Menu Close

Глава 19 : Кулаки Ярости, часть 2

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


Поиски Цинь Юя не увенчались успехом. Одна пара боевых перчаток в Арсенале была, но это были рукавицы без отдельных пальцев. Ему такие рукавицы просто не подходили, поскольку в них он бы не смог использовать некоторые атаки.

«Ладно, я сделаю себе их позже, когда удастся разжиться хорошими материалами», — утешил себя Цинь Юй. С этими словами он направился к выходу из Арсенала.

******

Стук множества копыт сотрясал окрестности. Более сотни всадников на полной скорости неслись по главному тракту. Их предводителем был свирепый мужчина ростом в 2 метра с чудовищно развитой мускулатурой. Всё его тело было облачено в чёрные одежды, а в глазах светился неукротимый огонь, дополняя сверхъестественную картину.

«Стоп!»

Предводитель внезапно поднял руку и надменно произнёс одно-единственное слово. В тот же миг вся сотня послушно остановилась.

«Третий брат, возьми людей и забери все деньги и женщин из этой деревни. Даю тебе 5 минут. Мы со вторым братом поедем вперёд. Мы будем ждать тебя на горе Лотин», — последовали быстрые распоряжения.

«Это даже деревней сложно назвать. 5 минут? Это слишком много. Не беспокойся, старший брат! Ребята, за мной», — тощий одноглазый мужчина с длинным узким скимитаром за спиной отдал приказ и повёл 50 человек по направлению к раскинувшейся неподалёку деревушке.

Свирепый предводитель забрал остальных людей и двинулся прямиком к горе Лотин.

******

Те Шань в одних штанах вскапывал землю на краю деревни. Бисеринки пота блестели на его мощной спине. Рядом с ним примостилась Сяо Лу, рассматривая придорожные цветы. Судя по её блуждающему взгляду, она пребывала во власти фантазий.

«Старший брат, когда братец Юй вернётся?» — Сяо Лу взглянула в небо. Низкие тёмные облака застилали всё пространство до горизонта. Погода не радовала.

Те Шань с улыбкой откликнулся: «Сяо Лу, не волнуйся, Сяо Юй не забудет». В этот момент он не мог не вспомнить о своей собственной просьбе помочь купить боевой нож. Те Шань часто практиковал боевые искусства в свободное время, и больше всего на свете он желал получить острый боевой нож.

«Ах, лошади, братец Юй вернулся!» — возбуждённо проговорила Сяо Лу, глядя на дорогу.

Те Шань почувствовал, как трясётся земля и помрачнел: «Нет, это не один человек». Он пристально вгляделся вдаль и разглядел несколько десятков стремительно приближающихся силуэтов. В его голове возникла мысль, и он невольно побледнел.

«Беги, быстро, Сяо Лу!».

Те Шань в ту же секунду схватил Сяо Лу и бросился в деревню. По пути он бросил взгляд назад. В этот момент всадники уже достаточно приблизились, чтобы можно было рассмотреть, что это были разбойники. Каждый из них был верхом и держал в руках боевой нож. Те Шань на бегу предупреждающе закричал: «Конные бандиты! Разбойники приближаются!».

Разбойники на конях были куда опаснее обычных. Это были манёвренные отряды, способные внезапно появляться, а затем растворяться без следа. Кроме того, обычно они были куда более кровожадными. Обычные бандиты чаще всего экономно расходовали свои ресурсы и грабили деревни по соседству лишь время от времени, в то время как конным бандитам ничего не стоило вырезать всю деревню подчистую.

Конные бандиты!

Деревня погрузилась в хаос. Все взрослые заперлись у себя в домах с оружием в руках, будь то лопата или колун, укрыв за собой женщин, стариков и детей.

«Ха!» — резко крикнул одноглазый мужчина во главе шайки, внезапно заставляя лошадь ускориться. Его единственный глаз засветился холодным светом. Лошадь скакала стремительно, ещё немного, и она нагонит Те Шаня. Вся деревня в страхе и тревоге смотрела на Те Шаня и его маленькую сестру, но никто не посмел прийти им на помощь.

До деревни Те Шаню оставалось ещё полкилометра, когда одноглазый бандит уже сократил дистанцию между ними до 10 метров. В его руке будто из воздуха возник длинный узкий скимитар, а глаза полыхнули жаждой крови.

«Стой!» — внезапно из деревни им навстречу ринулся крепко сбитый мужчина. Это был отец Те Шаня.

