Menu Close

Глава 15 : Мисс Ли-ер

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


  • Перевод: Njaker
  • Редактура: wolfich

По прошествии какого-то времени Цинь Юй начал постепенно ощущать своё тело. Его пальцы шевельнулись. Очень скоро он почувствовал, что восстановил полный контроль над телом, и на его лице невольно заиграла слабая улыбка.

Юноша открыл глаза и увидел… бамбуковый потолок.

«Это не коралловый риф!»

Цинь Юй переменился в лице и резко сел. Его глаза настороженно мерцали, быстро охватывая всё пространство вокруг. Он находился внутри бамбуковой комнаты, очень простой и мирной на вид. Больше тут никого не было.

Цинь Юй потерял сознание в коралловом рифе, а очнулся в совершенно непонятном месте, так что, разумеется, он пребывал в некоторой растерянности. Он тут же проверил состояние своего тела при помощи святого чувства, включая душу и пространство внутри даньтяня.

Удостоверившись, что всё в порядке, Цинь Юй облегчённо выдохнул.

В процессе восстановления Метеоритной Слезой он фактически не имел никакой возможности защититься, если бы кто-то захотел его убить. Однако, судя по всему, тот, кто принёс его сюда, и не думал вредить Цинь Юю или накладывать на него какие-либо ограничительные заклинания.

Цинь Юй выглянул наружу. Он с изумлением обнаружил, что бамбуковый дом был со всех сторон окружён водой. По всей видимости, вокруг дома был возведён какой-то защитный барьер, не позволявший ни капле воды проникнуть внутрь. Юноша увеличил радиус восприятия святого чувства.

Всё бамбуковое здание состояло из трёх передних комнат и трёх задних, между которыми располагался небольшой дворик. Ни во дворе, ни внутри комнат не было и намёка на морскую воду, однако за пределами усадьбы простирался бесконечный океан. Как ни удивительно, никого другого в настоящий момент в этом доме он не обнаружил.

«Чей же это дом?» Он встал с кровати, собираясь выйти из комнаты. В тот же миг его святое чувство зафиксировало чьё-то присутствие во внутреннем дворике, и Цинь Юй двумя быстрыми шагами оказался снаружи.

Мудрость и незыблемое спокойствие!

Именно такое первое впечатление и произвёл на Цинь Юя мужчина, стоящий перед ним: мудрый, уравновешенный человек. Казалось, его глаза могли видеть души насквозь. Его внешность соответствовала внешности сорокалетнего смертного.

«Я вижу, вы уже пришли в себя, молодой человек?» — спросил незнакомец с улыбкой.

Цинь Юй привёл свой разум в состояние боевой готовности. Он не имел представления, в какой именно момент его спасли и перенесли сюда. Если это случилось вскоре после схватки с Ча Гэ, то этот человек видел, насколько серьёзными были его раны. Его селезёнка была разорвана, печень сильно повреждена, а в животе зияла огромная дыра. Теоретически, такие раны абсолютно несовместимы с жизнью.

Иными словами, обычные люди бы просто обомлели, если бы увидели его после этого таким бодрым и полностью здоровым.

«Меня зовут Лю Син. Могу ли я узнать, кто… ох, да вы же человек!» — Цинь Юй применил святое чувство и внезапно похолодел. Мало того, что этот человек не имел и намёка на демоническую ауру, так ещё и определить его уровень силы оказалось совершенно невозможно.

Насколько было известно Цинь Юю, его святое чувство могло определить уровни силы до ранней стадии Юаньин, следовательно, этот эксперт достиг, по меньшей мере, средней стадии Юаньин.

«Зови меня дядюшкой Ланем. Да, я на самом деле человек. М-м… можешь считать меня сюсянистом», — лицо дядюшки Ланя расплылось в умиротворённой улыбке.

Цинь Юй был поражён. Сюсяниста, посмевшего сунуться в подводный мир демонических зверей, здесь на каждом шагу подстерегали смертельные опасности. Поэтому даже выдающиеся эксперты не смели надолго погружаться в океан. В конце концов, среди сюяоистов также было множество мощных экспертов.

«Дядюшка Лань, если ты сюсянист, почему же ты живёшь под водой?» — в замешательстве спросил Цинь Юй.

