Menu Close

Глава 5 : Наперегонки со смертью

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


В следующий миг Цинь Юй стремительным метеором унёсся в южном направлении. Его скорость раз в сто превышала ту, что он обычно демонстрировал даже с использованием Искусства Единения с Оружием. В доли секунды юноша промелькнул перед глазами Сан Мо и растворился вдали.

Осознав бессмысленность погони, Сан Мо превратился из огромного красного осьминога обратно в человека в красном балахоне.

Его глаза полыхали странным зелёным огнём. Долгое время он не двигался с места, и никто не мог сказать наверняка, что за мысли бродят у него в голове. Наконец, он проговорил глубоким голосом, исполненном ненавистью: «Техника Кровавого Побега? Хотя нет, вряд ли. Он не сюмоист. Пф, парень, кем бы ты ни был, я, Сан Мо, определённо заберу твою жизнь, чтобы отомстить за смерть сына».

Сделав лёгкое движение всем телом, он стремительно покинул это место.

Полдня спустя Сан Мо уже входил в изящный и величественный дворец. Это место было накрыто ограничительным заклинанием, отталкивающим воду, так что, несмотря на то, что дворец находился на дне океана, внутри было абсолютно сухо. Сан Мо решительным шагом направился прямо в главный зал.

«Патриарх», — поприветствовали его два очень сильных на вид, лысых стража и согнулись в поклоне. Не проронив ни слова, Сан Мо вошёл в главный зал, после чего ровным голосом отдал приказ: «Передайте всем собраться в главном зале в течение 10 ударов сердца. Опоздавшие будут посажены на кол».

Голос Сан Мо разнёсся по всему дворцу. 10 ударов сердца, это до смешного малый промежуток времени! Членам клана пришлось активировать демоническую элементальную энергию и со всей возможной скоростью устремиться к главному залу. По истечении 10 ударов сердца здесь собралось почти сотня осьминогов.

Все они были в человеческой форме, поскольку таково было правило при посещении дворца. Удивляться не приходилось, ведь это здание просто не вместило бы в себя сотню огромных осьминогов. Тот факт, что все члены клана могли принимать человеческое обличье, говорил о том, что все они достигли, по крайней мере, ступени Цзиньдань.

«Патриарх, могу я спросить, какая важная причина заставила вас собрать всех членов клана так срочно?» — с почтительным поклоном спросил мужчина в серых одеждах.

Сан Мо пронзил его взглядом и ответил со сталью в голосе: «Хмпф, важная причина? Мой сын Сан Ту был убит. Сан Мань, как думаешь, это достаточно важная причина?»

Сан Мань почувствовал, как под этим тяжёлым взглядом его волосы встают дыбом. Его сердце дрогнуло: «Этот паренёк, Сан Ту, умудрился где-то умереть. Неудивительно, что Патриарх в ярости. Как бы не попасть под раздачу».

Сан Мань засуетился: «Важная? Конечно, невероятно важная. Патриарх, пожалуйста, расскажите мне, кто этот ублюдок, посмевший поднять руку на Сан Ту. Я порву его на части».

«Вернись на место», — отрезал Сан Мо.

Сан Мань понятливо отступил и смешался с другими членами клана, незаметно переводя дух.

«Хоть клан Сан и не слишком большой, но территория в радиусе 8 миллионов ли находится под контролем Кровавой Пещеры, и в этих водах никто не смеет чинить нам неприятности. Тем не менее, мой сын был неожиданно убит сюсянистом», — всё тело Сан Мо окутала устрашающая, зловещая аура.

Никто из собравшихся не смел и пикнуть. В клане Сан слово Сан Мо было законом.

«В конце этот чужак использовал технику, схожую с Кровавым Побегом сюмоистов. Даже если он не умер, то определённо серьёзно ранен и потерял более 90% своих сил. На расстоянии от Кровавой Пещеры находится лишь несколько островов сюсянистов и сюмоистов, но ни один из живущих там не обладает столь чистой обжигающей аурой, как этот чужак».

Сан Мо говорил ровным и глубоким голосом. Но в следующий миг в его голосе прорезалась угрюмая решимость: «Все члены клана Сан должны передать остальным кланам, что этот человек определённо должен находиться где-то в пределах 100 тысяч ли от этого места. В этой области нет даже ни одного острова сюсянистов. Найдите его. Вы должны отыскать его любой ценой».

«Да!!!» — послышался слитный гул сотни голосов.

