Menu Close

Глава 10 : Сяо Лу

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Сад Чистолесья был одним из сакральных, запрещённых для посещения уголков Императорского Дворца, поскольку здесь обычно проводили время Цинь Дэ и Фэн Юйцзы.

Незадолго до этого Цинь Юй расстался со своим отцом, братьями и дядюшкой у городских ворот и вернулся во дворец Принца Юя. Цинь Фэн отправился в свой дворец Принца Руя, а Цинь Дэ, Фэн Юйцзы и Цинь Чжэн вместе направились в Императорский Дворец.

У входа в Сад Чистолесья Цинь Чжэн поклонился и почтительно проговорил: «Отец, я возвращаюсь к себе».

Однако стоило ему развернуться, как его обдало внезапным порывом ветра.

Поражённый Цинь Чжэн тут же громко воскликнул: «Кто здесь?!»

В следующий миг он смог разглядеть двоих нежданных гостей. Ими оказались Цинь Юй и мисс Ли-ер.

Фэн Юйцзы и Цинь Дэ не выглядели удивлёнными. Цинь Юй не подавлял свою ауру, так что они узнали о его приближении заранее. Однако Цинь Чжэн ещё даже не достиг ступени Сяньтянь, так что, естественно, ни о чём не догадывался.

«Отец, отец, у меня для вас очень и очень хорошие новости», — взволнованно проговорил Цинь Юй, сжимая в руке ладошку девушки.

Цинь Дэ окинул их внимательным взглядом. Судя по всему, они даже летели сюда, держась за руки. Также ему бросился в глаза лёгкий румянец на щеках Ли-ер. Придя к логичному умозаключению, он усмехнулся: «Хорошие новости? Юй-ер, дай угадаю?»

«Ты уже в курсе?» — изумлённо воззрился на него юноша.

Цинь Дэ с улыбкой ответил: «Это касается этой молодой госпожи?»

Цинь Юй кивнул. Удивление в его глазах стало ещё более заметным. До того, как Ли-ер ему об этом не сказала, он сам понятия не имел, что она способна восстановить отсечённую руку. Так как об этом узнал его отец?

Цинь Дэ же окончательно уверился в своих догадках. Он окинул Ли-ер придирчивым взглядом. Только сейчас он обратил внимание на естественную ауру элегантности и изящной простоты, окружающую девушку. Эта аура оказывала успокаивающее и освежающее действие на окружающих, словно глоток чистого воздуха ранним утром.

«Неплохо, неплохо…» — Цинь Дэ погладил подбородок, словно оценивая будущую невестку.

Цинь Юй не был глупцом. Видя поведение отца, он дал себе труд немного обдумать ситуацию и мгновенно осознал, о чём тот подумал. Юноша через силу улыбнулся: «Отец, это Ли-ер. Я уже рассказывал тебе о ней, когда мы пили вино на башне у городских врат. Я привёл её сюда, поскольку она может исцелить ваши руки».

«О, мисс Ли-ер. Что-что? Вы можете исцелить наши руки?» — Цинь Дэ недоумённо нахмурился.

Ли-ер бесстрастно улыбнулась: «Дядюшка Цинь, восстановить отсечённые конечности очень сложно, но мой врождённый магический дар всё же на это способен. Я почти уверена, что смогу вернуть вам с дядюшкой Фэном ваши утраченные руки».

Цинь Дэ и Фэн Юйцзы переглянулись. На их лицах отчётливо читались изумление и сомнение.

«Мисс Ли-ер, я довольно много времени провёл в школе Сючжэнь, но ни разу не слышал о возможности восстановить отрубленную руку. В это действительно сложно поверить. В чём именно заключается ваш способ исцеления?» — Фэн Юйцзы не знал, что и думать.

Тем не менее, Цинь Юй уже видел Ли-ер в действии и знал, что она действительно способна творить настоящие чудеса, когда дело доходит до исцеления.

«Я родилась с этим магическим даром. Дядюшка Цинь, дядюшка Фэн, вы позволите использовать его на вас?» — девушка лукаво склонила голову набок.

