Menu Close

Глава 10 : Цель – Цитадель Чернолесья!

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


«Чжан Ян!».

Трясущийся Бай Юньфэй процедил два слова. Он медленно повернул голову и увидел, как буквально в дюжине шагов от него молодой господин в роскошных одеждах что-то с улыбкой говорит своей спутнице, помахивая бумажным веером. Это был не кто иной, как Чжан Ян!

Только до крови стиснув зубы, Бай Юньфэй смог удержаться от того, чтобы бездумно не наброситься на самодовольного молодого мастера. Он знал, что в данный момент он пока едва ли сможет даже пробиться сквозь охрану Чжан Яна.

«Неплохая мысль. Как раз думала о том, что нужно купить пару гостинцев тётушке. А поскольку я уезжаю уже через пару дней, то и для матушки надо что-нибудь присмотреть».

Кристально чистый голос достиг ушей Бай Юньфэя. Он сместил взгляд и увидел молодую девушку в синем платье с длинными шелковистыми волосами и стройной фигурой, которая с безразличием поглядывала на расположившиеся вокруг лавочки, стоя спиной к Юньфэю.

«Это она…».

Бай Юньфэй в некоторой прострации наблюдал, как два силуэта исчезают в толпе. Сложное, не поддающееся описанию чувство зародилось в его душе. Он с силой потёр лицо, чтобы немного успокоиться, затем развернулся и зашагал в противоположном направлении.

Потратив некоторое количество средств, он привёл в порядок могилы матери и дедушки, а также заказал и установил надгробные камни у каждой могилы. После этого он прошёлся по городу и купил множество вещей, начиная от еды и одежды, заканчивая оружием и ювелирными украшениями. Он мог не переживать из-за веса покупок, ведь у него было пространственное кольцо.

Стычка сегодняшним утром и тот урок, что он преподал этим трём негодяям, заставили его призадуматься. Он понял, что постоянные тренировки за закрытыми дверями не лучший способ стать сильнее. Ему не хватало одной важной вещи – практического боевого опыта.

Поэтому, начиная с этого дня, Бай Юньфэй решил каждый день на час-другой выбираться по ночам на улицы города, специально чтобы отыскивать таких вот подонков и оттачивать на них свои боевые навыки.

Впрочем, он быстро нашёл изъян в своём плане – эти бандиты были слишком слабы, они не могли оказать ему ни малейшего сопротивления. В конце концов, это были обычные шайки, третирующие простой люд. Бай Юньфэй чувствовал, что подобные стычки не приносят ему никакой пользы. Единственное, что грело ему душу – это то, что негодяи в кои-то веки получали по заслугам, к вящей радости обычных людей.

Но практически все крупные группировки в городе были под контролем семьи Чжан. Бай Юньфэй боялся выдать себя, так что на них он пока нападать не мог. Пока у него не будет достаточно силы, следует соблюдать осторожность даже в мелочах.

После 9 дней в таком режиме Бай Юньфэй решил выбрать другую цель для получения боевого опыта – бандитов Чернолесья.

Чернолесский хребет находился в 10 днях пути от Лоши. Он был весь покрыт лесом чёрного дерева, отсюда и название. Поскольку с трёх сторон горы были крутые обрывы и утёсы, а единственный проход наверх был узким у подножия и расширялся только ближе к вершине, это было идеальное место для обороны. Давным-давно сюда начали стекаться шайки головорезов. Они объединились в банду и заняли гору, основав Цитадель Чернолесья. Бандиты Чернолесья промышляли грабежом караванов и селений, раскинувшихся в окрестностях горы. Глава города Лоши несколько раз посылал войска для подавления бандитов, но те каждый раз возвращались побитыми и униженными.

Ранее Бай Юньфэй не раз слышал о зверствах бандитов Чернолесья. Поговаривали, что были даже деревни, полностью уничтоженные в результате налётов. В то время Юньфэй мог только тихо вздыхать и проклинать про себя этих мерзавцев. Но сейчас, когда он получил в своё распоряжение силу, изменился сам способ его мышления. И он решил, что должен что-то сделать, дабы исполнить то «желание», которое тогда даже не решался высказать вслух.

Конечно, он не думал, что может в одиночку истребить всех бандитов в Цитадели Чернолесья, нет. Он лишь хотел поохотиться на небольшие группы бандитов, спускающиеся с горы, чтобы получить опыт реального боя. С учётом нынешних возможностей Бай Юньфэя, справиться с обычными бандитами будет несложно. Более того, с учётом их злодеяний, захват и передачу бандитов местным властям можно рассматривать как заслуженную кару. Даже если кто-то из них умрёт в процессе, совесть Юньфэя будет чиста.

