Menu Close

Глава 5 : Непреодолимая жажда убийства

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Незаметно пролетел месяц.

Вскоре после прибытия Преподобного Янь Сюя династия Мин организовала масштабное строительство за пределами столицы. Империя не только мобилизовала 400 тысяч гвардейцев, размещённых в столичном городе, но и привлекла огромное количество простых граждан. Менее чем за месяц как по волшебству здесь возникли сотни новых домов.

Большинство из них были выполнены из дерева, бамбука или камня. Окружающая территория была облагорожена и расчищена, здесь появилось множество умиротворяющих ручейков и мостиков. Даже Преподобный Янь Сюй удовлетворённо кивнул, глядя на проделанную работу.

В этот день, на закате, Преподобные Янь Сюй, Хуо Тянь и Ди Фэн вместе с Дунфан Юем, четырьмя учениками школы Чаоян и императором Чжу Янем со своей свитой стояли за стенами столицы и ждали. Этим вечером должны были наконец прибыть 2000 сюсянистов из школы Чаоян и соседних школ.

С учётом их скорости, они могли быть здесь уже днём, однако Преподобный Янь Сюй посчитал, что так их увидит огромное количество смертных. Так что приказал дождаться вечера на берегу, а с наступлением темноты выдвигаться к столице.

«2000 Шансяней? Ваше Величество, их действительно будет так много?» — чарующим голоском спросила красавица, стоявшая рядом с Чжу Янем. Это была императорская наложница, которой он в настоящий момент благоволил больше всего. Он даже рассказал ей о предстоящей встрече и взял с собой, хотя это была тайна государственной важности.

Чжу Янь издал странный звук и тихо ответил: «Я только слышал об этом. Не разговаривай. Просто стой молча. Ты всё увидишь сама, когда придёт время».

Все люди из императорской свиты явно нервничали.

На континенте Таящегося Дракона Шансяни считались высшими существами, богами среди смертных. Если императоры представляли собой вершину политической власти, то Шансяни были квинтэссенцией личного могущества. И тем не менее, этим вечером сюда должны были прибыть тысячи таких богоподобных созданий.

2000, подумать только!

«Вот и они!» — бесстрастно проговорил Преподобный Янь Сюй. На его лице играла едва заметная улыбка.

С учётом статуса Преподобных, каждый из них мог мановением руки мобилизовать более 10 тысяч сючжэнистов, так что, разумеется, жалкие пара тысяч сюсянистов не могли их удивить.

Через некоторое время на фоне черноты неба замелькали расплывчатые силуэты. В следующий миг они на огромной скорости спикировали вниз. Тысячи экспертов одновременно приземлились перед Преподобными, и вперёд вышел их лидер. Он низко поклонился и заговорил: «Приветствую, Преподобные. Я Дунфан Нянь из школы Чаоян».

За ним поклонились лидеры остальных, более мелких школ. Прочие сючжэнисты же опустились на одно колено и гаркнули в унисон: «Приветствуем Преподобных!»

Этот слитный крик разнёсся далеко вокруг, но горожане не посмели выйти из своих домов посмотреть, поскольку в столице по ночам действовал комендантский час.

«Глава Дунфан и остальные. Я бы хотел, чтобы вы сперва отдохнули день или два. После этого мы обсудим вопрос поисков чёрной шкатулки. Пожалуйста, не беспокойтесь ни о чём. Отряды из всех школ в радиусе 10 миллионов ли вокруг очень скоро к нам присоединятся. Придётся подождать несколько дней, пока долетят из самых дальних районов», — с неизменной бесстрастной улыбкой объявил Преподобный Янь Сюй.

Дунфан Нянь решительно кивнул: «Мы в вашем полном распоряжении, Преподобный. Да, мой сын не доставлял вам хлопот?»

Сам Дунфан Юй всё это время стоял рядом, не смея вмешиваться в разговор.

Преподобный Янь Сюй погладил бороду и усмехнулся: «Глава Дунфан отлично воспитал своего сына. Этот юноша не вызвал никаких нареканий».

Что касается императора династии Мин, его наложницы и подчинённых, то все они застыли в шоке, а их сердца забились с такой частотой, что готовы были выпрыгнуть из груди. Одно дело слышать об армии Шансяней, другое дело своими глазами увидеть, как 2000 богов спускаются с небес на землю.

На летающих мечах!