Цинь Юй также успокаивающе кивнул: «Отец, дядюшка Фэн, можете не волноваться, Ли-ер невероятно хороша в лечении. Я уже несколько раз видел, как она исцеляет раны других людей, и результаты были поистине поразительными. Это не займёт много времени».

Цинь Дэ и Фэн Юйцзы замешкались на секунду, после чего начали снимать свои накидки.

Ли-ер улыбнулась: «Дядюшка Цинь, дядюшка Фэн, это необязательно. Просто постойте спокойно, чтобы я могла использовать свою магическую силу».

«Ох, в таком случае, рассчитываем на вас, мисс Ли-ер», — Цинь Дэ уже устал удивляться. Они с Фэн Юйцзы застыли на своих местах.

Ли-ер прикрыла веки. В тот же миг вокруг неё завихрились зелёные сгустки света. В этом магическом ореоле девушка выглядела, словно живое воплощение богини жизни. В какой-то момент зелёный свет, окружавший Ли-ер, начал вытягиваться в сторону Цинь Дэ и Фэн Юйцзы.

«Сяо Юй, ты уверен, что всё получится?» — спросил Цинь Чжэн, взволнованно наблюдавший за происходящим со стороны.

Цинь Юй кивнул: «Не переживай, всё будет хорошо».

Потоки зелёного света окутали культи мужчин, и пустые рукава их одеяний начали мало-помалу расправляться. Судя по всему, отсечённые руки внутри рукавов начали постепенно удлиняться, только происходило это всё мучительно медленно.

Одна минута, две минуты…

Один час, два часа…

Медленно но верно пустые обвисшие рукава расправлялись, очерчивая контуры регенерирующих рук. При помощи святого чувства Цинь Юй мог видеть, как сгустки зелёного света непрерывным потоком вливаются в повреждённые участки рук, постепенно восстанавливая кости и плоть.

Через какое-то время…

Шесть долгих часов Цинь Юй и Цинь Чжэн неотрывно следили за процессом лечения. Цинь Дэ и Фэн Юйцзы не могли сдержать радость и возбуждения, чувствуя, как их руки с каждой секундой принимают свою изначальную форму. Но они не смели даже шевелиться, чтобы не отвлекать Ли-ер.

Весь лоб девушки был усеян бисеринками пота. Капелька пота даже виднелась на кончике её носа…

Всё это время Ли-ер держала глаза закрытыми. Цинь Юй по-прежнему внимательно следил за процессом лечения при помощи святого чувства. Наконец, восстановление дошло до кончиков пальцев мужчин. Исцеление прошло успешно! Ли-ер открыла глаза, мягко выдохнула и взмахом руки избавилась от пота, застилавшего ей глаза.

«Дядюшка Цинь, дядюшка Фэн, как ощущения?» — усмехнулась она.

Цинь Дэ и Фэн Юйцзы пару раз взмахнули восстановленными руками, после чего даже попробовали сотворить несколько магических пассов, используя обе руки. Их удивлению и радости не было конца.

«Мисс Ли-ер, я с трудом могу подобрать слова благодарности. Такое ощущение, что мою руку никогда не отрубали. Она абсолютно такая же, как и была», — с энтузиазмом воскликнул Цинь Дэ. Фэн Юйцзы чувствовал то же самое. Они уже давным-давно смирились с мыслью, что им придётся жить лишь с одной рукой, так что понять их ликование было несложно.

Радостный Цинь Чжэн засмеялся и объявил: «Это настоящее чудо! Удивительно! Мы должны отпраздновать это знаменательное событие! Слуги! Сейчас же пригласите семью Принца Руя во Дворец. Также скажите императрице, наложницам и моим детям явиться в Павильон Сотни Встреч*».

Прим. W: У меня дежавю… Императору, похоже, лишь бы устроить сабантуй =__=

****

Павильон Сотни Встреч.

