Menu Close

Глава 3 : Напряжение

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Пилюля Возведения Основания?» — Цинь Чжэн даже не слышал о таком.

Цинь Юй усмехнулся: «Второй брат, сючжэнисты используют эти пилюли, чтобы создать прочное основание для последующей практики. Если обычный человек примет и полностью усвоит одну такую, то без проблем достигнет ступени Сяньтянь. Тебе попросту не придётся заниматься чем-то столь хлопотным, как внутренняя практика».

«Никогда бы не подумал, что существуют такие священные пилюли. Имея большое количество таких пилюль, можно же получить множество Сяньтяней?» — Цинь Чжэн был императором, так что его мысли тут же переключились на интересы страны. На континенте Цяньлун эксперты на ступени Сяньтянь уже считались чем-то из ряда вон.

Если бы он смог массово взращивать Сяньтяней, то боевой потенциал его страны вышел бы на качественно иной уровень.

Цинь Юй беспомощно покачал головой: «Это бессмысленно, брат. Сяньтяни мало что значат. Человек просто не считается сючжэнистом, пока не сформирует цзиньдань. Пилюля Возведения Основания намного ценнее, чем эксперт ступени Сяньтянь. Пусть это и одна из относительно простых пилюль, но даже она требует 7 различных медицинских трав для создания, а рецепт держится в тайне. Даже многие небольшие школы Сючжэнь не имеют доступа к этим пилюлям».

Цинь Чжэн был правителем, он обладал мудростью и выдающимся интеллектом, так что понял всё мгновенно: «Ха-ха, Сяо Юй, я всего лишь смертный и смотрю на вещи иначе, чем ты. Судя по твоим словам, эти Пилюли Возведения Основания очень ценны? Но ты всё же с лёгкостью можешь их достать. Похоже, твои дела в океаническом мире Сючжэнь идут очень неплохо».

Они были родными братьями, так что Цинь Чжэн мог говорить свободно и без обиняков.

«Ничего особенного, ничего особенного», — Цинь Юй давно не пребывал в таком хорошем расположении духа, как сейчас.

В этот момент их прервал Цинь Фэн. Он издал смешок и сказал: «Второй брат, Сяо Юй, хех, зачем нам оставаться в этом холодном зале? Давайте найдём место поуютнее. После десяти лет разлуки нам о многом предстоит поговорить».

«Ох, верно, верно, — засуетился Цинь Чжэн. – Видишь, во что я превратился? У меня столько работы, что голова идёт кругом. Ладно, давайте отправимся в Павильон Сотни Встреч в императорском саду, там и поговорим».

Он неожиданно развернулся и отдал приказ евнуху, появившемуся рядом, словно из-под земли: «Управляющий Ван, немедленно отправь людей и пригласи императрицу, наложниц, принцев и принцесс в Павильон Сотни Встреч, чтобы поприветствовать моего третьего брата. Позови также мою невестку с принцессой Фэй Я».

«Да, Ваше Величество».

Глава евнухов поклонился и отправился выполнять приказ.

Цинь Чжэн сохранял императорское достоинство, когда обращался к другим людям. Лишь со своими братьями он говорил неформально. Во-первых, потому что их связывали тесные кровные узы. А во-вторых… Цинь Юй был сючжэнистом, Цинь Фэн также собирался пройти 4-из-9 Испытание Небес. Хоть Цинь Чжэн и управлял огромным государством, но, так или иначе, он был лишь смертным императором.

Хоу Фэй болтал с Ли-ер и Хэй Юем неподалёку, когда услышал распоряжения Цинь Чжэна, и тут же разразился хохотом, держась за бока.

«Ка-ка-ка, старший брат, ты его слышал? У твоего среднего брата уже есть императрица, наложницы и кучка принцев и принцесс! Ух, вот это размах! А теперь посмотри на себя. У тебя даже жены нет, ке-ке. Сестрёнка Ли-ер, ты должна помочь моему старшему брату подыскать подходящую невесту», — под конец он неожиданно с ехидной улыбкой повернулся к Ли-ер.

Девушка тут же отвесила ему подзатыльник и нахмурилась: «Шутить надо мной вздумал, Фэй-фэй?»

Но потом её глаза блеснули, она лукаво улыбнулась и глянула на Цинь Юя.

«Цинь Юй, твои старшие братья уже давно женились и обзавелись детьми, а у тебя до сих пор никого нет. Когда ты планируешь завести семью? Если ты действительно этого хочешь, я действительно могу помочь тебе найти подходящую партию».