В глазах смертных, эти священные клинки были неотъемлемым атрибутом и признаком Шансяня. В нормальных условиях одного вида человека, рассекающего небесную твердь на летающем мече, уже было достаточно, чтобы вселить трепет в сердце смертного на континенте Цяньлун. Но сегодня бесчисленное множество Шансяней прибыли под стены столицы империи, так что люди невольно застыли в ужасе.

Чжу Янь был императором, так что, естественно, обладал редким самообладанием. Он шагнул вперёд и с благоговением произнёс: «Глава Дунфан, все усадьбы для проживания подготовлены. Их специально построили к вашему прибытию».

Дунфан Нянь окинул взглядом ряды домов неподалёку и удовлетворённо кивнул.

****

Последние семь месяцев Цинь Юй был счастлив и безмятежен. Когда ему было нечем заняться, он болтал со своими братьями или позволял “гроссмейстеру” Ли-ер показать им, что означает настоящее мастерство. Чудовищные навыки девушки очень быстро стали темой для разговоров. Даже так называемый “Бог Го” столицы мог лишь признать поражение в неравной схватке.

Цинь Юй также справился о делах Сяо Лу и Те Шаня*.

Прим. W: Если забыли, то это его друзья из первого тома, на деревню которых напали конные бандиты.

Через какое-то время он узнал, что Сяо Лу несколько лет назад вышла замуж за учёного Тан Юаня, известного под псевдонимом Цин Лань. Это был знаменитый учёный муж, обладавший необыкновенным талантом к каллиграфии. Поговаривали, что одно написанное его рукой слово стоит 1000 золотых ямбов. Судя по всему, супруги любили друг друга без памяти.

А Те Шань вступил в армию в городе Су Янь, где и жил Тан Юань, и к этому времени уже стал главнокомандующим обороны города.

Зная, что у них всё хорошо, Цинь Юй решил не торопиться с ними встретиться. Для начала он должен был увидеться с отцом. Но после этого он обязательно их навестит – как-никак, это были его близкие друзья детства.

****

Особняк Принца Юя в столице империи Цинь.

Цинь Юй привалился к перилам беседки, глядя на то, как Ли-ер и белобородый старец ведут безмолвное сражение за игрой в го. Партия длилась так долго, что уже начало темнеть.

«Эй, старик Су, почему ты до сих пор играешь с нашей Ли-ер? Исход же предрешён заранее?» — ехидно прокомментировал юноша.

Ли-ер даже не повернула головы в его сторону. Возможно, всё дело было в том, что Цинь Юй пребывал в хорошем настроении с того самого момента, как вернулся домой, но он всё чаще подшучивал над ней. Поначалу она сердилась и дёргала его за уши в качестве наказания, но к этому моменту уже чаще всего ограничивалась лишь пристальным взглядом.

Этот старик Су был непростым человеком. Его называли лучшим игроком в го во всей империи.

После того, как Бог Го столицы потерпел сокрушительное поражение, этот пожилой господин из провинции Шан Цюэ специально приехал в столицу, чтобы сразиться с Ли-ер. На самом деле, его мастерство игры в го было действительно невероятным.

Однако это было справедливо только для таких людей, как Цинь Юй.

По мнению юноши, навыки Ли-ер были попросту за гранью человеческих возможностей.

Лицо старика Су внезапно радостно осветилось. Он глянул в сторону Цинь Юя и улыбнулся: «Мастерство игры в го мисс Ли-ер поражает, но… Принц Юй, я играю в эту игру всю свою жизнь. Говорят же, что имбирь с возрастом становится острее?»

Ли-ер невозмутимо продолжила играть.

В какой-то момент, когда она поставила на поле очередную кость, старик Су неожиданно изменился в лице.

Он несколько секунд глядел на доску, после чего покачал головой: «Мисс Ли-ер, вы… вы даже нацелились на всего моего большого дракона. Теперь понятно, почему вы не атаковали меня в том ходу. Да уж. Это была просчитанная жертва. Блестяще. Я признаю поражение».

Поражение старика Су было более чем убедительным.

Он не заметил, как угодил в ловушку, даже позволил себе самодовольное высказывание. Несмотря на свой опыт и навыки, он не смог заранее обнаружить западню, а когда прозрел, было уже поздно.

«Мисс Ли-ер, каждый раз, когда я с вами играю, я узнаю что-то новое», — этот старик был действительно странным человеком. Даже потерпев поражение, он был скорее возбуждён и переполнен энтузиазмом, нежели зол.

Цинь Юй снова лукаво улыбнулся: «Старик Су, почему вы каждый день меняете одежды? Я слышал, что… профессиональные игроки в го вроде вас немного суеверны. Но вы же проигрываете каждый день, невзирая на новые одеяния, да? Полагаю, если эта примета не работает, вам завтра стоит прийти в той же одежде».

