Menu Close

Глава 9 : Кто виноват?

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Дядюшка Лань нахмурился, глядя на мощные потоки демонической элементальной энергии, спеленавшие Хоу Фэя; в его глазах сверкнула сталь.

От выражения его лица сердца Лазурного Дракона и Трёхглазого дрогнули, словно перед лицом молнии, обрушившейся с Девятых Небес.

«Проваливайте!»

Дядюшка Лань взмахнул рукавом, испустив поток мягкой, но чудовищно мощной энергии. Владыка Лазурный Дракон и Великий Основатель Трёхглазый – самые могущественные эксперты океанического мира Сючжэнь – оказались совершенно бессильны, их отбросило прочь на несколько сотен ли. Они не смогли оказать ни малейшего сопротивления!

Все присутствующие от удивления выпучили глаза!

Четверо братьев Ди ошеломлённо глядели на этого появившегося будто из ниоткуда мужчину. Он был силён, безумно силён. Чтобы одним движением рукава играючи отбросить двух самых могучих экспертов океанического мира Сючжэнь на несколько сотен ли…

Тэн Шань, Лоу Ке и все остальные потеряли дар речи. Произошедшее с их хозяевами повергло их в ужас и трепет.

«Мастер», — засмеялся Хоу Фэй.

Цинь Юй также не сумел сдержать изумления. Хоть он и знал, что дядюшка Лань чрезвычайно силён, но не ожидал, что настолько! Кто такой Владыка Лазурный Дракон? Это божественный зверь на ступени Кунмин, равный по силе сюсянистам на ступени Дуцзе!

Кто-то, обладающий силой Дуцзе, был отброшен на несколько сотен ли без намёка на сопротивление одним взмахом рукава. Что это за безумная мощь? Такое разве что Бессмертным под силу.

«Что такое, Сяо Юй?» — дядюшка Лань с улыбкой глянул в сторону Цинь Юя.

Хоу Фэй ухмыльнулся: «Старший брат, наверное, в шоке от вашей силы, мастер. Хмф, хмф, эти двое довольно сильные ребята, но даже я всё же сумел обменяться с ними парой ударов. Они могут задирать меня, но посмеют ли они важничать перед вами, мастер?»

Хоу Фэй задрал подбородок и надменно огляделся, словно самодовольный хулиган, успешно запугавший детвору.

Братья Ди за всё это время также не проронили ни слова. На самом деле, они лихорадочно обсуждали сложившуюся ситуацию через святое чувство.

«Старший брат, ты же говорил, что слова Цинь Юя насчёт его школы – ложь? Но Хоу Фэй называет этого эксперта мастером, а Цинь Юй – дядюшкой. Похоже, они все из одной школы», — Ди Сюй был на грани истерики.

Ди Лун также ощущал горечь бессилия.

«Не вините меня. Откуда мне было знать? Кто мог предположить, что Цинь Юй не слепил эту сказку, чтобы нас запугать? Если за ним действительно стояла такая сила, то почему он так покорно последовал за 6-м братом в Зал Девяти Демонов?» — от гнева Великого Лорда не осталось и следа.

Два самых могущественных эксперта океанического мира Сючжэнь были отброшены прочь, словно мусор. Сложно даже представить, какой уровень силы у этого человека.

Они абсолютно беспомощны против такой мощи и могут лишь смиренно надеяться на его милосердие.

Все мысли о мести вылетели у Лордов из головы. В конце концов, разница в силе была чрезмерна, настолько велика, что невозможно даже определить. Если бы враг захотел их убить, то на всех четверых хватило бы лишь одного такого взмаха рукава.

«Теперь нам остаётся лишь надеяться, что этот супер эксперт нас пощадит», — даже надменный Ди Цзянь растерял своё обычное высокомерие.

Для надменности необходима сила.

Ребёнок, высокомерно ведущий себя перед свирепым воином, всего лишь неразумный глупец.

У братьев Ди не осталось иного выбора, кроме как уповать на милость оппонента. Но они только что делали всё возможное, чтобы убить Цинь Юя и Хоу Фэя, так есть ли в этом хоть какой-то толк? Шансы были малы, но сейчас от них уже всё равно ничего не зависело.

****

В тот миг, когда их отбросило неведомой силой, Лазурный Дракон и Трёхглазый осознали, что в этот раз они действительно упёрлись в непрошибаемую стену.

