Menu Close

Глава 17 : Братья

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Охваченное тем же зелёным светом тело сиреневой рыбки восстанавливалось прямо на глазах. Не прошло и минуты, как она уже полностью излечилась. Зрелище было поистине удивительным, словно она и не получала никаких ран вовсе.

«Сестрёнка Ли-ер, это потрясающе», — восторженно проговорила девушка с золотыми чешуйками между бровями.

Пурпурная рыбка, снова полная сил и энергии, также жизнерадостно закружилась вокруг Ли-ер. Та лишь ласково посмотрела на неё, не забыв ещё раз упрекнуть: «Янь Цзы, теперь ты знаешь, насколько сильна та акула? Больше не лезь на рожон, хорошо?»

Рыбка увела взгляд в сторону, по-прежнему быстро виляя хвостом, словно избалованный ребёнок.

Ли-ер невольно усмехнулась, глядя на её поведение. После этого она с лёгким удивлением повернулась к Цинь Юю, и её губы изогнулись в лукавой улыбке: «Мистер Лю Син, почему вы так пристально на меня смотрите? Неужели у меня что-то на лице?» В её тоне угадывалась ирония.

«Ох, — смешался юноша. Затем он быстро собрался и ответил: — Мисс Ли-ер, я просто действительно удивился, когда увидел, как вы исцелили эту рыбку. Эта зелёная энергия обладает очень необычными свойствами. Не ожидал, что она столь эффективна для лечения».

Только после этого он незаметно перевёл дух и похвалил себя за сообразительность, позволившую практически сразу найти нужные слова.

Улыбка Ли-ер стала расслабленной: «Эта зелёная энергия является особым навыком моего клана. Никто извне не владеет этой техникой. И да, она действительно очень эффективна для исцеления ран. Если пациент всё ещё жив, то эта техника всегда сможет поставить его на ноги».

«Хо, это действительно сродни чуду», — торопливо закивал Цинь Юй.

Ли-ер снова улыбнулась и, развернувшись, направилась в свою комнату. Цинь Юй мысленно посмеялся над собой. Только что он так засмотрелся на неё во время исцеления, что чуть не выставил себя на посмешище. К счастью, он сумел отреагировать достаточно быстро.

«Эй, старший брат Цинь Юй, давай ещё раунд со мной, ладно?» — засмеялся Хоу Фэй, похлопывая себя чёрным стеком по бедру.

Однако всё желание сражаться уже покинуло юношу. Более того, схватка с божественным зверем на средней стадии Юаньин была равносильна желанию быть избитым, разве не так? Пусть он и любил сражаться, но не хотел становиться чучелом для битья.

****

Время шло своим чередом. Не успел Цинь Юй и глазом моргнуть, как прошло уже полмесяца с тех пор, как он очутился в этой лощине. За это время он несколько раз, соскучившись по схваткам, спарринговал с Хоу Фэем, однако большую часть времени он проводил, практикуя Звёздный Путь и секретную технику Сюмо, Северную Тьму.

Но была ещё одна вещь, которой он наслаждался в свободное время – игра Ли-ер на цитре.

Сложно было не признать, что даже за один такой “концерт” кто-то другой бы благодарил свою удачу всю жизнь. У юноши же была возможность слушать её регулярно по той простой причине, что дядюшка Лань и Ли-ер были к нему необъяснимо добры. Хоу Фэй ему признался, что даже ему не разрешалось жить в бамбуковой усадьбе.

Эта необузданная обезьяна также не могла взять в толк, почему Цинь Юю было позволено занять одну из комнат.

Юноша и сам чувствовал, что подобное обхождение с их стороны сложно было объяснить. Конечно, мисс Ли-ер была также добра и ко всем демоническим зверям лощины, так что её отношение к нему могло ничего не означать. Однако дядюшка Лань – другое дело. Он обычно со всеми держался строго и неприступно.

«Даже божественному зверю на стадии Юаньин не позволено жить внутри, но для меня они сделали исключение. Неужели… потому что я тоже человек?» — перебрав все возможные варианты, он смог прийти только к такому выводу.

На самом деле, в глубине души он не мог исключать и ещё одного варианта, но просто не мог себе представить, чтобы дядюшка Лань и Ли-ер оказались настолько коварными.

Существовала возможность, что… они хотели украсть его Метеоритную Слезу.