Он не придал значения фразе, которую только что сказал мужчина: “можешь считать меня Сюсянистом”. Если он действительно им был, то почему именно так построил фразу? Но Цинь Юй в настоящий момент слишком беспокоился за свой секрет, Метеоритную Слезу. Кроме того, он был ошарашен тем фактом, что дядюшка Лань – человек, так что эта деталь ускользнула от его внимания.

«Я живу на дне океана потому, что Ли-ер нравятся здешние места. В конце концов, это я её сюда привел», — тепло улыбнувшись, сказал дядюшка Лань. Судя по всему, у него сложилось довольно хорошее впечатление о Цинь Юе.

«Ли-ер?» — удивился Цинь Юй.

«Это она тебя сюда принесла, правда, она уже снова ушла. Пойдём. Я хочу угостить тебя чаем, который я приготовил», — с энтузиазмом проговорил мужчина и повёл Цинь Юя в центральный дворик. Здесь они и расположились, усевшись друг напротив друга.

Дядюшка Лань наполнил две чайные чашки, после чего завёл с юношей разговор.

Беседа проходила очень неспешно и спокойно, однако в глубине души Цинь Юй не мог перестать беспокоиться о том, не раскрыли ли его секрет. Какой сючжэнист не будет изумлён и озадачен тем фактом, что юноша смог пережить настолько страшные повреждения?

«Дядюшка Лань», — раздался мелодичный голос, и Цинь Юй повернул голову на звук.

Он увидел девушку с длинными, распущенными шелковистыми волосами. В её глазах плескался неземная безмятежность, а кожа будто бы светилась изнутри, как драгоценный камень. Она была одета в обычное синее платье, а талию туго обтягивал белый пояс.

В левой руке Ли-ер держала бамбуковую корзину с грибами линчжи*.

Прим. ред.: Линчжи – гриб из семейства трутовых. В Древнем Китае его называли «божественной травой» или «дающим вечную молодость» из-за его медицинских свойств, а лекарства на его основе предназначались лишь для высшей знати и императора.

«Лю Син, познакомься с Ли-ер. Это она тебя спасла и принесла сюда», — по-прежнему улыбаясь, сказал дядюшка Лань.

Цинь Юй посмотрел на девушку, стоявшую перед ним. В прошлом, из-за высокого положения его отца, даже служанки в его окружении были несравненными красавицами. Однако эта девушка… По правде говоря, несмотря на прекрасную мягкую кожу и ауру элегантности, её лицо было лишь выше среднего.

«Мисс Ли-ер, спасибо, что спасли мне жизнь», — поклонившись, произнёс Цинь Юй.

Однако он был начеку, так как не знал, когда именно эта девушка его нашла. Если большая часть ран к тому времени уже успела затянуться, то всё замечательно, ведь тогда она не могла знать о его смертельных ранах.

«Не стоит благодарности, мистер Лю Син. Я принесла вас сюда, но даже если бы я этого не сделала, вы смогли бы восстановиться и сами», — мисс Ли-ер поглядела на Цинь Юя кристально-чистыми глазами. В этих бесконечно спокойных глазах на миг промелькнула тень любопытства.

Цинь Юй неожиданно нахмурился.

Он вдруг обнаружил, что тёплые потоки, которыми Метеоритная Слеза постоянно подпитывала его душу, в настоящий момент были в 2-3 раза интенсивнее, чем в прошлом. Юноша понятия не имел, с чем это могло быть связано. Однако одно можно было сказать наверняка – усиление потока произошло в момент появления этой девушки.

«Мистер Лю Син, дядюшка Лань, вы продолжайте свой разговор, а я пойду в свою комнату», — с этими словами мисс Ли-ер направилась в одну из трёх задних комнат и скрылась в одной из них. В этой усадьбе задние комнаты принадлежали ей, а передние – дядюшке Ланю.

Одну из передних комнат отвели для Цинь Юя.

«Дядюшка Лань, насколько я могу судить, у мисс Ли-ер не слишком высокий уровень силы. Как вы можете так спокойно отпускать её одну в мир сюяоистов?» — усмехнувшись, обратился Цинь Юй к мужчине, допив свой чай. Только что он воспользовался своим святым чувством и с удивлением обнаружил, что девушка ещё только на ранней стадии Цзиньдань.