Их отшвырнуло на несколько сотен ли, при этом даже мысль о сопротивлении казалась бессмысленной. После этого чудовищная сила мгновенно рассеялась. Владыка и Великий Основатель восстановили баланс, но даже не подумали о бегстве.

Бежать?

Как бы они посмели? Одного лишь этого движения было достаточно, чтобы ощутить огромную пропасть в силе между ними. В таком случае бежать было бесполезно. Только встретившись с этим экспертом лицом к лицу и заслужив прощение, они смогут спокойно жить дальше.

«Лазурный Дракон, ты многое знаешь об уровнях силы, можешь хотя бы примерно определить его ступень?» — Трёхглазый нервно сглотнул и обратился к Владыке через святое чувство. Его безмятежное спокойствие как рукой сняло. Никогда в жизни он не встречал кого-то настолько сильного.

Лазурный Дракон нахмурился и, немного подумав, ответил: «Эксперт на ступени Дачэн мог бы нас отшвырнуть, но чтобы с такой лёгкостью и на несколько сотен ли… Мы были бессильны, но при этом остались совершенно невредимы. Так что он может быть только…»

«Бессмертным?» — неуверенно спросил Великий Основатель.

Лазурный Дракон кивнул: «Да, он определённо обладает могуществом Бессмертного».

«Но разве Бессмертные не возносятся на верхний план? Каким образом он?..» — несмотря на силу и потенциал Трёхглазого, он обладал значительно меньшими знаниями, чем его собеседник. В этом не было ничего удивительного, ведь Лазурный Дракон был членом легендарного клана драконов, так что имел возможность получать наставления от своих сеньоров.

Владыка проговорил: «Сегодня я открою тебе одну тайну. Бессмертные возносятся на следующий план бытия, однако есть ещё и падшие бессмертные. Падший бессмертный должен преодолеть 12 Испытаний. С каждым Испытанием они становятся гораздо сильнее. После 4-го Испытания падший бессмертный становится примерно равен по силе Бессмертным 1 ранга».

«Бессмертным 1 ранга?» — нахмурился Трёхглазый.

Лазурный Дракон презрительно скривил губы: «Ну, естественно, ты не в курсе. Позволь сказать тебе кое-что. Бессмертные имеют 9 рангов, тогда как падшие бессмертные должны пройти 12 Испытаний. Падший бессмертный после 12-го Испытания равен по силе Бессмертному 9 ранга, а падший бессмертный после 4-го Испытания – Бессмертному 1 ранга. В нашем мире нет Бессмертных, но есть падшие бессмертные. Если верить легендам, то мощь падших бессмертных 12-го Испытания… — он выдержал долгую паузу. – Ну, для них мы даже не муравьи. Муравьями для них будут разве что эксперты на ступени Дачэн».

Только теперь Трёхглазый осознал, что какую бы силу он ни обрёл, всегда есть кто-то сильнее.

Они с Лазурным Драконом считались самыми могущественными экспертами океанического мира Сючжэнь, однако по сравнению с падшими бессмертными их сила была смехотворной.

«И сколько уже Испытаний, думаешь, прошёл этот таинственный эксперт?» — нерешительно спросил он.

Лазурный Дракон немного подумал, припоминая те случаи, когда ему доводилось наблюдать истинную мощь некоторых сеньоров из своего клана, и медленно проговорил: «Этот человек слишком силён, чтобы сказать наверняка. Но… По моим ощущениям он должен быть не ниже падшего бессмертного 6-го Испытания!»

«Шесть Испытаний? Получается, он равен по силе Бессмертному 3 ранга?» — Великий Основатель сглотнул. Теперь он, наконец, начал понимать, насколько велика была пропасть между ними.

Лазурный Дракон мрачно кивнул: «Пойдём. Даже если я обращусь за помощью к сеньорам, члены драконьего клана не позволят мне доставлять проблемы эксперту подобного калибра. Кроме того… шесть Испытаний – это минимальная оценка. Я не способен точно сказать, насколько он могущественен на самом деле».

Великий Основатель понимал, о чём он говорит. Невозможно судить о силе эксперта, намного превосходящего твою собственную.

Лазурный Дракон в своей оценке опирался на косвенную информацию и манеру поведения сеньоров из своего клана. Сам он был слишком слаб. С его статусом и положением в клане сильнейшими экспертами, с которыми ему доводилось встречаться, были лишь падшие демоны шести Испытаний. И он чувствовал, что таинственный эксперт не уступал этим сеньорам ни в чём.

