Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


50-тысячный Корпус Яростных Тигров полностью окружил Императорский Дворец. В глазах каждого воина этого корпуса светилась гордость. С момента начала войны прошло лишь полгода, однако теперь всё царство Чу находилось под полным контролем клана Цинь, поэтому, разумеется, в гордости лучших солдат и офицеров армии клана не было ничего удивительного.

Тайная гвардия Дворца к этому моменту уже была нейтрализована. Главой стражи Имперского Дворца был элитный ветеран клана Сян, однако он был вероломно убит своим трусливым заместителем. После этого заместитель тайной гвардии принял командование и приказал сложить оружие, посеяв хаос и раздор в рядах стражи.

В прошлом члены клана Сян под предводительством Сян Юя обладали невероятной храбростью и героизмом, но после 1000 лет прозябания в мире и роскоши, потомки великого рода погрязли в развлечениях и разврате. Осознав, что дни клана сочтены, эти люди доставали свои деньги и ценности, чтобы купить милосердие захватчиков. Впрочем, всех их ждала одна и та же участь: конфискация имущества и тюрьма.

Во Дворце царила полнейшая неразбериха. Некоторые члены императорского дома в отчаянии совершали самоубийство. Целые группы евнухов, фрейлин и трусливых членов тайной гвардии вставали на колени перед солдатами Корпуса Яростных Тигров и молили о пощаде. Но оставались также и преданные клану Сян стражи, которые просто зарубали на месте тех, кто поддался страху смерти.

Хаос, хаос, хаос!

Это был Судный день династии Чу. Все жители Имперского Дворца были в растерянности. Некоторые пытались умыкнуть ценные реликвии императорского дома, некоторые убивали друг друга. Однако 50 тысяч воинов, окруживших Дворец, лишь безучастно наблюдали за этой суматохой со стороны. Ни один из них не пытался что-то предпринять.

****

В просторном тронном зале Императорского Дворца на возвышении застыла одинокая фигура Сян Гуана. Рядом с троном стоял лишь один седовласый евнух.

«Ваше Величество».

Главный евнух Ван Мэн посмотрел на императора Сян Гуана. Ван Мэн попал во Дворец ещё ребёнком и провёл здесь всю свою жизнь. Его единственным родственником был внук его младшей сестры, которого он ещё в самом начале этих событий отослал в царство династии Мин, позаботившись о его обустройстве и условиях проживания.

Однако сам 90-летний Ван Мэн не собирался спасаться бегством.

Сян Гуан сидел, удручённо свесив голову, будто уснул. Он слышал слова Ван Мэна, но лишь долгое время спустя, наконец, поднял голову. Император скользнул по евнуху безжизненным взглядом: «А, это ты, управляющий Ван. Только ты остался со мной, когда ситуация дошла до такого».

Ван Мэн проговорил: «Почему вы не сбежали, Ваше Величество? Вы же знаете, что если сможете сохранить свою жизнь, то всегда есть шанс взять реванш?»

Сян Гуан покачал головой: «Все могут бежать, но не я, — в его глазах загорелась холодная решимость. – Клан Цинь готовился к этой войне веками, но никогда не пытался начать действовать, поскольку, по правде говоря, их вполне устраивали восточные провинции. Но… это я стал причиной инцидента в тот год, который и привёл к этому восстанию».

«Клан Цинь восстал из-за меня. Я их первоочередная цель», — казалось, Сян Гуан обезумел.

«Великий Праотец уже отослал самых многообещающих членов клана Сян в другое место. Это была просто мера предосторожности на всякий случай, но теперь, по всей видимости, только она и позволит клану Сян выжить. Сейчас именно они… являются важнейшим достоянием клана. Я определённо не могу сбежать. Стоит мне это сделать, и клан Цинь не остановится ни перед чем, чтобы меня найти, а в результате они, вероятно, смогут обнаружить и этих спрятанных членов клана», — тело Сян Гуана содрогнулось.

Секунду спустя он выдавил из себя горькую улыбку: «Я не могу сбежать. Без Великого Праотца мне в любом случае не выбраться из этого плотного кольца. Раз уж до этого дошло… я останусь здесь и дождусь Цинь Дэ. Убив меня, он, возможно, уже не так рьяно будет охотиться на других членов клана Сян. Так что спрятавшиеся, под защитой четырёх учеников Великого Праотца, смогут выжить. Я лишь надеюсь, что когда-нибудь они смогут отомстить за разрушение нашего царства, поэтому не буду жалеть даже перед лицом смерти».

