Menu Close

Глава 13 : Рассвет, часть 2

Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


В горячем источнике стоял Цинь Юй с сосредоточенным выражением на лице.

Конечно, он не нежился в горячей воде. Это была тренировка взрывной силы в условиях сопротивления воды. Развитие этих навыков в горячем источнике имело ряд преимуществ перед тренировками в озёрной воде. Усилий на преодоление сопротивления воды приходилось тратить столько же, но при этом можно было непрерывно наслаждаться целительными свойствами источника. Двух птиц одним камнем.

Удар кулаком! В исходную стойку!

Удар ногой! В исходную стойку!

Цинь Юй, стоя в воде, наносил очень быстрые удары руками и ногами, вкладывая в них все силы, чтобы достичь максимальной силы и скорости. В стойке всадника мальчик неколебимо мог стоять уже даже в воде. Сказывались бесконечные тренировки в этой стойке в прошлом.

Вода бурлила. Она постоянно пребывала в движении. Каждый раз, нанося удар, Цинь Юй старался заставить руку или ногу двигаться с максимальной скоростью, так что траектория ударов, пронзающих толщу воды, естественным образом начала меняться. По какой траектории должна двигаться рука во время удара?

По прямой?

По кривой?

Ни то, ни другое! Нет ничего абсолютного. Необходимо сочетать разные подходы. Всё должно быть подчинено одной цели – нанести удар как можно быстрее и сильнее, минимизировав при этом сопротивление воды. Всё ради увеличения силы и скорости атаки. Цинь Юй не прекращал тренировку ни на секунду.

Если присмотреться, то можно было даже заметить небольшие полоски железа, привязанные к его рукам и ногам…

……

На тренировочной площадке в стойке всадника стоял Цинь Юй в одних шортах. Напротив него стоял телохранитель. В руках мужчины застыла деревянная палка. Так Цинь Юй тренировал устойчивость к ударам. В результате бесконечных ударов по телу деревянной палкой и использования целебных мазей его тело могло становиться всё прочнее и прочнее. Когда Цинь Юй достигнет пика техник повышения устойчивости, то его тело будет способно выдержать даже удар настоящим оружием.

«Дядюшка Ян, чуть сильнее», — с неудовольствием сказал Цинь Юй стоящему перед ним мужчине, Ян Шаню.

Ян Шань быстро произнёс: «Третий Принц, достаточно уже, время вашей тренировки на сегодня уже почти истекло». Ян Шаню было очень неприятно видеть красные полосы на теле Цинь Юя и равнодушное выражение на его детском лице. Когда Цинь Юю было 6, Ян Шань и его товарищи приехали в Туманный Особняк вместе с третьим Принцем. На протяжении последних 3 лет он рос на глазах у этих воинов. Кто из них по доброй воле захочет ударить юного Принца?

Но у Ян Шаня не было другого выхода, поскольку такова была внешняя техника сопротивления ударам.

«Я говорю бей, значит бей. Ладно, тогда я сам», — Цинь Юй тряхнул головой и засмеялся, после чего протянул руку за палкой.

Увидев это, Ян Шань отшатнулся. Явно не желая отдавать Цинь Юю палку, он торопливо сказал: «Хорошо, хорошо, я продолжаю. Чуть сильнее, верно? Да, сейчас». Ян Шань не мог позволить Цинь Юю заняться этой тренировкой самому. В таком случае мальчик бы точно не стал сдерживаться. Ян Шань помнил день, когда Цинь Юй решил потренироваться самостоятельно. После этого на теле мальчика живого места не было.

Па! Па! Па! Па!..

Палка мерно опускалась на тело Цинь Юя. Он стоял в стойке всадника с крепко сжатыми губами и не издавал ни звука, принимая удары. На его теле одна за другой набухали красные полосы, заставляя Ян Шаня горестно морщиться. Возможно, сейчас он и солдат, но когда ему было 9, он только и делал, что пас скот у себя дома. Но Цинь Юй, третий сын Принца-покорителя Востока, не тратил впустую ни минуты, он беспрестанно тренировался, чтобы достичь предела человеческих возможностей.

