Menu Close

Глава 7 : Непостижимый

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


До лощины дядюшки Ланя от Кровавого Предела было менее миллиона ли, а скорость Цинь Юя возросла почти в 10 раз по сравнению с недавним прошлым, так что ему понадобился лишь один день, чтобы добраться до цели. Даже Пурпурные Демонические Морские Драконы были бы в шоке от его скорости.

Эксперты на поздней стадии Метеора, полагаясь на свою скорость и сконцентрированную в одной точке силу, могли сражаться на равных с сюсянистами на поздней стадии Дунсюй. Это, разумеется, предполагало, что они должны были, по меньшей мере, быть значительно быстрее этих сюсянистов. Можно представить, насколько чудовищной скоростью обладал сейчас Цинь Юй.

Огненная молния сверкнула в воде, достигнув входа в лощину. На первый взгляд, здесь не было ничего, кроме сплошной стены скал. Для чужаков заметить скрытый проход было попросту невозможно.

«Старший брат Лю Син! Ой, то есть, старший брат Цинь Юй!»

Завидев добравшегося до входа в лощину Цинь Юя, от заросшего причудливыми растениями дна долины к нему устремилась девчушка в пурпурном одеянии, радостно и громко его приветствуя. Он обернулся и невольно засмеялся: «Маленькая Янь Цзы, что ты делаешь за пределами лощины?»

«Мне стало скучно внутри, так что я выбралась погулять, — ответила Янь Цзы с широкой улыбкой. Между её бровями мягко сияла пурпурная чешуйка, а длинные, до бёдер, волосы того же цвета свободно развевались за спиной.

Янь Цзы неожиданно просветлела: «Ох, братец Цинь Юй, идём скорее со мной в лощину. Сестрица Ли-ер будет счастлива твоему возвращению. Ну же, чего ты копошишься!» С этими словами она схватила Цинь Юя за руку и повлекла его прямо в крутую скалу неподалёку.

Если бы кто-то смотрел со стороны, то увидел бы, что, вместо того, чтобы врезаться в скалу, силуэты Цинь Юя и Янь Цзы просто растворились, будто их и не было.

При виде таких знакомых видов и растений лощины глаза Цинь Юя заблестели. В последний раз он провёл здесь долгих три года. Сейчас, вернувшись, он всем своим существом ощутил, будто скинул с себя оковы кровопролития и битв, а душу снова охватили безмятежность и покой.

Цен-н-нь…

Его слуха достиг звук струны цитры, после чего вокруг разлилась знакомая завораживающая мелодия. Цинь Юй застыл возле бамбуковой стены и, прикрыв глаза, молча прислушался. С его губ не сходила слабая улыбка. За этим занятием юноша потерял счёт времени.

Когда цитра наконец умолкла, Цинь Юй открыл глаза.

Только теперь он заметил, что Янь Цзы уже давно исчезла в усадьбе. Тем временем, вокруг начали собираться сюяоисты, живущие в лощине. Все они хорошо знали Цинь Юя и спешили его поприветствовать.

«Старший брат Лю Син! Ах да, точно, старший брат Цинь Юй!» — радостно воскликнул упитанный сюяоист с чёрным черепашьим панцирем на спине.

Цинь Юй усмехнулся при виде него: «Так это ты, Толстяк. О, Щуплый и Ракушка тоже с тобой. Фэй-Фэй ушёл уже довольно давно, так что, наверное, вы вовсю наслаждаетесь жизнью, да?» С этими словами он обвёл всю троицу лукавым взглядом.

Толстый сюяоист тряхнул головой и с некоторым самодовольством ответил: «Ну ещё бы! Я теперь могу спать три дня и три ночи, и никто – никто! – меня не потревожит. А когда заскучаю, то могу поиграть в шахматы с Щуплым и остальными. Эта игра, “го”, которой нас научил дядюшка Лань, действительно интересная».

В следующий миг он нахмурился: «Только… иногда я всё же скучаю по боссу Хоу».

На лице сюяоиста с двумя кинжалами, Ракушки, также отразилась задумчивость. Похоже, он тоже скучал по этой шумной и эксцентричной обезьяне.

«Ох, надо же, похоже, он действительно мало вас бил, — пошутил Цинь Юй. – Ладно, ребята, можете продолжать веселиться. Мне нужно обсудить кое-что с дядюшкой Ланем». Юноша попрощался с сюяоистами и направился прямиком в бамбуковую усадьбу.