Перед лицом этой несколько неискренней улыбки Цинь Юй принял мудрое решение промолчать.

Цинь Фэн и Цинь Чжэн невольно переглянулись с понимающими ухмылками, глядя на то, как молодые люди ведут себя друг с другом.

«Ладно, Сяо Юй, давайте для начала переместимся в Павильон Сотни Встреч», — со смешком объявил Цинь Фэн. После этого все дружно отправились в императорский сад. Королевская стража глядела на Цинь Юя с изумлением.

Цинь Фэн, Цинь Чжэн и Цинь Юй были кровными братьями, так что, разумеется, они имели явственно различимые схожие черты.

Видя, как император и его брат увлечённо разговаривают с этим незнакомцем, солдаты могли лишь строить дикие догадки. В Императорском Дворце существовала легенда, что у Цинь Фэна и Цинь Чжэна когда-то был младший брат.

Но этого человека ни разу не видели за последние 10 лет, так что, разумеется, большинство королевских стражников считали это пустыми слухами. Но сегодня, видя Цинь Юя собственными глазами, они невольно задумывались, так ли это, и с нетерпением ожидали официального объявления.

****

Павильон Сотни Встреч в императорском саду.

Это был роскошный особняк прямоугольной формы, шести метров в ширину и 20-30 метров в длину. Цинь Чжэн часто использовал его, когда приглашал различных чиновников присоединиться к семейной трапезе.

Во главе стола сидел Цинь Чжэн, а по обе руки от него расположились Цинь Юй и Цинь Фэн.

«Второй брат, по морщинам на твоём лбу я могу сказать, что тебя что-то беспокоит. Какая-то неразрешимая проблема? Просто расскажи мне обо всём», — в какой-то момент Цинь Юй окинул брата внимательным взглядом.

Несмотря на весь энтузиазм и радость своих братьев, Цинь Юй всё же заметил тень странной печали на челе Цинь Чжэна. Насколько он знал, его второй брат обладал чрезвычайно стойким разумом. Только по-настоящему серьёзный вопрос мог его так беспокоить.

Цинь Чжэн опешил, но тут же опомнился и засмеялся: «Ничего такого. Я просто переживаю из-за новостей о сильном наводнении в моих землях. В конце концов, миллионы людей могут остаться без еды и крыши над головой».

«Вот как», — ответил Цинь Юй. Он был уверен, что дело не в этом, поскольку своими глазами видел, как чётко и быстро его брат разобрался с этой проблемой в зале для аудиенций. Зная Цинь Чжэна, сложно было представить, чтобы нечто такое могло поколебать его дух. Но раз он не хотел рассказывать, Цинь Юй решил не наседать с расспросами.

«Уа-а, объедение! Ух ты, сказать по правде, смертные, конечно, слабы, но эта еда намного вкуснее всего, что я ел в Звёздной Башне», — пробубнил Хоу Фэй, с удовольствием поглощая различные блюда.

Сючжэнисты проводят большую часть своей жизни в непрерывных тренировках, так кто из них будет тратить время на готовку?

Как могут сюяоисты сравниться с императорскими поварами смертных в кулинарном искусстве? В той же Звёздной Башне сюяоисты имели возможность лакомиться некоторыми уникальными фруктами из разных регионов, но тамошняя приготовленная еда не шла ни в какое сравнение с императорской кухней Цинь.

Сейчас длинный стол Павильона Сотни Встреч был уставлен более чем сотней самых различных блюд.

«Брат Хоу Фэй, сючжэнисты способны творить чудеса – летать в небесах или спускаться под землю, — но я не думаю, что они могут позволить себе тратить время на такое праздное искусство, как кулинария», — улыбнулся Цинь Чжэн. Это было то же самое, что открыто заявить о превосходстве кулинарных талантов смертных над сючжэнистами.

Хоу Фэй лишь кивнул: «М-м, ты прав. Большинство сючжэнистов даже и не едят вовсе. Что ж… вовсе даже зря, это отличный источник удовольствия. Ух-х, пальчики оближешь!» — он подхватил с подноса жареную баранью ногу и начал с немыслимой быстротой её уничтожать.

«Фэй-фэй, следи за своими манерами», — упрекнул его Цинь Юй. Неуёмный аппетит друга заставил его почувствовать себя неловко.