Глаза Цинь Юя сияли, как звёзды. Они ясно давали понять, насколько сильна была его решимость. Его дух был непоколебим, как скала.

……

«Сяо Юй, сегодня нагрузка была чрезмерной. Сбавь немного темп завтра».

Цинь Юй лежал на кровати. Седовласый старик с беспокойством в голосе упрекнул мальчика, не прекращая разминать его истощённое тело. Это был Вэн Сянь, эксперт по медицине. Он был лучшим врачом Дворца, поэтому, когда Цинь Дэ отправил его в Туманный Особняк, обитатели Дворца были поражены тем, что он добровольно решил расстаться с экспертом такого калибра.

«Не важно, дедушка Вэн, с твоими волшебными руками, да с целебными мазями, к следующему дню я уже буду в полном порядке», — губы Цинь Юя изогнулись в беззаботной улыбке.

Движения Вэн Сяня не были очень уж быстрыми, но его руки не застывали ни на секунду, непрерывно похлопывая, растирая, постукивая и поглаживая. Все эти техники сильно отличались друг от друга. Кроме того, его руки были щедро смазаны медицинской мазью. Благодаря секретным техникам массажа мазь невероятно быстро впитывалась в кожу Цинь Юя.

Вэн Сянь покачал головой с улыбкой, видя беззаботное выражение лица мальчика. Всё, что ему оставалось, это лишь усилить секретные техники своей внутренней энергией.

«Я в раю», — блаженно простонал Цинь Юй, ощущая, как его тело заполняет эта тёплая сила.

Вэн Сянь усмехнулся. Даже самый высокий статус не заставил бы его использовать все его силы, включая внутреннюю энергию, если бы он сам того не желал. Но Вэн Сянь искренне заботился о Цинь Юе. Как он мог, изо дня в день наблюдая за самоотверженными тренировками мальчика, не проникнуться к нему тёплыми чувствами?

«Ладно, Сяо Юй, постарайся больше не рисковать жизнью во время тренировок. О чём только думал этот Чжао Юньсин? Какое, к чёрту, Искусство Границ? Если бы не источники Туманного Особняка и не моя помощь по усилению твоих каналов с помощью чудодейственных лекарств и мазей, то как бы мог ребёнок с этим справиться?!» — со вздохом произнёс Вэн Сянь. Очевидно, он был сильно обозлён на генерала Чжао.

Цинь Юй лучезарно улыбнулся и ответил: «Я знаю. Ты лучший, дедушка Вэн. Тебе стоит лечь пораньше сегодня. Доброй ночи, дедушка Вэн!» Старик немедленно заулыбался и кивнул. Наконец, выслушав ещё одну порцию советов, Цинь Юй покинул покои Вэн Сяня.

Сегодня ночью небо было особенно ярким от звёзд.

«Мастер уехал. С каждой тренировкой моё тело становится всё сильнее. Я должен увеличить нагрузку. Кроме того… стоит добавить ещё какие-нибудь методы тренировки», — думал Цинь Юй, любуясь звёздным небом.

Затем он отправился на секретный уровень под северным садом. Как открывать все эти защитные механизмы он уже знал в совершенстве.

Он вошёл в комнату, где на столе лежали секретные книги техник. Цинь Юй не убирал их – в конце концов, только он и Лянь Янь знали, как попасть в эту секретную комнату. Цинь Юй взглянул на 28 книг с внешними техниками.

Он собирался подобрать некоторые подходящие методы тренировок из этих книг.

Внезапно взгляд Цинь Юя привлёк золотой отблеск. Он непроизвольно посмотрел на единственную из 96 книг, написанную на золотой бумаге. «Древнее Драконье Искусство»

В его голове неожиданно возникла мысль.