Войдя внутрь, он сразу заметил, что дядюшка Лань неспешно распивает чай во внутреннем дворике.

«Присоединяйся, Цинь Юй» — улыбнулся он, искоса взглянув в его сторону.

Цинь Юй кивнул и привычно направился к дядюшке Ланю, словно и не покидал лощину. Когда он уселся, дядюшка взмахнул рукой, извлекая из воздуха чайную чашку. После этого он наполнил её чаем и передал Цинь Юю, который с упоением вдохнул богатый аромат.

«Дядюшка Лань, это же твой Столистный чай, верно?» — раньше, когда он здесь жил, дядюшка уже несколько раз его угощал этим чаем.

«Надо же, ещё помнишь? – с улыбкой ответил дядюшка Лань. – Ладно, Цинь Юй, выкладывай, зачем я тебе понадобился? Только не говори, что просто решил заскочить выпить со мной чаю. Думаю, я скорее поверю в то, что ты пришёл повидаться с Ли-ер». Он издал лёгкий смешок.

При упоминании имени девушки Цинь Юй повернул голову и посмотрел в сторону её комнаты. Он неосознанно сконцентрировал немного энергии в ушах, прислушиваясь к разговору мисс Ли-ер и Янь Цзы.

«Янь Цзы, что это за цветок? Где ты его достала? Какая прелесть… Мне ни разу такие не попадались, когда я выходила наружу», — послышался голос Ли-ер.

«Хе-хе, недалеко отсюда на поверхности океана есть остров. Я специально туда ходила. На острове можно найти самые разные цветы, но конкретно этот встречается только на земле, он не может расти в океане. Чтобы принести его сюда, мне пришлось поместить его в пространственный браслет…»

«Что это ты там слушаешь, парень?» — внезапно раздался в ушах юноши голос дядюшки Ланя.

«Ох, — Цинь Юй очнулся, виновато посмотрев на мужчину, улыбка которого осталась только на его губах. – Это, гм… Ах да, дядюшка Лань, вы спрашивали, зачем я вернулся, верно? Так вот, это очень важный вопрос, в решении которого мне действительно нужна ваша помощь».

Дядюшка недовольно проговорил: «Не меняй тему».

Цинь Юй лишь улыбнулся, прикинувшись дурачком.

«Я могу догадаться, чего ты от меня хочешь. Ты нарвался на неприятности, и враги оказались слишком сильными, чтобы ты был уверен в победе. И поэтому ты решил заручиться моей поддержкой, верно?» — он с усмешкой взглянул на Цинь Юя.

Юноша внезапно почувствовал, что взгляд этого человека будто пронизывает его насквозь, заглядывая в самые тёмные уголки его души.

«Эксперт! Настоящий эксперт!» — потрясённо подумал Цинь Юй.

Не было смысла лгать, так что он ответил, как есть: «Да, я взбаламутил воды, убив Пурпурного Демонического Морского Дракона. Прямо сейчас опасность нам не грозит, поскольку враги не знают, что убийца именно я. Но я бы хотел попросить вас о помощи, если они докопаются до правды. Вы и сами знаете характер Фэй-Фэя. Если начнутся неприятности, то он не станет сдерживаться. Вы же не станете смотреть, как нас с ним растерзают, да?»

«Убийство Пурпурного Демонического Морского Дракона? Нет, источник проблемы не в этом, — дядюшка Лань окинул Цинь Юя проницательным взглядом. – Источником проблемы является этот нефритовый клинок. Но он же может стать и твоим благословением».

Цинь Юй опешил.

«Дядюшка Лань, вы…»

Он был в замешательстве. Неужели дядюшка может читать его мысли? О нефритовом клинке он рассказал только Сяо Хэю и Хоу Фэю. Более того, никто из них с тех пор не связывался с дядюшкой Ланем, так как он об этом узнал? Этот человек действительно пугал.

«Ты думаешь, что твои детские уловки смогут меня одурачить? Этот нефритовый клинок та ещё заноза, но ты достоин им владеть», — немного помолчав, сказал дядюшка Лань.

