Menu Close

Глава 3 : Размышления

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


— Что-то случилось, владыка Момонга?

Старик повторил свой вопрос.

Момонга был обескуражен, в его голове воцарился хаос, но постепенно он снова начал осознавать происходящее.

Конечно, это хорошо, что он пришёл в себя, но он по-прежнему не имел ни малейшего представления о том, что здесь творится.

— …Нет, ничего… Всё в порядке.

Он повторил, что всё в порядке, несколько раз подряд. Они были NPC, не было нужды вести себя прилично в их присутствии.

Пока он лихорадочно размышлял, паника и потрясение внезапно притупились, будто щёлкнул выключатель. Сейчас главное – собрать хотя бы немного информации и попытаться понять, что произошло. Впрочем, у него не было ни малейшего представления, как это сделать.

Перед мысленным взором Момонги всплыл образ хомяка, перебирающего лапками в колесе, и каким-то образом это помогло ему успокоиться.

— Важнее другое, что мне теперь делать?

— Что вы имеете в виду?

— …Вызов ГМ-а не работает.

— Боюсь, я ничего не знаю об этом «Вызове ГМ-а», но вам стоит лишь приказать, владыка Момонга. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы исполнить ваше желание.

Они разговаривали. Когда до него дошла эта простая истина, он оцепенел.

Невозможно.

Нет, они же не были живыми людьми. Такая ситуация невозможна в принципе.

NPC, который умеет разговаривать… Нет, конечно, NPC умели говорить. Однако они не умели поддерживать диалог. Невозможно, чтобы программа адекватно отвечала на каждое его слово.

Поначалу он подумал, что они следуют заданным инструкциям в коде. Он хотел в этом удостовериться, потому и завязал разговор, но…

Если бы он знал, что так получится, не стал бы даже и пытаться. Теперь в его мыслях царило уныние.

Внимание Момонги привлекло ещё что-то. Что-то в нём самом и в дворецком.

Не в силах понять, что же именно его насторожило, он тщательно проинспектировал слугу.

— …Что-то не так? Я вас чем-то оскорбил?

— …Ох!

Момонга, наконец, понял, что же его беспокоило, и потерял дар речи.

Лицо старика не было застывшим.

Его рот шевелился, выговаривая слова…

— Это… невоз… можно!

Момонга в панике поднёс руку ко рту. После чего издал звук… Его рот шевельнулся.

Здравый смысл говорил о том, что в ММОРПГп такое было попросту невозможным. То есть, рот не мог шевелиться.

Выражение лица игрока или NPC было жёстко зафиксировано. Единственным способом это изменить было создать макрос с набором отдельных выражений. Зарегистрировав этот макрос, можно было менять выражение лица в зависимости от ситуации.

Можно было создать до 5 поведенческих паттернов для имитации речи и смены выражений лиц. Но было практически невозможно задать полное соответствие между словами и движениями лицевых мышц. Кроме того, когда двигался рот, остальное лицо оставалось статичным и не могло меняться.

Даже если допустить, что у дворецкого это был макрос, то что насчёт самого Момонги? У него никаких макросов не было. Да и потом… его движения казались живыми.

— Невозможно…

С тех пор, как он зашёл в игру, прошло уже очень много времени, и сейчас его здравый смысл рассыпался на кусочки. Ему пришлось постараться, чтобы не заорать.

— Что мне делать… Что делать в такой ситуации?..

Это была ситуация, которую было невозможно понять. Злостью и криками тут ничего не добьёшься.

Первое, что необходимо было сделать, это…

— …Информация. Себас!

— Да, владыка.

Дворецкий по имени Себас склонил голову.

«Нормально, если я отдам приказ? Я не знаю, что происходит, но могу ли я знать наверняка, что все NPC в Склепе лояльны ко мне? Или это касается только Себаса?».

В любом случае, даже принимая во внимание остальных людей в Тронном зале, он не мог отправить на разведку наружу кого-либо другого.

— Покинь Великий Склеп, разведай обстановку вокруг. Если наткнёшься на любое разумное существо снаружи, пригласи их сюда. Если понадобится, выслушай их требования. Радиус поиска – 1 километр. По возможности не вступай в открытое столкновение.

— Вас понял, владыка Момонга.

«Возможно ли выйти за пределы Великого Склепа?» — мысленно прошептал Момонга. Необходимо как можно скорее разобраться, что же происходит. Это задача номер один.

— Возьми с собой одну из горничных. Если вам придётся вступить в бой, немедленно отступай с добытой информацией.

