Menu Close

Глава 18 : Пора в путь!

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: Njaker
  • Редактура: wolfich

Выйдя из своей комнаты, Цинь Юй удивился, что мисс Ли-ер уже ждала его во внутреннем дворике. Увидев его, она улыбнулась: «Мистер Лю Син, я знаю, что ваш брат уже прибыл. Идёмте».

Вернув улыбку, Цинь Юй подошёл к ней, и они вместе направились ко входу в ущелье.

Волосы Ли-ер свободно развевались у неё за спиной; Цинь Юй даже мог ощутить их приятный аромат. Уголки его губ сами собой поползли вверх.

По мере приближения ко входу его сердце начал переполнять восторг от скорой встречи с Сяо Хэем.

Цинь Юй и Ли-ер беспрепятственно вышли через устье лощины. Он не заметил никаких ограничительных заклинаний, но если бы обернулся, то с изумлением бы обнаружил, что вход в пещеру выглядел точно так же, как и скалы вокруг. Именно так работали техники иллюзорных формаций.

Но она была настолько высокого уровня, что даже Сяо Хэй не мог распознать мираж.

В глазах Цинь Юя загорелись тёплые огоньки, увидев невдалеке пытающегося отыскать дорогу Сяо Хэя. Они не виделись с того самого момента, как братьям пришлось разделиться из-за преследующего их Сан Мо. Некоторое время назад они почти сумели встретиться вновь, но их планы нарушила встреча с Ча Гэ и Ча По.

«Сяо Хэй!»

Воскликнул Цинь Юй дрогнувшим голосом.

Сяо Хэй обернулся и, увидев Цинь Юя, испустил восторженный птичий крик. Стайки испуганных рыбёшек порскнули во все стороны. Одновременно в голове Цинь Юя возник его радостный голос: «Старший брат!»

Цинь Юй бросился к нему и крепко обнял. Сяо Хэй в ответ обернул его своими крыльями.

Мисс Ли-ер стояла чуть поодаль, тепло улыбаясь.

«Ты изменился, Сяо Хэй. По сравнению с прошлым стал в половину тоньше, даже аура изменилась. Что с тобой произошло?» — Цинь Юй только сейчас заметил удивительные изменения, произошедшие с орлом. Если бы не их телепатическая связь, он бы даже не был уверен, что это действительно его друг.

Сяо Хэй стал значительно тоньше, его аура стала очень подавляющей и свирепой, а взгляд казался куда более пронизывающим и опасным, чем в прошлом.

«Достигнув поздней стадии Цзиньдань, я собирался убить Сан Мо, старший брат. Осознавая возможные риски, я использовал запретную технику для трансформации своего тела, так что, по идее, справиться с экспертом на ранней стадии Юаньин для меня теперь не проблема. Но кто мог подумать, что в тот день, когда мы уже почти встретились, я наткнусь на этого громадного питона. Он был намного сильнее Сан Мо, полагаю, по меньшей мере, на средней стадии Юаньин», — сердито пояснил Сяо Хэй.

«Запретную технику?» — удивился Цинь Юй.

«Это секретная техника из моих наследственных воспоминаний. После того, как я начал её практиковать, моё тело претерпело ряд кардинальных изменений. На уровень силы это не повлияло, но моя боевая мощь возросла на порядок», — отозвался Сяо Хэй через святое чувство.

Поскольку Сяо Хэй достиг поздней стадии Цзиньдань, он мог одолеть эксперта на ранней стадии Юаньин и без помощи запретных техник. Но теперь он мог дать хороший бой даже большинству экспертов на средней стадии Юаньин.

Как бы то ни было, в тот день ему помешал Ча По, который был не только экспертом средней стадии Юаньин, но и Кровавым Морским Питоном. Кровавые Морские Питоны — чрезвычайно опасная разновидность демонических зверей, лишь ненамного уступающая в силе божественным зверям. Такой зверь, достигший средней стадии Юаньин, был куда более грозным противником, чем сюсянисты того же уровня силы.

Но даже так, Сяо Хэй оказался лишь чуть слабее. Когда он в итоге пустился в бегство, Ча По ещё долго и тщетно преследовал Сяо Хэя, пока по приказу старшего брата не был вынужден вернуться в Кровавую Пещеру.

«Так почему же ты не прибыл сюда раньше?» — недоумённо спросил Цинь Юй.