Главное место за длинным столом на этот раз оккупировал Верховный Император Цинь Дэ. По обе руки от него сидели Цинь Чжэн и Фэн Юйцзы, дальше расположились Цинь Юй и Цинь Фэн, а ещё дальше – остальные гости. Этот пир оказался даже более пышным, чем предыдущий. Слуги только и успевали, что сновать туда-сюда, принося всё новые и новые блюда.

«Для этого праздника мы собрали 365 мировых деликатесов. Давайте насладимся пиршеством от души!» — со счастливым видом объявил Цинь Чжэн.

На этом банкете Ли-ер пришлось выпить немало вина. Когда Цинь Фэн узнал, что она успешно исцелила руки Цинь Дэ и Фэн Юйцзы, то пришёл в неописуемый восторг и долго рассыпался перед ней в благодарностях. Именно Ли-ер стала звездой этого праздника. Тёплая и праздничная атмосфера окутала весь Императорский Дворец.

Застолье завершилось лишь глубокой ночью.

****

Дворец Принца Юя.

«Довольно препираться. Почётными хранителями клана Цинь станут командиры 2-го, 5-го и 6-го корпусов», — решительно заявил Цинь Юй, положив конец спорам. Из трёх названных экспертов, двое были на поздней стадии Юаньин, а третий – на средней стадии Юаньин, но не уступал им по боевым возможностям.

Остальные 7 командиров корпусов лишь горестно вздохнули.

Вскоре после возвращения из Императорского Дворца Цинь Юй призвал к себе всех Стражей и командиров корпусов. Самые слабые из этих экспертов были на средней стадии Юаньин. После долгих раздумий, Цинь Юй решил оставить трёх их них в качестве почётных хранителей клана Цинь, чтобы обезопасить свою семью.

Узнав о непреложном правиле Хаотичного Астрального Океана, он осознал, что оптимальным вариантом было поручить защиту нескольким сильным сюяоистам. Оставлять здесь целый отряд было бессмысленно. Для того он и вызвал этих командиров корпусов.

Выбранные Цинь Юем для защиты клана Цинь могли попросить его выковать священное оружие верхнего грейда. Более того, это могли быть клинки любой формы и типа на их вкус.

Священное оружие верхнего грейда было более чем заманчивой наградой для экспертов на ступени Юаньин. К тому же, Цинь Юй сказал, что им придётся служить в качестве хранителей лишь 100 лет, после чего их сменит другая группа. Для сюяоистов 100 лет были очень коротким промежутком времени.

«Да, Мастер Башни», — радостно откликнулись выбранные Цинь Юем эксперты.

Это же всего 100 лет? Они могли просто спокойно практиковать в течение этого времени. А что касается защиты клана Цинь, то, с учётом могущества этой семьи, кто рискнёт их провоцировать? Иными словами, это была очень несложная работа.

А после сотни лет каждый из них даже получит по священному клинку верхнего грейда. Кто бы отказался от такого задания?

«Страж Янь Руй, немедленно отправь 8000 стражников в Бескрайнюю Глушь на поиски чёрной нефритовой шкатулки. Но запомни! Ведите поиски в пределах 100 тысяч ли от границ Глуши. Дальше чтоб никто не совался!» — с серьёзным видом приказал Цинь Юй.

Янь Руй, несмотря на внешность обворожительной красавицы, была главой Стражей Звёздной Башни. Её опыту и способностям можно было лишь позавидовать.

«Мастер Башни, если в этой области шкатулки не окажется, следует ли нам расширить зону поисков?» — спросила она.

«Нет, — губы Цинь Юя скривились в едва заметной коварной усмешке. – Если вы найдёте шкатулку – замечательно. Если нет, то тоже не страшно. Запомни, безопасность должна быть на первом месте. Ах да… я уже поручил управляющему дворцом купить несколько шкатулок, изготовленных из чернильного нефрита. Возьмите их с собой и закопайте поглубже в Бескрайней Глуши».