Ван Мэн окинул Сян Гуана долгим взглядом, как будто впервые его увидел, после чего вздохнул: «Ваше Величество, я всегда думал, что вы…»

«Что я глуп и смешон, верно?» — с невыразительной улыбкой перебил император.

Ван Мэн не стал отрицать, но продолжил: «Сейчас, когда вы бесстрашно остались здесь дожидаться Цинь Дэ, я искренне вами восхищаюсь, Ваше Величество. Я уже стар, так что мне не к лицу слишком цепляться за жизнь. Я почти ничего не могу сделать, но позвольте мне хотя бы умереть вместе с вами».

Сян Гуан наградил старого евнуха взглядом, и в тронном зале воцарилась тишина.

Через какое-то время в комнате внезапно возник силуэт человека в чёрных одеждах. Мужчина посмотрел на Сян Гуана, быстро поклонился и проговорил: «Ваше Величество, ваше задание выполнено. Все наложницы и другие женщины Дворца, включая принцесс и императрицу, обрели покой».

После этих слов Ван Мэн переменился в лице. Он сразу понял, что Сян Гуан приказал убить всех своих родственников и приближённых женского пола во Дворце.

Император, не дрогнув и мускулом, небрежно взмахнул рукой, отозвавшись: «Отлично, вот вам мой последний приказ. Переоденьтесь в форму тайной гвардии. Когда солдаты клана Цинь войдут в Императорский Дворец, постарайтесь убить стольких, скольких сможете».

«Да».

Когда прозвучал его безэмоциональный ответ, фигура в чёрном уже исчезла.

****

«Ваше Высочество!»

Когда солдаты, стоящие у ворот Дворца, дружно преклонили колено, раздался громкий слитный гул. Стоять осталось лишь несколько людей, включая Цинь Дэ. С ним также прибыли трое его сыновей и Сюй Юань, и сейчас все они направлялись прямо во Дворец. Корпус Яростных Тигров хлынул на территорию резиденции императора сразу же, как только эта группа вошла внутрь.

Лицо Цинь Дэ сейчас представляло собой застывшую маску. На ней не было ни тени радости или улыбки.

Не улыбались также и трое братьев с Сюй Юанем. Группа направилась прямиком к тронному залу. Судя по всему, они знали, где сейчас находится Сян Гуан. Тем не менее, воины Корпуса Яростных Тигров не расслаблялись, внимательными глазами осматривая всё вокруг.

Хак!

Боевой нож покинул ножны. В следующий миг гвардеец клана Сян был разрублен надвое. Солдат Корпуса тут же двинулся дальше, хладнокровно вложив клинок обратно в ножны.

По пути в тронный зал Имперского Дворца они ещё несколько раз сталкивались с бесстрашными членами тайной гвардии, которые пытались напасть на воинов Корпуса Яростных Тигров, но все они лишь бесславно расстались с жизнью. Наконец, впереди показались двери в тронный зал. Глаза Цинь Дэ вспыхнули. Он невольно ускорил шаг.

Внезапно…

Три гвардейца клана Сян, приближавшихся к солдатам Корпуса, резко ускорились. Они в мгновение ока очутились прямо в центре вражеских войск, словно три призрака. Брызнула кровь, отрубленные конечности взлетели в воздух. За какой-то миг 6 или 7 солдат Корпуса Яростных Тигров были безжалостно убиты.

«Хмпф!» — раздался вдруг надменный голос. Следом послышались три болезненных стона, и члены тайной гвардии повалились на пол. Во лбу каждого из них виднелась аккуратная дырочка. Выглядело так, будто их головы пробило крупной галькой. Среди этих трёх мужчин также был и тот человек в чёрных одеждах, недавно разговаривавший с Сян Гуаном в тронном зале.

Цинь Дэ молча повернул голову и бросил взгляд на три трупа. После этого он снова зашагал к распахнутым дверям в тронный зал. Цинь Дэ был снаружи, а Сян Гуан сидел на троне внутри. Оба не отрывали взглядов друг от друга. Наконец, Цинь Дэ вошёл в тронный зал и уставился на Сян Гуана. Цинь Фэн, Цинь Юй, Цинь Чжэн и Сюй Юань встали прямо за ним.

