Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава


После двухчасового обсуждения Цинь Юй полностью усвоил, какие принципы лежат в основе тренировок учителя, и его восхищение генералом достигло новых высот. Он со всей определённостью мог судить, что если он будет практиковать по методу Чжао Юньсина, то непременно доведёт тело до совершенства.

Сила, ловкость, чувствительность, гибкость, выносливость и многое другое будут гармонично сочетаться и дополнять друг друга.

Если ремесленник хочет сделать шедевр, то ему потребуются лучшие инструменты.

Цинь Юй собирался довести тело до совершенства, после чего заняться нападением, смертельными приёмами и другими подобными вещами. Имея первоклассный металл, кузнец не будет беспокоиться о том, что из него не получится хороший нож.

Итак, его тренировки начались…

……

На горе Дунлань, где-то в 100 метрах от Туманного Особняка, раскинулось красивое круглое озеро. Чжао Юньсин стоял на берегу, возле него возвышались механические маятниковые часы. Эти часы были сделаны на заказ выдающимися экспертами в инженерном искусстве. Поскольку, при всей их сложности, они не были критически важны для ежедневных нужд, подобные предметы роскоши могли позволить себе лишь знатные семьи.

Циферблат был 24-часовым, по 60 минут в каждом часе.

«Пошевеливайся, плыви быстрее!» — раздался безжалостный голос Чжао Юньсина.

В круглом озере можно было видеть фигурку плывущего человека. Это был Цинь Юй. Генерал считал, что, хоть плавание и считается чем-то обыденным, оно также является невероятно эффективным способом тренировки координации, гибкости и выносливости тела одновременно. Вот почему он приказал Цинь Юю безостановочно плавать в озере.

«Я так хочу, чтобы это закончилось», — Цинь Юй стиснул зубы и продолжил загребать руками воду. Его ноги с той же методичностью продолжили взыматься и опускаться. Он проплыл уже 10 полных кругов. Один круг составляет около 200 метров, так что он намотал уже примерно 2 километра.

В прошлом Цинь Юй часто отмокал в горячих источниках в западном саду. Середина того водоёма довольно глубокая, так что мальчик часто плавал по случаю. Он очень хорошо плавал, но… это была безостановочная тренировка. Более того, он должен был уложиться в отведённое время. Для Цинь Юя это действительно было болезненным испытанием.

Его руки и ноги ломило, в голове стучало.

«Отец!». Как только он подумал об улыбке отца, Цинь Юй сжал зубы и упрямо продолжил двигаться. Даже несмотря на то, что он уже достиг границ своих возможностей, он отказывался сдаваться.

«Поторопись. Ускорься ещё немного», — холодный голос Чжао Юньсина, лишённый и намёка на сопереживание, снова хлестнул по ушам.

В глазах Цинь Юя застыл огонёк решимости. Он смотрел только вперёд. Слыша замечания учителя, Цинь Юй всем своим существом взывал к своему телу, чтобы оно ускорилось. Внезапно, головная боль слегка отступила, а руки и ноги будто снова налились силой.

Цинь Юй отчётливо ощутил, как в его теле возник поток силы. Он не знал, откуда пришла эта сила, но всё произошло само собой, автоматически. Глаза мальчика возбуждённо заблестели.

Он вышел за пределы своих границ.

Он наслаждался этим ощущением. Каждый раз, когда он преодолевал пределы своих физических возможностей, из самых глубин его измученного тела раз за разом поднималась новая волна этой неведомой силы. Всё благодаря его латентным возможностям, скрытым до поры в глубинах его тела.

«Так, ты опоздал на 3 минуты», — Чжао Юньсин взглянул на часы и холодно произнёс.

Цинь Юй с большим трудом выбрался на берег. В этот момент он был не способен даже пошевелить рукой. Его ноги дрожали и нещадно болели. Мальчик боролся с дыханием, судорожно пытаясь вдохнуть свежего воздуха и побыстрее восстановиться.

«Ты опоздал на 3 минуты. В качестве наказания ты сейчас побежишь отсюда до западного сада и выполнишь 100 полных приседаний», — не дав ему даже перевести дух, безжалостно приказал Чжао Юньсин.

«Отсюда до западного сада? Но…» — Цинь Юй потерял дар речи. Он неверящими глазами посмотрел на генерала. В настоящий момент его ноги просто физически не способны на бег. И тем не менее, Чжао Юньсин только что приказал ему бежать, а затем ещё и сделать 100 приседаний.

«Ты хочешь что-то сказать?» — ровным голосом спросил Чжао Юньсин.

«Да, хочу. Превозмогая пределы возможностей тела, можно его развить. Но если перестараться, моё тело не выдержит. Я чувствую, что уже превысил свои возможности. Конкретно сейчас я не могу больше продолжать тренировку. Мастер, пока я плавал, я два раза подряд преодолел свои границы. Я чувствую, что ещё раз это сделать мне не удастся», — Цинь Юй посмотрел прямо на генерала и честно ответил.

Чжао Юньсин безразличным тоном сказал: «Я твой мастер. Мои приказы – закон. Если ты думаешь, что с моими методами что-то не так и не хочешь больше тренироваться, то можешь идти хоть сейчас. Мне не нужны такие ленивые ученики».

Цинь Юй слегка изменился в лице.

Затем он глянул на Чжао Юньсина, набрал в грудь воздуха и собрал всё своё мужество, чтобы заставить ноги двигаться. Первый же шаг отдался невероятной болью в его ногах. Но по мере того, как он бежал, всё новые и новые силы вливались в его опустошённое тело.

«Ох, что это?» — Цинь Юй был ошеломлён.