Цинь Юй обратился в слух. Чем больше он общался с этим человеком, тем более непостижимым ему казался этот эксперт. И, в то же время, чувствовалось, что дядюшка Лань явно к нему хорошо расположен. Цинь Юй не сомневался, что все слова и поступки дядюшки служат только ему во благо.

«Мистер Лю Син, ой, то есть, мистер Цинь Юй, вы вернулись?» — из своей комнаты выпорхнула Ли-ер. На ней было синее платье, а волосы были перетянуты простой ленточкой. Следом за ней из комнаты вышла Янь Цзы. При виде Цинь Юя лицо Ли-ер осветилось от радости.

Они не видели друг друга уже очень давно, и сердце Цинь Юя также забилось быстрее. Он тут же отозвался: «Да, я вернулся, чтобы обсудить кое-что с дядюшкой Ланем».

Наблюдая за этой картиной, дядюшка Лань покачал головой. Выражения на его лице сменялись одно за другим, а глаза слегка покраснели. Даже Ли-ер заметила, что что-то не так. Несмотря на свой спокойный и безмятежный нрав, она быстро и с явной тревогой проговорила: «Что случилось, дядюшка Лань?»

В отличие от других, она прекрасно знала, с чем ему пришлось столкнуться в прошлом.

Цинь Юй также в изумлении уставился на дядюшку Ланя. За все три года, что он провёл в этой лощине в прошлом, он лишь единожды видел на лице этого человека похожее выражение – в тот день, когда дядюшка его “предупредил”.

«Цинь Юй, я дам тебе ещё один совет», — спокойно проговорил дядюшка Лань, придя в себя.

Цинь Юй в некотором замешательстве склонил голову набок, выжидательно глядя на него.

Дядюшка Лань посмотрел ему прямо в глаза и отчеканил: «Ты должен быть верен своим чувствам, невзирая на последствия. Разумеется, чтобы выжить в этом мире, тебе придётся часто сдерживать свои порывы. Но чрезмерная сдержанность заставит тебя сожалеть об упущенных возможностях до конца твоих дней. Запомни… иногда стоит следовать велению сердца даже в том случае, если это грозит тебе смертью».

«Дядюшка Лань!» — встревоженно воскликнула Ли-ер, глядя на него.

Дядюшка устало взмахнул рукой: «Ли-ер, вы с Цинь Юем можете остаться здесь и поболтать. Не беспокойся за меня». После этого он вытянул руку перед собой, и в неё тут же опустился валявшийся неподалёку камень. В следующий миг камень заискрился сначала пурпурным цветом, затем синим и, наконец, зелёным.

Буквально за секунду невзрачный камень превратился в передатчик.

«Цинь Юй, по поводу твоей просьбы. Если ты попадёшь в опасную ситуацию, то просто помести в этот передатчик послание своим святым чувством, и я узнаю об этом в то же мгновение», — дядюшка кинул только что изготовленное устройство юноше.

Цинь Юй невольно почувствовал сомнения.

Если вопрос был только в передаче послания, то почему он не мог использовать свой собственный передатчик? Зачем было создавать новый и уточнять, что он узнает обо всём сразу же, как только Цинь Юй поместит послание в передатчик?

Его замешательство ещё больше усилилось, когда передатчик оказался у него в руках. Юноша ощутил, что это устройство сильно отличается от всего, что он видел до сих пор. И от него не исходило ни капли энергии.

«Дядюшка Лань», — поднял голову Цинь Юй, однако оказалось, что тот уже покинул садик.

Ли-ер с серьёзным видом посмотрела на юношу и сказала: «Цинь Юй, если уж дядюшка решил тебе его дать, то запомни его совет. Ни в коем случае не забывай». После чего почему-то вздохнула. Никто не знал, о чём она думала в этот момент.

Сомнения в сердце Цинь Юя не исчезли, однако, разумеется, проигнорировать слова дядюшки Ланя он не мог.

«Мисс Ли-ер, я удивлён, вы только что назвали меня Цинь Юем. Кажется, до сих пор вы всегда называли меня либо “мистером Лю Сином”, либо “мистером Цинь Юем”», — улыбнулся он наконец.

Ли-ер тряхнула головой и вернула улыбку со словами: «Цинь Юй, на самом деле мне очень редко удаётся найти общий язык с другими сючжэнистами. Такое ощущение, что мы с ними живём в разных мирах. Вот почему я, как правило, стараюсь сохранять дистанцию. Хорошо, с этого момента не называй меня “мисс”. Можешь обращаться ко мне просто по имени».