Учитывая его скорость, Сяо Хэй мог в два счёта отыскать это место.

«Старший брат, после побега от Кровавого Морского Питона я собирался убить Сан Мо, но узнал, что Кровавая Пещера развернула на тебя полномасштабную охоту по всей своей территории. А Сан Мо укрылся в Кровавой Пещере вместе с ещё двумя демоническими зверями на ранней стадии Юаньин. Перед лицом трёх Юаньиней я не решился атаковать», — ответил орёл с помощью святого чувства.

Во время боя с Цинь Юем, Ча Гэ самонадеянно передал Сан Мо, чтобы тот подготовил Молот Грома. Поэтому после смерти вице-мастера Сан Мо догадался, что убийцей был тот самый сюсянист, и тут же сообщил об этом Ча Хуну.

Последний был в бешенстве и приказал Сан Мо тут же отправляться в Кровавую Пещеру. И не только ему. Стражи, что были за пределами Пещеры в тот момент, также получили приказ вернуться. Так Сан Мо и оказался в Кровавой Пещере вместе с ещё двумя Стражами.

В итоге Сяо Хэй понапрасну сделал этот немалый крюк и, не имея иного выбора, вернулся, чтобы найти Цинь Юя. За это время он покрыл более миллиона ли.

«Брат, тебе нельзя сейчас выбираться наружу, все воды кишат охотниками», — предупредил Сяо Хэй.

Цинь Юй кивнул. Он предположил такой исход сразу же, как только узнал, что убил вице-мастера Кровавой Пещеры. Важно понимать, что награда, предложенная Сан Мо и широкомасштабная охота Кровавой Пещеры — это две разные вещи. Награда могла лишь побудить сюяоистов искать Цинь Юя.

А Кровавая Пещера попросту приказала всем сюяоистам в радиусе восьми миллионов ли охотиться на него. И никто не посмел ослушаться, ведь Кровавая Пещера безраздельно правила всем подводным миром на восемь миллионов ли вокруг!

****

По возвращении в ущелье Сяо Хэй поселился в той же комнате, что и Цинь Юй. Однако больше всех радовался прибытию орла Хоу Фэй, ведь это означало, что у него появился новый противник для спарринга. Более того, Хоу Фэю приходилось прилагать некоторые усилия для победы, если Сяо Хэй начинал использовать свои поразительные техники.

В такой идиллии прошёл месяц.

Цинь Юй и Сяо Хэй разговаривали во внутреннем дворике.

«Старший брат, здесь слишком легко и вольготно для меня. Я хочу выбраться наружу на какое-то время», — после долгих раздумий Сяо Хэй наконец озвучил свои мысли.

Поначалу Цинь Юй был обескуражен, но быстро осознал.

Сяо Хэй – орёл. Как любая другая птица, он хотел иметь возможность свободно парить в небесах. Только из-за братских отношений он пробыл в этой тесной лощине целый месяц, но в глубине души ему больше всего хотелось снова погрузиться в бесконечные схватки, кровопролитие и кипение жизни.

«Всё в порядке, Сяо Хэй», — Цинь Юй ободряюще улыбнулся товарищу.

Сяо Хэй моргнул. Ему действительно было не по душе расставаться с Цинь Юем.

«Старший брат… может, пойдёшь со мной? – попытался он убедить Цинь Юя. — Учитывая твою силу, тебе будут по зубам демонические звери даже на средней стадии Юаньин. Говорят, что на всей территории Кровавой Пещеры всего несколько зверей смогли подняться до верхней стадии. Если соблюдать элементарную осторожность, то мы легко избежим встречи с ними».

Цинь Юй всерьёз задумался над предложением Сяо Хэя.

В конце концов, ему и самому нравились адреналин и ощущение бурлящей в жилах крови. Сильных экспертов у Кровавой Пещеры не так уж много, так что, если не терять голову, то ничего страшного с друзьями не случится. А если обычные сюяоисты рискнут их преследовать, то их цзиньдани и юаньины послужат юноше лишь дополнительным источником питания.

«Нет, не будем спешить. Лучше дождаться, когда я освою Северную Тьму. Не волнуйся, это не займёт много времени», — и, тем не менее, Цинь Юй отказался.

Действительно ли он оставался здесь только для практики Северной Тьмы?