Однако старик Су упрямо нахмурился: «Завтра я снова оденусь иначе».

Цинь Юй промолчал.

Довольно многие мастера го почему-то считали, что какие-то тряпки принесут им удачу и ощутимо повысят их шансы на победу. Так что неудивительно, что старик Су каждый день приходил в новой одежде. Тем не менее, он так ни разу и не выиграл против Ли-ер.

«Правда, похоже… у меня кончились одеяния… — внезапно добавил старик, нахмурившись. – Ладно, видимо, мне действительно стоит поберечь деньги».

Хоть он и был из довольно богатой семьи, но после стольких поражений использовал уже весь свой гардероб без остатка.

«Что ж, мисс Ли-ер, позвольте откланяться. Завтра я снова приду с вами поиграть», — старик Су поклонился.

Ли-ер с искренней улыбкой ответила: «Старик Су, ваши навыки игры в го действительно хороши. Средняя и поздняя фазы исключительно уверенные. Лишь в начальной фазе игры вы допускаете некоторые неточности».

Старик задумчиво пожевал губами и беспомощно проговорил: «Юная госпожа, это не у меня ошибки в начальной фазе, это вы делаете что-то невероятное. Вы слишком глубоко продумываете позицию. Вы можете сделать, казалось бы, бессмысленный ход, но через десяток ходов, а то и через сто, он окажется решающим для всей партии. У меня нет сомнений в том, что моё поражение было более чем заслуженным».

После этого старец ушёл, оставив Цинь Юя и мисс Ли-ер вдвоём.

«Ли-ер, отец с дядюшкой Фэном до сих пор тренируются. По словам брата, они могут закончить в течение месяца или двух, но с практикой за закрытыми дверями никогда нельзя знать наверняка. Так что я решил пока отправиться повидаться с моим учителем, генералом Чжао Юньсином. В любом случае, с моей скоростью это не займёт много времени», — внезапно нарушил молчание Цинь Юй. Ему вдруг до боли захотелось повидаться со своим первым наставником.

Ли-ер понятливо кивнула: «Хорошо, раз хочешь, то можешь просто отправляться. Если тебя кто-то будет искать, я объяснюсь за тебя. А если вдруг твой отец закончит практику, то я сразу же свяжусь с тобой через передатчик».

«Спасибо, надеюсь на тебя, милая мисс Ли-ер», — усмехнулся Цинь Юй и, не дожидаясь ответа, взмыл в небо, словно объятый пламенем метеор.

****

Когда Цинь Юй ещё играл роль убийцы Лю Сина, он уже посещал резиденцию Чжао Юньсина. Этот человек был значимой фигурой, так что отыскать его поместье было совсем не трудно.

Цинь Юй рассекал воздух на своём летающем мече, постепенно наполняясь радостным предвкушением.

Ещё бы, ведь он вскоре встретится со своим первым мастером. Цинь Юй невольно припомнил эпизоды из такого далёкого уже прошлого. Как он выбрал Чжао Юньсина своим учителем, как тот сурово и строго его тренировал – все эти сцены возникали у юноши перед глазами, словно живые.

«Хм?» — Цинь Юй неожиданно нахмурился и достал передатчик. Это оказалась не кто иная, как лидер Стражей, Янь Руй. 10 тысяч стражников Звёздной Башни во главе с 4 Стражами прибыли на континент Цяньлун.

«Очень хорошо. Если вы полетите на север, то увидите огромный дремучий лес. Доберитесь до него и ждите дальнейших указаний. Когда я организую для вас места проживания, вы отправитесь в империю Цинь!» — тут же послал он в ответ.

Дремучий лес, который упомянул юноша, был той самой нетронутой цивилизацией чащей, в которой он смастерил простой деревянный корабль, покидая Цяньлун.

Прошло не так много времени, прежде чем Цинь Юй наконец достиг поместья Чжао Юньсина. Направив вниз святое чувство, юноша слегка нахмурился, поскольку учителя не было дома; здесь был только его сын, Чжао Яньюнь.

****

Чжао Яньюнь уже получил должность генерала и изначально должен был возглавить одну из армий вместо своего отца. Однако император приказал ему оставаться дома и тщательно обдумать всё, что произошло. Чжао Яньюнь также не имел возражений против такого решения. Так что сейчас он жил с женой и сыном в поместье, одновременно изучая некоторые трактаты по военной тактике.

