Menu Close

Глава 14 : Жизнь за жизнь

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Увидев ядовитую жидкость на лезвии своего летающего меча, Цинь Юй мгновенно принял решение. Тут же на священном клинке заплясало пламя, которое с шипением начало выжигать скверну. Цинь Юй явственно ощущал, как Огненный Меч на глазах становится всё более послушным.

«Гр-р-ра!!!»

Пасть красного питона уже готова была сомкнуться на лезвии, когда летающий меч молнией выскользнул из зоны поражения и устремился к Цинь Юю, крепко стиснувшему удобную рукоять. Из-за этой непонятной жёлтой жидкости юноша больше не решался выпускать священный клинок далеко от себя. Кто знает, какие ещё трюки припас этот сюяоист.

В конце концов, если противник столь самоуверенно пытается укусить священный клинок, то у него явно имеется какой-то метод, чтобы с ним управиться.

«Ха-ха, это действительно хороший летающий меч. Что ж, я сперва съем тебя, а затем заберу его себе», — в голове Цинь Юя снова возник голос Ча Гэ. В то же время всё гигантское и массивное тело Красного Морского Питона метнулось вперёд, размазавшись от скорости.

Цинь Юй тоже не стоял на месте, использовав Звёздное Поле.

«Скорость этого парня слишком высока, особенно когда дело доходит до его головы или хвоста», — юноша ощущал сильную тревогу в своём сердце. Он мог уклоняться от атак сюяоиста при помощи Звёздного Поля, но эта техника требовала огромного расхода энергии, так что долго такая ситуация продлиться не могла.

В следующий миг он метнулся к брюху питона.

Сложив кисть когтистой лапой, Цинь Юй проткнул чешуйчатую броню питона и погрузил руку ему в его плоть. Мощь Огненных Перчаток была очень высока. Ча Гэ издал болезненный рык, продемонстрировав одновременно и сочащиеся льдистым ядом клыки, и набухающий сгусток жёлтой слизи.

Бах!

Алая тень мелькнула перед глазами Цинь Юя. Он едва успел подумать об уклонении, как уже получил удар.

Хвост питона, словно чудовищный молот, обрушился на его грудь. Судя по отчётливому хрусту, две грудные кости Цинь Юя были раздроблены. Внутренние органы также получили значительные повреждения, а изо рта юноши потоком хлынула кровь.

«Если всё так и продолжится, то эта змея забьёт меня своим хвостом до смерти. Я могу воспользоваться Побегом Метеора, но дальнейшее восстановление займёт очень много времени. Лучше уж я… поставлю на кон свою жизнь в этой схватке».

Ещё когда только этот Кровавый Морской Питон за ним погнался, в голове Цинь Юя родился один безумный план, но он решил воспользоваться им только в самой отчаянной ситуации. И сейчас этот момент настал.

«Животное».

Цинь Юй подскочил к телу питона и снова вонзил свои пальцы в его чешую. Сюяоист зарычал от боли и, как и раньше, хлестнул по юноше своим хвостом. Однако на этот раз Цинь Юй был к этому готов. Он начал двигаться ещё в тот момент, когда его пальцы пробили чешую. Быстро кувыркнувшись, он взобрался прямо на шею гигантской змеи. В результате этого манёвра хвост вице-мастера молотом обрушился на только что нанесённую ему рану.

«Арргх ~~»

Обнаружив сюсяниста на своей шее, Ча Гэ тут же пришёл в неописуемую ярость. Он быстро развернул свою голову и, открыв огромную пасть, попытался укусить Цинь Юя. Вице-мастер совершенно справедливо полагал, что, чтобы избежать этой атаки, юноше придётся убраться с его шеи.

Одного такого укуса этому человечку хватило бы, чтобы получить увечья и быструю смерть от чудовищных ран.

Однако…

«Жизнь за жизнь!» — неожиданно воскликнул юноша, вливая огромное количество звёздной энергии в Огненный Меч. Он также сфокусировал в руках всю свою немалую физическую силу и, стиснув зубы, обрушил клинок вниз.

«Посмотрим, как ты выживешь без головы», — беспощадный голос Цинь Юя отозвался в сознании Ча Гэ.

Кровавый Морской Питон уже вплотную приблизил свою распахнутую пасть. Его ядовитые клыки мрачно поблёскивали прямо перед Цинь Юем. Он уже собирался перекусить юношу, но эта фраза заставила его замешкаться.

Можно ли пережить обезглавливание?

Это невозможно. В голове находится душа, так что при отсечении головы эксперт неизбежно умрёт. Ча Гэ никогда не задумывался о том, что он может умереть. Даже сейчас, в своём боевом безумии, эта мысль ни разу не приходила ему в голову. В конце концов, он же вице-мастер Кровавой Пещеры!