Любому эксперту на этом уровне силы в подводном мире демонических зверей грозила смертельная опасность, не говоря уже об эксперте-сюсянисте.

Дядюшка Лань прикрыл глаза, наслаждаясь вкусом чая, и улыбнулся в ответ: «Ли-ер обладает некоторыми особыми навыками. Хоть она и не смогла бы выйти победителем из схватки с сюяоистом, защитить себя в подводном царстве Сюяо для неё не проблема».

«Особые навыки?» — Цинь Юй отметил про себя эту странность.

Встреча с этой девушкой произвела на него хоть и слабое, но благоприятное впечатление.

Внезапно…

Лёгкий и безмятежный перебор струн цитры донёсся до них из комнаты Ли-ер. Живая мелодия, напоминающая то журчание ручейка, то стремительный горный поток, заполнила усадьбу. Цинь Юй невольно отставил чашку в сторону и закрыл глаза, вслушиваясь в эти чарующие звуки. То же самое сделал и дядюшка Лань.

В какой-то момент музыка зазвучала сильнее и яростнее, словно волны, безостановочно накатывающие на берег. Но прошло время, и мелодия изменилась вновь. Теперь она шелестела, словно высокие сосны в бесконечных лесах. И, в конце концов, звуки цитры привели Цинь Юя в земли вечного льда и снега. Будто весь мир накрыла белая пелена.

Когда он опомнился, музыка давно уже стихла.

Он медленно открыл глаза, ощущая в душе один лишь покой. С тех пор, как юноша погрузился в подводный мир Сюяо, за ним беспрестанно охотился Сан Мо, а затем ему даже пришлось пережить кровопролитный бой с Кровавым Морским Питоном. Всё это время Цинь Юй не мог полностью расслабиться ни на секунду.

Но сейчас, впервые с того момента, как они с Сяо Хэем нырнули под воду, в душе Цинь Юя царил мир.

«Мастерство игры на цитре мисс Ли-ер поистине достойно звания грандмастера», — искренне проговорил он. Во Дворце отца он не раз слышал музыку тех, кого называли мастерами, однако он ощущал, что игра этой девушки была на порядки искуснее.

«Даже среди моего клана умение Ли-ер обращаться с цитрой считается высококлассным. Тебе очень повезло услышать её игру», — с изрядной долей уверенности в голосе ответил дядюшка Лань.

Лишь от одного музыкального отрывка ум Цинь Юя прояснился, а сердце успокоилось. Бесконечные схватки и убийства последних месяцев ожесточили его и наполнили враждебностью, однако простой мелодии оказалось достаточно, чтобы полностью очистить его разум.

«В определённом смысле мастерство игры на цитре может отражать уровень развития человеческого сознания. Я чувствую, что её разум достиг очень высокой ступени развития», — нахмурившись, проговорил Цинь Юй.

С помощью одних лишь звуков цитры она сумела создать столь величественную, освежающую и безмятежную атмосферу, да ещё и заставила Цинь Юя словно бы наяву ощутить всё, что задумывалось в этой композиции. Как мог кто-то с недостаточно развитым разумом достичь подобного мастерства? Но почему человек со столь глубоким пониманием мира находится лишь на ранней стадии Цзиньдань?

Дядюшка Лань лукаво посмотрел на юношу: «Несмотря на невероятный талант, Ли-ер не слишком интересуется практикой. Если бы она прилежно практиковала, то очень быстро превзошла бы даже меня. Но у неё нет подобных желаний, поэтому её уровень силы находится на таком низком уровне».

Только теперь Цинь Юй уверился, что святое чувство его не обмануло. Мисс Ли-ер действительно достигла лишь ранней стадии Цзиньдань.

«Сестрёнка Ли-ер!»

Внезапно во дворик с трубным рёвом ворвалась обезьяна. Цинь Юй успел заметить лишь вспышку золотого света, а в следующий миг она уже стояла прямо перед ним. Прощупав её святым чувством, он про себя изумлённо вскинул брови: обезьяна была на средней стадии Юаньин.

В этот момент он наконец осознал одну вещь – его святое чувство было примерно на уровне сючжэнистов средней стадии Юаньин. В ответ на его пристальный взгляд обезьяна также уставилась на него внимательными глазами.

