Menu Close

Глава 8 : Мужество и хитрость

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: Аркадий Беда
  • Редактура: wolfich

«Лазурный Дракон», — Преподобный Янь Сюй слегка раздражённо посмотрел на Владыку.

В том, что сражение обернулось массовой беспорядочной бойней, явно чувствовалась рука Лазурного Дракона, который тайно подливал масла в огонь. Но, судя по всему, этого Владыке показалось мало, так что он даже показался лично и предложил Цинь Юю свою поддержку. Преподобный Янь Сюй прекрасно понимал, что Мастер Башни сейчас подобен пороховой бочке, способной взорваться в любой момент.

Лазурный Дракон насмешливо качнул головой: «Что такое, Янь Сюй? Я не могу помочь своему брату? К тому же, Звёздная Башня – один из оплотов сюяоистов в океаническом мире Сючжэнь, как и мой Дворец Лазурного Дракона. Если не моему брату, то кому я должен помочь? Тебе, старый хрыч?»

В этот момент к Преподобному Янь Сюю подбежала группа из десятка с лишним сюсянистов. Их лидер поклонился и произнёс: «Преподобный Янь Сюй, этот Мастер Звёздной Башни воспользовался преимуществом в силе и по собственной прихоти безжалостно убил учеников наших школ и других собратьев-сюсянистов. Мы смиренно просим вас восстановить справедливость».

«Уповаем на вашу милость!» — все новоприбывшие сюсянисты воскликнули в унисон.

Услышав это, Цинь Юй нахмурился и окинул их ледяным взглядом. Сердца сюсянистов невольно сжались от страха. Они бессознательно посмотрели на Преподобного Янь Сюя, словно ища защиты.

Ученики школы Чаоян были стёрты с лица земли; более того, Цинь Юй даже собственноручно убил Дунфан Няня. Так что, хоть его ярость до сих пор не улеглась, он уже мог хладнокровно оценить сложившуюся ситуацию.

На самом деле Цинь Юй вовсе не был кровожадным. Но правда в том, что с самого детства у него было очень мало по-настоящему близких людей, вот почему он трепетно относился к каждому из них. Убийство наставника и увечья отца и Фэн Юйцзы пробудили в нём чудовищную, неутолимую ярость.

Достаточно вспомнить, что юноша был готов без колебаний отдать жизнь, прихватив с собой врага, только чтобы уберечь отца. Из этого можно было сделать вывод, насколько важна была для него семья.

Отрезав руку Цинь Дэ и Фэн Юйцзы, Дунфан Юй совершил самую страшную ошибку в своей жизни. Его счастье, что этим он и ограничился. Если бы он убил Цинь Дэ, то сейчас Цинь Юй, возможно, уже утратил бы последние крохи благоразумия и истребил бы всех сюсянистов без разбора. Даже династия Мин могла бы попасть под раздачу.

«Заткнитесь, вы. Думаете, Преподобный без вас не знает, как уладить этот вопрос?» — рассерженно осадил их Преподобный Хо Тянь.

Они тут же закрыли рты, не смея возразить. Они были лишь жалкими сюсянистами, жившими недалеко от континента, и не могли перечить трём главным правителям Края Бессмертных Пэнлай.

«Кучка идиотов, не знающих своего места», — засмеялся Лазурный Дракон. Он даже не пытался скрывать своего презрения к этим так называемым “лидерам” из местных школ Сюсянь.

Неужели эти сюсянисты не понимали, в какой ситуации они оказались?

В плане личной силы Лазурный Дракон занимал первое место во всём океаническом мире Сючжэнь. Что касается солдат, то 10-тысячная армия Звёздной Башни могла в два счёта уничтожить оставшиеся 2000 сюсянистов. И вы всё ещё надеетесь, что Преподобный Янь Сюй “восстановит справедливость”? Он вам что, идиот?

«Господа, не беспокойтесь, разумеется, я улажу этот вопрос. А сейчас вам лучше пойти и отдохнуть», — Янь Сюй с улыбкой повернулся к сюсянистам.

Главы школ почувствовали, как у них отлегло от сердца. Они тут же поклонились и поспешили удалиться. Им ещё предстояло вернуть выживших в их резиденции. Многие сюсянисты до сих пор кипели от ярости, но перед лицом подавляющей мощи армии Звёздной Башни им не оставалось ничего другого, кроме как смириться.

«Хох, а где Мастер Башни Цинь Юй?» — уладив вопрос с сюсянистами, Преподобный Янь Сюй внезапно обнаружил, что юноши уже не было рядом с ними.