«В тот раз я не мог практиковать внутренние техники, но сейчас я уже год как укрепляю своё тело. Теперь я куда сильнее, чем в прошлом. Быть может, проблема с моим дяньтянем решилась сама собой?» — подумал Цинь Юй. Не секрет, что многие недуги проходят сами собой, стоит людям начать практиковать боевые искусства.

Однако Цинь Юй не учитывал одну вещь. Проблема с его дяньтянем имела совсем другую природу. Это была не болезнь, скорее, врождённая особенность.

Но Цинь Юй всё ещё был ребёнком. К тому же, он всегда надеялся, что сможет рывком увеличить свою силу. Так что, ничего удивительного, что эта мысль пришла ему в голову.

«Но сначала нужно попробовать. Я не могу впустую тратить несколько часов». Цинь Юй немедленно сел на столе, скрестив ноги. Он положил перед собой «Древнее Драконье Искусство» и начал практиковать в соответствии с описанием на первой странице. Он почувствовал, как тело растворяется, его разум очистился…

Почти сразу Цинь Юй ощутил, как святая энергия Вселенной вливается в его тело тёплым потоком. Более того, по сравнению с годом назад, этот поток был значительно больше.

«Как я и ожидал, когда тело становится сильнее, я могу вбирать в себя святую энергию куда быстрее. Посмотрим, как она будет циркулировать», — Цинь Юй усилием воли заставил тёплый поток энергии двигаться в его теле. Поток начал вилять из стороны в сторону, следуя Малому Кругу «Древнего Драконьего Искусства», после чего устремился к дяньтяню.

Цинь Юй возбуждённо наблюдал. Он сосредоточил всё своё внимание, гадая, рассеется ли этот поток, как раньше, или нет.

«Ты не должен рассеиваться. Не должен!» — обуреваемый надеждами, Цинь Юй застыл в ожидании. Весь его разум сфокусировался на ощущении слабого потока внутренней энергии. В Искусстве Границ больше всего тренируется не тело, а разум. После продолжительных тренировок разум мальчика был куда более острым, чем у нормальных людей. И, разумеется, он был на порядок острее, чем у него самого до начала тренировок.

Он отчётливо ощутил, как внутренняя энергия начала растворяться в его дяньтяне. Затем она хлынула из его тела во всех направлениях.

 «О-о-о, снова неудача», — застонал Цинь Юй.

Внезапно…

 «Это не так!» — мальчика будто громом поразило. Он сфокусировался на потоках рассеивающейся внутренней энергии. Большая её часть действительно растворялась в воздухе, но, к его удивлению, небольшое количество внутренней энергии было поглощено его плотью и костями.

В качестве аналогии можно представить, что плоть и кости Цинь Юя были почвой, а внутренняя энергия – бегущим по ней ручейком. Ручеёк беспрепятственно бежал по земле, но небольшая часть воды, так или иначе, проникала в почву и задерживалась в ней. Это неоспоримый факт. Хотя большая часть энергии растворилась в окружающем пространстве, часть её он всё же смог поглотить.

Глаза Цинь Юя вспыхнули.

«Хорошо, очень хорошо. Очень хорошо! — мальчик был так возбуждён, что не мог унять дрожь, — Медицинские снадобья и мази могут усилить моё тело, но как они могут сравниться с внутренней энергией? Я не могу накапливать её в дяньтяне, но, судя по всему, моё тело всё же может. А чем сильнее будет моё тело, тем меньше времени мне потребуется для тренировки внешних техник!»

В этот момент Цинь Юй испытывал невероятный душевный подъём. Сердце едва не выпрыгивало у него из груди.

«Отец, я обязательно добьюсь успеха», — в глазах Цинь Юя светилась уверенность, сильная как никогда.

Над суровым и опасным путём внешней практики, которым ступал Цинь Юй, забрезжил рассвет…


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!