Уголки губ одноглазого головореза презрительно изогнулись. Его запястье неожиданно крутнулось, и длинный клинок, вращаясь в воздухе, с быстротой молнии устремился к Те Шаню. Юноша был к этому готов. Постоянно следя за надвигающимся бандитом, он смог вовремя уклониться резким кувырком. К счастью, он не зря столько времени уделял боевым искусствам. Только поэтому он смог сейчас избежать неминуемой гибели.

Одноглазый бандит переменился в лице. Он натянул поводья, останавливая коня, после чего оттолкнулся от его спины и высоко подпрыгнул. Вращающийся скимитар неожиданно метнулся в обратном направлении и был непринуждённо пойман владельцем.

Вжихх!

Сверкнула сталь, Те Шань поспешно сделал новый перекат, едва-едва избежав удара. Но…

«А-ах!» — послышался жалобный стон Сяо Лу. Те Шан опустил взгляд и с ужасом увидел, что правая рука Сяо Лу была начисто срезана и валялась в дорожной пыли рядом с ней. От болевого шока лицо Сяо Лу побелело. Только что, когда Те Шань уворачивался от скимитара, рука закрываемой его телом Сяо Лу выпросталась наружу и была срезана ударом сабли. Только в этот момент, наконец, подоспел отец Те Шаня. Видя, что произошло, его глаза налились кровью.

Хэк!

Скимитар перечеркнул тело отца Те Шаня, и его голова взвилась в воздух. Он был убит в мгновение ока. Как может крестьянин потягаться с третьим по силе из отряда конных бандитов?

«Все вы, слушайте сюда. Быстро несите все деньги и женщин, и я пощажу ваших детей. В противном случае… я вырежу всю деревню», — с презрительной усмешкой произнёс одноглазый головорез, сжимая в руках окровавленную саблю.

Всадники въехали в деревню, глядя сверху вниз на съёжившихся селян.

«Сдохни!».

Внезапно пронёсся порыв ветра. Железная лопата с невероятной силой рухнула на голову одного из всадников. Раздался громкий треск, и голова лопнула как перезрелая тыква. Кровь забрызгала всё вокруг. Лопату держал в руках Те Шань, его лицо исказилось от гнева и ненависти, а на руках вздулись жилы.

«Ох, ты действительно убил одного из нас. Братья, давайте вырежем эту деревню. В живых оставляйте только женщин», — глухим голосом проговорил одноглазый. Теперь он был зол.

Другие бандиты тоже пришли в ярость. Для них обычные селяне – это не более чем куски мяса. Кто бы мог подумать, что один из них здесь умрёт?

«Отец, Сяо Лу», — из-за того, что его отца убили, а его сестру покалечили у него на глазах, в голове Те Шаня помутилось. В ней осталась только ярость. И в данный момент всё, чего он желал, было свершить месть. Сузив налитые кровью глаза, он пристально посмотрел на одноглазого главаря.

Взлетали в воздух отрубленные конечности, кровь брызгала во все стороны – одноглазый бандит походя расправлялся с одним селянином за другим. Предсмертные атаки крестьян не представляли для него ни малейшей опасности. Что обычный человек может сделать против эксперта внутренних практик?

Один за другим селяне, многих из которых Те Шань знал с детства, как, например, его родной дядя и его жена, падали замертво и переставали шевелиться. Те Шань уставился горящими ненавистью глазами на бандита с такой силой, что кожа в уголках его глаз потрескалась.

«Ну же, иди сюда и убей меня», — юноша подобрал боевой нож с тела убитого головореза и замахнулся на одноглазого главаря. Но тот, играя с Те Шанем, искусно уходил от ударов с помощью техники лёгкого шага и продолжал кромсать других людей, заставляя юношу безуспешно гоняться за ним.

Глядя на смерти людей, которых он так хорошо знал, Те Шань от боли был близок к безумию.

«Стоять!»

Внезапно через всё подворье прокатился оглушительный рёв. Все от неожиданности на секунду застыли.

Сжимая чёрный боевой нож в одной руке и тряпичную куклу в другой, в деревне показался Цинь Юй.

Одноглазый бандит взглянул на новоприбывшего. Затем он чуть прищурился и проговорил с улыбкой: «Привет, друг. Я Бай Сань, третий по силе в шайке конных бандитов Чёрного Ветра. Все зовут меня Скимитар Сань. Могу я узнать твоё имя?». Бай Сань был внутренним экспертом, он с первого взгляда понял, что этот юноша не обычный человек.