Лазурный Дракон со смешком ответил: «Янь Сюй, брат Цинь Юй направился в ту сторону. Просто обернись, и ты всё увидишь. Хо-хо, какая мощная жажда убийства. Думаю, это будет то ещё зрелище». С этими словами Владыка отправился вслед за Цинь Юем.

Преподобный Янь Сюй оглянулся. Он увидел, как Цинь Юй неспешно, шаг за шагом, приближается к резиденции Дунфан Няня.

Благодаря секретной технике Сюмо, Исследованию Души, Цинь Юй уже знал, где именно скрывается Дунфан Юй. Окинув усадьбу святым чувством, Цинь Юй обнаружил, что там остался лишь один человек. Он был на ранней стадии Юаньин, а элементальная энергия в его теле имела характерные особенности, типичные для учеников школы Чаоян. Более того, внешне он также был очень похож на Дунфан Няня.

«Дунфан Юй, — едва заметная мрачная усмешка заиграла на губах Цинь Юя. – Какой хороший сын, до сих пор слушается своего отца».

К этому моменту Цинь Юй уже был совершенно уверен, что человек в резиденции был не кем иным, как Дунфан Юем.

Цинь Юй не использовал ни летающий меч, ни какие-либо техники, он просто медленно, чеканя шаг, приближался к усадьбе. Не было и шанса, чтобы Дунфан Юй мог скрыться от его святого чувства. С каждым шагом смертоносная аура вокруг юноши становилась всё более интенсивной.

«Дунфан Юй!» — голос Цинь Юя внезапно прогремел на всю округу.

****

Время текло мучительно медленно. Из-за всех этих звуков сражения, мучительных воплей и оглушительных взрывов Дланей Грома каждая минута казалась Дунфан Юю целой вечностью. Только сейчас он осознал, насколько сильны оказались враги, пришедшие по его душу.

«Кто же это? Кто так хочет меня убить?»

Он терялся в догадках, кого он мог оскорбить. Дунфан Юй был уверен, что всегда был очень осмотрительным, он никогда не рисковал проявлять неуважение к могущественным экспертам. Как с таким поведением он мог кого-то оскорбить? Это просто не укладывалось у него в голове.

Звуки битвы стихли.

Однако это лишь привело Дунфан Юя в ещё больший ужас.

«Уже всё? Чем всё закончилось? Почему отец до сих пор не вернулся сообщить об итогах сражения? Неужели отец и школа Чаоян… проиграли? Нет, нет, это исключено», — он помотал головой, чувствуя, как на лбу выступил холодный пот.

Выбраться из усадьбы ему просто не хватало духу. Единственное, что ему оставалось – это ждать здесь.

Вскоре после этого раздался громогласный крик.

«Дунфан Юй!»

Он тотчас же понял, что это тот же самый голос, который ранее произнёс ту страшную фразу: «Либо Дунфан Юй умрёт, либо все вы… умрёте!» Сердце молодого мастера сжалось от ужаса.

****

«Дунфан Юй, выходи и умри», — холодно произнёс Цинь Юй, неумолимо приближаясь к резиденции Дунфан Няня.

Своим святым чувством он отчётливо видел своего незадачливого оппонента, сжавшегося от страха внутри усадьбы. Цинь Юй специально истязал его, он хотел расшатать его психику и с помощью страха довести его до безумия. Именно поэтому он так неспешно приближался к своей цели.

Преподобный Янь Сюй и Лазурный Дракон, наблюдая за действиями юноши, сразу же осознали, что он задумал.

«Бедный малыш Дунфан. Кто надоумил его задевать всех подряд?» — Лазурный Дракон саркастически ухмыльнулся.

«Дунфан Юй убил учителя Мастера Звёздной Башни и изувечил его отца и дядю. В том, что делает Цинь Юй, он может винить только себя самого», — со вздохом проговорил Преподобный Янь Сюй. Он выглядел так, словно ему было жаль Дунфан Юя.

Однако Лазурный Дракон лишь скривил губы: «Лицемер».

Они были лидерами двух могущественных фракций, так что ни Лазурного Дракона, ни Преподобного Янь Сюя нельзя было упрекнуть в мягкосердечии. На самом деле, они не испытывали ни малейшего сочувствия к Дунфан Юю. Горестное выражение лица Янь Сюя было лишь игрой.