Цинь Юй по-прежнему не знал, когда именно его спасли и принесли сюда, то есть, в каком состоянии он был, когда мисс Ли-ер его обнаружила. Если она видела его смертельные раны, то, разумеется, по одному только его нынешнему виду легко могла догадаться, что он владеет каким-то бесценным сокровищем.

Пусть другие и не могли почувствовать Метеоритную Слезу, поскольку она полностью слилась с его телом, но понять, в чём тут дело, по косвенным признакам это не мешало.

«Ох, надеюсь, мисс Ли-ер и дядюшка Лань добры ко мне не из-за Метеоритной Слезы», — как бы то ни было, Цинь Юй сохранял ледяное спокойствие и решимость. Все потомки клана Цинь обладали схожей чертой – стальной решимостью. А Цинь Юй, с детства привыкший жить в одиночестве и практически не знавший материнской любви, имел ещё более жёсткий характер и стальную волю!

Так что, несмотря ни на что, он ни на секунду не ослаблял бдительности в отношении этих двух загадочных сюсянистов.

Цинь Юй сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Запрятав эти мысли в уголок сознания, он упорядочил свой ум и снова принялся за практику Северной Тьмы. В настоящий момент эта техника имела для него наивысший приоритет.

Юноша знал, что ему нет смысла пытаться прорваться на какой-нибудь остров Сюсянь. Если бы мастер Кровавой Пещеры последовал за ним на этот остров, то его ждала бы неминуемая смерть.

Причины для такого вывода заключались в следующем. Во-первых, совокупная мощь сюяоистов подводного мира намного превосходила силу сюсянистов и сюмоистов. Так что ни одна обычная школа Сюсянь не стала бы перечить Ча Хуну, который контролировал огромный кусок подводного царства.

Во-вторых, даже если бы он добрался до какого-нибудь острова Сюсянь, не факт, что его бы вообще там приняли. А с таким могущественным врагом, как хозяин Кровавой Пещеры, кто бы решился на такую глупость?

Вывод: он должен как можно скорее освоить Северную Тьму. После того, как он разгневал Ча Хуна убийством его младшего брата, иного выбора у Цинь Юя не оставалось.

****

Перед мысленным взором Цинь Юя раскинулось бескрайнее, затянутое туманом пространство внутри его головы. Оно было целиком заполнено бестелесной духовной энергией. Юноша отчётливо ощущал присутствие этой энергии, окружавшей его душу. 10% этой энергии чутко реагировали на его команды, поэтому были стабильны и послушны.

Однако остальная часть творила всё, что ей вздумается. Где-то образовывались завихрения, где-то стремительные потоки, а порой происходили и яростные столкновения между отдельными сгустками духовной энергии. Его душа в форме диска застыла в самом центре этого пространства. Множество электрических разрядов то и дело возникали, обвивали семицветный диск и затухали, только чтобы уступить место новым.

Чрезвычайно тоненькая ниточка звёздной энергии проникла в голову юноши.

Цинь Юй не мог позволить себе использовать слишком много звёздной энергии, поскольку, в конце концов, чем больше энергии, тем сложнее её контролировать. Поэтому он использовал самую крохотную часть своей силы и в виде почти невидимой нити направил её в голову. Но даже так совместить её с духовной энергией у него не выходило.

Бесконечные эксперименты.

6 часов пролетели незаметно. Цинь Юй не мог даже сказать, сколько попыток он предпринял за это время. Но сколько бы ни бился, ничего не выходило. Он словно пытался вдеть нитку в иголку дрожащими руками. После 6 часов неудач даже такой невероятно упорный и терпеливый юноша, как Цинь Юй, невольно почувствовал раздражение.

На самом деле это тоже был неплохой способ укрепления разума.

«И снова мимо. Я уже полмесяца над этим бьюсь, когда же я смогу освоить эту Северную Тьму? Неужели мне так и придётся прятаться здесь, словно черепахе в панцире?» — в глазах юноши на миг вспыхнул гнев.

Зачем он покинул континент Цяньлун? Разве не для того, чтобы идти по бесконечному пути практики? Он хотел свободно исследовать мир Сючжэнь, шагать по нему с гордо поднятой головой, а не прятаться по углам в страхе перед врагами.

Цен-нь…

Зазвенела струна цитры. Следом полилась мелодия.

Ли-ер снова взялась за свой музыкальный инструмент. Когда слуха юноши коснулись звуки музыки, гнев и нетерпение улеглись сами собой. Он закрыл глаза и погрузился в призрачный мир берущей за душу мелодии. Когда она наконец стихла, он ещё какое-то время сидел неподвижно, будто в трансе.