Сердце Цинь Юя пропустило удар.

Это значит, что она больше не чувствует барьера между ними, ведь так?

«Ли-ер. Ну как, теперь ты довольна?» — он тщательно скрыл своё ликование за шутливой улыбкой.

Девушка усмехнулась и посмотрела в сторону комнаты дядюшки Ланя: «Цинь Юй, ты знаешь, что в моём клане дядюшка считается неоспоримым гением? Его могущество достигло… Ох, зачем я тебе это говорю? Ах да, ты поговорил с дядюшкой Ланем и теперь снова отправишься в путь?»

«Для спешки нет причин. Я собираюсь погостить у вас несколько месяцев», — по прикидкам Цинь Юя, даже если члены Зала Девяти Демонов отправились в путь сразу же после смерти Ди Туна, то им понадобится как минимум год, чтобы достичь Кровавой Пещеры.

Глаза Ли-ер едва заметно вспыхнули после этих слов.

«В таком случае, ещё увидимся».

Цинь Юй кивнул и с улыбкой проводил её взглядом. Он смутно ощущал, что причиной более свободного отношения к нему Ли-ер послужили непонятные переживания и слова дядюшки Ланя.

«Ли-ер и дядюшка частенько упоминают свой клан, но что это за клан такой?» — подумал он. Но даже после долгих размышлений он не сумел прийти к каким-либо определённым выводам. Тем не менее, юноша чувствовал, что ему удалось стать чуточку ближе к Ли-ер, поэтому ничто не могло сейчас омрачить его настроение.

****

Пещера Большого Панциря была ближайшим к Кровавой Пещере вассальным регионом Зала Девяти Демонов.

Правил этой пещерой мастер Фу Хао.

В настоящий момент он расслабленно откинулся на своём троне, вырезанном из цельного куска нефрита. Его живот слегка покачивался в такт движениям фрейлин, две из которых разминали ему плечи, а ещё две – массировали ступни. Оставшиеся две фрейлины стояли по бокам от трона и по очереди клали в рот мастера разные экзотические фрукты.

Среди повелителей всех восьми пещер Фу Хао был самым толстым и самым жадным. Он был не слишком силён, значительно слабее Ча Хуна. К настоящему моменту он достиг лишь поздней стадии Юаньин. Однако территории под его управлением были стабильными, как гора.

«Ладно, вы можете идти», — раздался визгливый, словно у евнуха, голос мастера. Все шесть фрейлин тут же поклонились и поспешили прочь. Фу Хао же погрузился в глубокие раздумья, поглаживая подбородок и хмуря брови.

Несмотря на свою чрезмерную упитанность, его кожа была белой и гладкой, а глаза – блестящими и живыми, словно у ребёнка.

«Если верить информации из обоих источников, то Восьмой Лорд действительно погиб. И, судя по действиям Второго, Шестого и Седьмого Лордов, его смерть, вероятно, как-то связана с Кровавой Пещерой. Но что понадобилось сиятельному Восьмому Лорду в этих окраинных территориях, граничащих с континентом Цяньлун?»

Он тщательно обдумал эту мысль.

«Может быть, всё дело в каком-то сокровище?»

Но даже если бы Фу Хао был бы во много раз умнее, то не смог бы понять, в чём истинная причина. Ведь он даже не догадывался о существовании Девяти Мечей.

Внезапно…

«Фу Хао», — во вспышке алого света перед глазами мастера возник неясный силуэт.

Гость был очень худым и прямым, словно жердь, и укутан в кроваво-красный балахон. На его лице застыло холодное и мрачное выражение. Казалось, даже улыбнись он, это зловещее ощущение никуда не денется.

Как только Фу Хао увидел этого человека, его лицо просветлело. Он тут же поклонился и изобразил на лице широкую улыбку: «Моё почтение, Лорд Тэн. Могу я узнать, что привело вас ко мне? Я непременно расскажу вам всё, что знаю».

Приятная улыбка на его холёном круглом лице придавала ему ангельское очарование.

«Три Лорда Зала уже связались с тобой, не так ли?» — растянул губы в усмешке Лорд Тэн.

Но, несмотря на улыбку, его глаза сверкнули, словно холодные звёзды в зимней ночи.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!