Сючжэнисты идут против воли Небес и постоянно сражаются друг с другом за различные сокровища. Самое важное для них – это сила! Если бы Лазурный Дракон или Преподобный Янь Сюй были мягкосердечными, то лишь богам ведомо, как давно оборвались бы их жизни.

Лишь сильный может позволить себе быть великодушным. Если падший бессмертный 9, 10 или даже 12 испытаний проявит милосердие, то окружающие будут восхвалять его величие и широту души.

Но если то же самое сделает обычный сючжэнист на ступени Дунсюй, то в лучшем случае его сочтут глупцом. Добряк в окружении жестоких людей обречён; кровавый мир Сючжэнь, где опасности поджидают на каждом углу, просто сожрёт его с потрохами.

На пути противостояния Небесам один неверный шаг может перечеркнуть плоды тысячелетних трудов, так что большинство сючжэнистов очень рано черствеют душой. Даже те, кто кажется воплощением доброты и сострадания, на поверку оказываются решительными и безжалостными. В решающий момент они не станут колебаться или проявлять милосердие.

Лазурный Дракон с Тэн Шанем, два Стража Дворца и Преподобные Янь Сюй, Хо Тянь и Ди Фэн последовали за Цинь Юем. С помощью святого чувства они отчётливо видели перекошенное от ужаса лицо молодого мастера, спрятавшегося в усадьбе. Слова Цинь Юя привели к тому, что тело Дунфан Юя сотрясала крупная дрожь.

Смерть была не так уж страшна. Куда ужаснее ощущение беспомощности перед лицом неумолимо надвигающейся смерти.

Цинь Юй уже достиг парадного входа в особняк. Его намерение убийство усилилось до такой степени, что даже Дунфан Юй внутри дома мог ясно его ощущать.

«Аргх!» — в этот отчаянный момент ужас на лице молодого мастера внезапно переплавился в безумную ярость. Он не мог больше этого выносить. Дунфан Юй взвизгнул, активируя все запасы внутренней энергии без остатка. В следующую секунду он взмыл в небеса на своём летающем мече, в мгновение ока развив максимальную скорость.

Практически сразу же вслед за ним в небо устремилась золотая комета.

Бам!

Сгусток золотого света стартовал позже, но догнал молодого мастера в считанные мгновения. Огромная золотая ладонь материализовалась в воздухе, с грохотом обрушившись на спину Дунфан Юя. Раздался взрыв, и тело молодого мастера камнем рухнуло вниз.

В результате его жёсткой посадки на плиты из синего гранита содрогнулась земля. Плиты разлетелись на куски, а Дунфан Юй с ног до головы покрылся кровью. Он с большим трудом приподнялся на руках. Попытался встать, но его внутренние органы были настолько повреждены, что в результате он лишь закашлялся кровью.

Неожиданно прямо перед молодым мастером появился Цинь Юй.

Беспомощно распластавшийся на полу Дунфан Юй увидел чьи-то ноги. Подняв взгляд, он уставился на лицо юноши, от которого веяло холодом и смертью. Растерянно заозиравшись, он в ужасе просипел: «Где мой отец? Где люди из моей школы?»

В ответ раздался безучастный голос Цинь Юя: «Школа Чаоян прекратила своё существование».

Дунфан Юй отреагировал не сразу. Лишь секунду спустя он осознал, что означали слова Цинь Юя. Его школа Чаоян была уничтожена!

«Зачем? Почему ты это делаешь? Чем я тебе навредил? Почему ты так жесток?» — даже в этот момент Дунфан Юй ещё не был до конца сломлен, поскольку его не слишком заботили судьбы его собратьев из школы. Единственное, что действительно имело для него значение, – это его хрупкая жизнь.

В сердце молодого мастера всё ещё теплился последний огонёк надежды!

«Ты хочешь убить меня? Тогда хотя бы скажи, чем я тебя обидел? Если ты не дашь мне ответ, то я не смирюсь со своей смертью до самого конца», — проговорил он, уставившись прямо на Цинь Юя.

Как бы там ни было, он свято верил, что никогда в жизни не задевал могущественных экспертов. Все люди, которых он убивал, были мелкими сошками, не заслуживающими даже упоминания. Никого хотя бы более или менее сильного он трогать попросту не смел.

«В битве за перевал Цзя Лин ты убил генерала империи Цинь, Чжао Юньсина, не так ли? Генерал Чжао был моим первым наставником», — бесстрастно произнёс Цинь Юй ледяным тоном.

Лицо Дунфан Юя стремительно побледнело.