«Сяо Лу», — Цинь Юй посмотрел на Сяо Лу, перевёл взгляд на её отрубленную руку. Его сердце зашлось от жалости. К счастью, он был весьма сведущ в медицине. Цинь Юй очень быстро ткнул несколько раз в различные акупунктурные точки, чтобы остановить кровотечение.

Сяо Лу медленно открыла глаза. При виде Цинь Юя слабая улыбка возникла на её лице: «Братец Юй». Но потом она увидела тела отца и других селян, и слёзы сами собой навернулись на её глазах.

«Отец, дядя, второй дядя!»

Слёзы катились непрерывным потоком. В то же время, её тело содрогнулось в конвульсиях. Боль от подобного увечья – это не то, что может легко выдержать маленькая девочка.

При виде неподвижных тел жителей деревни, которые ещё полдня назад тепло приветствовали его, безоглядная решимость – отличительная черта представителей клана Цинь – закипела в крови Цинь Юя. В его глазах запылал гнев.

Цинь Юй бережно положил тряпичную куклу рядом с Сяо Лу, затем стремительно поднялся и бросил нож из чёрного железа Те Шаню: «Да Шань, это тебе». Те Шань подхватил клинок на лету. Схватка продолжалась, так что боевой нож из чёрного железа будет как нельзя кстати.

Цинь Юй посмотрел на тоненькую отрубленную руку, лежащую в дорожной пыли. Он знал, что она принадлежит Сяо Лу. Ей теперь жить с этим увечьем всю жизнь.

Одноглазый бандит Бай Сайнь улыбнулся и сказал прямо: «Друг, ты явно эксперт. Стоит ли сражаться с нами, с Чёрным Ветром, из-за кучки обычных людей? Вместо этого ты можешь выбрать любую из этих женщин, что ты на это скажешь?».

Бай Сань отчётливо видел, что Цинь Юй эксперт боевых искусств. Обычно за такими людьми стояли их учитель или школа, так что Бай Сань не желал ненароком навлечь на себя их гнев. Более того, судя по его оценке, этот юноша явно был не из слабаков. Кто знает, сколько его товарищей погибнет в случае схватки.

«Вы… — Цинь Юй холодно обвёл взглядом несколько десятков разбойников вокруг и процедил, — все умрёте здесь!».

В тот же миг…

Цинь Юй внезапно возник возле одного из всадников. Его рука метнулась и сомкнулась на горле бандита. Юноша бесстрастно посмотрел на разбойника, в глазах которого взметнулись ужас и ошеломление, после чего сжал руку. С негромким «клак!» жизнь разбойника оборвалась.

В тот же миг Цинь Юй молнией метнулся к следующей цели. Его ноги грянули о землю. В прыжке, юноша нанёс жестокий удар ногой по голове наездника. Раздался громкий хруст, и голова бандита разлетелась вдребезги. Ещё одним разбойником стало меньше.

«Братья, не сдерживайтесь. Убейте его!» — к этому моменту Бай Сань окончательно вышел из себя. Все бандиты разом ринулись на Цинь Юя, прожигая его убийственными взглядами.

Цинь Юй двигался очень быстро. Одним грациозным движением он легко вырвался из окружения.

«Бам!» — ещё один бандит отправился в полёт под тяжёлым ударом ноги. Прямо в воздухе Цинь Юй нанёс ещё один удар ногой, расколовший голову бандита, как грецкий орех.

«Клак!» — Цинь Юй приподнялся на носках и пнул другого бандита точно в горло. Тот умер, не успев даже поднять оружие для защиты.

«Ха!» — выдохнул юноша, нанося удар рукой в форме копья – удар, обладающий наибольшей пронзающей способностью, — в живот ещё одного головореза. Внутренние органы бандита тут же превратились в кашу, а изумлённо вытаращенные глаза остекленели.

«Бам!» — Цинь Юй выполнил удар ногой с разворота. Носок его ноги угодил в жизненно важную точку на позвоночнике другого разбойника. Парализованный, он кулем повалился на землю и замер.

……

С его чудовищно эффективной техникой маневрирования Цинь Юй порхал по полю боя и стремительно атаковал, используя только руки и ноги. Ни один бандит не мог выстоять под таким ударом. Как правило, хватало одного его удара, максимум двух, чтобы убить противника.

Разрушительная сила дополнялась ещё и тем, что каждый удар приходился на жизненно важные точки.

Цинь Юй тщательно всё продумал ещё в начале своих тренировок. Сейчас он мог поднимать и легко удерживать одной рукой вес в 100 цзинь и свободно двигаться с грузом в 200 цзинь. Боевая мощь его рук и ног стала просто невероятной. Убить человека одним ударом для него не представляло особой сложности.