Сян Гуан сидел на возвышении, а Цинь Дэ стоял внизу. Но несмотря на то, что ему приходилось слегка задирать голову, чтобы посмотреть на императора, в его глазах отчётливо мелькало презрение.

«Ты пришёл…» — слабая улыбка заиграла на губах Сян Гуана.

Цинь Дэ размеренно отозвался: «Да, я пришёл. Ты по-прежнему пытаешься показать, что не боишься смерти? Сян Гуан, думаю, ты не сбежал, только чтобы защитить элитных членов клана Сян. Как думаешь, я прав?»

Сян Гуан слегка сузил глаза и безучастно улыбнулся: «Если я скажу, что нет, ты мне поверишь?»

«Всё ещё пытаешься выглядеть спокойным?» – в голосе Цинь Дэ прорезалось презрение. Но Сян Гуан, казалось, даже не заметил этого: «Я всё ещё император, как-никак. Цинь Дэ, ты же пришёл убить меня? Ну так вперёд. Не трать моё время понапрасну. Я очень устал».

Цинь Дэ окинул его пристальным взглядом: «Император? Называй себя так, если хочешь. Но… никогда бы не подумал, что ты не будешь бояться смерти в этот момент».

«Зачем я буду называть себя императором с твоего разрешения? Цинь Дэ, в этой жизни ты никогда не сможешь мне приказывать. Даже если мне суждено умереть, ты не сможешь вселить в меня страх», — Сян Гуан неожиданно отказался называть себя императором. Такое ощущение, что он старался делать всё наперекор Цинь Дэ.

«О… Кстати об этих элитных членах клана Сян…» — Цинь Дэ хотел увидеть панику на лице Сян Гуана.

Однако император не доставил ему такого удовольствия: «Цинь Дэ, позволь тебе кое-что сказать. Эти элитные члены клана Сян уже залегли на дно. Они меня уже не волнуют. Можешь делать с ними, что пожелаешь».

Лицо Цинь Дэ потемнело.

Сян Гуан с улыбкой продолжил: «И ещё кое-что. Даже моя смерть не будет зависеть от тебя. Поскольку…» Император внезапно расхохотался. По его лицу стремительно расходилась болезненная бледность. В следующий миг из его носа хлынул поток почти чёрной крови.

«Даже если мне суждено умереть, то я… предпочту убить себя сам. Даже не мечтай… о… контроле…»

Он умер ещё до того, как успел договорить эту фразу. На его лице застыла надменная улыбка. Ван Мэн, стоявший сбоку от него, в этот миг также улыбнулся. Он достал из-за пазухи бутылёк и одним глотком его осушил.

«Ваше Величество, я последую за вами».

Кровь хлынула из ушей, глаз, носа и рта старого евнуха. Он зашатался, бессильно повалился на пол и замер.

Цинь Дэ смотрел на тело Сян Гуана. На лице Принца смешались самые разные эмоции. Никто не мог представить, о чём он думает. Рад, что Сян Гуан, наконец, умер или сожалеет, что не смог подвергнуть его пыткам?

«Отец, этот парень, Сян Гуан, вероятно, дожидался тебя здесь, чтобы защитить важных членов клана Сян, которые успели скрыться», — Цинь Фэн с презрением посмотрел на труп императора.

Цинь Дэ мотнул головой: «Нет, Фэн-ер, ты ошибаешься. Лучше всего человека понимает его злейший враг. Сян Гуан был так безжалостен, что даже приказал убить своих жён и детей. Неужели ты думаешь, что его волновали другие члены клана Сян?»

«Тогда зачем он ждал нас здесь, почему не сбежал давным-давно?» — нахмурился Цинь Фэн.

Заговорил Цинь Чжэн: «Старший брат, последние слова Сян Гуана ясно показывают, о чём он думал. Разумеется, он понимал, что мы точно его схватим, что сбежать попросту невозможно, так что нахально решил покрасоваться перед тем, как покончить собой на глазах у отца».

Цинь Чжэн очень точно ухватил суть. Сян Гуан действительно хотел дать понять Цинь Дэ, что над его жизнью и смертью тот не властен. Что Сян Гуан сам решает, в какой момент оборвать свою жизнь.

Цинь Юй сухо улыбнулся: «Сян Гуан был глупцом. Разве его жизнь и смерть на самом деле не были в руках отца? Если бы армии отца его не заставили, то как бы он решился на такой поступок? Он убил себя, но к этому его вынудил отец, а этот дурак до последнего момента думал, что он сам контролирует свои жизнь и смерть».