Вскоре после этого Сяо Хэй отправился наружу, но в лощине всё шло своим чередом. Цинь Юй день за днём практиковал Звёздный Путь и секретный навык Сюмо. Он продолжал терпеть неудачи, но его это словно и не беспокоило. В глубине души Цинь Юй будто надеялся, что так и не сможет овладеть Северной Тьмой и сможет и дальше оставаться в ущелье без каких-либо забот.

Каждый день он тренировался и слушал, как мисс Ли-ер играет на цитре.

Время от времени он становился свидетелем того, как она лечит раны демонических зверей. Один раз ему даже захотелось подраться с Хоу Фэем, чтобы на себе испытать её лечение.

Но, конечно, он отбросил эту идею, как только она пришла ему в голову.

В мгновение ока пролетело три года.

Для экспертов подобного уровня 3 года — ничтожный срок. За это время Сяо Хэй возвращался лишь единожды и пробыл в лощине месяц, после чего снова отправился во внешний мир. Кроме того, маленькая рыбка Янь Цзы не так давно также научилась принимать человеческий облик.

…Цинь Юй сидел в позе лотоса на кровати и, как и прежде, практиковал Северную Тьму.

Благодаря подпитке от Метеоритной Слезы за эти три года его душа стала гораздо сильнее. Даже сила и гибкость его духовной энергии окрепли. Объём духовной энергии, который мог контролировать Цинь Юй достиг одной восьмой от общего количества. Но когда дело доходило до Северной Тьмы, никаких признаков прогресса не наблюдалось.

Внезапно…

Всё тело Цинь Юя содрогнулось, а на его лице появилось выражение экстаза.

Причина заключалась в том, что только что нить звёздной энергии неожиданно начала переплетаться со столь же тонкой нитью энергии духовной. Нити взаимодействовали, будто обе были материальными! Важно понимать, что именно неспособность заставить эти два вида энергии хоть как-то взаимодействовать друг с другом и была краеугольной проблемой, над которой всё это время бился юноша.

Он подавил приступ восторга и продолжил ожидание.

Секунды сливались в минуты, и две нити принципиально разных видов энергии начали сливаться в одну. По прошествии неопределённого количества времени слияние наконец успешно завершилось. Теперь в этом сгустке было невозможно отделить звёздную энергию от духовной.

Цинь Юй внезапно открыл глаза, и будто два ослепительных луча света озарили комнату.

Ему удалось!

Включая тот период, когда его преследовали, он практиковал Северную Тьму на протяжении долгих трёх лет, и наконец достиг успеха! Первая нить энергии, сочетающая в себе и звёздный, и духовный тип, была успешно образована. Все эти годы он каждый день без устали экспериментировал, это даже вошло у юноши в привычку.

«Это энергия объединяет в себе духовную и звёздную энергии; я назову её… метазвёздной энергией», — от волнения даже дыхание Цинь Юя потяжелело.

Метазвёздная энергия кардинально отличалась от двух других видов энергии, но её пока было очень мало — лишь одна нить. Так или иначе, эта тонкая ниточка имела решающее значение в изучении Северной Тьмы.

Цинь Юй закрыл глаза и начал следовать инструкциям в описании Северной Тьмы. Нить метазвёздной энергии начала видоизменяться, постепенно превращаясь в какой-то символ, похожий на странную картинку. В тот же миг разум юноши пронзило очень странное ощущение.

Он чувствовал, что может вобрать в себя свою ауру одним лишь усилием мысли. И всё это лишь благодаря этому символу, образованному из метазвёздной энергии. Цинь Юй даже мог увеличить поглощающую силу, чтобы она воздействовала на все виды энергии, разлитые в окружающем пространстве, превратившись для сторонних наблюдателей в некое подобие чёрной дыры.

Чтобы удостовериться в этом, Цинь Юй отдал мысленный приказ символу из метазвёздной энергии, и его тело начало жадно поглощать энергию из окружающей среды. Само пространство вокруг юноши странным образом исказилось.

«Получилось».

Цинь Юй заставил этот талисман перестать работать, и его тело вернулось в изначальное состояние.

«Ха-ха-ха… Получилось!» — его глаза сверкали от радости и возбуждения. После стольких ожиданий он наконец-то достиг успеха. Используя эту технику, Цинь Юй мог изменить даже пространство вокруг себя, а вкупе с другой одеждой и внешностью он теперь был способен одурачить даже Сан Мо.

Но улыбка тут же покинула лицо Цинь Юя.

«Раз я достиг успеха, настало время уходить. Но надо ли мне уходить?»