«Хорошо, приступайте», — холодно приказал Сан Мо. Тут же вся эта сотня демонических зверей стремительно разлетелась из дворца. Сан Мо же, тем временем, извлёк на свет чёрную табличку с выгравированными на ней таинственными письменами. Это было довольно ценный артефакт, позволяющий общаться на расстоянии.

Сан Мо отправил свой запрос, направив в табличку своё святое чувство. Короткое время спустя эта информация уже достигла Кровавого Хребта, преодолев несколько миллионов ли.

Кровавый Хребет находился в центре этого региона радиусом в 8 миллионов ли. Здесь же располагалась Кровавая Пещера – оплот власти и могущества всей прилегающей территории. Верховной властью в Пещере обладал Мастер Пещеры. У него также были два заместителя и 13 Стражей.

Все 13 Стражей Кровавой Пещеры были очень сильны. Даже слабейший из них был на поздней стадии Цзиньдань. Более того, в плане боевой мощи этот Страж на поздней стадии Цзиньдань определённо не уступал обычным сюяоистам на ранней стадии Юаньин. Именно это и позволило ему занять эту должность.

Собственно, Сан Мо как раз и был одним из 13 Стражей Кровавой Пещеры.

****

«Вице-мастер, Страж Сан Мо только что прислал сообщение, он хочет, чтобы мы объявили о награде», — светловолосый мужчина, получивший сообщение, повернулся к болезненно-тощему юноше. Этот субтильный молодой человек был не кем иным, как Ча Гэ, одним из двух заместителей Мастера Пещеры.

Мастер Кровавой Пещеры, Ча Хун, обладал невероятным могуществом. Поговаривали, что он уже достиг ступени Дунсюй. Если к этому прибавить необычные способности его истинной формы, Кровавого Морского Питона, то его даже по меркам всего необъятного океана можно было считать действительно опасным демоническим зверем.

Однако два его заместителя были куда слабее. Они получили должности вице-мастера по одной-единственной причине: оба приходились Ча Хуну младшими братьями.

Средний брат Ча По был относительно силён, он достиг уже средней фазы Юаньин, однако младший брат, Ча Гэ, только-только достиг ступени Юаньин. Его личная сила не превосходила возможности средних Стражей. Впрочем, благодаря такому старшему брату, как Ча Хун, он стал настоящим тираном этого региона.

«Хо, он предлагает награду?» — вытянутое лицо Ча Гэ и его безжизненный взгляд действительно придавали ему сходство с питоном.

«Да, сын Стража Мо был убит сюсянистом…»

Прежде чем светловолосый успел договорить, Ча Гэ захохотал: «Неудивительно. Драгоценное дитя Сан Мо было убито, наверное, он вне себя от бешенства. Скажи мне, что за сокровище он предлагает в качестве награды? Посмотрим, достаточно ли это ценная вещь, чтобы мне лично принимать участие в этой охоте».

Светловолосый ответил: «Вице-мастер, Страж Сан Мо предлагает в качестве награды священное оружие среднего грейда. Плюс, он сказал, что тому, кто поймает сюсяниста, он будет должен услугу».

Услышав о священном оружии среднего грейда, вице-мастер Ча Гэ разочарованно нахмурился: «Этот Сан Мо действительно тот ещё сквалыга, всего лишь средний грейд и услуга. Ладно, как бы там ни было, он, как-никак, Страж нашей Кровавой Пещеры. Распространите весть о награде по всей нашей территории для помощи в его поисках».

«Да».

Тем не менее, про себя светловолосый выругался: «Конечно, тебя не интересует священное оружие среднего грейда, ты же вице-мастер. Но такой клинок, да плюс услуга от Стража… это чрезвычайно высокая награда за поимку сюсяниста на ступени Цзиньдань, который, вдобавок, использовал какую-то технику наподобие Кровавого Побега».

Разумеется, вслух он ничего не сказал.

Сюяоисты не так искусны в кузнечном ремесле, как люди. Выковать клинок нижнего грейда довольно просто, однако куда сложнее изготовить священное оружие среднего грейда. Среди демонических зверей подобными клинками обладали, в основном, только эксперты на ступени Юаньин.

Священное оружие среднего грейда и услуга лично от Сан Мо.

Он был одним из 13 Стражей Кровавой Пещеры, это не шутки. Услуга от такого эксперта дорогого стоила.