В Звёздной Башне, среди сюяоистов, юноша бы даже не подумал беспокоиться о том, как Хоу Фэй ведёт себя за столом. Но это был Императорский Дворец. Цинь Юй был рождён в семье Принца и изучал этикет. А здесь этому следовало уделять даже большее внимание.

Беззаботный и ненасытный Хоу Фэй, сметающий со столов еду и напитки, приковал к себе множество шокированных взглядов прислуживающих гостям евнухов и фрейлин.

****

Царство Мин континента Цяньлун.

Правящий император династии Мин, Чжу Янь, шёл в сопровождении пяти Шансяней. Во главе Шансяней шагал молодой человек приятной наружности, облачённый в изящное изумрудно-зелёное одеяние.

«Ты же всегда хотел встретиться с какой-нибудь важной шишкой океанического мира Сючжэнь, да, Чжу Янь?» — скосил глаза на императора юноша в зелёном, улыбаясь кончиками губ.

Безумная догадка промелькнула в голове Чжу Яня. Он нерешительно улыбнулся в ответ: «Шансянь Дунфан, может ли быть такое, что вы хотите познакомить меня с кем-то из могущественных экспертов мира Сючжэнь? Ваша школа Чаоян и так обладает невероятной силой. Неужели нас навестит кто-то даже более важный?»

Человек в изумрудно-зелёных одеждах был не кем иным, как Дунфан Юем, молодым мастером школы Чаоян. Он уже достиг ранней стадии Юаньин, так что, естественно, мог считаться одним из самых могущественных экспертов в мире смертных.

Школа Чаоян была крупнейшей школой Сюсянь в радиусе миллиона ли к югу от континента. В ней состояло порядка 2-3 тысяч учеников, так что Школа Чистого Меча, в которой состоял Фэн Юйцзы, не шла с ней ни в какое сравнение. Стоит отметить, что, как правило, только школы в центральном регионе архипелага, в Краю Бессмертных Пэнлай, могли похвастать численностью в несколько тысяч сюсянистов. Так что здесь, на периферии, школа Чаоян действительно могла считаться мощнейшей фракцией.

Дунфан Юй со своими двумя учениками оказался на Цяньлуне не так давно, решив развеяться. Двое Шансяней династии Мин также были учениками школы Чаоян, так что, естественно, они оказали ему радушный приём. С тех пор Дунфан Юй наслаждался жизнью в Императорском Дворце царства Мин.

«Вне всяких сомнений, моей школе нет равных на миллион ли вокруг, но… существует множество школ сюсянистов. Центр мира Сюсянь – это Край Бессмертных Пэнлай, который находится в сотнях миллионов ли отсюда. Там живёт больше миллиона сюсянистов», — несмотря на врождённое высокомерие Дунфан Юя, при упоминании Края Бессмертных его голос наполнился нескрываемым почтением.

Как правитель империи, Чжу Янь немало знал о мире Сючжэнь, однако даже он на миг замер, испуганный мыслью о том, что где-то далеко-далеко обитает такое колоссальное количество богоподобных Шансяней.

«Больше миллиона?! Даже представить сложно!» — воскликнул император.

Дунфан Юй холодно усмехнулся: «Тебе повезло узнать эту тайну. А теперь, позволь тебя предупредить. Люди, которые прибудут сегодня, это ключевые фигуры всего Края Бессмертных Пэнлай. Заруби себе на носу: если ты хоть чем-то вызовешь их неудовольствие, то спасти твою династию не сможет даже мой отец, не говоря уже обо мне». В его голосе не было и намёка на шутку.

«Ключевые фигуры Края Бессмертных?» — сердце императора забилось в груди, словно ненормальное. У Чжу Яня перехватило дыхание.

Сделав глубокий вдох, он проговорил: «Шансянь Дунфан, я сделаю всё, что в моих силах, чтобы оказать достойный приём гостям. Могу я узнать, что мне нужно подготовить в первую очередь?»

Дунфан Юй ответил с бесстрастной улыбкой: «Это не так сложно, как ты мог подумать, ведь эти эксперты не преследуют мирские наслаждения. Главное – не позволяй смертным их беспокоить! Кроме того, их покои должны быть чистыми и тихими. И не забудь вести себя подобающе. Не раздражай сеньоров понапрасну».

Дело было в том, что Дунфан Юй только что получил послание от своего отца.

По его словам, все эти люди были невероятно могучими экспертами, намного превосходящими их самих по силе и статусу. Более того, их лидером был самый могущественный человек Края Бессмертных Пэнлай. Можно было смело сказать, что эта группа представляла собой элиту из элит всего Края Бессмертных.