Правда была в том, что для таких, как Лазурный Дракон, не было никакой разницы между падшими бессмертными 6 Испытаний и 12 Испытаний. Поскольку и те, и другие были словно горы, чьи вершины терялись далеко в облаках.

«Давай вернёмся и дождёмся его решений», — поторопил Лазурный Дракон.

Он знал, что если они проявят уважение и раскаяние, то такой могучий эксперт, вероятнее всего, не станет опускаться до расправы над ними. Но стоит им чем-то его оскорбить, и их участь будет предрешена.

«Хорошо», — не смея больше медлить, Трёхглазый тут же последовал за Лазурным Драконом обратно.

****

«Я всегда чувствовал, что вы невероятно сильны, дядюшка Лань, но не ожидал, что вы…» — с улыбкой сказал Цинь Юй. Но прежде чем он успел закончить предложение, его перебил Хоу Фэй.

«Ха-ха, не ожидал, что мой мастер будет настолько силён, да? Ну, ещё бы. Как может мастер Хоу Фэя быть заурядным экспертом?» — Хоу Фэй захохотал. Выглядело так, словно это он только что небрежно отшвырнул прочь двух могучих экспертов. Заслышав его жизнерадостный смех, Цинь Юй лишь с улыбкой покачал головой.

Дядюшка Лань беспечно сказал: «Эти юные дракон и жаба довольно сильны по меркам этого океанического региона, однако настоящий мир Сючжэнь безграничен. Ты просто не можешь себе представить всю его необъятность. Да и потом, над миром Сючжэнь существует ещё и так называемый мир Бессмертных. Сяо Юй, ты не должен зацикливаться на том, что видишь вокруг, ты должен научиться смотреть на общую картину. Твой путь практики действительно уникален. Я думаю… он обладает огромным потенциалом. Если ты продолжишь следовать этим путём, то я боюсь даже представить, чего ты можешь добиться».

От слов дядюшки Ланя сердце Цинь Юя забилось быстрее.

Разумеется, он понимал, что дядюшка хочет его подбодрить, но юноша и сам был чрезвычайно высокого мнения об Искусстве Звёздного Пути, которое он практиковал. Сюяо, Сюмо, Сюсянь – все они требовали создания цзиньданя, а затем и юаньина, тогда как Звёздный Путь имитировал эволюцию самого бесконечного космоса.

«Я приложу все силы», — кивнул Цинь Юй.

Дядюшка Лань усмехнулся: «Дракончик с жабой возвращаются».

Цинь Юй и Хоу Фэй тут же повернулись и увидели, как Лазурный Дракон и Трёхглазый быстро летят в их сторону. На их лицах было выражение глубочайшего почтения, словно у маленьких детей перед лицом мудрого учителя.

«Встретиться с вами большая честь, сеньор. Я Янь Лан из клана драконов», — с поклоном проговорил Лазурный Дракон.

Глаза Тэн Шаня, Лоу Ке, их Стражей и даже братьев Ди странно блеснули. Они никогда не слышали настоящего имени Владыки, все обращались к нему только по его титулу. А теперь им выпал шанс узнать эту тайну.

«Я безмерно рад нашей встрече, сеньор. Меня зовут Трёхглазый», — почтительно проговорил Великий Основатель. Он не мог похвастать столь впечатляющей родословной, поскольку он был единственным известным представителем Трёхглазых Жаб. Имя он дал себе сам, чтобы подчеркнуть свою уникальность.

Дядюшка Лань степенно кивнул.

«Клан драконов? Семья Янь имеет довольно высокое положение в клане драконов», — небрежно заметил он.

Услышав его слова, Янь Лан преисполнился ещё большим благоговением, поскольку мало кто мог знать о ситуации в клане драконов. Обычные падшие бессмертные не могли обладать такой информацией.

После этого дядюшка Лань повернулся к Трёхглазому и с улыбкой проговорил: «Трёхглазая Жаба, надо же. Возможно, ты единственный представитель своего вида в этом мире Сючжэнь».

Великий Основатель тут же расцвёл от такой похвалы.

Но в следующий миг гладкое лицо дядюшки избороздили морщины: «Итак, в этот раз мои подопечные отправились в путешествие по океаническому миру Сючжэнь, что к северу от Хаотичного Астрального Океана. Так почему вы хотели убить моего ученика и тяжело ранили Сяо Юя? Я хочу услышать чёткий и ясный ответ».