Погибнуть вместе с сюсянистом? Да ни за что!

Но в этот момент он ощутил острую боль, которая заставила его взглянуть в лицо реальности. Оказалось, Огненный Меч Цинь Юя уже полностью погрузился в его шею. После этого клинок прочертил полную дугу, разрезая всё на своём пути. Ощутив дыхание неизбежной смерти, Ча Гэ потерял рассудок и яростно вонзил свои клыки в тело юноши.

В следующий миг голова красного питона отделилась от его тела. Налитые кровью глаза колосса с некоторым недоумением взирали на Цинь Юя. Его действительно убили?

Даже после того, как голова вице-мастера была отрублена, сознание не покидало его ещё добрых несколько секунд.

Ш-ш-шухх!..

Фонтан крови выстрелил из обрубка шеи. Огромное обезглавленное тело Кровавого Морского Питона начало извиваться, его сотрясала крупная дрожь.

Тем не менее, это была пиррова победа. Во время предсмертной атаки Ча Гэ два его огромных ядовитых клыка оставили чудовищную сквозную дыру в животе юноши. От его селезёнки остались одни ошмётки, а от печени осталась хорошо если половина.

Глядя на недоверчивое выражение, навсегда застывшее в красных глазах Ча Гэ, Цинь Юй через силу улыбнулся.

Ощущая головокружение, он взмахнул рукой, торопливо вбирая в кольцо останки гигантского тела. Он совершенно не мог позволить себе оставить после этой схватки какие-либо следы, ведь несмотря на всю чудодейственную силу Метеоритной Слезы, в ближайшее время он будет совершенно недееспособен.

«Разрыв».

Цинь Юй из последних сил нырнул прямо в коралловый риф, над которым проходило сражение. С каждой секундой его тело становилось всё более и более непослушным.

«Остальное я оставляю на тебя, Метеоритная Слеза».

После этого он полностью потерял связь со своим телом. Знакомая всасывающая сила потянула его душу прочь. Под её действием душа воспарила, намереваясь навсегда покинуть тело юноши. Однако в этот момент, оправдывая ожидания Цинь Юя, знакомый тёплый поток окутал его душу со всех сторон, полностью блокировав её от непонятной силы. Краешком сознания ощутив это тёплое чувство, он выкинул из головы все тревоги.

Укрытое среди кораллов тело юноши начало медленно восстанавливаться…

****

По дну морскому грациозно двигалась какая-то фигура. Это была девушка в синем платье с цитрой* в руках. Чудесная копна шелковистых волос была небрежно увязана синей ленточкой, свободно ниспадая до тонкой талии, плотно обёрнутой белым поясом. Её стройная фигурка выгодно оттенялась довольно объёмной грудью. На лице девушки играла лёгкая расслабленная улыбка.

Прим. W: Цитра – струнный щипковый музыкальный инструмент, что-то среднее между гитарой и арфой; имеет 17-45 струн, в зависимости от размера, часть из которых натянута над грифом с металлическими ладами (вики)

Она не использовала для передвижения летающий меч. Создавалось ощущение, что она просто неспешно летит сквозь толщу воды, однако результат был фантастическим. За очень короткое время она легко преодолела несколько тысяч ли, будто телепортируясь на короткие расстояния. Только небеса знают, во сколько раз её скорость была выше, чем у Цинь Юя.

«А?»

Девушка внезапно остановилась и изящно склонила головку, глядя на коралловый риф, в котором укрылся Цинь Юй. Судя по всему, её взгляд легко проник в самые глубины этой горы, поскольку на её лице отразилось лёгкое удивление. Впрочем, оно тут же снова сменилось расслабленной улыбкой.

Девушка взмахнула рукой, обнажив прелестную белоснежную руку.

В тот же миг тело Цинь Юя беззвучно исчезло из кораллового рифа. После этого она продолжила свою неспешную прогулку в обнимку с цитрой. Миг – и её силуэт уже растворился вдали.

****

Кровавый Предел, тайная комната в глубине Кровавой Пещеры.

Мастер Кровавой Пещеры, Ча Хун, сидел, скрестив ноги, на камышовом мате и раз за разом выпускал потоки демонической элементальной энергии в шкатулку из чёрного камня, парящую перед ним. Это была очень старая и невзрачная на вид шкатулка. На её крышке виднелись два размашисто выведенных символа – “Девять Мечей”.

Ча Хун был настоящим правителем области радиусом в 8 миллионов ли вокруг Кровавой Пещеры. Он был намного могущественнее, чем его младшие братья.

