то? Член внутренней школы? Хах! Да он просто мусор, которого многие ученики внешнего круга за пояс заткнут! Его уже давно должны были вышвырнуть из внутренней школы! И вообще, тебе-то какое дело? Если я говорю, что он виноват, то это его вина! Прекрати совать свой нос не в своё дело! – в этот момент в его глазах, пристально рассматривающих Юньфэя, мелькнуло узнавание. Он несколько раз удивлённо моргнул, после чего неожиданно засмеялся: — Хо, теперь я вижу, кто ты… Тот самый “временный” сеньор… Ты куда-то пропал на целый месяц, так что ничего удивительного, что я тебя не признал. Моя ошибка…»

Его голос под конец фразы стал настолько тошнотворно-кислым, что только полный идиот не различил бы в нём пренебрежительной насмешки.

Бай Юньфэй несколько опешил. И дело было не в том, что Чэнь Хуанхуа его знает. Когда они впервые попали на Западный Пик, Сун Линь представил всем новых учеников. Там было слишком много людей, поэтому Бай Юньфэй не смог упомнить всех. Лицо этого мужчины не вызвало у него никакого отклика, но при этом столь явную враждебность сложно было объяснить только текущей ситуацией.

Именно в этот момент Сы Кунсянь подёргал Бай Юньфэя за рукав и прошептал: «Сеньор Бай, он один из выдающихся учеников внутренней школы, Чэнь Хуанхуа. Во время проверки таланта к ремеслу он прошёл 4,7 километра, но его всё же не сделали личным учеником. Его талант к духовной практике тоже впечатляет. Мы оба присоединились к Школе Ремесла 5 лет назад, но он уже на грани прорыва на ступень Предка Духа, тогда как я ещё даже не достиг ступени Ядра Духа…»

После этого объяснения всё встало на свои места: эта неприязнь была вызвана тем, что Юньфэй стал личным учеником вопреки правилам.

Неудивительно, если бы кто-то показал результаты хуже, чем у него, а затем получил шанс, о котором остальным оставалось только мечтать, то Бай Юньфэй и сам бы рвал на себе волосы от зависти.

К несчастью, вероятнее всего, этот Чэнь Хуанхуа был такой далеко не один.

«Сы Кунсянь, не думай, что я тебя не слышу! Решил, что можешь посмеяться надо мной и просто уйти?! Рано или поздно я всё равно до тебя доберусь! – Чэнь Хуанхуа наградил молодого человека зловещим взглядом, прежде чем снова повернуться к Бай Юньфэю с этой нарочито “вежливой” улыбочкой: — Так-так… как же тебя звали?.. Ах, да. Сеньор Бай, что привело вас сюда, неужели вы уже изучили искусство создания духовных предметов?»

Даже несмотря на столь откровенную насмешку, Бай Юньфэй не испытывал желания ввязываться в бессмысленный конфликт, лишь слегка нахмурился про себя. Юньфэй был здесь на прогулке, так что он небрежно махнул рукой и ответил: «Я просто осматриваюсь, не обращай внимания».

После этих слов он бросил взгляд на Сы Кунсяня, подавая ему знак, что пора уходить.

«Ах, сеньор Бай, я слышал, что вы сражались с сеньором Фэй Нянем с Южного Пика и всё закончилось ничьей? Я бы хотел устроить небольшой поединок с сеньором, вы не поделитесь со мной своей мудростью?» — но ещё до того, как Бай Юньфэй успел хотя бы развернуться, чтобы уйти, снова послышался насмешливый голос Чэнь Хуанхуа.

Остановившись, Бай Юньфэй повернул голову в его сторону и, выгнув бровь, коротко ответил: «Не интересует».

Но тот явно ожидал такого ответа, поскольку тут же со странной интонацией протянул: «О, я понял. Сеньор Бай же у нас личный ученик главы, первое и единственное исключение из правил с удивительными 3,7 километрами на испытании… Подобный человек, разумеется, не может быть обычным. Неудивительно, что он не желает тратить время на обучение нас, младших собратьев из внутреннего круга…»

«……»

Хох, так вот про кого говорят, мол, “ему пальца в рот не клади”…

Бай Юньфэй не собирался с ним ссориться, но настырные попытки Чэнь Хуанхуа спровоцировать его на поединок сделали своё дело – юноша почувствовал зарождающуюся в душе волну злости.

Он незаметно огляделся.

Вокруг собралось уже много народу. И каждую секунду из пещер показывались новые люди, привлечённые происходящим.

Бай Юньфэй мог видеть на их лицах предвкушение предстоящей драки. А некоторые уже посматривали на юношу с тем же выражением в глазах, что и Чэнь Хуанхуа.

«Никто не скажет этого вслух, но большинство, вероятно, крайне недовольно тем фактом, что я стал личным учеником таким странным образом… — вздохнул Бай Юньфэй. – Если я собираюсь остаться здесь надолго, то поощрять такое отношение будет не слишком разумно…»

Бай Юньфэй молча размышлял про себя. Но когда Чэнь Хуанхуа уже собирался подлить масла в огонь, юноша внезапно поднял голову.

Его лицо дышало спокойствием, однако в глазах горели странные огоньки, а на губах играла улыбка.

«Хорошо! В таком случае, устроим поединок!»


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!