А значит, это были сильнейшие сюсянисты всего океанического мира Сючжэнь!

****

«Всем держать строй. Лучше даже не шевелитесь. Мы должны просто ждать. Эти эксперты невероятно могущественны, так что легко обнаружат нас своим святым чувством», — Дунфан Юй прикрикнул на нервно переминающихся за ним членов школы Чаоян.

Все тут же застыли, словно каменные статуи.

Долгое время спустя…

Ш-шух! Три силуэта на огромной скорости вынеслись из-за линии горизонта. Они мгновенно преодолели расстояние до Императорского Дворца, после чего непринуждённым шагом сошли с облаков, ступая по воздуху, словно прогуливаясь по саду. Эта божественная картина оставила неизгладимый след в сердцах стоявших на земле людей.

Новоприбывшими оказались не кто иные, как Преподобный Янь Сюй, Преподобный Хуо Тянь и Преподобный Ди Фэн.

«Для меня честь встретиться с вами, сеньоры. Я Дунфан Юй. Глава школы Чаоян – мой отец», — с глубокой почтительностью в голосе поприветствовал их Дунфан Юй.

Стоявшие позади него эксперты даже не имели права открыть рот.

Преподобный Янь Сюй в ответ издал едва слышный звук, тогда как Хуо Тянь и Ди Фэн и вовсе его проигнорировали.

Школа Чаоян могла быть хоть трижды сильнейшей в этом регионе, однако это ничего не стоило в глазах экспертов из Края Бессмертных. Самые сильные члены школы достигли лишь ранней ступени Дунсюй, тогда как все трое новоприбывших были на ступени Кунмин.

Впрочем, в следующую секунду глаза Хуо Тяня просветлели. Он исчез и тут же снова появился, но уже возле Чжу Яня. С интересом глядя на последнего, он сказал: «Парень, от тебя не исходит элементальной энергии. Наверное, ты и есть император династии Мин?»

Чжу Янь почтительно поклонился: «Так и есть, меня зовут Чжу Янь. Для меня честь встретиться с вами, сеньор».

Преподобный Хуо Тянь удовлетворённо покивал.

В этот раз Преподобный Янь Сюй обратился к школе Чаоян за помощью, так что они не собирались вести себя чересчур надменно.

«Дунфан, мы с твоим отцом заключили соглашение. Он должен быстро подготовить 2000 экспертов – половину набрать из своей школы, половину из соседних – и выслать их сюда, на континент, под моё начало. Думаю, ты уже должен об этом знать», — Преподобный Янь Сюй наконец проговорил с сухой полуулыбкой.

Дунфан Юй тут же подтвердил: «Да, мне известно об этом, сеньор. Моя школа Чаоян бесконечно признательна за шанс вам послужить».

Янь Сюй с лёгким одобрением кивнул.

Не удивительно. Если бы не поджимало время, то с могуществом Края Бессмертных Пэнлай ничего не стоило мобилизовать даже 100 тысяч сюсянистов. Однако сейчас люди были нужны как можно скорее. Поэтому он и решил связаться с главой школы Чаоян.

«Очень хорошо, Дунфан. Тебе нужно лишь подготовить резиденцию для нас троих, об остальном можешь не беспокоиться», — распорядился Преподобный Янь Сюй.

Между тем Хуо Тянь жизнерадостно добавил: «Преподобный Янь Сюй, не ждите меня. Мне любопытен этот мир смертных, так что я пойду пройдусь с этим императором, — после этого он со смешком повернулся к Чжу Яню: — Пойдём, Чжу Янь».

«Пожалуйста, следуйте за мной, сеньор».

Чжу Янь тут же поклонился, и они отправились на “экскурсию” по миру смертных.

****

Павильон Сотни Встреч, Императорский Дворец царства Цинь.

«Приятно познакомиться, третий дядя».

«Это честь для меня, уважаемый деверь*».

Прим. W: Деверь – брат мужа.

Императрица династии Цинь, в сопровождении десятков наложниц и детей, приветствовала Цинь Юя. Разумеется, как императрица, так и все наложницы обладали невероятной красотой, от которой захватывало дух. Самым старшим из принцев и принцесс было лишь 8-9 лет, тогда как самые маленькие были лишь грудными младенцами.

Прим. перев. на англ.: Школа Чаоян – Школа, Стоящая Лицом к Солнцу; Дунфан – Восток.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!