Подготовив всё необходимое, Бай Юньфэй покинул Лоши и отправился к Чернолесскому хребту.

Он впервые надолго покидал город, так что многое вокруг казалось ему необычным и вызывало живую реакцию. Поэтому он не слишком спешил. В своём неторопливом путешествии он много тренировался и изучал навыки, необходимые для выживания в глуши.

Дороги он толком не знал, так что он часто просил случайных встречных указать ему верное направление. Выяснилась одна неприятная деталь – в ориентировании на местности его превзошёл бы даже ребёнок.

Ему кое-как удавалось выдерживать общее направление, но он постоянно петлял, сбиваясь с пути. Ему сказали, что путь до такой-то точки займёт максимум полдня, но лишь проскитавшись битые сутки, он, наконец, добрался до нужного места.

Особенно наглядно его «талант» проявился, когда ему надо было буквально за пару часов пересечь лес. Юньфэй застрял в этом лесу на целый день и целую ночь. Блуждая по лесу, он повстречал немало диких зверей. Впрочем, он посчитал это неплохой возможностью для отработки своих навыков. Так что, даже ещё не начав практиковаться на людях, Бай Юньфэй уже получил тонну боевого опыта, сражаясь с дикими зверями.

На шестой день путешествия, Бай Юньфэй вскарабкался на очередной холм и у его подножия заметил деревню. Солнце уже клонилось к закату, так что он решил здесь заночевать. А заодно узнать, в каком направлении ему двигаться дальше.

… … … …

Бай Юньфэй находился к югу от деревушки, но в этот момент к западу от неё в безмятежную тишину пасторального пейзажа вклинился слитный гул десятков подкованных копыт. Показалась группа из более чем 30 всадников, нахлёстывающих лошадей.

Внешность этих людей была весьма угрожающей. Их вряд ли можно было заподозрить в излишней доброте и милосердии. Более того, все они были вооружены до зубов. Впереди скакал мужчина средних лет с желтоватым лицом и носом-картошкой. Телосложением и свирепостью он не слишком отличался от других всадников, но в его взгляде, которым он окидывал окрестности, читались проницательность и коварство. Он посмотрел на быстро темнеющее небо и крикнул, повернув голову: «Мы проделали немалый путь за сегодня. Лошадям нужен отдых. Сделаем привал вон в той роще, а утром двинемся дальше!».

Добравшись до подлеска, они начали разбивать палатки и разводить костры. Главарь уселся на камень, неторопливо прихлёбывая из кувшина с вином.

«На этот раз Глава был очень доволен подношениями, которые мы привезли в школу, так что он даже предоставил нам духовный предмет! У Босса и так уже есть Духовная Броня Золотого Шёлка. С этим Ледяным Шипом он теперь станет просто непобедим. Да, я хорошо потрудился на этот раз. Босс точно наградит меня по-королевски за эту миссию! — думая об этом, он непроизвольно погладил деревянную шкатулку за пазухой, — Духовные предметы… Когда у меня появится хотя бы один?».

В этот момент к нему осторожно приблизился бородатый здоровяк с глазами, как у дохлой рыбы, и несколько заискивающе произнёс: «Холлмастер Чжун, тут неподалёку есть деревенька. Может, я возьму ребят, наведаюсь туда? За последние несколько дней мы питались только вяленым да сушёным, парни уже готовы убить за кусок свежего мяса…».

Главарь Чжун взглянул на него и насмешливо проговорил: «Твои парни, кажись, не по еде проголодались. Опять женщин захотелось, да?». Вокруг послышались смешки.

Здоровяк с мёртвыми глазами только сдавленно кашлянул, не зная, что сказать. Но в следующий момент холлмастер Чжун продолжил: «Хорошо, возьми десять человек и отправляйся туда. Бери всё ценное, что найдёшь. В любом случае, в этой глухомани правительственных войск можно не опасаться».

Лицо здоровяка озарила счастливая улыбка. Он радостно воскликнул: «Спасибо, холлмастер!».

… … … …

Это была очень спокойная деревушка. Над некоторыми домиками поднимался дымок – там готовили ужин. Во дворе резвилась ребятня. А у входа в деревню лежал большой пёс с золотистой шерстью, довольно щурясь на закатное солнце.