Он внезапно почувствовал себя опустошённым. За эти три года мягкое звучание цитры стало неотъемлемой частью его жизни. Да и образ мисс Ли-ер, объятую зелёным сиянием во время исцеления, накрепко засел у него в груди.

Послышались шаги, и в его комнату заглянул дядюшка Лань со своей неизменной лукавой улыбкой: «Лю Син, ты тренировался целых 9 дней кряду. Неужели ты преуспел?»

Девять дней?

Цинь Юй был озадачен. Он и подумать не мог, что на соединение потоков духовной энергии и звёздной энергии ушло целых девять дней. Что касается вопроса дядюшки, то, да, он определённо преуспел. Теперь юноша мог по желанию менять свою ауру.

«Вышло? Нет, просто удалось достичь некоторых подвижек. До полного успеха ещё нужно время», — ответил он дядюшке Ланю.

 «Хо, — протянул дядюшка Лань. – Ну, малая победа — тоже победа. Три года назад ты не мог похвастать и этим. Думаю, тебе бы тоже хотелось отправиться на Острова Бессмертных и заявить о себе, верно ведь?»

У Цинь Юя не было другого выхода, кроме как кивнуть.

 «Вот и хорошо. Продолжай тренироваться, — дядюшка Лань развернулся уходить. Но, сделав пару шагов, он вдруг притормозил и оглянулся. С посерьёзневшим видом он предостерегающе проговорил: — Не забудь, о чём мы с тобой говорили три года назад, Лю Син».

Беседа трёхлетней давности?

Пока Цинь Юй пребывал в раздумьях, дядюшка Лань ушёл.

Юноша распахнул окно. Так он мог видеть задние комнаты усадьбы. Мисс Ли-ер замерла у окна своей комнаты, положив перед собой цитру. Полностью сосредоточившись, она начала медленно перебирать струны.

С того места, где стоял юноша, он мог видеть лишь её профиль.

В прошлом, каждый раз, когда Ли-ер начинала играть на цитре, Цинь Юй закрывал глаза и погружался в мелодию с головой. Ни разу ему не доводилось так чётко видеть её состояние во время исполнения. Волны чарующей песни расходились от струн цитры, а лицо Ли-ер, казалось, испускало волшебное, манящее сияние.

В какой-то момент Цинь Юй даже ощутил лёгкое головокружение.

****

Подобные мирные деньки не могут длиться вечно. Полмесяца спустя покой ущелья был нарушен группой сюяоистов. Эти демонические звери внимательно, даже скрупулёзно осматривали всю прилегающую местность. Судя по всему, они кого-то искали.

«Сестрёнка Ли-ер, плохи дела. Я гуляла снаружи только что, и какой-то сюяоист начал меня допрашивать. Кровавая Пещера в настоящий момент разыскивает сюсяниста», — тревожно воскликнула Янь Цзы, забегая внутрь.

Цинь Юй, находившийся в своей комнате, нахмурился, услышав эти слова.

Разумеется, он осознавал, что сюяоисты охотились на него. Однако поначалу Кровавая Пещера рассылала своих подчинённых небольшими группами, которые лишь поверхностно осматривались своим святым чувством. Но за два года они так ничего и не нашли, несмотря на то, что прочесали всю территорию, принадлежащую Кровавой Пещере.

Цинь Юй рассчитывал, что они сдадутся, однако Кровавая Пещера неожиданно приказала провести максимально тщательный поиск, и сюяоисты снова начали прочёсывать весь этот регион подводного царства, буквально заглядывая под каждый камень. В результате они подобрались опасно близко к его временному убежищу.

Хоть иллюзорная формация, скрывающая дом, и была почти безупречной, нельзя было быть уверенным в том, что никто не сможет пробиться сквозь неё!

И если силы Кровавой Пещеры их найдут, то…

«Не беспокойся, Янь Цзы, это место сюяоисты найти не смогут», — улыбаясь, сказала мисс Ли-ер. Она явно ни о чём не волновалась.

Дядюшка Лань, пивший чай во внутреннем дворике, тоже не придал значения этим новостям.

«Дядюшка Лань, мисс Ли-ер, мне удалось овладеть техникой Северной Тьмы. Мне пора покидать эту лощину», — с улыбкой произнёс Цинь Юй, выходя из своей комнаты. Одновременно он мысленно потянулся к талисману из метазвёздной энергии в своей голове.