«Лю Син, — к Цинь Юю подошёл дядюшка Лань. Глядя на поведение юноши, он понимающе рассмеялся: — Ну надо же, как тебя околдовала игра Ли-ер. Ты действительно…»

«Дядюшка Лань, только исполнение мисс Ли-ер может меня настолько заворожить. Игра обычных мастеров цитры меня так не трогает», — со слабой улыбкой отозвался Цинь Юй.

Глаза дядюшки Ланя просветлели.

«Хо… другие мастера цитры не могут тебя околдовать? Понятно, так тебе по нраву лишь игра Ли-ер. Скажи честно, сынок, она тебе интересна?» — полушутливым тоном проговорил он.

«Это просто смешно», — ровным тоном ответил Цинь Юй без заминки.

Дядюшка Лань усмехнулся: «Просто шучу. Не будь таким серьёзным, сынок».

Цинь Юй скептически улыбнулся, но ничего не ответил. Выражение лица дядюшки Ланя внезапно стало строгим: «Лю Син, мы с тобой много времени провели за разговорами за последние недели, так что ты уже должен был примерно понять, что я за человек, верно?» Редко можно было увидеть его столь серьёзным.

Глядя на него, Цинь Юй тоже подобрался и осторожно кивнул: «Дядюшка Лань, если вас что-то гложет, то, пожалуйста, расскажите всё как есть».

Дядюшка Лань заговорил тяжёлым и решительным голосом: «Я предупреждаю тебя, Лю Син. Ты не должен питать никаких надежд на отношения с Ли-ер. Надеюсь, у тебя не возникнет к ней никаких чувств. В противном случае… ты не только будешь страдать весь остаток жизни, но и проживёшь, скорее всего, очень недолго».

Цинь Юй удивлённо воззрился на него, но уже в следующую секунду засмеялся: «О чём вы говорите, дядюшка Лань? Вы, должно быть, шутите».

Но на лице дядюшки Ланя не было и намёка на улыбку: «Я не шучу. Сказать по правде, тебя впереди ждёт блестящее будущее. Ни один эксперт во всём мире Сюяо не сможет тебя остановить. Но позволь мне сказать тебе одну вещь. Если тебе нравится Ли-ер, то тебя ждёт бесславный конец, какими бы талантами ты не обладал. На самом деле, я мог бы и не предупреждать тебя, но я действительно не хочу для тебя такой судьбы».

Цинь Юй застыл в изумлении.

«Хех, ты можешь подумать, что я вмешиваюсь не в своё дело, но лучше бы тебе запомнить мои слова. Считай их добрым советом», — глядя ему прямо в глаза, сказал дядюшка Лань.

Цинь Юй почувствовал, как его сердце пропустило удар.

Слова дядюшки Ланя действительно шокировали юношу. Вначале он сказал, что Цинь Юя ждёт светлое будущее, и что никто из подводного мира Сюяо не сможет стать ему преградой. Кем он себя считает? Он действительно может оценивать людей с такой точностью?

«Хорошо, я запомню, дядюшка Лань», — расслабленно улыбнулся Цинь Юй наконец.

Однако ни дядюшка Лань, ни Цинь Юй не могли быть до конца уверены в том, что их ждёт в будущем, поскольку подобные чувства практически не поддаются контролю. Из скромного костерка рождается неостановимый лесной пожар.

«Ладно, тебе стоит снова направить все свои силы на практику», — дядюшка Лань хлопнул его по плечу и пошёл по своим делам.

Цинь Юй же задумчиво уставился ему вслед.

Что же заставило дядюшку Ланя сказать эти слова? Если ему понравится мисс Ли-ер, то ему конец? Как такое можно знать наверняка? Судя по поведению дядюшки Лань и мисс Ли-ер, очевидно, они принадлежат к какому-то очень особенному клану.

«Ха-ха, вероятнее всего, это невероятно могучий клан. Но… если мне кто-то понравится, то даже бессмертные меня не остановят, не говоря уже об их клане или чём там ещё. К тому же, я всё равно пока ничего подобного не испытываю».

Цинь Юй выдал беспечную улыбку. Он никогда не был боязливым и смиренным человеком.

Никто и никогда не мог вселить в него страх с помощью силы. Даже сейчас, когда ему предстояло столкнуться с противниками значительно сильнее него, вроде мастера Кровавой Пещеры, юноша лишь на время скрылся из виду для занятия практикой. Как только он научится скрывать свою личность, он тут же отправится во внешний мир. Цинь Юй не знал страха, но он и не был идиотом, не ценящим свою жизнь.