«Ка-ка-ка… ты тот подранок, которого сестрёнка Ли-ер подобрала тогда, да? Позволь представиться. Я Хоу Фэй. Ке-ке-ке… И я сильнее тебя!» — сказав это, обезьяна разразилась хохотом, почёсывая при этом свою голову.

«Мартышка волосатая, прояви хоть немного уважения к нашему гостю!» — рявкнул дядюшка Лань.

Только после этого обезьяна немного притихла и сбавила тон: «Мастер, но в этой долине нет экспертов. Этот человек не слишком силён, но всё же может дать мне бой. А все демонические звери в долине уже на это не отваживаются».

Цинь Юй про себя изумлённо вскинулся.

Выходит, эта обезьяна на средней стадии Юаньин — ученик дядюшки Ланя. Если его ученик столь силён, то насколько же могущественен он сам? По крайней мере, Цинь Юй не мог определить его уровень силы, даже по косвенным признакам.

«Ты целыми днями только и делаешь, что нарываешься на драки. Помолчи уже!» — строго проговорил дядюшка Лань. Хоу Фэй тут же замолчал и отошёл в сторонку.

«Лю Син, хоть по этой шумной и эксцентричной обезьяне и не скажешь, но Хоу Фэй – божественный зверь, Огнеглазая Морская Обезьяна. Вероятно, другого такого нет во всём подводном мире демонических зверей», — с улыбкой повернулся он к Цинь Юю.

Цинь Юй внутренне вздрогнул от удивления.

Это божественный зверь, да ещё и какая-то загадочная Огнеглазая Морская Обезьяна, или как там её. Ни в одной из секретных книг, содержавших описания божественных зверей, он не встречал упоминания такого вида. Однако он совершенно не сомневался в том, что дядюшка Лань говорит правду.

«Ке-ке, я единственный в своём роде, но Мастер всё равно не разрешает мне покидать долину. Говорит, что я ещё слишком слаб, пф», — с наигранным раздражением пробурчал Хоу Фэй.

Однако от этих слов сердце Цинь Юя пропустило удар.

Слишком слаб?! Даже божественному зверю на средней стадии Юаньин нельзя покидать долину? Дядюшка Лань слишком строго относится к своему ученику. В конце концов, о божественных зверях нельзя судить лишь по их уровню силы. Обычно они минимум раз в десять превосходят по боевой мощи других экспертов своего уровня.

Божественного зверя на средней стадии Юаньин вполне можно было бы сравнить с обычным сюяоистом ступени Дунсюй.

****

Цинь Юй и дядюшка Лань ещё долго разговаривали во внутреннем дворике бамбуковой усадьбы. По какой-то причине этот мужчина был явно очень заинтересован в Цинь Юе. Вместо беседы с Хоу Фэем, сильным экспертом, да ещё и своим учеником, он предпочёл потратить полдня на болтовню с юношей.

Хоу Фэя в итоге заставили обращаться к Цинь Юю “старший брат”. Точно так же, как в прошлом заставили называть Ли-ер “старшей сестрой”.

****

Цинь Юй находился в своей комнате. Ранее он попросил дядюшку Ланя никого к нему не впускать, поскольку он собирался заняться практикой. Тот без лишних слов тут же наложил на всю комнату ограничительное заклинание, которое, тем не менее, свободно впускало и выпускало самого юношу.

«По сравнению с Хоу Фэем, и уж тем более с дядюшкой Ланом, я ещё очень слаб». Осознав, насколько велика пропасть в уровне силы между ними, Цинь Юй решил очистить юаньин Кровавого Морского Питона.

Его святое чувство проникло в пространственное кольцо. Его глазам предстала огромная туша красной змеи. Юноша сделал мысленное усилие, и на его ладони заиграл сгусток лилового света.

В центре этого сияния находился юаньин. Так как душа прежнего владельца уже исчезла, сейчас он был лишь сгустком концентрированной энергии.

Цинь Юй сел, скрестив ноги, а юаньин завис в воздухе перед его лицом. Неясный поток звёздной энергии вырвался из тела Цинь Юя и сформировал вокруг него серебристый вихрь. Одновременно с этим поток Звёздного Пламени охватил юаньин со всех сторон и начал постепенно плавить его и выжигать все ненужные примеси. Очищенная энергия юаньина подхватывалась вращающейся вокруг туманностью из звёздной энергии…


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!