Юноша мысленно ухмыльнулся: «Сильно сомневаюсь, что остальные лидеры расскажут своим подчинённым о Девятом Мече. Вероятнее всего, они просто скажут им искать чёрную нефритовую шкатулку, не вдаваясь в подробности. Хе-хе, но ведь и эти шкатулки смертных из чернильного нефрита вполне подходят под это описание?»

«Слушаюсь!» — с энтузиазмом откликнулась Янь Руй. Она, без сомнения, поняла, что задумал Цинь Юй. А поскольку войскам Звёздной Башни не придётся слишком далеко углубляться в Бескрайнюю Глушь, эту миссию вряд ли можно было считать опасной. Поэтому глава Стражей могла немного расслабиться и с предвкушением ожидать грядущих событий.

****

Цинь Юй развалился на белом облаке, плывущем по небесам, то и дело прикладываясь к фляжке с ароматным вином. Ли-ер сидела рядом в позе лотоса. На её коленях лежала цитра. Девушка с удовольствием перебирала струны, безмятежно прикрыв веки.

Попивать вино на облаке, слушая прекрасную музыку – Цинь Юй ощущал себя настоящим Бессмертным в этот момент.

Чарующая мелодия цитры, водопадом нисходящая с девятых небес на землю, казалась звуками самой природы.

Когда песня закончилась, Цинь Юй отложил флягу и сел. Он с улыбкой посмотрел на девушку: «Ли-ер, прости, что снова приходится тебя беспокоить, но Сяо Лу мне как младшая сестра. Мне больно думать, что она проведёт всю жизнь калекой. Я…»

«Ладно, ладно, не переживай, — усмехнулась Ли-ер. – Как далеко нам ещё до города Су Янь?»

«Уже почти прилетели», — ответил Цинь Юй, заставляя облако ускориться.

****

У городских ворот Су Яня.

Цинь Юй был облачён в синее одеяние, что было для него редкостью. Это были роскошные одежды, лично выданные ему Цинь Чжэном. Ли-ер также была в синем платье, а её тонкую талию обхватывал изящный шёлковый поясок.

Они вместе вошли в город.

Цинь Юй раскинул своё святое чувство и тут же определил местоположение Те Шаня и Сяо Лу, однако то, что увидел юноша, изрядно его озадачило. В следующую секунду он расхохотался.

«Что такого смешного, Цинь Юй?» — подняла брови Ли-ер.

Цинь Юй таинственно улыбнулся: «Следуй за мной».

Он тут же ускорился. За каждые 2-3 шага он легко преодолевал 100 метров, но люди вокруг, казалось, не замечали ничего необычного.

В отличие от него, Ли-ер не стала ускоряться, она шагала в том же неспешном темпе. Однако, как ни удивительно, девушка с лёгкостью поспевала за Цинь Юем. Её лёгкие стелющиеся шаги словно обладали способностью сокращать расстояние.

****

Поместье Тан в городе Су Янь.

«Дорогая».

Красивый молодой человек в белых одеждах стоял на коленях в главном зале. Чувственные алые губы, ровный ряд белоснежных зубов, смазливое лицо с правильными чертами – этот человек был из тех, кто сводит женщин с ума одним своим видом и повергает мужчин в пучины зависти. Это был Тан Юань, так называемый лучший каллиграф царства Цинь, который, по слухам, мог между делом нарисовать картину стоимостью в тысячи золотых ямбов.

«Ты подвёл своего тестя, не так ли? Будешь стоять на коленях перед его алтарём в течение двух часов», — строго проговорила Сяо Лу, жена Тан Юаня.

Сейчас ей было уже больше 20. Из маленькой девочки она превратилась в цветущую девушку. Несмотря на свою тонкость и изящество, вокруг неё витал ореол героизма. Хрупкость и героизм. Очень противоречивое сочетание, но эти качества гармонично переплетались в Сяо Лу.