— …Как пожелаете.

«Так, с одной задачей разобрались. Что теперь?».

Получение знаний было необходимо, но были и другие задачи, требующие внимания.

Момонга убрал руку с Посоха Аинз Ул Гоун.

Посох не упал. Он просто завис в воздухе, будто ожидая, чтобы его кто-нибудь снова взял. Это зрелище совершенно противоречило законам физики, но Момонга отнёсся к этому совершенно спокойно. В Иггдрасиле даже низкоуровневые предметы обладали подобным свойством.

Искажённые болью человеческие лица иногда проявлялись в обвивающей посох клубящейся ауре, остатки которой Момонга небрежно стряхнул со своей руки.

Он уже привык к этому… Или нет. Как бы то ни было, этот макрос заставил Момонгу криво усмехнуться про себя. Затем он щёлкнул пальцами и выкинул из головы посторонние мысли.

После чего погрузился в размышления.

Следующее, что он должен был сделать…

— …Контакт.

Что бы здесь ни произошло, первым делом необходимо связаться с ГМ-ами. У них должна быть самая полная информация о текущей ситуации.

Но как с ними связаться?

Обычно для этого использовался Крик или Вызов ГМ-а, это позволяло немедленно привлечь их внимание. Однако в настоящий момент обе функции были недоступны.

Что ещё. Внезапно Момонгу озарило.

<Сообщение>?

Это была магия, предназначенная для связи с другими.

Обычно её можно было использовать только в особых случаях или в специальных локациях. Даже Тронный Зал, вероятно, для этого бы не подошёл. Однако эта магия позволяла связываться с другими игроками, так что он не был уверен, что она подойдёт для связи с ГМ-ами.

— Но…

Можно ли вообще теперь использовать магию, как обычно? Как минимум, в этом необходимо удостовериться. Момонга принадлежал к классу Магов. Если он не сможет использовать магию, то его возможности разом упадут минимум на треть.

Хоть пока и неясно, что происходит, но проверить, мог ли он использовать магию, было сейчас важнее всего.

В таком случае ему потребуется широкое пространство. В Склепе было одно место, которое подходило для его целей. Если он туда доберётся, то сможет проверить самые разные вещи.

Но было и ещё кое-что. Кое-что настолько же важное, как выяснить пределы его силы.

Необходимо было также выяснить пределы его власти. Понять, чего стоит его положение гильдмастера Аинз Ул Гоун.

Пока что все NPC, которых он встретил, были лояльны к нему. Однако в Великом Склепе Назарика обитали ещё 5 сущностей, которые могли посоперничать с ним в силе. Он должен был убедиться, что и они ему преданы.

Сначала нужно проверить, по-прежнему ли големы Легеметона подчиняются только ему, это послужит ему гарантом безопасности.

Затем определить степень лояльности этих сильных NPC.

Однако в таком случае…

Момонга взглянул на склонившиеся фигуры Себаса и горничных.

Действительно ли их преданность нерушима? Если начальник делает что-то глупое, то его подчинённые неизбежно теряют веру в него. Здесь это, вероятно, также справедливо. А вот если он чем-то подкрепит их лояльность, то, возможно, они не станут предавать.

Так что ему сделать, чтобы вернуть утраченное доверие, если своими неосторожными действиями он уже каким-то образом его подорвал?

Наградами? В Сокровищнице было множество ценных вещей. Там же должно было оставаться огромное количество монет Иггдрасиля. Хотя, конечно, он не был уверен насчёт их зарплаты.

А может, превосходством правителя? Но он не был уверен, что именно будет восприниматься, как безусловное превосходство. Возможно, успехи в улучшении в их подземелья.

А может…

— …Мощь?

Посох Аинз Ул Гоун сам собой влетел в его подставленную левую ладонь.

— Непреодолимая сила?

Семь драгоценных камней посоха засветились. Они выглядели так, будто он собирается применить могущественную магию.

— …Ладно, подумаю об этом позже.

Он снова выпустил посох из рук. Тот развернулся в воздухе, будто обидевшись, и опустился на пол.

В любом случае, ему придётся вести себя так, как подобает правителю. В настоящий момент он не чувствует к себе враждебного отношения. Не показывать свои слабые места было естественным для людей.

Момонга встал с трона и громко объявил:

— Повелеваю горничным, кроме той, что отправится с Себасом, связаться со Стражами Этажей. Передайте им, чтобы явились сюда… нет, на 6-й Этаж, в Амфитеатр, с докладом через час. После этого отправляйтесь на 9 Этаж на стражу. Ауре передавать ничего не нужно, я сделаю это сам.