Он был погружён в уединённую медитацию в одном из павильонов в саду, когда внезапно раздался знакомый голос…

«Старший брат Яньюнь».

Он быстро посмотрел в ту сторону, откуда донёсся звук, и изумлённо вскинул брови: «Третий Принц!»

В прошлом, после убийства Сян Яна, множество различных армий клана Цинь собрались у столицы империи. Тогда Чжао Юньсин со своим сыном и встретили Цинь Юя снова. В течение следующих нескольких месяцев Третий Принц и Чжао Яньюнь успели довольно тесно сдружиться.

«Так вы вернулись, Третий Принц. Это замечательно. Как давно вы уже на материке?» — радостно поприветствовал он Цинь Юя.

Цинь Юй беззаботно улыбнулся: «Уже какое-то время. Ах да, а где учитель? Почему он не в своём поместье?» В голосе юноши послышалась досада.

Чжао Яньюнь, который только что восторженно смотрел на неожиданного гостя, пришёл в замешательство. Затем он тяжело вздохнул: «Третий Принц, мой отец… мёртв. Он погиб в сражении!»

Погиб?

Генерал Чжао Юньсин погиб?

Цинь Юй мгновенно побледнел. Ему показалось, что в его голове что-то взорвалось, словно его неожиданно поразила молния. Юноша глубоко задышал, пытаясь прийти в себя, но тщетно. Лишь когда прохладные потоки энергии из Метеоритной Слезы омыли его голову и душу, он смог хоть немного успокоиться.

«Старший брат Яньюнь, ты сказал, что мастер погиб в сражении? Как такое возможно? Когда я уходил, учитель уже достиг пика внешних практик. Кто вообще мог убить его на поле боя? Это какой-то бред!» — Цинь Юй отказывался верить услышанному. Это просто не укладывалось у него в голове.

Глаза Чжао Яньюня вспыхнули злым огнём: «Естественно, его убили не обычные солдаты. Это был Шансянь, Шансянь династии Мин. Если бы не это, то отец бы успешно захватил перевал Цзя Лин и сумел бы закрепиться в стратегической точке. Но эти мерзавцы, оказавшись в безвыходном положении, специально попросили Шансяня его убить».

«Шансянь? Шансянь империи Мин? Хорошо, я понял».

Глаза Цинь Юя засверкали золотым светом, в котором без труда угадывалось тёмное и густое намерение убийства.

Ш-ш-шух!

Тело Третьего Принца мгновенно исчезло в яркой вспышке. Видя эту картину, Чжао Яньюнь несколько опешил. Но стоило ему осознать, что собирается делать Цинь Юй, как его лицо исказилось от ужаса.

****

«Янь Руй, бери 10 тысяч стражников и лети к столице империи Цинь. Вот карта».

Холодный и сосредоточенный Цинь Юй без промедленья отправил приказ через передатчик.

Прежде чем он направится в империю Мин, он должен был сперва вернуться в Императорский Дворец. Цинь Юй теперь чувствовал некие несоответствия, на которые раньше закрывал глаза. Почему его старшие братья ничего ему не сказали про смерть учителя от рук Шансяня империи Мин? С учётом характера членов клана Цинь, они бы точно этого так не оставили. Что же на самом деле произошло?

Участие Шансяня в войне должно быть как-то связано с Цинь Дэ. Но почему отец снова заперся за закрытыми дверями? Может ли это действительно быть совпадением?

****

Ночью того же дня, перед входом в Императорский Дворец.

У массивных ворот безмолвно застыли четыре фигуры – Цинь Фэн, Цинь Чжэн, а также Цинь Дэ и Фэн Юйцзы, которые, по идее, должны были заниматься практикой. Они ничего не говорили, лишь раскинули на максимум святое чувство, терпеливо ожидая возвращения Цинь Юя. Узнав от Ли-ер, что юноша отправился повидаться с Чжао Юньсином, они сразу осознали, что скрывать правду и дальше нет никакого смысла. Так что они собрались здесь с одним лишь намерением – остановить Цинь Юя.

Вш-ших!

Яркая комета пересекла небосвод, стремительно приближаясь к дворцу.

«Юй-ер», — почувствовав ауру Цинь Юя, Цинь Дэ и Фэн Юйцзы тут же послали ему сигнал через святое чувство. В тот же миг Цинь Юй спикировал на землю перед ними.

«Отец, дядюшка Фэн», — стоило юноше увидеть отца, как он тут же кое-что понял. Цинь Дэ появился именно тогда, когда Цинь Юй отправился в поместье Чжао Юньсина, не раньше и не позже. Вероятно, его догадки были верны.