В прошлом именно это привлекло внимание Тан Юаня. Он неустанно добивался её благосклонности, несмотря на бесчисленные преграды. Один лишь Те Шань избил его за то время трижды. В конце концов, молодой человек всё же завоевал сердце возлюбленной. Тем не менее, Сяо Лу никогда не забывала о другом человеке – Цинь Юе. После того, как тот покинул континент, оставив после себя легенды об эпохальном сражении на реке У, она начала усиленно тренироваться, следуя примеру своего кумира. Через пять лет девушка уже достигла ступени Сяньтянь, а сейчас уже вышла на среднюю стадию Сяньтянь.

Изнеженный, слабый человек искусства, женившийся на эксперте такого уровня… был обречён на страдания.

«Сяо Лу, ты слишком добра к Цинланю*. Вчера этот прохвост вместе со своими приятелями отправился распивать вино в бордель! Пусть простоит на коленях как минимум 6 часов», — женщина лет 50-60 в роскошных одеждах прожгла Тан Юаня гневным взглядом.

Прим. W: Там где-то в прошлых главах уже упоминалось про то, что он после женитьбы взял себе псевдоним или что-то вроде того.

«Мама…» — молодой человек незаметно глянул на женщину, однако, судя по всему, спасения ждать было неоткуда.

«Дорогая…» — после этого он перевёл жалобный взгляд на Сяо Лу.

При виде его печальных глаз девушка невольно смягчилась.

«Тан Цинлань!» — снаружи раздался чей-то громогласный рёв. В главный зал ворвался мужчина в военной форме. За ним даже следовали двое стражников.

«Ох, уважаемый брат, — стоило молодому человеку увидеть Те Шаня, как он сжался, словно мышь перед кошкой. После этого он внезапно вскочил и поспешил спрятаться за спиной супруги, торопливо воскликнув: — Спаси меня, дорогая. Прошу тебя, твой брат меня убьёт».

Лицо Те Шаня исказилось от гнева: «Тан Цинлань, ты снова посмел показаться в борделе. Я тебя предупреждал. Ты подвёл мою сестру, не так ли? На этот раз я не успокоюсь, пока ты не получишь 20 ударов армейской плети».

Госпожа Тан, которая только что испепеляла взглядом Тан Юаня, поспешно проговорила: «Командующий Те, вы не можете использовать армейский кнут. Я заставлю его стоять на коленях 6 часов, нет, даже 10 часов. Но после 20 ударов плетью он будет прикован к кровати на полмесяца, не меньше!»

«Это пойдёт ему на пользу. У него будет достаточно времени, чтобы подумать над своим поведением», — чаша терпения Те Шаня явно была переполнена.

Клан Тан имел большое влияние в Су Яне, однако Те Шань был командиром всех вооружённых сил города, а также названным братом легендарного Третьего Принца, младшего брата императора.

Поэтому, как бы ни была могущественна семья Тан, она бы не посмела перечить Те Шаню.

«Старший брат, двух часов на коленях достаточно для него. Он не посмеет снова допустить ту же ошибку в будущем», — Сяо Лу быстро загородила Тан Юаня своим телом. Ей совсем не нравилась мысль, что её мужа будут хлестать армейским кнутом.

«Отойди, Сяо Лу».

«Нет», — Сяо Лу упрямо стояла на пути старшего брата.

Те Шань был в ярости, но не мог прибегнуть к силе. Во-первых, ему претила мысль обижать сестру, а во-вторых, он… был слабее Сяо Лу. Несмотря на постоянные и усердные тренировки, у Те Шаня не было такого таланта к боевым искусствам, как у неё. Он ничего не мог с этим поделать.

«Дорогая, ты лучше всех», — сказал Тан Юань, прячась за женой.

«Ох, какое прелестное представление», — раздался вдруг чей-то ехидный голос.

Все удивлённо повернулись в сторону входа. На пороге стоял Цинь Юй, а Ли-ер с любопытством выглядывала у него из-за плеча.

«Сяо Юй», — глаза Те Шаня распахнулись так широко, что стали напоминать медные блюдца.

«Братец Юй», — на лице Сяо Лу также застыло потрясённое выражение.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!