Menu Close

Глава 131 : Синьюнь в беде

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


В огромном поместье, расположенном в северо-восточной части Гаои.

Часть просторного зала была залита золотистым светом заходящего солнца, ещё больше сгущая тени в тех местах, куда солнечные лучи добраться не могли.

Зал был огромным и роскошным, однако ни одного слуги не наблюдалось. Лишь две фигуры, сидящие в креслах на возвышении и что-то обсуждающие между собой.

Слева сидел человек в богатых одеждах. На его грубоватом лице выделялись густые брови и большие глаза. Его окружала не слишком бросающаяся в глаза, но грозная аура. Это был глава дома Чжао, Чжао Син. Справа сидел человек в чёрном балахоне. У него были тонкие губы и острый нос, а также чёрные волосы, слегка тронутые сединой. Выглядел мужчина лет на пятьдесят. Он меланхолично гладил чёрного зверька, похожего на кошку, только с тремя хвостами, которого держал на руках. Звали этого человека Ли Чэнь. Он был Предком духа на средней стадии из Школы Укротителей, который прибыл сюда для “укрощения” семьи Чжао.

Чжао Син слегка нахмурился и глянул наружу, после чего спросил, осторожно подбирая слова: «Служитель Ли, ваши люди ушли уже почти сутки назад и до сих пор не вернулись. Неужели их миссия завершилась неудачей? Этот Быстрокрыл…»

Выражение лица Ли Чэня не изменилось. Однако он слегка откинулся на кресле, искоса взглянув на Чжао Сина. Послышался его безучастный голос: «Хо? Похоже, глава дома Чжао полагает, что Школа Укротителей не сможет вернуть этого духовного зверя?»

«Нет, нет, это не то, что я имел в виду. Я лишь хочу сказать, что… этот Быстрокрыл довольно силён, и с ним ещё два духовных практика. Если он приложит все силы к тому, чтобы просто сбежать…»

«Не о чем переживать. Может быть, У Сэнь и достиг лишь поздней стадии Ядра Духа, однако он приручил Громовую Птицу, духовного зверя на ранней стадии пятого уровня. Справиться с подраненным Быстрокрылом будет проще простого. Что касается двух практиков, то У Сэнь возьмёт на себя того, кто достиг средней стадии Ядра Духа. Хозяин же Быстрокрыла всего лишь Воин Духа, так что либо Фан Хао, либо Тай Пин без труда о нём позаботятся. Думаю, на самом деле они уже скоро вернутся», — невозмутимо проговорил Ли Чэнь, гладя трёххвостую духовную кошку.

Чжао Син немного поколебался, но всё же сказал: «Но… этот Быстрокрыл же уже заключил духовный пакт с другим практиком. Это…»

Ли Чэнь слегка нахмурился и ответил: «Не беспокойтесь об этом. Разумеется, у меня есть способ исполнить данное мной обещание. Этот духовный практик очень слаб, а духовный пакт с Быстрокрылом был заключён совсем недавно. Когда придёт время, я обучу вас тайной технике Школы Укротителей, которая позволит вам превратить духовный пакт в рабскую печать. С этой печатью вы сможете распоряжаться Быстрокрылом без всяких ограничений. Интеллект птицы ощутимо понизится, но она будет слушаться любых ваших приказов».

Глаза Чжао Сина наконец просветлели, он с трудом смог скрыть свою радость. Пусть это и одна из самых простых секретных техник Школы Укротителей, однако сама готовность обучить его ей свидетельствовала о том, что Чжао Сина уже как минимум частично считают учеником Школы Укротителей. Это сулило немыслимые блага дому Чжао в будущем.

«Да, да! Огромное спасибо, служитель Ли, за вашу поддержку! В будущем мой дом Чжао последует за Школой Укротителей сердцем и душой. Я сделаю всё возможное для моей школы!»

Увидев, что Ли Чэнь сомкнул веки, Чжао Син замолк, не смея своей лестью нарушать его отдых. Он повернул голову и снова посмотрел в сторону выхода, возбуждённо размышляя: «Имея за спиной Школу Укротителей, можно не опасаться вмешательства Лорда Гаои или дома Лю. Сначала я заполучу этого Быстрокрыла. А когда Чжао Чуань доставит сюда этого паренька из дома Е, мне даже не потребуется помощь укротителей, чтобы заставить дом Е склониться передо мной! В результате дом Чжао сможет подавить дом Лю и станет самой влиятельной семьёй в городе!»

****

Пронзительный птичий крик разрушил вечернюю безмятежность, далеко разносясь по бескрайней равнине.

«Кви-и-и!» — протяжно закричал Сяо Бай. Сейчас он уже ничем не напоминал маленького белого воробышка. Войдя в боевой режим, он превратился в существо даже более внушительное, чем когда его спас Бай Юньфэй. Когда он взмахнул своими трёхметровыми крыльями, зелёные потоки энергии начали стягиваться к нему отовсюду. Резкий взмах – и армада воздушных лезвий порскнула во все стороны.