«Возможно, когда новости об этой награде разойдутся, к месту событий ринутся целые полчища сюяоистов на ступени Цзиньдань. В конце концов, цель действительно слишком слаба… Если он сбежал с помощью техники, схожей с Кровавым Побегом, то сейчас он наверняка обессилен. Хорошо, если ему удалось сохранить хотя бы 30% своих боевых возможностей».

Светловолосый с улыбкой кивнул, после чего отправился оглашать заявление о награде.

По контрасту, недовольный вице-мастер Ча Гэ зашагал к своим покоям. Он даже проворчал сердито на ходу: «Вот ведь прижимистый старик. Не мог предложить свой ненаглядный Громовой Молот верхнего грейда». Ча Гэ уже очень давно зарился на это оружие, которым владел Страж Мо, однако предпринять ничего не мог. Его брат Ча Хун строго-настрого запретил стычки между своими подчинёнными.

****

Сразу после объявления о награде многие сюяоисты со всех концов территории, контролируемой Кровавой Пещерой, начали стекаться в один небольшой район. Среди них даже иногда попадались эксперты на ступени Юаньин. К объявлению о награде также прилагалось очень подробное описание Цинь Юя.

Все, кто, услышав эти новости, занялся поиском сюсяниста с невероятно чистой и обжигающей аурой, знали, что он должен находиться где-то в районе 100 тысяч ли от материка. В конце концов, хоть такие отчаянные техники, вроде Кровавого Побега, и наделяют эксперта чудовищной скоростью, но поддерживать её долго невозможно.

Поэтому этот район заполонило множество демонических зверей, а чем дальше от центра предполагаемого местонахождения Цинь Юя, тем меньше сюяоистов рыскало в поисках юноши. И, разумеется, самыми замотивированными и рьяными охотниками были осьминоги клана Сан.

****

«Ох~~~»

Острая боль в левой руке ослепляла.

Цинь Юй стремительным метеором летел на юг. Эта техника, которую он вычитал в Искусстве Звёздного Пути, предназначалась специально для экстренных случаев и называлась “Побег Метеора”.

При использовании человек сжигает своё тело, словно метеор, получая взамен невиданную скорость.

«Чтоб тебя, чёртов Побег Метеора! Боль просто нечеловеческая», — стиснув зубы, Цинь Юй продолжал упрямо пронзать водную толщу. Всё его тело покраснело, ощущение было такое, будто юноша вот-вот вспыхнет. Кровь и плоть на его левой руке пожирало жадное пламя.

Кого-нибудь другого подобная боль давно бы уже лишила либо сознания, либо рассудка. В конце концов, ощущение того, как твоя плоть сгорает и медленно обугливается, находится далеко за пределами болевого порога.

Однако разум Цинь Юя был невероятно устойчив, поскольку он с детства приучал себя к боли. Кроме того, благодаря постоянной подпитке от Метеоритной Слезы, его душа стала намного сильнее. Так что, невзирая на чудовищные муки, юноша каким-то чудом сумел удержаться на пороге потери сознания. Однако за это ему пришлось платить не прекращающейся ни на секунду пыткой.

Очистив разум, Цинь Юй, не прекращая стремительно лететь на юг, внимательно осмотрел своё тело. Только когда больше половины левой руки и некоторая часть верхней половины тела превратилась в пепел, он наконец остановился.

«Я должен быть где-то в нескольких десятках тысяч ли от того места, — подумал он. Лицо юноши постоянно подёргивалось. Ощущения от сжигания заживо и необходимость сохранять ясное сознание действительно были не тем, что может выдержать человек. – Метеоритная Слеза, оставляю остальное на тебя».

Он забрался под коралловый риф и замер неподвижно.

Метеоритная Слеза непрерывно посылала потоки чистой энергии, которые раз за разом омывали обожжённые участки тела. Левая рука Цинь Юя была сожжена практически полностью, оголив кости и остатки обугленных мышц. Одна эта картина могла бы заставить других людей почувствовать недомогание.

«Ах…» — тело юноши сотрясала дрожь.

Ощущения, когда чистые потоки энергии Метеоритной Слезы впитывались повреждёнными тканями, было очень приятным. Даже его обугленные мышцы и сгоревшая кровь начали регенерировать. Тем не менее этот интенсивный процесс восстановления полностью утраченных тканей оказался даже более болезненным, чем когда они сгорали.

Пот сочился из всех пор на теле юноши. Его мышцы содрогались от спазмов, даже кости непрерывно двигались, издавая клацающие звуки.