****

«У меня сломана рука. Это босс Хоу постарался», — с болезненной гримасой на лице проговорил мужчина в доспехах и двумя кинжалами. Его рука изогнулась под странным углом.

Хоу Фэй уставился на него своими огненными глазами и прорычал: «Хе… Хе… ты ещё и посмел пожаловаться сестрёнке Ли-ер. Хочешь, чтобы я разнёс твою креветочную ракушку на мелкие кусочки?!»

«Фэй Фэй, не шуми».

Ли-ер, переодевшаяся в белые одежды, прикрикнула на обезьяну. Хоу Фэй тут же потупился и замолчал, будто признавая свою ошибку. Ли-ер довольно усмехнулась и снова повернулась к пострадавшему. Она вытянула руку и дотронулась до повреждённой конечности.

Как раз в этот момент во двор вышел Цинь Юй, и его глаза невольно прикипели к знакомой сцене.

Тело Ли-ер купалось в зелёном свете. Её лицо выглядело таким нежным и чистым в этих изумрудных сполохах, а тонкая бледная кожа, подсвеченная изнутри, казалась высеченной из цельного куска хрусталя. У наблюдавшего за исцелением Цинь Юя внезапно перехватило дыхание.

Юноша никогда не испытывал материнской любви, так что с самого детства был чужд излишней сентиментальности. Лишь любовь отца была способна тронуть его душу. Однако сейчас Ли-ер в ореоле тёплого света воплощала собой квинтэссенцию материнской нежности, и сердце Цинь Юя дрогнуло.

Однако уже в следующий миг он отрезвел.

«Я предупреждаю тебя, Лю Син. Ты не должен питать никаких надежд на отношения с Ли-ер. Надеюсь, у тебя не возникнет к ней никаких чувств. В противном случае…» — недавнее предупреждение дядюшки Ланя снова зазвучало в его голове, и он быстро усмирил свои разыгравшиеся эмоции.

«Вот и всё. Ты не должен больше драться с Фэй Фэем. Иначе ты лишь навредишь себе», — назидательно проговорила Ли-ер.

Рана мужчины полностью исцелилась. Он тут же расстроенно ответил: «Драться с ним? Сестрёнка Ли-ер, ты думаешь, я хотел с ним драться? Просто босс Хоу… ох, для меня честь иметь возможность сразиться с боссом Хоу. Я так счастлив, что просто сгораю от нетерпения». Поймав мрачный взгляд обезьяны, мужчина мгновенно переменился в лице.

Ли-ер лишь покачала головой с улыбкой. Развернувшись, она встретилась глазами с Цинь Юем.

«Как дела, мистер Лю Син?»

Цинь Юй вежливо отозвался: «Прекрасно, а у вас, мисс Ли-ер? Не смел и надеяться, что вновь смогу увидеть эту удивительную технику исцеления. Поразительно». В следующий миг на его лице возникло выражение искренней радости – он почувствовал Сяо Хэя, который на огромной скорости двигался в этом направлении.

«Мистер Лю Син, случилось что-то хорошее?» — с любопытством спросила Ли-ер.

Цинь Юй взволнованно кивнул: «Мой брат Сяо Хэй направляется сюда. Возможно, он сможет добраться до этого места уже через несколько дней».

«О, мои поздравления, мистер Лю Син. Когда ваш брат прибудет, пожалуйста, дайте мне знать. За пределами лощины установлены ограничительные заклинания, так что без нашей помощи чужакам крайне сложно будет попасть внутрь», — мило улыбнулась девушка.

«Тогда мне придётся вас побеспокоить, мисс Ли-ер», — Цинь Юй кивнул.

«Хорошо, раз вы заняты, я вернусь к себе в комнату», — с этими словами она грациозно развернулась и направилась в свои покои.

Цинь Юй проводил её взглядом, затем улыбнулся и отправился к себе. Он практиковал Звёздный Путь и Северную Тьму каждый день, не давая себе никаких поблажек.

Через несколько дней.

Цинь Юй чётко ощущал, что Сяо Хэй уже очень близко, в пределах 100 ли от него. Однако его стремительное продвижение внезапно прекратилось. Юноша понял, что Сяо Хэй уткнулся в защитный барьер за пределами лощины. Он тут же поднялся и отправился наружу, чтобы попросить Ли-ер о помощи.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!