Он уже собирался о чём-то спросить, как вдруг смертельно побледнел…

У обоих сючжэнистов – и у отца, и у дядюшки Фэна – не хватало одной руки!!!

«Что произошло? Отец, что произошло? Это тоже Шансяни династии Мин? Они убили мастера, а затем ещё и отрубили вам руки? Разве их не всего двое? Разве у вас не было священных клинков среднего грейда? Как они это сделали? Отец, как это произошло?!» — Цинь Юя будто прорвало. Он чувствовал, что ещё чуть-чуть, и он сойдёт с ума.

Цинь Дэ ответил со спокойной улыбкой: «Успокойся немного, Юй-ер. Я потерял лишь руку, а не жизнь. Я знаю тебя, и не стану больше ничего скрывать. Да, ты прав. У империи Мин изначально было лишь два Шансяня, но сейчас их уже пять, причём один из них – молодой мастер школы Чаоян».

Заговорил Фэн Юйцзы: «Сяо Юй, школа Чаоян – это крупнейшая фракция Сюсянь в радиусе миллиона ли отсюда. У неё несколько тысяч учеников! Моя школа Чистого Меча и рядом не стояла с этой могучей силой. Молодой мастер, которого упомянул твой отец, уже достиг ранней стадии Юаньин. Он лишь отрубил каждому из нас руку, поскольку… презирал нас».

Ярость вспухла в душе Цинь Юя, словно раскалённый пузырь.

Презирал?

Отрубить руку и оставить в живых из снисходительного презрения? Действительно, два сючжэниста на ступени Цзиньдань из мира смертных не стоили ровным счётом ничего в глазах кого-то вроде молодого мастера крупной школы сюсянистов. Он просто не захотел марать руки.

«Спесивый ублюдок», — в глазах Цинь Юя стояла смерть. Он уже более или менее составил картину произошедшего.

Высокомерный молодой мастер просто отрезал им руки. Наверное, он от души насладился видом потоков крови, хлынувших из ран отца и дядюшки…

Цинь Дэ тяжёлым взглядом упёрся в Цинь Юя: «Сын, не забывай, что ты должен сдерживать эмоции, пока не обладаешь достаточным могуществом. Моя рука не так важна. А вот тебе нельзя принимать необдуманные решения. Только став достаточно сильным, ты будешь волен искать возмездия. В противном случае… ты просто бессмысленно умрёшь за мою уже бесполезную руку. Ты меня понял?»

Цинь Юй стиснул кулаки с такой силой, что побелели костяшки.

Цинь Дэ хорошо понимал характер своего младшего сына.

Он был уверен, что как только Цинь Юй осознает всю глубину пропасти между ним и школой Чаоян, то сумеет удержать себя в руках. Его сын безжалостно и свирепо атакует тогда, когда шансы на успех будут хотя бы 50 на 50.

«Не действуй импульсивно, Сяо Юй», — Цинь Фэн и Цинь Чжэн также внимательно смотрели на своего брата.

Цинь Юй был последней надеждой клана.

Они безумно хотели отомстить, но ещё больше они боялись бессмысленной смерти Третьего Принца.

«Школа Чаоян! Шансяни империи Мин! Вы покойники!!! — проговорил наконец Цинь Юй глубоким, хриплым голосом, словно доносящимся из преисподней. – Отец, ты и все остальные, просто подождите здесь. Я быстро».

С этими словами он резко развернулся.

«Сяо Юй, стой, одумайся», — поспешно воскликнул Цинь Дэ, увидев такую реакцию. Он совершенно не ожидал, что Цинь Юй будет таким безрассудным.

В этот самый миг…

Послышался странный нарастающий звук. Он напоминал свист рассекаемого ливнем стрел воздуха на поле боя. Все присутствующие внезапно побледнели.

«Это звуки летающих мечей, несущихся на большой скорости. И их огромное количество!» — в глазах Фэн Юйцзы промелькнула тень панического безумия.

На летающих мечах могут передвигаться лишь сючжэнисты. И судя по звуку, их скорость и число было страшно даже вообразить. Однако прежде чем Цинь Дэ и остальные успели додумать эту мысль, с неба начали пикировать бесчисленные силуэты.

В мгновение ока пространство перед городской стеной оказалось заполнено безукоризненно ровными рядами людей.

Практически все они слитным движением опустились на одно колено. Не считая 4 людей впереди, которые согнулись в почтительном поклоне.

«Мастер Башни!»

Оглушительное приветствие сотрясло небеса!


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!