«Сяо Хэй, с тобой же всё должно быть в порядке, да?» — каким-то образом проскочила мысль в затуманенном сознании юноши, но сразу после этого чудовищная боль пронзила его грудь. Его наполовину сожжённая грудина начала постепенно восстанавливаться. Однако последовавшая в результате этого процесса боль была поистине невыносимой.

Цинь Юй не смог сдержать стон. Морская вода не успевала смывать крупные капли выступавшего на его коже пота.

На какое-то время все его мысли вылетели из головы, он прикладывал отчаянные усилия, чтобы вытерпеть адскую боль. Ласковые потоки энергии от Метеоритной Слезы приносили облегчение, но вызываемая ими регенерация мышц и костей приносила невыразимые страдания. Это были два диаметрально противоположных ощущения, и его душа содрогалась от этого контраста.

Тем не менее, Метеоритной Слезе было куда проще устранить повреждения костей и мышц, нежели внутренних органов. Всего лишь за два дня чудовищные раны Цинь Юя затянулись уже наполовину. Как ни удивительно, но даже его левая рука восстановилась уже на 80%.

Большая часть сожжённых мышц и костей регенерировала.

«Ты действительно не разочаровала меня, Метеоритная Слеза». Цинь Юй дал возможность Сяо Хэю сбежать первым, поскольку он решил поставить на чудодейственную силу этого странного артефакта. Но полной уверенности в успехе у него не было. В конце концов, существовала вероятность, что Метеоритная Слеза может исцелять самые страшные раны, даже смертельные, но при этом не способна восстанавливать утраченные ткани тела и конечности. Цинь Юй пошёл на этот риск ради Сяо Хэя и не прогадал.

«Отлично, мои раны уже наполовину исцелились».

Он изо всех сил попытался принять позу для медитации. Из некоторых уже почти затянувшихся ран брызнула кровь, однако Цинь Юй, стиснув зубы, всё же умудрился сесть, скрестив ноги. Затем он быстро достал из пространственного кольца цзиньдань здоровой правой рукой.

Это был цзиньдань Сан Ту.

«Прямо сейчас самое главное – восстановить силы. Для начала мне нужно очистить этот цзиньдань». Не обращая внимания на боль от ран, Цинь Юй ускорил вращение туманности в своём даньтяне и сформировал серебристую туманность вокруг своего тела. После чего незамедлительно приступил к очищению цзиньданя.

Его метод очищения предполагал, что энергия из внешней туманности, захватывая эссенцию цзиньданя, устремлялась к его даньтяню, при этом проходя через все его мышцы и кости. Однако в данный момент он был серьёзно ранен. Каждый виток этого цикла заставлял его содрогаться всем телом, поскольку прохождение звёздной энергии через повреждённые ткани каждый раз вызывало у него вспышку боли.

За все эти годы тренировок Границ он ни разу не испытывал столь острых приступов боли.

Но Цинь Юй осознавал, что он должен терпеть и как можно быстрее стать сильнее. Этот бесконечный океан был для него чужеродной средой. Поэтому, первое, чем ему предстояло заняться после увеличения своей боевой мощи, — сбор информации.

Разумеется, он также хорошо понимал, что этот Сан Мо теперь никогда не оставит попыток его поймать.

«Раз Сан Мо сосредоточит всё своё внимание на мне, то Сяо Хэй, вероятно, будет в безопасности», — подумал Цинь Юй сквозь боль, волнами расходящуюся по всему его телу, не прекращая вбирать в себя эссенцию цзиньданя Сан Ту.

****

В тёмной пещере на дне океана мерцали два синих огонька. Это было сияние двух холодных глаз, владельцем которых был не кто иной, как Сяо Хэй, сумевший сбежать благодаря действиям Цинь Юя. Чёрные молнии вспыхивали по всему телу огромного орла. Через неопределённый промежуток времени множество золотистых потоков энергии начало изливаться изнутри Сяо Хэя и присоединяться к пляске чёрных разрядов.

«Старший брат, ты должен выжить и дождаться меня!»

Из-за этой особой телепатической связи между друзьями орёл чувствовал, что Цинь Юй всё ещё жив. Но он понимал, что пока за ним охотится разъярённый Сан Мо, Цинь Юй будет находиться в постоянной опасности. Поэтому он решил прибегнуть к практике запретной техники из своего арсенала наследственных воспоминаний.

Серия тяжёлых, надрывных криков вырвалась из горла Сяо Хэя. Всё его тело начало стремительно видоизменяться.

«Старший брат, дождись меня!»


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!