В тот же миг его тело словно превратилось в чёрную дыру. Оно не только перестало испускать ауру, но и начало жадно поглощать всю энергию из окружающего пространства, включая и священную.

Внешний вид Цинь Юя тоже начал меняться. Хоть изменения и были небольшими, но облик юноши стал куда более холодным и суровым. Так в прошлом выглядел наёмный убийца Лю Син. Цинь Юй также облачился в чёрный балахон, созданный руками его мастера Лэй Вэя.

«Думаю, в таком виде меня никто не узнает», — хитро улыбнувшись, он обвёл взглядом мисс Ли-ер, дядюшку Ланя и малышку Янь Цзы.

Волосы на его голове теперь были не длиннее одного цунь. А благодаря чёрному балахону и атлетичному телосложению, он превратился в настоящий эталон суровой мужской красоты. А способность поглощать энергию из окружающего пространства придавала его образу нотку высокомерия и неприступности.

«Хорошо, очень хорошо!» — дядюшка Лань поглядел на юношу с одобрением.

Цинь Юй улыбнулся. Он всегда чувствовал, что разум этого человека обладает непостижимой глубиной, и что юноша для него словно открытая книга.

Увидев новый облик Цинь Юя, мисс Ли-ер также восхищённо отметила: «Секретная техника мистера Лю Сина действительно невероятно могущественна. Уверена, никто не сможет вас раскусить».

В этот момент послышался ещё один голос!

«Старший брат Лю Син, я хочу пойти с тобой. Мастер, пожалуйста, разрешите мне! Хэй Юй даже слабее меня, но и он уже отправился во внешний мир. Пожалуйста, разрешите!» — тараторя без передыха, к ним подбежал Хоу Фэй.

При этом он неотрывно смотрел на Цинь Юя, подавая ему знаки своими глазами. Тут же в голове юноши возник голос обезьяны: «Старший брат Лю Син, пожалуйста, помоги мне!»

Цинь Юй с улыбкой обратился к дядюшке Ланю: «Дядюшка, Фэй-Фэй — божественный зверь. Учитывая его силу, ничто в подводном мире Сюяо не сможет стать для него серьёзной угрозой. Кроме того, полагаю, что без встречи с трудностями он не сможет развиваться дальше. Разрешите ему отправиться со мной».

“Фэй-Фэй” было неформальным именем Хоу Фэя. Только после трёх лет знакомства они сблизились достаточно, чтобы Цинь Юй мог называть его этим прозвищем.

Хоу Фэй жалобно посмотрел на дядюшку Ланя.

У того не оставалось иного выбора, кроме как с улыбкой покачать головой: «Ладно, если уж Лю Син не против, можешь пойти вместе с ним. Но ты должен мне кое-что пообещать. Ни в коем случае не входи в состояние берсерка, если только ситуация не будет по-настоящему критической. Ты меня понял?» Он пристально посмотрел на Хоу Фэя.

«Да, да, я знаю!» — обезьяна в предвкушении подпрыгнула на месте.

В следующий миг Цинь Юй ощутил, как его бока сдавили стальные ручищи – это Хоу Фэй обнял его от переизбытка чувств.

«Спасибо, старший брат Лю Син! Пойдём, пойдём быстрее. Мне не терпится отправиться в путь». Сердцем Хоу Фэй был уже далеко за пределами ущелья. Он с трудом мог сдерживать своё воодушевление.

Цинь Юй легонько кивнул. Внезапно он повернулся к дядюшке Ланю и Ли-ер и сказал: «Мисс Ли-ер, дядюшка Лань, перед отправкой хочу вам признаться, что меня зовут не Лю Син, это лишь мой псевдоним. Моё настоящее имя — Цинь Юй».

«Отправляемся, Фэй-Фэй!»

Он больше не хотел ничего говорить и просто направился к выходу из бамбуковой усадьбы.

«Ха-ха, трепещите, демонические звери, я уже иду, ке-ке~~~» — всё не унимался Хоу Фэй.

Цинь Юй не оборачивался. Просто потому, что не хотел.

«Вернусь ли я сюда когда-нибудь?» — подумал он про себя. Однако даже он сам не знал ответа на этот вопрос.

Затем, внезапно улыбнулся: «Так или иначе, моя жизнь просто должна быть наполнена взлётами и падениями, яростными схватками и бушующими эмоциями!»


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!