Ответом ему стал другой громкий птичий крик, пришедший с той стороны, куда мрачно взирал Сяо Бай. Пурпурная тень промелькнула в небе. Размытый силуэт молнией проскользнул между воздушными лезвиями, устремляясь к правому боку Быстрокрыла. Тень остановилась, будто позволяя себя рассмотреть. Это был огромный воробей, хоть и поменьше Сяо Бая, окружённый ореолом пурпурной энергии. Его тело также было покрыто бледно-фиолетовыми перьями. Очевидно, глаза птицы также изначально имели пурпурный оттенок, однако сейчас они были равномерно красными, без единого проблеска сознания.

Громовая Птица легко уклонялась от воздушных лезвий, водопадом насылаемых на неё противником. Тем не менее, другие две птицы, планировавшие незаметно атаковать Быстрокрыла слева, были не столь удачливы. Для них воздушные лезвия были далеко не так безобидны. Серая птица, опираясь на свою подвижность, ещё сумела кое-как увернуться, однако для золотого орла это оказалось непосильной задачей. Лезвия ударили его одновременно в правое крыло и в грудь. Птицу отшвырнуло на несколько десятков метров, прежде чем она сумела восстановить равновесие. Было не похоже, что она ранена, но движения орла явно замедлились.

Это были те самые две птицы, которые атаковали Быстрокрыла и в прошлый раз – Златокрылый Орёл и Буревестник.

Естественно, это также однозначно свидетельствовало о том, что где-то неподалёку находятся и хозяева этих птиц – Фан Хао и Тай Пин. И действительно, на земле, метрах в двухстах под воздушной битвой, эти двое и стояли. Они сосредоточенно следили как за сражением у них над головой, так и за окрестностями, но при этом стояли практически неподвижно. Тем не менее, странно напряжённое выражение их лиц говорило о том, что они чем-то сильно заняты.

С подветренной стороны от схватки, в нескольких сотнях метров, изящный женский силуэт стремительно метался туда-сюда в каком-то безумном танце. Девушка сжимала в каждой руке гибкий клинок метровой длины. Она, не останавливаясь ни на миг и оставляя за собой остаточные изображения, изо всех сил старалась защититься от гигантской летучей мыши, набрасывающейся на неё сверху, и небольшой разноцветной змейки, подстерегающей её снизу.

Это была Тан Синьюнь.

Она выглядела измотанной этим затянувшимся противостоянием с духовными зверями. Белое одеяние было усеяно прорехами, а на левой руке виднелись три крайне неприятные на вид раны. Кровотечение уже остановилось, но сама рана и забрызганные кровью одежда и белоснежная кожа представляли собой весьма тоскливое зрелище.

Можно было заметить, что духовные звери (а точнее, их хозяева) действуют достаточно осторожно, явно не желая её убивать. Даже имея возможность, они не пытались наносить смертельных ран. Только поэтому Тан Синьюнь ещё держалась, даже при том, что была слабее своих противников. Впрочем, если всё так и продолжится, то рано или поздно она просто свалится от истощения.

Несмотря на бедственное положение девушки, тётушка Чжао, которая всегда её так опекала, сейчас ничем не могла ей помочь. Просто потому, что Чжао Маньча точно так же не могла избавиться от своего противника. Примерно в сотне метров от Тан Синьюнь тётушка Чжао яростно сражалась против чёрной Духовной Обезьяны. Но как бы ни были свирепы её атаки или выражение лица, Духовная Обезьяна, которая была на голову ниже женщины, с хриплым визгом ловко прыгала вокруг неё. Она полностью блокировала передвижения тётушки, не давая ей приблизиться к своей подопечной.

Всякий раз, как женщина пыталась оттеснить Духовную Обезьяну и броситься к Тан Синьюнь, под её ногами разверзалась земля, и оттуда выстреливали вверх две огромные грязные клешни, вроде тех, что можно увидеть у крабов. Чжао Маньче приходилось отпрыгивать в сторону, чтобы не дать клешням сомкнуться на её ногах, и в этот момент оправившаяся Духовная Обезьяна снова на неё напрыгивала, не давая и на шаг приблизиться к Тан Синьюнь.

Так что она сражалась с двумя духовными зверями, а не с одним, как это могло бы выглядеть.

Тело тётушки покрывало множество ран. Особенно бросались в глаза кровавая полоса на правой голени, нанесённая подземным зверем, и протянувшиеся через всю спину три пореза, оставленные острыми когтями обезьяны. Но Чжао Маньча, казалось, совершенно их не замечала, продолжая сражаться в полную силу, чтобы вернуться к Тан Синьюнь.

В десятке метров от тётушки стоял мужчина средних лет в чёрной рубахе. У него было вытянутое лицо, а его сосредоточенность напоминала поведение Фан Хао и Тай Пина. Очевидно, он был полностью погружён в управление двумя духовными зверями, сражающимися с тётушкой Чжао.

Неподалёку от него стоял ещё один мужчина в чёрных одеждах. Его желтоватое лицо было обращено к небу и выглядело совершенно безучастным, тогда как пальцы на его правой руке то и дело подёргивались, будто сами собой. Мужчину окружал фиолетовый ореол, точно такой же, как и Громовую Птицу в небесах. Этот человек был тем самым У Сэнем, про которого говорил Ли Чэнь. Практик на поздней стадии Ядра Духа с элементом молнии и хозяин Громовой Птицы, которая была сильнейшим духовным зверем под его контролем.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!