На лице бегущего сзади Чжао Юньсина возникла слабая улыбка: «Вот паршивец. Чтобы я не смог определить настоящие границы твоих сил? Когда ты плавал, ты нагружал руки куда больше, чем ноги. Не говоря уж о том, что мышцы ног по умолчанию более развиты, чем мышцы рук. Раз уж твои руки оказались в состоянии это выдержать, то тебя ждёт ещё один раунд тренировок».

Снова припомнив, как Цинь Юй критиковал его методы, генерал не мог сдержать веселья.

 «Каков наглец», — засмеялся он, тряхнул головой и продолжил бежать за Цинь Юем.

……

Вечером того же дня, в горячих источниках западного сада.

После целого дня тренировок Границ, Цинь Юй расслабленно лежал в горячей воде. Он чувствовал боль и покалывание в мышцах. Он почти наяву ощущал, как его тело медленно перестраивается. На его лице было написано удовольствие. Не сдерживаясь, он раскинул руки и воскликнул: «О господи, какое блаженство!»

Сяо Хэй захлопал крыльями на берегу, разделяя, по-видимому, возбуждение хозяина.

К горячему источнику подошёл Чжао Юньсин, холодный, как всегда, и сказал: «Горячие источники Туманного Особняка обладают очень мощным исцеляющим действием. Это хорошее подспорье для твоего организма. Кроме того, после 6 часов в горячем источнике, не забудь посетить старого доктора Вэна, он применит на тебе одну из своих медицинских мазей. Небольшое количество мази послужит твоему телу только во благо».

«Да, я знаю…» — в настоящий момент Цинь был настолько счастлив, что лишь замахал руками в ответ.

Чжао Юньсин не возражал. Он развернулся и покинул западный сад.

……

Чжао Юньсин поджидал Цинь Юя на тренировочной площадке. На этот раз мальчик пришёл даже раньше срока. Как ни странно, несмотря на вчерашнюю интенсивную тренировку Границ, благодаря целительным свойствам горячих источников и медицинских мазей, он снова был полон сил и энергии.

«Неудивительно, что большинство экспертов внешних техник, добившихся пика формы, были выходцами из богатых или влиятельных семей», — подумал Чжао Юньсин, вздохнув про себя.

Обучаясь внешним техникам, практикующий постоянно преодолевает свои пределы, но его тело не может просто становиться сильнее, оно также должно поглощать энергию. Дети из богатых семей могли позволить себе высококалорийную диету, а также имели доступ к особым медицинским продуктам и мазям.

В таких условиях практика внешних техник, естественно, будет значительно отличаться от обычной ситуации.

«Теперь мы займёмся силовой подготовкой. Возьми этот металлический прут и сделай сотню глубоких приседов для начала», — генерал Чжао небрежно махнул рукой в сторону небольшого металлического прута. Это был довольно скромных размеров кусок металла весом, возможно, около 10 цзинь. Для взрослого человека этот вес был скромным, но не для 8-летнего Цинь Юя.

«Хэк!»

Цинь Юй напряг руки и поднял прут к груди, выдохнув. Он даже засмеялся: «Мастер, он очень лёгкий».

«Прежде чем так говорить, выполни сначала 100 приседаний», — холодно откликнулся Чжао Юньсин.

Цинь Юй немедленно начал выполнять упражнение. Сначала ему было очень легко. Разве сложно просто приседать и вставать? Но после 30 приседов его ноги начали болеть. Ещё после 10 его ступни свело судорогой.

100 присяданий?

Цинь Юй уже выдохся после сорока.

«Ффух!» — он сделал глубокий вдох и ненадолго остановился. После того, как судорога прошла, он продолжил приседать. Но с каждым приседом терпеть боль становилось всё сложнее. Глаза Цинь Юя блеснули. Он продолжал стискивать зубы и превозмогать себя.

После того, как он без передышки сделал 70 приседаний, его ноги уже отказывались поднимать измученное тело.

«Хах!»

Он внезапно издал гулкий крик и напряг спину. И, неожиданно, это помогло – он встал. Глаза Цинь Юя горели нестерпимым блеском. Несмотря на своё состояние, он был очень возбуждён.

 «Хах!»

Новый крик, и он снова встал.

С каждым новым резким выдохом он изо всех сил пытался добраться до крупиц силы, скрытой где-то глубоко в его ногах. Его ноги сильно разогрелись. Раз за разом новые потоки энергии, будто из ниоткуда, возникали в его мышцах. Для мальчика это было чудом. Новый крик, и, неожиданно, упражнение подошло к концу!

Хоть его ноги тряслись так, будто он того и гляди упадёт, его глаза светились от воодушевления и лёгкого безумия.

Чжао Юньсин одобрительно кивнул про себя.

«Самое время заняться силой пальцев», — выражение лица генерала было таким же холодным, как и всегда. Новый приказ последовал без промедления, практически не оставляя времени на отдых. На самом деле генерал разработал подробный план тренировок специально для Цинь Юя. В данный момент ноги мальчика, возможно, сильно устали, но того же нельзя было сказать про его руки. Поэтому Чжао Юньсин предполагал далее заняться разработкой пальцев.

«Как мне тренировать силу пальцев, мастер?» — несмотря на дрожащие ноги, со своей обычной усмешкой спросил Цинь Юй.

Он всё больше любил это неповторимое чувство, которое испытывал в момент преодоления собственных пределов. В этот короткий промежуток времени Цинь Юй ощущал себя живым, как никогда. Это была настоящая страсть к жизни. Именно она лёгким безумием светилась в его глазах, когда он прорывался сквозь границы своих возможностей. Восхитительное чувство!


Предыдущая глава  Содержание  Следующая глава

Поделитесь с друзьями!