— ДА!

Все горничные склонили головы… кроме одной. Прежде чем прийти в Тронный Зал, он повстречал в коридоре горничную и приказал следовать за собой. Он вспомнил, что эти обычные горничные были NPC 1-го уровня. Они были не предназначены для сражений.

— А, ты.

— Ах, Хозяин, что… что делать мне?

— Ты… Останешься здесь. Я проинструктирую тебя позже. Остальные могут идти!

Себас и боевые горничные синхронно встали и направились к выходу.

Момонга подождал, пока они не покинут Тронный Зал, после чего подобрал упавший посох и спустился по ступенькам.

Остановившись перед склонившейся горничной, он почувствовал, как она украдкой посмотрела на него.

— Встань и протяни руку.

— Да, Хозяин.

Горничная неуверенно распрямилась и вытянула вперёд руку.

Прелестная тонкая рука. Когда Момонга прикоснулся к ней…

— …Н-н-н.

— Хмм?

Лицо горничной исказилось, будто от боли. Момонга запаниковал и инстинктивно отдёрнул руку.

Что именно только что произошло? Это выражение лица не было просто отвращением.

Перебрав в уме все варианты, он, наконец, понял.

Для того, чтобы получить класс Владыки, необходимо было быть личем. А у высокоуровневых личей появлялся навык, который активировался при касании и наносил урон негативной энергией.

Это самое разумное объяснение.

Но оно порождало новые вопросы.

В Иггдрасиле монстры и NPC Великого Склепа Назарика считались собственностью Аинз Ул Гоун. Если кто-то из гильдии попытался бы нанести урон другому члену гильдии или её слугам, то ничего бы не вышло, поскольку «огонь по своим» в игре был невозможен.

Неужели теперь слуги не считаются частью гильдии?

Или же, возможно, теперь «огонь по своим» стал возможен?

«Вероятность этого весьма высока», — подумал Момонга.

Итак, каким образом он мог временно отключить способность, которая всегда была активна?

Глубоко задумавшись… Момонга внезапно понял, как это сделать.

То, что пришло ему в голову, было практически невозможно объяснить словами. Это было просто естественное действие.

Он поднял руки перед собой, как будто пытался ухватить какую-то большую чашу. Он бы не смог ответить, почему он это сделал. Этот сигнал зародился в его мозге и был передан в нервную систему. Каким-то непонятным образом этот метод должен был отключить урон негативной энергией. Наверное, это можно объяснить так. Как Владыка, он имел несколько неотъемлемых способностей. И поэтому Момонга просто мог это делать, не задумываясь, как дышал или ходил.

— Хах.

Даже несмотря на его положение, Момонга невольно издал смешок. Новые странности, он уже устал удивляться. Но обнаружить у себя неизвестную тебе привычку – это действительно пугает.

— Я собираюсь дотронуться до тебя.

— Ах…

Момонга вытянул руку и коснулся руки горничной. Он хотел проверить, есть ли у неё пульс.

…Пульс был. Момонга отчётливо ощущал биение. Как и полагается живому существу.

Разумеется, если это действительно было живое существо.

Он вернул руку и взглянул на свою собственную ладонь.

Кость. Сплошная кость с оставшимися кое-где обрывками высохшей кожи. Свой пульс он нащупать не мог. Ну да, Владыка же был нежитью. Сущностью за пределами смерти. Откуда у него возьмётся пульс…

Его взгляд снова переместился на горничную. Та разволновалась и неуверенно опустила голову, уставившись в пол.

— …Что за чёрт.

Она же была NPC, всего лишь набором данных? Но почему она выглядит такой живой? Какой искусственный интеллект на такое способен? Такое ощущение, будто этот мир совершенно реальный.

Однако Момонга был убеждён, что это невозможно. Подобный фэнтезийный мир просто не мог существовать. Впрочем, какой бы дикой ни была эта мысль, он не мог просто отмахнуться от неё.

— …Задери свою юбку.

— …Э?

Казалось, сам воздух застыл.

Горничная уставилась на него, будто не в силах осознать, что он только что сказал. Ничего удивительного. Кто мог отдать такой приказ?

Она стояла, не шелохнувшись, обуреваемая смущением. Похоже, придётся повторить. Момонга скрепил своё сердце и снова заговорил:

— Задери свою юбку.

— …Э?!

— Что-то не так?