Кроме того, Цинь Юй в совершенстве овладел собственной техникой маневрирования, и ветер больше не был ему преградой. После того, как он внедрил в технику принципы Ци Мэнь Дунь Цзя, да в сочетании с ловкостью и взрывной мощью его тела, он стал попросту недосягаем для таких противников, как эти бандиты.

«Что происходит? Как такое возможно?».

Одноглазый бандит ошеломлённо смотрел на разворачивающееся перед ним побоище, судорожно сжимая в руке скимитар.

Между бандитами метался размытый от скорости силуэт…

Его руки метались, как молнии, а ноги были устойчивее скалы.

С каждым ударом кулака кто-то падал замертво. С каждым ударом ноги чьё-то тело взмывало в воздух!

Каждый упавший бандит был убит в мгновение ока. Полуминуты не прошло, а из отряда в 50 человек осталась лишь половина.

«Стой! Сразись со мной!» — одноглазый бандит использовал свою технику лёгкого шага, чтобы настичь Цинь Юя.

Но техника маневрирования Цинь Юя была слишком продвинутой для него. Легко качнув телом, юноша мгновенно оказался в нескольких метрах от преследователя. Бай Сань был попросту не в силах сравняться с ним в скорости. Одноглазый бандит воздел скимитар и начал, как безумный, носиться за ним по всему полю боя. Однако всё было напрасно, он не мог даже края его одежды коснуться.

Бегая за Цинь Юем, одноглазый главарь мог лишь бессильно наблюдать, как один за другим его люди падают бездыханными.

«Дерись со мной! Не убегай, если ты хоть что-то можешь! Стой!!!» — в припадке ярости вопил Бай Сань, но без толку. Отряд таял на глазах. Некоторые бандиты даже пытались бежать, спасая свою жизнь, но их попытки были обречены.

Ведь… Цинь Юй был даже быстрее лошадей.

Цинь Юй подпрыгнул и нанёс сокрушительный удар ногой сбоку в голову паникующего бандита, угодив ему точно в висок. Разбойник рухнул с пробитым черепом, он умер мгновенно. Цинь Юй мягко, по-кошачьи, приземлился и устремил ледяной взгляд на последнего члена банды конных разбойников – Бай Саня.

Буквально за минуту шайка из 50 бандитов была уничтожена практически полностью, за исключением главаря, третьего по силе члена банды Чёрного Ветра.

Бай Сань крепко сжимал в руке скимитар. Его единственный глаз яростно сверкал, а изо рта раздавался утробный вой. Все его подчинённые мертвы. Сила банды Чёрного Ветра уменьшилась на треть за какую-то минуту, как тут не обезуметь от ужаса?

«Сдохни!» — Бай Сань применил искусство лёгкого шага и ринулся на Цинь Юя на максимальной скорости. Скимитар в его руке испускал холодное сияние.

Цинь Юй неподвижно стоял, наблюдая за приближением Бай Саня. Глаз бандита налился кровью, вся внутренняя энергия выплеснулась наружу, заставляя скимитар засиять нестерпимым блеском. Его скорость также возросла до предела. Ему понадобилось мгновение, чтобы приблизиться к юноше на расстояние удара. Видя, что Цинь Юй не пытается уклониться, все выжившие селяне забеспокоились. Но в этот момент…

Едва заметно качнув телом, Цинь Юй внезапно оказался сбоку от Бай Саня. С этой позиции он нанёс жёсткий удар ногой по колену бандита.

«Клак!» — это была самая уязвимая часть сустава, так что неудивительно, что кости не выдержали.

«Ах!» — Бай Сань издал жалкий стон. Его затрясло. В этот момент правая рука Цинь Юя сложилась в виде когтя и метнулась к его запястью. Обвившиеся вокруг запястья сильные пальцы резко сжались.

Со звуком ломающихся костей запястье Бай Саня превратилось в месиво.

«Бам!».

Рукой-копьём Цинь Юй нанёс завершающий удар точно в жизненно важную точку – в горло. Он сосредоточил всю силу и взрывную мощь на самом острие «копья», наделив его чудовищной пронзающей способностью. Раздался чистый негромкий звук, глаза Бай Саня закатились, и он тяжело рухнул на землю. Снова подняться на ноги в этой жизни ему уже было не суждено.

За чуть больше минуты сильный отряд из 50 бойцов Чёрного Ветра, включая третьего по силе бандита Скимитара Саня, был поголовно уничтожен!


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!