Несмотря на ровный и безразличный тон, в котором не чувствовалось и тени гнева, Лазурный Дракон и Трёхглазый побелели от ужаса.

Они осознавали, что их ответ определит их дальнейшую судьбу.

«Сеньор, это… всё произошло из-за неуправляемости и неуёмного высокомерия этих червей из Зала Девяти Демонов. Они зачем-то решили позволить Ужасной Медузе поглотить Цинь Юя…»

«Поглотить?» — поднял бровь дядюшка Лань. От него ощутимо повеяло намерением убийства.

Братья Ди, до сих пор наблюдавшие за всем со стороны, пришли в ужас. Не обращая внимания на свои раны, Ди Лун торопливо приблизился, почтительно поклонился и проговорил: «Сеньор, я Ди Лун из Зала Девяти Демонов. То, что сказал Владыка Лазурный Дракон, неправда…»

«Заткнись», — мягко сказал дядюшка Лань.

Ди Лун мгновенно замолчал, не смея продолжать. Дядюшка Лань взглянул на Лазурного Дракона: «Ты можешь продолжать, — после чего снова повернулся к братьям Ди: — В будущем не перебивайте друг друга. Говорите по очереди. Я дам шанс высказаться каждому, так что не стоит так нервничать».

Ужас на лицах Лордов стал ещё более отчётливым, но они могли лишь молча слушать.

Лазурный Дракон поклонился и продолжил: «Восьмой Лорд из Зала Девяти Демонов был убит, так что они послали трёх братьев, чтобы схватить Цинь Юя и доставить его в Зал для допроса».

Дядюшка Лань с усмешкой глянул в сторону Цинь Юя, однако тот сделал вид, что смотрит в другую сторону. Конечно же, дядюшка знал, кто убил Восьмого Лорда, но он не был моралистом и не собирался отчитывать юношу.

«Брат Цинь Юй был так любезен, что не стал сопротивляться и последовал за Лордами в Зал Девяти Демонов, за всю дорогу ни разу не попытавшись сбежать. В “награду” Лорды решили скормить его Ужасной Медузе. Мы с Трёхглазым не могли на это спокойно смотреть, так что тайно отправили своих подчинённых, чтобы помочь ему сбежать».

Когда Лазурный Дракон добрался до этого момента в своём рассказе, Великий Основатель согласно кивнул, подтверждая.

«Сяо Юй, так всё и было?» — дядюшка Лань посмотрел на юношу.

Цинь Юй тут же кивнул и усмехнулся: «Дядюшка Лань, меня тогда заперли в темнице, сбежать из которой я не мог. Сеньор Владыка и сеньор Великий Основатель действительно помогли мне выбраться, прислав своих подчинённых».

«Брат Цинь Юй, к чему эти “сеньоры” и прочее. Как мы можем быть твоими сеньорами, если твой дядюшка такой могучий эксперт? Можешь обращаться к нам по именам», — дружелюбно проговорили Лазурный Дракон и Трёхглазый.

Дядюшка Лань подал знак: «Ладно, можешь продолжать».

Лазурный Дракон кивнул: «Узнав, что его собирались скормить медузе, брат Цинь Юй пришёл в ярость и в отместку украл из Зала Дворец-Сокровищницу. Лорды так жестоко с ним обошлись, что это более чем нормальная реакция. Однако братьям Ди это, естественно, не понравилось, так что они вознамерились его убить во что бы то ни стало. Всё это и привело к сражению на этом чёрном острове».

Трёхглазый тут же дополнил: «Сеньор, когда мы прибыли, брат Цинь Юй был заперт Лордами в Великой Небесной Формации Шести Гармоний. Это я уничтожил формацию своим третьим глазом и освободил его».

Владыка и Великий Основатель красноречиво расписывали их деяния и пытались свалить всю вину на “возмутительных и вероломных” Лордов Зала Девяти Демонов.

Братья Ди слушали всё это с жалким видом, но, не имея возможности вмешаться, могли лишь беспокойно стоять в сторонке.

Цинь Юй спокойно стоял рядом с дядюшкой Ланем, также не вмешиваясь. Хоу Фэй лучился от самодовольства. Даже выслушивая всё это, дядюшка Лань оставался безмятежным, не проявляя признаков гнева к Лордам, однако те не могли избавиться от плохих предчувствий.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!