Ранняя стадия Дунсюй!

Таков был реальный уровень силы Ча Хуна. В подводном мире сюяоистов, где Юаньины считались несомненными экспертами, возвышающимися над остальными, демонические звери на ступени Дунсюй были признанными суперэкспертами. Даже девять Пурпурных Демонических Морских Драконов из Зала Девяти Демонов, одной из трёх главных сил мира сюяоистов, все были на ступени Дунсюй.

100 лет назад, когда Ча Хун заполучил эту шкатулку из чёрного камня, он был взбудоражен до глубины души. С того момента он оставил все дела Кровавой Пещеры на двух своих младших братьев, а сам практически всё время проводил в тренировках при закрытых дверях. Каждая такая сессия могла длиться до нескольких лет.

Вот и сейчас он уже три года безвылазно провёл в этой комнате.

Вздохнув, Ча Хун прервал поток элементальной энергии, внимательно осмотрел шкатулку и слегка кивнул: «Уже недолго осталось. Я закончу с этим делом в течение следующих 3 лет. По сравнению с уже минувшим столетием три года кажутся сущим пустяком».

Чтобы открыть эту чёрную шкатулку, Ча Хун последние 100 лет вытягивал энергию из печати, которая её скрепляла.

«Подумать только, даже обычная печать, защищающая от пыли, обладает подобной мощью. Тот, кто её накладывал, наверное, был просто невообразимо силён, — на лице Ча Хуна в который раз проступило восхищение. – Вот что значит Бессмертный. Чтобы меня убить, ему, должно быть, достаточно было бы лишь взмаха руки».

Печать для защиты от пыли была одна из простейших печатей в мире Сючжэнь. Её обычно использовали просто для того, чтобы на поверхности и внутри предмета не скапливалась пыль.

Насколько могущественной может быть такая печать? Существовало множество различных печатей, некоторые из которых даже могли атаковать в ответ на попытку их разрушить. Однако эта печать просто защищала от пыли, так что было бы странно, если бы она имела такие возможности. И хвала небесам, а то Ча Хун ни за что бы не смог открыть эту шкатулку на его уровне силы.

Но несмотря на то, что это простейшая печать, Ча Хуну пришлось направлять все свои силы на то, чтобы с ней разобраться, в течение долгих ста лет. Он постоянно удалялся в секретную комнату под предлогом практики при закрытых дверях и день за днём, год за годом подтачивал этот защитный барьер. И до сих пор эта печать не поддалась его усилиям.

«Край Бессмертных Пэнлай, Дьявольская Темница Пурпурного Пламени, Дворец Лазурного Дракона, Зал Девяти Демонов, Чертог Синих Вод… никто из них, наверное, и не догадывается, что один из Девяти Мечей находится в моих руках. Хмпф, придёт день, и в подводном мире сюяоистов появится ещё одна, четвёртая держава!»

Глаза Ча Хуна засверкали.

Он был очень амбициозным сюяоистом. Однако без этой чёрной шкатулки все его цели были не более чем пустыми мечтами.

«Хех, всё же я пока недостаточно силён. Мне, по крайней мере, нужно достичь поздней стадии Дунсюй, чтобы иметь возможность вести с ними переговоры. Сейчас я должен лишь молча терпеть. Я не могу позволить кому-либо узнать о том, что эта шкатулка у меня».

Ча Хун припомнил обстоятельства, при которых она попала в его руки. Раз за разом обдумывая каждую мелочь, он в очередной раз убедился, что избавился от всех и каждого, кто мог что-то знать об этом событии. Да, никаких проблем быть не должно.

Ча Хуна нельзя было обвинить в чрезмерной осторожности, поскольку в том случае, если одна из главных сил, вроде Дворца Лазурного Дракона или Зала Девяти Демонов, что-то пронюхает, то все его усилия будут напрасными. С учётом его уровня силы, Ча Хун ничего не сможет сделать, чтобы помешать им его ограбить. Иметь сокровище, которое невозможно удержать в руках, настоящая мука.

Именно потому Ча Хун был вынужден затаиться.

Бам! Бам! Бам!..

Внезапно раздался стук, громкий звук заметался в четырёх стенах. Судя по всему, кто-то настойчиво стучал в каменную дверь тайной комнаты.

Ча Хун пришёл в ярость. Никому не позволялось нарушать его покой во время тренировки при закрытых дверях. Из-за того, что в этой комнате он пытался снять печать со шкатулки, он всегда чувствовал тревогу. Стоило кому-то хотя бы пройти мимо тайной комнаты, как он начинал нервничать.

«Кто? Прерывать мою тренировку при закрытых дверях… жить надоело?»