Внезапно пёс навострил уши. В его глазах появилась настороженность. Он поднялся и застыл в напряжённой позе, после чего уставился в противоположную от деревни сторону и низко зарычал.

Земля едва заметно дрожала. Через какое-то время послышался стук копыт. На дороге, ведущей к деревне, показалась группа всадников.

Юноша лет двадцати, с двумя вёдрами воды на шесте, перекинутом через плечо, направлялся к дому. Заслышав шум, он, нахмурившись, оглянулся.

По его привлекательному лицу мгновенно разлилась мертвенная бледность, в глазах появился невыразимый ужас, а ноги затряслись. Прошло долгих несколько секунд, прежде чем он, наконец, смог отреагировать. Отбросив в сторону вёдра, он рванул в центр деревни. На бегу он истерически вопил: «Бандиты! Бандиты приближаются!».

Деревня всполошилась. Около сотни человек из десятка семей высыпали из домов. Они с сомнением уставились на молодого человека в центре деревни, который упал на колени и закрыл лицо руками.

Миловидная девушка с правильным овалом лица, большими глазами и волосами по плечи, приблизилась к дрожащему юноше и взяла его за руку, с беспокойством спросив: «Братец Сяо Фэн, что с тобой? Кто приближается?».

«Это снова они… Разрушена… Вся деревня исчезла… Все мертвы, все… Папа, мама… сестра… Они снова пришли…».

Молодой человек что-то бессвязно бормотал, по-видимому, от страха утратив способность рассуждать. Но услышав голос девушки, он внезапно очнулся. Он вскинул голову, на его лице отразились ужас и тревога. Схватив девушку за руку, он торопливо проговорил: «Они приближаются! Быстро в укрытие. Лин-ер, прячься! Всем молодым женщинам необходимо укрыться! Вы не должны выходить, что бы ни случилось! Народ, берите всё ценное, что у вас есть и несите им! Иначе вы умрёте… Умрёте!».

Сначала он обращался к девушке, но затем закричал обступившим его селянам.

Все растерялись, но эмоции и слова юноши заставили их заволноваться. Обеспокоенные жители деревни повернулись к пожилому мужчине лет 50 – это был староста.

Выражение лица старосты было донельзя мрачным. Он посмотрел на юношу, затем перевёл взгляд на приближающихся всадников.

«Сяо Фэн раньше жил в деревне Ли у подножия Чернолесского хребта. Люди в этой деревне оказали сопротивление бандитам из Цитадели Чернолесья, и были почти поголовно истреблены. Вот почему сейчас он в таком состоянии…» — староста будто бы говорил сам с собой, но его слова предназначались и селянам. Затем он поднял голову и сказал: «Так, все, слушайте, что говорит Сяо Фэн! Всем женщинам спрятаться! Если они захотят что-то из вашего имущества, не сопротивляйтесь!».

Когда десяток лошадей вошли в деревню, оставшаяся их дожидаться дюжина селян содрогнулась. Каждый из этих свирепых на вид бандитов сжимал в руках огромную саблю, вселяющую животный ужас в сердца простых селян.

«О? Это что-то новенькое. Похоже, нам здесь рады? Отлично! Если вы будете паиньками, ваш дядюшка сегодня никого не тронет! Быстро тащите сюда всё вино и мясо. И все ценности, в знак уважения, ха-ха! Если ваши дары придутся мне по душе, я покину деревню с вашим барахлом!» — со смехом сказал здоровяк с глазами, как у дохлой рыбы, будто делая жителям деревни великое одолжение.

Староста деревни взглянул на оружие в руках бандитов, не решаясь ответить. Наконец, он поклонился предводителю со словами: «Спасибо за ваше милосердие, господин. Мы сейчас же принесём всё, что вы пожелаете. Пожалуйста, подождите минуту…».

После этого он повернулся и взглядом подал знак селянам. Расставаться с имуществом, нажитым потом и кровью, было тяжело, но никто не посмел возразить. Десяток человек развернулись и направились к своим домам. Как могли люди в глухой горной деревушке подумать о сопротивлении свирепым бандитам? Они были рады и тому, что бандиты только заберут ценности, а их не тронут.

«Стой! — но в этот момент здоровяк с мёртвыми глазами внезапно окликнул старосту, заставив селян испуганно вздрогнуть, — Скажи всем молоденьким и симпатичным девицам в деревне прийти сюда! Они отправятся со мной. Пара дюжин моих братьев остались в роще неподалёку. Если девочки постараются как следует, то смогут вернуться в деревню в целости и сохранности, раз уж вы такие послушные».


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!