— Но… это…

У горничной был такой вид, будто она того и гляди заплачет. Это были не данные, это были настоящие эмоции… Она человек.

Момонга почувствовал, что совершает нечто отвратительное, и мысленно согнулся под тяжестью вины. Однако это было необходимо. Даже если ему самому его слова казались безумием.

— …Это приказ.

— …Я, я поняла.

Горничная, дрожа всем телом, задрала свою юбку. Она выглядела, как маленький напуганный зверёк. Момонга почувствовал некое извращённое удовольствие, неприятно поразившее его самого, но не шелохнулся. Он не собирался больше ничего предпринимать.

Белые.

Эта мысль крутилась у него в голове, когда он отвернулся и огляделся по сторонам.

Никаких изменений. Почему его поведение не вызвало никакой реакции? Как это могло остаться незамеченным?

Заколебавшись, Момонга решил прекратить эксперимент.

На глазах горничной выступили слёзы.

— Всё, можешь опустить.

— !..

Она поспешила выполнить приказ.

На данный момент у Момонги было две версии случившегося.

Первая – это была новая ММОРПГп. То есть, Иггдрасиль был закрыт, и тут же стартовал Иггдрасиль 2.

Однако шансы на это становились всё более призрачными.

В Иггдрасиле был строгий запрет на действия 18+, такие как прикосновения. Даже действия 15+ наказывались. При выявлении нарушения ник проштрафившегося игрока размещался на официальном сайте компании, а его/её аккаунт уходил в вечный бан.

Он надеялся, что совершив действие 18+, попадёт под действие этого запрета, что, в свою очередь, вызовет соответствующую реакцию администрации.

Если бы это всё ещё была игра, мир Иггдрасиля, то подобные действия невозможно было бы совершить, меры пресечения бы последовали незамедлительно.

Иными словами, во-первых, ГМ-ы бы непременно остановили бы его. Однако этого не произошло.

Кроме того, в отношении ММОРПГп были приняты специальные законы, согласно которым удержание игрока в игре без его согласия расценивалось как похищение. При малейших намёках на подобные случаи правоохранительные органы получали соответствующее уведомление. Если игрок не мог по каким-то причинам разлогиниться, то для руководства компании это вполне могло закончиться даже тюрьмой.

По закону все записи на консолях должны были храниться в течение недели, что позволяло легко поймать разработчиков на нарушениях. Если бы Момонга не вышел на работу, то его бы начали искать, и данные с его консоли были бы переданы полиции.

Кто решится на такое преступление, зная, что наказание неизбежно?

В общем, возможность того, что это Иггдрасиль 2 или какой-то масштабный патч исключать полностью было нельзя, но компании-разработчику не было никакого резона делать нечто настолько опасное и сомнительное с точки зрения закона.

В таком случае… это не было новым продуктом компании. Но он не мог придумать другого разумного объяснения. Под каким бы углом они ни смотрел, других правдоподобных вариантов не было.

Проблема была в том, что ему не хватало информации. Однако оставалась ещё одна возможность…

Возможность того, что игра превратилась в реальность.

Невозможно.

Момонга не хотел рассматривать этот вариант. Это был абсурд, совершенно иррациональная версия, такого просто не могло произойти.

Однако чем больше он об этом размышлял, тем более правдоподобным ему казалось это объяснение.

А затем…

— Прости меня.

— …

Момонга склонил голову, извиняясь.

Она была человеком. Момонга пока не знал наверняка, что произошло, но он понял одну вещь. У этих NPC были эмоции.

Эту горничную невозможно было отличить от обычного человека. Или, возможно… она и была человеком.

— …Нет, нет, у владыки Момонги наверняка были на то свои причины… *Хнык*.

По её лицу текли слёзы. Это было так естественно.

Он легко мог понять, что она чувствует, получив такой приказ. Момонга почувствовал, как в его душе поднимается волна отвращения к самому себе.

Но как же теперь её успокоить? Он мог бы рассыпаться в извинениях, как любил делать один из его бывших начальников. Момонга даже подумывал о том, чтобы пасть ниц.

Однако он не мог себе этого позволить. Пока он полностью не уяснит своё положение, он не должен показывать слабость. Даже то, что он склонил голову ранее, вызвало лёгкую панику у горничной. Нечто большее определённо не привело бы ни к чему хорошему.

— Не плачь. Ты можешь идти.

— …Да, владыка.

Горничная поклонилась и медленно покинула из Тронного Зала.

Глядя на то, как её фигура исчезает за дверями, Момонга не сдержал усталый вздох.


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!