Глубокий, мощный голос донёсся изнутри тайной комнаты.

«Мастер, экстренная ситуация. Вице-мастер погиб».

Лёгкое движение тела – и Ча Хун мгновенно исчез из комнаты. Разумеется, чёрная шкатулка исчезла вместе с ним.

****

Снаружи стояли, почтительно склонившись, три стража. В их глазах плескались тревога и неуверенность.

Крак!..

Каменная дверь открылась. Мастер Кровавой Пещеры шагнул наружу, не скрывая мрачного и разгневанного выражения на своём лице. Он тут же рявкнул стражам: «Говорите, кто умер? Рассказывайте всё по порядку».

Страж в серебряных доспехах вышел вперёд и проговорил: «Мастер, вице-мастер Ча Гэ и вице-мастер Ча По три месяца назад отправились охотиться за сюсянистом. Теперь вице-мастер Ча Гэ мёртв».

«Охотиться за сюсянистом?»

Несмотря на неистовый гнев от того факта, что его младший брат погиб, Ча Хун сохранял холодный рассудок. Перед лицом серьёзных проблем он не мог позволить себе потерять самообладание.

«Мастер, некоторое время назад сына стража Сан Мо убил один сюсянист. После этого страж Сан Мо неоднократно пытался его поймать, однако оказался действительно некомпетентным. Мало того, что он так и не схватил сюсяниста, похоже, было также убито приличное количество членов его клана. После этого Сан Мо объявил о награде за поимку сюсяниста. Это был священный Громовой Молот верхнего грейда», — страж в серебряном доспехе подробно, но лаконично описал сложившуюся ситуацию.

Выслушав его доклад, Ча Хун в общих чертах получил представление о происходящем.

Его третий брат всегда жаждал обладать священным оружием верхнего грейда, однако получить такой клинок было далеко не так просто. Хоть у Ча Хуна и появилось однажды лишнее оружие такого уровня, но он отдал его своему среднему брату, Ча По.

Просто потому, что он находил Ча По достаточно сильным для этого. Клинок верхнего грейда значительно бы повысил его могущество и позволил бы Ча Хуну получить ещё одного мощного эксперта. Но если бы он отдал клинок младшему брату, который был лишь на ранней стадии Юаньин, то это бы просто была бессмысленная трата ресурсов.

Ча Гэ всегда хотел тоже получить оружие такого уровня, поэтому не приходилось удивляться тому, что он откликнулся на зов Сан Мо.

«Третий брат мёртв? И это при том, что с ним также отправился второй брат? Неужели сюсянист оказался настолько силён?» — нахмурился Ча Хун.

Страж в серебряной броне тут же отозвался: «Этот сюсянист очень слаб. Он ещё даже не достиг ступени Юаньин. Сан Мо не смог его поймать, поскольку тот был слишком быстрым. Я совершенно не представляю, как и кто мог убить вице-мастера».

Ча Хун едва заметно кивнул.

Если бы сюсянист был настолько грозен, что даже смог убить Ча Гэ, то этот Сан Мо, вероятно, уже давно также был бы мёртв.

«Братья же отправились на охоту вместе? Как мог Ча Гэ погибнуть в присутствии второго брата?» — раздражённым голосом произнёс Ча Хун.

Страж в серебряных доспехах лишь покачал головой: «Я не знаю, однако с вице-мастером Ча По всё должно быть в порядке, поскольку его нефритовая табличка по-прежнему цела. Как только я узнал о смерти вице-мастера Ча Гэ, то тут же отправился известить вас, так что с вице-мастером Ча По я ещё не связывался».

Ча Хун достал свой передатчик.

«Второй брат, наш младший брат мёртв. Чем ты там занимаешься?»

Ча По в это время преследовал Сяо Хэя, и был разъярён до невозможности. В своей истинной форме он не уступал Сяо Хэю в скорости, однако тот постоянно нырял в какие-нибудь узкие щели и расселины. Поэтому Ча По, который обладал слишком громоздкой комплекцией, был вынужден сносить все эти преграды на своём пути. Из-за этого у него никак не получалось развить максимальную скорость.

«Что? Третий брат мёртв?!» — поражённо откликнулся Ча По.

«Что ты сейчас делаешь?»

«Я преследую чёрного орла».

«Сейчас же, чёрт тебя дери, возвращайся сюда! Быстро!» — в последнем сообщении Ча Хуна чувствовалась пылающая ярость. Узнав о том, что его младший брат погиб, а старший рвёт и мечет, Ча По тут же оставил в покое эту отвратительную птицу и на полной скорости ринулся в сторону Кровавой Пещеры.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!