Он помнил того генерала с его чистой и неукротимой аурой. Даже столкнувшись с экспертом уровня Дунфан Юя, этот смертный яростно атаковал, не заботясь о собственной жизни. В начале схватки молодой мастер был беспечен, он даже не озаботился защитить своё тело барьером из элементальной энергии. В результате генерал сумел нанести ему поверхностную рану и был убит на месте в приступе ярости. Но даже после смерти этот человек продолжал яростно впиваться взглядом в своего врага.

«Что касается двух нынешних Шансяней династии Цинь, — продолжил Цинь Юй, — то один из них мой отец, а другой – дядюшка».

Тело Дунфан Юя сковал холод. Его глаза потухли.

«Как же так, как такое…» — едва шевеля губами, пробормотал Дунфан Юй. В его глазах не осталось жизни. Огонёк надежды в его душе окончательно потух.

Рука Цинь Юя полыхнула золотом. Несколько сгустков света выстрелили в тело Дунфан Юя и наглухо запечатали его юаньин. Текущая сила Цинь Юя не оставляла молодому мастеру никакого шанса разрушить эту печать.

«Страж Лян Тань, возьми сотню отборных солдат и сопроводи Дунфан Юя в столицу, чтобы мои отец и братья могли сами решить, что с ним делать. Кроме того, передай им, что необходимо позаботиться о местах для проживания для всех вас», — отдал приказ Цинь Юй. Страж Лян Тань, вместе с остальными Стражами ожидавший снаружи усадьбы, тут же отправился исполнять распоряжение Мастера Башни.

****

«Ваше Величество, в Землях Бессмертных за стенами столицы состоялось масштабное сражение. Очень многие Шансяни, проживавшие там, погибли в бою», — с почтительным поклоном обратился к Чжу Яню старый евнух.

В настоящий момент облик Чжу Яня разительно отличался от того неприглядного зрелища, которое он представлял собой при недавней встрече с Цинь Юем.

«Многие Шансяни погибли? Возможно ли, что тот незнакомец в чёрном сделал это в одиночку?» — нахмурился император.

Евнух покачал головой: «Нет, это не так. По словам наблюдателей, следивших за происходящим с вышек у городских ворот, человек в чёрных одеждах сперва действительно отправился туда один и бросил им вызов, но затем… появилось огромное количество других Шансяней. Говорят, их было так много, что за ними не было видно неба. Эта группа Шансяней значительно превосходила по численности тот отряд, что мы приветствовали в прошлом. Но они были на стороне человека в чёрном».

Чжу Янь задумался.

Тем временем, старый евнух продолжил: «После этого этот незнакомец в чёрных одеждах отдал приказ, который и вызвал резню в стане Шансяней из Земель Бессмертных. Ваше Величество, наблюдатели говорят, что бесчисленные молнии обрушились с небес. Офицеры и солдаты, дежурившие у городских ворот, были напуганы до полусмерти».

Чжу Янь хмуро спросил: «Где сейчас этот Шансянь в чёрных одеждах?»

Евнух тут же ответил: «В Землях Бессмертных. Судя по докладам, лидеры Шансяней из Земель Бессмертных – преподобные, кажется? – позже появились на месте событий и о чём-то переговорили с человеком в чёрном, после чего тот и направился в Земли Бессмертных».

«Хо…»

Чжу Янь погрузился в раздумья. Старый евнух застыл рядом, не смея прерывать размышления императора.

Династия Мин довольно долго находилась в упадке, однако с приходом на трон Чжу Яня её сила значительно возросла. Чжу Янь был падок на красивых женщин и мог даже порой сквозь пальцы смотреть на продажность и лицемерие чиновников, но империя под его управлением крепла день ото дня, а армия стремительно становилась сильнее.

«Подготовь всё необходимое для визита в Земли Бессмертных. Я хочу снова встретиться с этим Шансянем в чёрном», — неожиданно приказал Чжу Янь.

«Ваше Величество, — старый евнух пришёл в смятенье. – Ваше Величество, этот человек в чёрном – вор, вторгшийся в императорскую обитель. А его могущество настолько пугает, что…»

«Хах?» — поднял бровь Чжу Янь, наградив евнуха ледяным взглядом.

Сердце старика пропустило удар. Он проглотил остаток фразы и немедленно отправился выполнять приказ. Этот евнух был главой тайной армии под непосредственным началом императора. Он был экспертом на пике Сяньтянь, но перед лицом Чжу Яня был вынужден соблюдать крайнюю осмотрительность.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!