«Он просто пытался обмануть себя и других», — Сюй Юань расслабленно взмахнул своим веером.

Цинь Дэ приблизился к трону, спихнул с него ногой тело Сян Гуана и окинул его долгим взглядом. Затем он внезапно развернулся и посмотрел за пределы тронного зала, после чего громко и ясно проговорил: «Император династии Чу, Сян Гуан, мёртв. С этого момента династии Чу в этом мире больше не существует».

Благодаря нескольким сотням лет подготовки и 18 годам скрупулёзного планирования Цинь Дэ, клан Цинь, владевший изначально лишь тремя провинциями Востока, сумел взять под контроль две северные провинции и три южные. Казалось, ничто не может остановить стремительное продвижение его армий, пока в самый ответственный момент на сцене не появился Сян Ян, Великий Праотец императорской семьи.

Однако Цинь Юй и Сяо Хэй, объединив усилия, сумели в эпохальной битве «Двух Лун» убить этого человека, который был настоящим первым императором клана Сян.

После смерти Сян Яна Цинь Дэ отдал приказ, и вскоре последняя провинция клана Сян пала. К настоящему моменту клан Сян был фактически уничтожен, а династия Сян перестала существовать.

****

В течение следующего месяца 12 провинций царства Чу подверглись реорганизации. Каждый член клана Сян был найден и убит. Немаловажную роль в этой охоте на выживших сыграли тайные осведомители клана Цинь среди обычных людей.

Династии Хань и Мин поначалу хотели воспользоваться этой ситуацией, чтобы получить какие-нибудь преимущества. Однако им и в голову не могло прийти, что военная мощь царства Чу ни в малейшей степени не ослабнет после гражданской войны. К тому же, если раньше страна была поделена на четыре крупных региона, то теперь она полностью объединилась.

Две северные провинции клана Шангуань были под полным контролем клана Цинь. Клан Му также полностью вверил им свои три южные провинции. В отличие от семьи Сян в прошлом, клан Цинь обладал реальным контролем над всеми 12 провинциями страны. А истинная причина того, что клан Му переметнулся на их сторону и впоследствии так легко позволил взять под контроль свои провинции, заключалась в том, что…

Клан Му был, фактически, ответвлением клана Цинь.

Члены клана Му всегда скрывали тайну своего возникновения и выказывали лояльность императорской семье на протяжении столетий. Они были столь преданы клану Сян, что даже Сян Ян не сомневался в их поддержке. О том, что этот клан был ветвью семьи Цинь, было известно лишь главам и некоторым старейшинам обоих кланов.

****

Дворец Принца в городе Янь.

Всё это время Цинь Юй спокойно практиковал, восстанавливая силы после битвы с Сян Яном. Частенько к нему наведывались Цинь Дэ и Фэн Юйцзы, чтобы побеседовать на разные темы, касающиеся сючжэнистов. Что касается его физических ран после боя, то они уже давно были исцелены Метеоритной Слезой.

Во дворике усадьбы Цинь Юя во Дворце за каменным столом в данный момент собрались пять человек: Цинь Юй, Цинь Фэн, Цинь Чжэн, Цинь Дэ и Фэн Юйцзы. На столе лежали три тайные книги. Это были те самые книги Сючжэнь, которые оставил отцу Цинь Юй перед отбытием.

«Сяо Юй, мы с твоим дядюшкой Фэном ознакомились с этими тремя книгами. Даже дядюшка Фэн думает, что это секретные книги Сючжэнь высочайшего класса. Он уже даже отказался от своей изначальной техники Сючжэнь и переключился на техники, описанные в этих трактатах», — с улыбкой говорил Цинь Дэ.

Фэн Юйцзы также с трудом сдерживал эмоции: «Сяо Юй, если говорить о секретных техниках моей школы, то даже я знаю метод практики лишь до ступени Юаньин. И даже он далеко не так подробно описан, как в этих книгах. Настолько глубокое и полное описание методов практики, вероятно, затмит даже самые драгоценные эзотерические трактаты моей школы».

Однако Цинь Юй не стал ничего говорить. Он взмахнул рукой, и над его ладонью внезапно воспарили 5 священных кинжалов среднего грейда и длинное чёрное копьё.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!